ИССЛЕДОВАНИЕ СЧАСТЬЯ.

Счастье — это эмоция, которую хотят испытывать большинство людей.

Вам нравится быть счастливым. У вас хорошее настроение. По возможности, вы выбираете ситуации, в которых вы будете чувствовать себя счастливым.

Вы можете организовать свою жизнь так, чтобы в ней было больше счастливых моментов.

Счастье — это положительная эмоция.

Для сравнения отметим, что страх, гнев, отвращение и печаль являются отрицательными эмоциями, и большинству людей они не нравятся.

Удивление — ни положительное, ни отрицательное чувство.

Чтобы разобраться в ощущении счастья, нам потребуется отделить его от двух тесно связанных состояний, которые часто принимают за счастье — удовольствия и эмоционального возбуждения.

Несмотря на то, что в нашем языке слова «удовольствие», «счастье» и «наслаждение» являются практически синонимами, здесь мы хотим свести значение термина «удовольствие» только к положительным физическим ощущениям.

Удовольствие противоположно чувству физической боли.

Боль причиняет неудобства, в то время, как удовольствие, по своей природе, хорошо или полезно, по мере его ощущения.

Вы дорожите тем, что доставляет удовольствие, цените это и отдаете этому предпочтение.

Мы не знаем всех способов получения удовольствия.

Конечно, тактильная стимуляция и вкусовые ощущения могут быть приятными, как и некоторые звуки и изображения.

Обычно вы чувствуете счастье, когда испытываете приятные ощущения, если только вас не наказали за переживание таких эмоций и вы чувствуете вину за это или за то, каким образом вы получили удовольствие.

Часто вы чувствуете себя счастливым, ожидая событие, которое, как вам известно, будет приятным, или после него, если вы довольны.

Но вы не нуждаетесь в приятных ощущениях, чтобы быть счастливым.

Есть и другие способы достижения счастья, не включающие получение удовольствия.

Эмоциональное возбуждение, по мнению психолога Силвана Томкинса, это первичная эмоция, которая отличается от удивления, гнева, страха, отвращения, грусти и счастья, но имеет такое же важное значение.

Мы согласны, но предпочитаем не обсуждать эту эмоцию по двум причинам.Пока еще нет достаточных доказательств того, что появление этой эмоции носит всеобщий характер, хотя мы полагаем, что это так.

Также может быть сложно показать появление этой эмоции на фотографиях, ее мимические проявления едва различимы.

Мы будем описывать эмоциональное возбуждение в достаточной мере для того, чтобы отделить его от счастья.

Эмоциональное возбуждение противоположно скуке. Вы возбуждаетесь, когда что-то привлекает ваш интерес.

Часто это что-то новое. Если это вам хорошо знакомо, это не просто что-то повторяющееся.

Вы становитесь внимательным, увлеченным и полностью возбужденным по отношению к тому, что взволновало вас. В скуке ничто не удерживает ваше внимание, ничто не происходит, ничто не интересует вас, ничего нового.

Вы можете быть счастливы в предвкушении чего-то волнующего, особенно, если это развеет скуку; часто вы бываете счастливы после эмоционального возбуждения.

Но это только одна разновидность счастья, так как вы можете чувствовать себя счастливым без сопутствующего эмоционального возбуждения.

Также вполне возможно быть возбужденным и ни в коей мере не счастливым; эмоциональное возбуждение может сочетаться со страхом, как состояние испуга, или с гневом, как состояние бешенства.

В сексуальном переживании вы можете, и как правило, испытываете все три состояния : наслаждение эротическими ощущениями до и во время оргазма, возбуждение, предшествующее оргазму , счастье от предвкушения сексуального знакомства , и счастливое удовлетворение от ожидания последующего секса, что переростает в эмоциональное возбуждение оргазма.

Не смотря на то, что это довольно вероятное сочетание эмоциональных переживаний, оно не является неизменным.

