Иванов М.Д. Нравственность как добро (ТРАДИЦИЯ И РЕКОНСТРУКЦИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ СМЫСЛОВ)

BRR>
В науках о человеке существует ряд проблем, которые на протяжении десятков лет могут решаться неудовлетворительно либо не решаться вовсе.

Нередко это связано с тем, что проблемы такого рода взывают к совести самого исследователя, не столько к его интеллектуальным качествам, сколько к качеству его индивидуальной жизни. Проблема нравственности, несомненно, принадлежит к числу таких проблем.

Здесь выделяются две взаимосвязанные, но нетождественные реальности: нравственность как атрибут человека и нравственное как область проявления активности личности. Задача исследования данного феномена разделяется на определение понятийное и экзистенциальное. Специфика предмета, имеющего отношение к нравственной проблематике, такова, что его постижение неотъемлемо от опыта реального проживания жизни и не сводится лишь к осознанию. Сущность нравственных феноменов может быть ухвачена не только как следствие осознания их смысла исследователем, но, существенно, как результат его собственного переживания, отношения, поступка.

В психологическом контексте интерес представляет не столько семантическое конструирование, т.е. собственно определение понятия, сколько экспликация субъективного бытия нравственного поля. Существование нравственности как предписания, системы норм, теснейшим образом связано с ее описанием – живым опытом реального воплощения этих норм отдельным человеком и сообществом в целом.

В этом вопросе начинает остро замечаться внеположенность двух магистральных типов культуры: светского и религиозного. Если для первого скорее характерно систематическое нарушение канонов нравственности, заложенное уже в самой идее государственности, то для второго исполнение нравственных заповедей выступает в качестве ключевого звена всего уклада жизни.

Этим фактом определяется то методологическое предписание, что выводить сущность нравственности следует в первую очередь из феноменологии духовно-религиозного опыта человечества, в противоположность которому опыт усвоения нравственных норм светской культурой будет ярким описанием разных способов того, как можно строить жизнь так, чтобы уйти от исполнения норм нравственного плана. Задача поиска оснований «вненравственной» жизни стоит тех усилий, которые были потрачены на ее решение философами, психологами, социологами, государственными и даже религиозными деятелями. Природа нравственных заповедей при ближайшем рассмотрении обнаруживает выраженно аскетическую природу, которая требует от личности внутренней самодисциплины, связанной с отказом от потакания собственным влечениям, страстям, прихотям, вожделениям. Мейнстрим развития цивилизации, напротив, вел к созданию все больших возможностей удовлетворения глубинных человеческих влечений, одновременно порождая их. Поэтому в любом этногосударственном образовании, в каждый исторический период нравственность могла существовать по сути как нечто противостоящее светскому образу бытия.

Несмотря на это, авторитет нравственного поведения, часто ассоциировавшийся с духовным совершенством, столь высок, что потребовалось создание некоторого секулярного эквивалента нравственности, причастность к которому формировала бы иллюзию нравственного совершенствования в тех пределах, которые доступны для светского человека. Таким образованием явилась мораль.

Субъективно исполняющий моральные предписания ощущает себя человеком нравственным. Отсюда, кстати, то нередкое смешение нравственности и морали, которое происходит порой даже в академических кругах. В действительности, мораль являет собой форму социально-исторического бытия нравственности, которая сама по себе вневременна, внеполитична, а также инвариантна относительно опыта конкретного индивида.

Нравственность в традициях, имеющих подлинно духовные корни, воспринимается как некий горизонт, столь высокий, что полное достижение его принципиально невозможно в опыте индивидуального существования. Этот горизонт доступен человеческому существу лишь как точка вечного бытийного устремления. Недаром в традиционных религиях образцом нравственного поведения принимается личная история воплотившегося в человеческом теле Божества.

Итак, нравственное предписание теряет позитивный для человеческой личности смысл, если достижимо для полного исполнения субъектом. Какое же место в структуре целостного человек занимает нравственное ядро? На вопрос о высших атрибутах личности нередко следует ответ, что самым существенным из них является духовность. Как соотносятся духовность и нравственность? Анализ феномена духовности обнаруживает, что данное свойство выступает у человека в двух полярных формах: отрицательной (демонической), связывающейся с понятием, например, «злой гений», и положительной (благодатной), ассоциированной с понятием «святой».

В данном аспекте нравственность может быть понята как реальность второго, более глубокого порядка, именно как знак духовности. Действительно, трудно представить себе демоническую нравственность.

Важно, что если образование, талант, творческую продуктивность, реализованность понимать как знаки освоения Культуры, то они являют собой горизонталь человеческого становления, в то время, когда нравственное развитие составляет его вертикаль.

Интересно, что традиционно социальные науки рассматривают нравственные свойства личности в отрыве от соматических и психосоматических структур человека. Такое понимание оторвано от живого духовного опыта формирования и онтогенетического проживания нравственного пласта в жизни человека. Например, в даосской, индуистской и даже православной исихастской традиции обнаруживается нерасторжимая связь нравственных и телесных свойств личности. В светской психологии подобный подход был разработан Б.Г.Ананьевым с сотрудниками, как идея поиска сенсорных корней личности. На современном этапе исследования взаимосвязи высших уровней личности с психосоматическим субстратом являются, по-видимому, наиболее многообещающей областью как отечественной, так и мировой психологии.

Поставим задачу реконструкции психологического состава нравственности. На наш взгляд, такой состав системно отражает следующая тетрада: интуитивизм идеи, императивы восприятия, чувство любви, внесоциальная мотивация.

Интуитивизм означает, что источник подлинной нравственности не столько имманентен, сколько трансцендентен миру. В предельном случае это может быть голос Бога в душе человека, т.е. информация, попавшая в сознание посредством интуитивных каналов, минуя культурные артефакты.

