Как возникает потребность в сне

Фактор С описывает хронобиологическую компоненту в общем сосгоянии сонливости; он колеблется независимо от того, спим мы или бодрствуем, в ритме, заданном центральными внутренними часами в п ром ежуточном мозге. Абсолютной кульминации он достигает примерно к середине сна — при условии, что мы не ставили будильника. Для большинства людей это время между 4 и 5 ч ночи. Если мы в это время не спим, то потребность в сне становится почти невыносимой. Но на самом деле мы обычно почти всегда засыпаем уже поздним вечером, когда компонент С повышается, а компонент Б уже достаточно высок. В это время сумма обоих факторов уже так велика, что заснуть нетрудно.

Чтобы выяснить, как велика потребность в сне в конкретный момент, Александр Борбели определяет так называемый порог пробуждения, находящийся в прямой противоположности с процессом С Потребность в сне вычисляется как расстояние между процессом Б и порогом пробуждения. Чем больше С, тем ниже порог, и тем выше, при равном значении Б, потребность в сне. Когда мы спим, фактор Б снижается до тех пор, пока не достигнет порога пробуждения. В этот момент потребность в сне нулевая, мы просыпаемся без внешнего вмешательства и чувствуем себя выспавшимися. Если потребность в сне велика, как это бывает поздно вечером, мы легко засыпаем и с большим трудом просыпаемся. Если система работает согласованно и без сбоев, ритм сна среднего человека сам собой устанавливается на обычные 16 часов бодрствования и 8 часов сна.

Посреди ночи, когда внутренние часы с особенной силой склоняют нас ко сну, фактор Б должен опуститься до крайне низкого значения — то есть мы должны спать к этому моменту уже очень долго — чтобы мы проснулись без внешних причин. К утру хронобиологическая составляющая общей сонливости снижается, порог пробуждения повышается и фактор Б без труда его достигает. Если вечером мы легли вовремя, а потом хорошо и глубоко спали, то можно ожидать долгого, активного бодрствования днем.

Ситуация может быть другой: иногда мы просыпаемся очень рано и не можем снова заснуть, хотя совсем еще не выспались; тогда к вечеру усталость овладевает нами раньше обычного. Модель Борбели объясняет и это знакомое каждому явление: если мы легли необычно поздно, общее время сна сокращается, поскольку снижающийся фактор сна к концу ночи встречается с повышающимся порогом пробуждения.

Мы просыпаемся, хотя фактор Б еще не окончательно снизился. Он начинает подниматься снова с необычно высокого уровня — поэтому к вечеру потребность в сне оказывается выше.

Двухфакторная модель регуляции сна: вверху: Гомеостатическая компонента

Двухфакторная модель регуляции сна: вверху: Гомеостатическая компонента

сонливости Б непрерывно повышается с нарастанием времени бодрствования, а во время сна снижается, посредине: Хронобиологическая компонента С колеблется в суточном ритме, достигая максимума в ночные часы, внизу: Потребность в сне выше всего в моменты совпадения максимумов Б и С. В это время расстояние от Б до порога пробуждения (обратная компонента С) очень велико. Сон уменьшает это расстояние. Когда оно оказывается равным нулю, достигается порог пробуждения, и мы просыпаемся. Если человек, к примеру, изза ночной смены заснул с 12часовым опозданием, он нередко просыпается уже через 3 ч, поскольку порог пробуждения в это время достигает минимума. С точки зрения сомнолога, было бы правильнее не ложиться еще часа 3, постараться с утра заняться какиминибудь важными делами и уснуть лишь во второй половине дня. Тогда человек засыпает в момент понижения порога пробуждения, продлевает тем самым продолжительность сна и дает своему организму возможность максимально понизить таинственный компонент Б; результат — однодневная терапия сном, заканчивающаяся посередине ночи.

Двухфакторная модель объясняет также многие проблемы с засыпанием: если накануне мы встали очень поздно или хорошо поспали после обеда, фактор Б не достигает к вечеру своих обычных высоких значений. Это может вызвать проблемы с засыпанием в обычное время, поскольку потребность в сне недостаточно высока. В таком случае имеет смысл лечь попозже. Случается наоборот: мы засыпаем уже к 8 ч вечера, потому что в последние ночи нам не удавалось выспаться или приходилось ложиться слишком поздно. Гомеостатическая компонента регуляции сна при этом достигает настолько высоких значений, что мы испытываем огромную потребность в сне в такое время, когда сигнал сонливости от наших внутренних часов еще не слишком силен.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
МНЕ НА КАЖДЫЙ АСПЕКТ ПРИХОДИТСЯ ГОВОРИТЬ СЛОВО ПО 20 РАЗ. С ТАКОЙ ЧАСТОТОЙ У МЕНЯ ВОЗНИКАЕТ ПОДОЗРЕНИЕ, ЧТО МОЕ ЗАКЛИНАНИЕ СОТРЕТСЯ, НИВЕЛИРУЕТСЯ, КАК ЯКОРЬ, ПРИ ПОСТОЯННОЙ АКТИВАЦИИ.
ЭМОЦИЯ КАК ЦЕННОСТЬ И ПОТРЕБНОСТЬ
ЭМОЦИИ КАК СИГНАЛ О ПОЯВИВШЕЙСЯ ПОТРЕБНОСТИ.
Гпава 7 Обучение во сне
ПОТРЕБНОСТИ НАУЧНЫХ СОТРУДНИКОВ КАК ОСНОВА ФОРМИРОВАНИЯ ОРГАНИЗАЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ
Что мы переживаем во сне
ОБУЧЕНИЕ ВО СНЕ (SLEEP LEARNING)
РЕАКЦИЯ ЧЕЛОВЕКА НА ВОЗНИКАЮЩИЕ ПРОБЛЕМЫ
ГЛАВА 23. ФОРМИРОВАНИЕ ПОТРЕБНОСТЕЙ В ОПТИМАЛЬНОЙ ДВИГАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КАК ФАКТОР ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ГОМЕОСТАЗА
О легком и глубоком сне
В глубоком сне мы тоже видим сны
Добавить комментарий