Эмоцией, следующей за оргазмом, может быть отвращение или печаль.

Или в фазе возбуждения-наслаждения вы можете почувствовать страх или отвращение, и это может уничтожить возбуждение и прервать секс.

Или переживание гнева может совпасть с сексуальным возбуждением, волнением и наслаждением, и может являться или нет причиной прерывания контакта.

Многие люди считают, что счастье — одно из таких состояний, как наслаждение, сексуальное возбуждение, или и то, и другое, упуская из виду различия между этими переживаниями. Удовольствие и возбуждение — отдельные чувства, элементом которых часто является счастье, следовательно, они могут быть рассмотрены как два возможных пути к ощущению счастья. Каждый из этих путей включает немного ощущения счастья различной эмоциональной окраски, так что мы можем говорить о счастье-удовольствии или счастье- возбуждении.

Третий путь — это счастье-облегчение. Когда боль прекращается, вы обычно счастливы.

Аналогично этому, когда удовлетворяется голод или жажда, вы счастливы.

То же самое, как правило, справедливо и для отрицательных эмоций.

Когда вы больше не боитесь, когда проходит гнев, когда исчезает отвращение, когда печаль улетучивается, обычно вы чувствуете счастье.

Это счастье облегчения.

Также вы можете почувствовать счастье, если положите конец, своими силами, переживанию отрицательной эмоции или плохой вести.

Как и в случае с удовольствием и возбуждением, некоторые люди не отличают чувство облегчения от ощущуния счастья.

Для некоторых людей это единственный вид счастья, который они часто испытывают.

Они строют свои жизни, ориентируясь скорее на получение чувства облегчения, чем на стремление к переживанию удовольствия или возбуждения. Переживание облегчение-счастье довольно сильно отличается по ощущениям, внешним признакам, образу действий и общему проявлению чувств от переживаний наслаждения-счастья, возбуждения-счастья или счастья, достигнутого четвертым способом (путем).

Четвертым путем привлечения счастья является самооценка.

Происходит что-нибудь такое, что повышает ваше самомнение, что-то, что подтверждает или дополняет вашу благоприятную самооценку.

Если вы обнаруживаете, что кому-то нравитесь, вы чувствуете себя счастливыми, и не потому что ожидаете, что этот человек доставит вам чувственное и физическое удовольствие или сексуальное возбуждение, а из-за того, что будучи привлекательным, вы чувствуете себя просто превосходно.

Если кто-то по достоинству оценивает вашу работу, вы счастливы. Похвала, дружба, уважение других очень полезна и делает вас счастливыми.

Это не тот тип счастья, ощущая который, вы обычно хохочите, лопаясь от смеха и веселитесь.

Это более сдержанное глубокое чувство, счастье с удовлетворенной улыбкой на губах.

Этот тип счастья изначально развивается из переживания, в котором те, кто помогает самоутвердиться, ведут себя как родители (или являются ими), так же выражают одобрение тактильным способом, кормят и обеспечивают вас, облегчают ваши страдания и ласково успокаивают.

Когда ребенок вырастает , социальное одобрение преобразуется в самооценку.

Подобно ощущениям счастья, полученным посредством других источников (тремя вышерассмотренными путями), предвкушение или воспоминание о повышении вашей самооценки будет вызывать счастливые чувства.

чувства.

Если вы проанализируете ситуации и события, которые делают вас счастливыми, вы , вероятно, обнаружите, что они содержат один или более рассмотренных выше источников счастья.К примеру, наслаждение, которое вы испытываете во время спортивного мероприятия (состязания), может включать в себя возбуждение-счастье в зависимости от ситуации, удовольствие-счастье от физического напряжения и динамичной подвижности, счастье- удовлетворение самолюбия, потому что вы прекрасно играете, и облегчение-счастье, потому что вы не тянули свою команду вниз, не промахнулись или не сломали себе шею, и т.д.

Нашей целью не является доказывать, что существует только четыре источника (пути к достижению) счастья.