Идеи-императивы есть те ограничения, которые в нравственном поведении налагает на себя сам субъект, осознанно суживая собственное пространство действия, мышления и переживания.

Чувство любви выступает фундаментом нравственности, как способ реального отношения ко всему сущему. Основа такого отношения, по нашему мнению,— делание добра. Это добро существует в форме ощущаемого сердцем отношения и действия, альтруистического по сути и направленного на подлинное духовное благо для этого человека. Поэтому настоящая любовь двуедина: она всепрощающа и одновременно ревнива, т.е. не подменяется потаканием любимому и потому, нередко, сурова.

Мотивация в нравственном поле смещена на ценности внутреннего порядка: ценности, смыслы и ориентиры светской культуры здесь выступают в роли внешних. Поэтому светочи нравственного пути часто несведущи в культуре светской и, более того, воспринимают ее в качестве противостоящей подлинно нравственному пути. Через такую мотивацию субъект выводится из исторического времени, смещая все свои упования в область вечного.

Как происходит формирование нравственного ядра личности? Отличие нравственного воспитания от прочих форм в том, что научить этому может только мастер. Здесь происходит впитывание, запечатлевание переживания, отношения, поступка учителя к другим людям в ситуациях реальной жизни. Это знание передается неявно и усваивается учеником в обход рационального канала научения. То есть существенными чертами ситуации нравственного воспитания являются незаочность и контакт с личностью не столько усвоившей, сколько присвоившей такой способ бытия.

Дидактически нравственности как свойству личности предшествует навык в особом действии, отношении, переживании. Основа и суть этого — воспитание добра. Существенно то, что достижение данного качества происходит путем «внутренней брани» с проявлениями своего индивидуального зла. Понимание состава этого зла связано с этнокультурными особенностями, но инвариантным выступает понимание источника зла в страстных состояниях эго. Работа с такими состояниями и представляет собой предмет духовной практики, разработанной как комплекс интегративных психотехнологий традиционных и современных систем трансформации человека.

ЛИТЕРАТУРА

1. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. Л., 1967.

2. Гармаев А.Ц. Нравственная психология. Л., 1988.

3. Иванов М.Д., Авдошина С.М. К вопросу об эпистемологических основаниях когнитивных актов в структуре духовно-религиозного опыта // Мат. перв. филос. конгр. Т.1. СПб., 1997.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
ДЕЗИНТЕГРИРОВАННЫЙ СМЫСЛ ЖИЗНИ КАК ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ РАЗНОВИДНОСТЬ НЕОПТИМАЛЬНОГО СМЫСЛА ЖИЗНИ.
Иванова Дарья Ивановна ЮМОР КАК ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ЗАЩИТА
НРАВСТВЕННОЕ РАЗВИТИЕ ЛИЧНОСТИ КАК ОСНОВА ФОРМИРОВАНИЯ ТОЛЕРАНТНОСТИ: ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ
Неконгруэнтность как психологическое свойство неоптимального смысла жизни.
НЕКОНГРУЭНТНОСТЬ КАК ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ СВОЙСТВО НЕОПТИМАЛЬНОГО СМЫСЛА ЖИЗНИ.
1.1. НЕСТИ ДОБРО – КАК ОСНОВНОЙ МОТИВ ДЕЙСТВИЙ ЧЕЛОВЕКА
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА СМЫСЛА ЖИЗНИ КАК ВНУТРЕННИЕ ПРЕГРАДЫ САМОРЕАЛИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ И ДЕТЕРМИНАНТЫ СМЫСЛОЖИЗНЕННОГО КРИЗИСА.
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА СМЫСЛА ЖИЗНИ КАК ВНУТРЕННИЕ ПРЕГРАДЫ САМОРЕАЛИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ И ДЕТЕРМИНАНТЫ СМЫСЛОЖИЗНЕННОГО КРИЗИСА.
Поиск смысла и нравственный поиск
ЭТНОПЕДАГОГИЧЕСКИЕ ТРАДИЦИИ КАК ФАКТОР ФОРМИРОВАНИЯ ТОЛЕРАНТНОСТИ
ГЛАВА ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ТРАДИЦИЯ ИЗУЧЕНИЯ КОНФЛИКТОВ
ГЛАВА РАБОТА С КОНФЛИКТАМИ: ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ТРАДИЦИЯ
ЖИВЫЕ ТРАДИЦИИ — ТРАДИЦИИ ЖИВЫХ
7. Нравственно-психологические качества руководителя
Посаженникова А.О. НРАВСТВЕННАЯ САМОИДЕНТИФИКАЦИЯ КАК РЕГУЛЯТОР ПОВЕДЕНИЯ ПОДРОСТКОВ
ТЕМА 18 . СРЕДОВОЙ ПОДХОД В ВОСПИТАНИИ КАК КУЛЬТУРНО- ИСТОРИЧЕСКАЯ ТРАДИЦИЯ В ПЕДАГОГИКЕ
ПРОБЛЕМА НРАВСТВЕННОСТИ И НРАВСТВЕННОГО ВОС-ПИТАНИЯ В ПСИХОЛОГИИ
АНИЩЕНКОВА Ю.Н. ФИЛОСОФСКИЙ И ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОДЫ К ПОНИМАНИЮ НРАВСТВЕННОСТИ
Минова М.Е. ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ НРАВСТВЕННЫХ ЦЕННОСТЕЙ МОЛОДЕЖНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ
А. Н. Бражникова ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ РЕСУРС В НРАВСТВЕННОМ СТАНОВЛЕНИИ БУДУЩЕГО ПРОФЕССИОНАЛА
Добавить комментарий