КОГНИТИВНАЯ ПАРАДИГМА ЮМОРА: ТРАДИЦИИ И ИННОВАЦИИ

В когнитивной парадигме юмора, выделяются следующие аспекты: юмор – форма отражения объективного мира; процесс познания, опосредованный юмором протекает на основе разрешения противоречий; юмор обеспечивает свободу когнитивного выбора личности; юмор по уровню обобщенности аналогичен абстрактному мышлению; когнитивный механизм юмора основан на мысленном сближении и сопоставлении двух (или более) несовместимых подходов к рассмотрению чего-то (человека, мнения, ситуации); юмор как род интеллектуальной игры способствует приобретению нового опыта и научению; остроумие неотъемлемое качество процесса творчества и особенностей мышления творческих личностей. Представление о когнитивной парадигме в понимании юмора в античном сознании дают нам тексты Платона и Аристотеля. Для Платона это есть идея острого воздействия духовного, идеального мира на человеческое сознание. Для Аристотеля юмор также есть свободное благородство человеческой личности. Таким образом, в рассматриваемой авторской позиции в отношении проявлений юмора наблюдается свобода, опосредованная когнитивным выбором личности. Любопытную мысль относительно понятия юмор и остроумие в период Средневековья выразил в своих произведениях Б. Грасиан. Мыслитель подчеркивал, что остроумие — это способ связывать и сопоставлять различные понятия. «Мысль без остроты и суждений подобна солнцу, лишенному света и лучей» (Б. Грасиан). Остроумие как своеобразную игру образами и идеями, имеющими целью развить «острый» и «быстрый» разум, описывают Тезауро и Маттео Перегрина (1639), а также Грасиан-и-Моралес. При этом подчеркивается, что остроумие – необходимое качество творческого гения. Аналогичную мысль приводит Д. Локк, рассматривая проблему отличия остроумной мысли от простого суждения. Цель суждения – избежать заблуждений, основанных на случайном сходстве. Остроумие, прежде всего в сходстве идей и их объединении, быстром и прихотливом. Представляет интерес высказанная Д. Аддинсоном в конце XIX в. мысль, о том, что остроумие — это нахож-дение сходства и объединение идей. Он уточняет Д. Локка, указывая, что остроумно не всякое объединение идей, а лишь неожиданное. И. Кант говорит, что остроумие схватывает противоречие, высказывает его, приводит вещи в отношения друг к другу, заставляет «понятия светится через противоречия». А. Бергсон указывает, что юмор для полноты своего действия требует кратковременной анестезии сердца и обра-щается к чистому разуму. Точку зрения, аналогичную взгляду А. Бергсона, высказывает в середине ХХ столетия К. Краузе: «Юмор античности содержит больше рассудка и острого наблюдения, чем сердца». Существенным в понимании природы остроумия в концепции А. Шопенгауэра является понимание им остроумия как охвата одним понятием различных объектов. Размышляя о причинах, вызывающих смех, А. Шопенгауэр показывает, что таковым является несоответствие между чувственным и отвлеченным познанием. Противопоставляя смеху серьезность как уверенность в том, что мысль совпадает с объектом мысли, А. Шопенгауэр показывает, что переход от серьезности к смеху столь легок, когда обнаруживается несовпадение знаний с действительностью. Чем больше человек способен к серьезному мышлению, тем более способен к восприятию смешного. Описывая юмор как форму отражения объективного мира, Г. Гегель вводит понятие «объективный юмор». Подчеркивая мысль о том, что юмор охватывает предмет и его формирование в рамках своего субъективного отражения, проникает внутрь предмета и становится тем самым как бы объективным юмором. Остроумие схватывает противоречие, приводит вещи в отношения друг к другу, заставляет «понятие светится через противоречие». Т. Рибо, понимает юмор как осознание несогласия, противоречия, несовместимости одновременно воспринимаемых объектов. С.Л. Рубинштейн совершенно справедливо утверждает, что юмор аналогичен по уровню обобщенности отвлеченному мышлению. Так же существенный вывод, сделанный С.Л. Рубинштейном, о том, что для возникновения чувства комизма необходимо совершающееся на глазах у человека разоблачение неосновательной претензии, понимание несоответствия (когнитивный компонент). Когнитивная природа юмора понимается А. Коэстлером как результат столкновения двух различных планов, способов поведения или «матриц», посредством взаимодействия двух взаимоисключающих контекстов. В направлении изучения процесса вос-приятия юмора плодотворно работали многие психологи, такие, как: К. Изард, Мак Ги, Левенталь (Levental), М. Карлинс (M. Karlins), Г. Бейтсон, Д.