Их может быть и больше, но мы полагаем, что эти четыре — наиболее распространенные и существенные, и их подробное описание проясняет, что мы имеем ввиду под выражением счастья.

Счастье варьируется не только по типу, как в случае с отвращением, но и по интенсивности переживания.

Вы можете быть умеренно и тихо счастливы, и вы можете наслаждаться или быть в

экстазе.

Счастье может выражаться безмолвно или вслух.

Счастье может различаться, от скромной улыбки до улыбки во весь рот и, на определенной стадии нарастания эмоции, может выражаться хихиканьм или смехом или, в особо исключительных приступах счастья, смехом до слёз.

Присутствие смеха или посмеивания не является индикатором интенсивности переживания счастья.

Вы можете быть очень счастливы и не смеяться; смех или усмешка характерны для определенных видов ощущения счастья.

Игра того или иного рода среди детей или взрослых, в достаточном объеме вызывающая эмоциональное возбуждение, часто приводит к счастью, сопровождаемому смехом.

Определенные шутки могут вызвать ощущения счастья со смехом.

Улыбка, как элемент счастливого выражения лица, нередко появляется, когда человек не счастлив.

Вы улыбаетесь, чтобы скрыть другие эмоции или смягчить их.

Улыбка может сопровождать другую выраженную эмоцию — например, страх. Такая улыбка дает медсестре понять, что несмотря на вашу боязнь, вы не убежите и позволите ей взять у вас кровь из вены.

Улыбка может демонстрировать смирение с чем-то неприятным, и не только с причинением боли.

Часто улыбка бывает безропотным сигналом, призванным отразить или положить конец враждебному отношению со стороны другого.

Улыбки также используются, чтобы сделать напряженную ситуацию более спокойной; улыбаясь, вы можете заставить другого человека улыбнуться в ответ, поскольку сдержать ответную улыбку сложно.

Мы обсудим использование счастливого выражения лица в главе 11, «Мимические уловки».

Счастье может смешиваться с любой другой эмоцией.

В этой главе мы продемонстрируем сочетание счастья с удивлением, гневом, отвращением, презрением и страхом.

В следующей главе будет показана смесь счастья с печалью.

Обсуждая эмоции, мы говорили, что детские впечатления оставляют свой отпечаток на том, каким образом человек ощущает каждую эмоцию.

Мы утверждали, что люди отличаются в том, чем они наслаждаются, что допускают, что находят достойным удивления, страха, отвращения или гнева (и печали, которая будет описана в следующей главе).

То же самое справедливо и для счастья. Ни один человек не ощущает счастье так же, как другой. Не все четыре пути к счастью — чувство удовольствия, эмоциональное возбуждение, облегчение, повышение самооценки — доступны каждому.

Один способ может использоваться чаще, чем другой, в зависимости от особых личностных характеристик. Один из способов может быть блокирован — такой человек не способен ощущать счастье с его помощью.

Здесь мы можем привести несколько примеров.

Допустим, ребенок растет, подвергаясь настолько сильной критике или низкой оценкой со стороны других, что став взрослым, он будет жаждать похвалы, признания и дружбы.

Путь самооценки может быть самым сложным, однако не способным делать человека счастливым надолго.

Похвала других либо бывает недостаточной, либо воспринимается, как неискренняя.

Подобное детство, сформировавшее неадекватную самооценку, определяет как раз противоположную по характеру модель поведения и восприятия во взрослой жизни.

Человек может быть настолько смущенным, что способ самооценки вообще не сработает.

Он может отдаляться от других, быть неспособным наслаждаться дружбой, не искать похвалы или вознаграждения за достижение чего-либо.

Значительная часть написанного относится к взрослым людям, имеющим проблемы с достижением счастья в сексуальной жизни.

Некоторые родители учат детей не доверять физическим удовольствиям или презирать их.

Когда эти личности станут взрослыми, секс у них, возможно, будет связан с тревогой или чувством вины чаще, чем с удовольствием.

Подобным образом они могут быть лишены и других чувственных ощущений или получать наслаждение только ценой последующего стыда.

Ребенок может вырасти боящимся возбуждения, воспитанным так, что испытывать возбуждение опасно — это неприятно другим и часто трудно контролируемо.

Для таких людей счастье — это ощущение спокойствия.

В противном случае этот человек может стать зависимым от возбуждения, искать острых ощущений, всегда спешить найти счастье в возбуждении.

Внешние проявления Счастья.

Мы будем описывать здесь только появление на лице несмеющегося счастливого выражения, поскольку, когда человек смеется, несколько сложно определить, что он счастлив.

Даже в безмолвном выражении распознать счастье очень просто, за исключением, возможно, некоторых сочетаний.

Простота распознавания счастливого выражения доказана исследованиями многих различных культур.

Характерные признаки проявляются в глазах/веках и нижней области лица, в то же время, брови/лоб необязательно учавствуют в мимическом выражении счастья.

На рис.

43, Патриссия демонстрирует три счастливых мимических выражения.

На каждом из них уголки губ оттянуты и немного приподняты.

Губы могут оставаться сомкнутыми в улыбке (А), губы могут обнажить зубы и сомкнутые челюсти в более открытой улыбке (В), или рот может быть открыт, а челюсти разомкнуты в широкой усмешке (С).

В широкой улыбке могут обнажиться только верхние зубы , или и верхние, и нижние, а так же, и/или дёсна, верхние и/или нижние.

У шимпанзе эти различные типы оскалов имеют различные родственные значения, но это пока не служит доказательством того, что для людей существуют какие-либо распространенные расхождения в значениях отличающихся улыбок.

Патриссия так же демонстрирует линии морщин, проходящих от носа в стороны вниз, огибая уголки рта.

Эти «носогубные складки» появляются, частично в результате натяжения и подъема уголков губ, и являются отличительным признаком счастливого выражения лица.

В добавление к этому, поднимаются щеки, при явной или широкой улыбке, и усиливают носогубные складки.

Кожа под нижними веками собирается и приподнимается и под глазами появляются морщинки.

Во внешних уголках глаз так же появляются морщинки, называемые «гусиные лапки».

Не все демонстрируют гусиные лапки; они становятся более заметны с возрастом.

На фотографиях Патриссии они скрыты прической.

Чем шире улыбка или оскал, тем более выразительны будут носогубные складки, подятые шеки, гусиные лапки и морщинки под глазами.

С широкой улыбкой, как показано на рис. 43 С, щеки могут быть приподняты достаточно сильно, чтобы фактически сузить взгляд.

Счастливые глаза могут также светиться, искриться и сиять.

интенсивность.

Интенсивность переживания счастья первоначально определяет положение губ, а положение губ в большинстве случаев сопровождается углублением носогубных складок и более отчетливыми морщинами под нижним веком.

На рис. 43С Патриссия показывает более сильное счастье, чем на

На рис. 43С Патриссия показывает более сильное счастье, чем на

рис. 43В — её улыбка гораздо шире, носогубные складки более ярко выражены; глаза более прикрыты, а под глазами больше морщинок.

Выражение лица на рис.43 А в меньшей степени интенсивно чем на рис. 43В.

И не потому, что её рот открыт на рис. 43 В и закрыт на рис. 43А, а потому, что уголки губ шире растянуты и носогубные складки глубже чем на рис. 43А.

Если уголки губ натянуты и носогубные складки выражены в равной степени, тогда в независимости от того, улыбается ли человек во все зубы или спокойной улыбкой, не открвая рта, интенсивность переживания будет одинаковой.

На рис. 44 Джон демонстрирует пример улыбки и широкой улыбки которые отражают одинаковую интенсивность.

Улыбка счастья может быть более легкой чем те, что показаны на рис. 43 и 44.

На рис. 45 Патриссия демонстрирует две таких очень легких счастлывых улыбки и нейтрально-спокойное выражение для сравнения.

Заметьте, что обе эти улыбки гораздо менее интенсивны, чем её улыбка на рис. 43А, это если сравнивать их с той улыбкой, потому что, если сравнить их с ее нейтральным выражением лица на рис. 45С эти улыбки выглядят счастливыми.

Оба улыбающихся лица Патрисии на рис.45 представлены только лишь слегка напряженными и оттянутыми назад уголками губ.

Проще всего увидеть это, закрыв остальную часть лица и сравнив

Проще всего увидеть это, закрыв остальную часть лица и сравнив

только губы на всех трех картинках.

Заметьте также, что на улыбающихся лицах в отличие от нейтрального присутствуют начальные признаки носогубных складок.

Также можно видеть, что на улыбающихся фотографиях ее щеки слегка поднимаются по сравнению с нейтральной, делая ее лицо немного более полным.

Когда улыбка настолько легкая, никаких заметных изменений нижнего века нет.

Хотя глаза и кажутся более счастливыми на улыбающейся фотографии, это происходит только благодаря выражению нижней части лица, потому что глаза, брови и лоб одинаковы на всех трех фотографиях.

Улыбающиеся фотографии представляют собой композицию, в которой нейтральные глаза и лоб совмещены с нижними веками и ртом с улыбающихся снимков.

Смешанные выражения.

Выражение счастья часто смешивается с удивлением.

Происходит что-либо неожиданное и расценивается одобридельно.

К примеру, друг, с которым вы не виделись сто лет, вдруг без всякого предупреждения заявляется в ресторан, где вы обедаете.

На рисунке 46А Патрисия показывает смешанные чувства удивления и счастья.

Сравнивая с фотографией удивления (рис. 46В), различия находятся исключительно в нижней части лица.

В смазанной (смешанной) эмоции ее рот не только широко открыт как в удивлении, но и уголки ее рта начали отодвигаться как в улыбке.

Это смешение получено при совмещении счастья и удивления в нижней части лица.

(На рисунке 38 вы видели пример другой смешанной эмоции.)

Выражение счастливого удивления показалось бы только на мгновение, потому что удивление длиться очень коротко.

К тому времени, когда она оценит случай, который её удивил, и начнет чувствовать и показывать счастье, ее удивление быстро исчезнет.

На рисунке 46С Патрисия показывает комбинацию удивления и элементы счастья (удивление на бровях/лбу , и счастливые глаза ниже, включая нижнее веко), но это не смазаное выражение.

Она не удивлена и счастлива одновременно, потому что счастье слишком далеко продвинуто; она — уже смеется, и если было удивление, то оно уже прошло.

Этот тип выражения лица произойдет в том случае, если человек будет добавлять восклицательное примечание к счастливому выражению.

Таким же образом может быть выражен энтузиазм или особое значение.

Или такое выражение может произойти в приветствии, элементы

удивления, приведенные, чтобы убедиться, что другой человек

удивления, приведенные, чтобы убедиться, что другой человек

понимает, что это — «приятная неожиданость».

В таком счастливом выражении поднятыя брови и открытые глаза могли бы остаться в течение нескольких секунд с усмешкой.

Счастье смешиваясь с презрением, производит самодовольное, презрительное или высокомерное выражение.

На рисунке 47 Джон показывает выражение презрения (47А),

На рисунке 47 Джон показывает выражение презрения (47А),

счастливое выражение (47В), и их смазаное выражение (47C).

Заметьте, что его рот остается в положении презрения, но щеки подняты и нижнее веко — сморщено от счастливой эмоции.

Смесь счастья и презрения может также произойти с односторонней поднятой губой презрения, объединенного с улыбчивыми губами.

Счастье также смешивается с гневом.

Обычно, улыбка или небольшая усмешка используются, чтобы маскировать гнев, в этом случае человек выглядит счастливым и не сердитым.

Улыбка или небольшая усмешка иногда появляются после сердитого выражения как комментарий к гневу, говоря по существу, что это не слишком серьезно, или человек не намерен действовать, или человек, который является объектом гнева, будет прощен.

В таком случае улыбка или усмешка выглядит не очень настоящей, и она не смешана с гневом, а добавлена позже.

Человек может быть довольным и злым одновременно, наслаждаясь гневом или триумфом над другим человеком.

В любом случае счастье показывают в нижней части лица, а гнев на бровях/лбу и глазах.

Это выражение означает — «Попался!».

Два примера такого гнева с восторгом показаны на рисунке 48.

Счастье также объединяется со страхом. За частую это выражение

Счастье также объединяется со страхом. За частую это выражение

не смазанное, и является комментарием или скрытием истинных эмоций.

На рис. 49 Джон показывает выражение страха (49А), счастья (49В) и их смазаное выражение (49С) (улыбка со страхом в глазах и бровях/лбу).

Это выражение улыбки со страхом может произойти, если

Это выражение улыбки со страхом может произойти, если

Джон,испугавшись дрели стоматолога,улыбнувшись в момент, когда попадает в стоматологическое кресло, хочет показать тем самым, что будет стойко переносить боль.

Неудачная попытка замаскировать страх могла бы также привести к этому выражению.

Это могло бы быть подлинным выражением, если бы Джон чувствовал и страх и счастье одновременно как, например, если бы он катался на «американских горках».

Счастье, смешанное с печалью, будет рассмотрено в следующей главе.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
Ж.И. Федорова ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ИССЛЕДОВАНИЙ ПЕРЕЖИВАНИЯ СЧАСТЬЯ
СЧАСТЬЕ
Часть II. Заменители счастья
12.10. СЧАСТЬЕ
УПРАЖНЕНИЕ «СЧАСТЬЕ В НАШЕЙ ЖИЗНИ».
САМОРЕАЛИЗАЦИЯ И СЧАСТЬЕ
Часть III. Мудрое счастье
ЧАСТЬ IV СИЛА МЫСЛИ ПРИНОСИТ СЧАСТЬЕ
МОЖНО ЛИ СТАВИТЬ СЧАСТЬЕ В КАЧЕСТВЕ ЦЕЛИ?
СОВРЕМЕННАЯ ПСИХОЛОГИЯ СЧАСТЬЯ: ДОСТИЖЕНИЯ И ПРОБЛЕМЫ
ГЛАВА 4. ФОРМУЛА СЧАСТЬЯ И ЕЁ ОБОСНОВАНИЕ
СЧАСТЬЕ - ВОТ ОТВЕТ
Свередюк Е.В. МЕНТАЛЬНЫЕ РЕПРЕЗЕНТАЦИИ СЧАСТЬЯ СТУДЕНТОВ-ПСИХОЛОГОВ
СУБЪЕКТИВНОЕ БЛАГОПОЛУЧИЕ И ПРЕДСТАВЛНИЕ О СЧАСТЬЕ У ЛИЦ РАЗНЫХ НАЦИОНАЛЬНОСТЕЙ
УСПЕХ И СЧАСТЬЕ — ЭТО ДЛЯ ВАС
Цыганова Н.И. ЗНАЧЕНИЕ ИЗУЧЕНИЯ КАТЕГОРИЙ СЧАСТЬЯ И НЕСЧАСТЬЯ В ПСИХОЛОГИИ
РУСАНОВ М.А. МИФЫ ВОСПИТАННИЦ ПРИЮТА О ЖЕНЩИНЕ И ЖЕНСКОМ СЧАСТЬЕ
Фефелова Ирина Васильевна, Белова Дина Евгеньевна ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О СЧАСТЬЕ В КОНТЕКСТЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО БЛАГОПОЛУЧИЯ
Добавить комментарий