Джексон, Д. Хейлле, Д. Уикленд, М.В. Бороденко и др. В имеющиеся концепциях восприятия юмора основной является мысль, о том, что процесс восприятия юмора осуществляется в игровом контексте, «игровой рамке» (Мак Ги). Юмор – игра для устранения реального, считает Г. Делакруа (H. Delacroix), что созвучно точке зрения Мак Ги, который утверждает, что юмор требует «включения» модуса фиктивности». Снятие несоответствия осуществляется посредством допуска: «Как если бы» (Мак Ги). Е. Обуэ (E. Aubouin), подчеркивает, что юмор, является родом интеллектуальной игры. В исследованиях, проведенных М. Минским, описываются когнитивные структуры, обеспечивающие протекание мыслительных процессов в юмористических ситуациях. По мнению ученого, было бы ошибкой соотносить с понятием «юмор» какую-то «реальную вещь», так как юмор представляет, скорее всего «некую мыслительную сетевидную модель, возникающую в результате срастания в единую сеть механизмов различных по своей целевой направленности. Л. Муньиза, пишет, что юмор подталкивает к открытию, которое не дается логикой, традиционно признанным или ожидаемым. Побуждает к динамическому восприятию, являясь наиболее глубоким способом установления связи между внешним миром и субъективным опытом. Анализ эмпирических исследований взаимосвязи чувства юмора и интеллектуального развития дает весьма противоречивые результаты. Так исследования (Brid, 1925; Brodzinsky, 1975; Kendarine, 1931; William, 1946; Wilson, 1968), проведенные среди детей дошкольного и младшего возраста, показали наличие положительной взаимосвязи между чувством юмора и интеллектом. Вместе с тем имеются исследования (Ding & Jersield, 1932; Enders, 1927; Omhawke, 1939; Wells, 1934) в которых не обнаружено взаимосвязи между чувством юмора и интеллектом. Вместе с тем имеются исследования (Cunnigham, 1962) в которых обнаружена отрицательная корреляционная зависимость этих двух переменных. И, наконец, имеются исследования (Brodzinsky, 1977; Prentice & Pathman, 1975), в кото-рых обнаружены и те, и другие взаимосвязи. Определим общее и различное в фактах, полученных в результате проведенных исследований. Выделение общего в данном случае не менее важно, чем выделение различий. Общим является то, что все исследователи использовали стандартные, валидные методики исследования интеллекта. При этом анализ показывает, что ни в одном исследовании не использовались две одинаковые методики измерения чувства юмора. Более того, полученные факты могут быть осмыслены в другой «системе координат». Так часть исследований была направлена на изучение процесса порождения юмора, в то время как в других исследованиях изучался процесс восприятия юмора, причем в фактах, объяснимых с точки зрения ценности юмора как объекта, порождающего актуализацию способности получать удовольствие от юмористических высказываний. Результаты такого соотнесения позволяют предположить, что наиболее вероятным является то что, связь интеллекта и чувства юмора становится очевидной, когда измеряется понимание юмора. Учет более общих закономерностей, наблюдаемых в процессе реагирования детей на юмористические стимулы различной степени сложности показывает, что подобного рода задания являются сходными по существенным характеристикам с решением задач.

Наше исследование показало, что, соотнесение процессов понимания юмора и решения интеллектуальных задач позволяет расширить общее представление об обсуждаемой проблеме. Так, анализ юмористических выражений полностью подтверждает наличие противоречия между кругом связей в первоначальном восприятии и осознанием новых связей и отношений в завершающем суждении. Действие аналогичного механизма наблюдается при разрушении инерции ожиданий в ряде эвристических задач, получивших название «головоломки». Юмористические выражения и тексты, так же, как и задачи – головоломки, состоят из элементов с высокой степенью контрастности и имплицитности. В процессе восприятия происходит осознание противоречий и их умозрительная дифференциация, приводящая к осознанию смыслового ядра на новом уровне. При этом приемы остроумия как средства создания юмора и задачи — головоломки направлены на увеличение объема подтекста при минимуме использования вербальных средств, что способствует реализации механизма изменения смысла в процессе восприятия при переосмыслении ранее полученной информации.

Дальнейшее развитие когнитивной парадигмы юмора целесообразно проводить на основе разграничения процессов порождения и восприятия юмора.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
ИНФОРМАЦИОННО-КОГНИТИВНАЯ ПАРАДИГМА
Информационно-когнитивная парадигма
ЖИВЫЕ ТРАДИЦИИ — ТРАДИЦИИ ЖИВЫХ
ЧУВСТВО ЮМОРА
ЧУВСТВО ЮМОРА (HUMOR)
Иванова Н.В. Чувство юмора у подростков с разными видами дизонтогенеза
Доброва Дарья Анатольевна СВЯЗЬ ЧУВСТВА ЮМОРА С АДАПТАЦИЕЙ
Буенок А. Г. ПРОБЛЕМА ИЗУЧЕНИЯ ЧУВСТВА ЮМОРА В УПРАВЛЕНЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Жданова С.Ю., Мазунина П.С. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ ЧУВСТВА ЮМОРА
ЗНАЧЕНИЕ ЮМОРА В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РУКОВОДИТЕЛЯ
Инновации и социальные противоречия
Лекция № 18 Психологическое обеспечение внедрения инноваций
ЧУВСТВО ЮМОРА УВЕЛИЧИВАЕТ ГАРАНТИЮ ВАШЕЙ ЗАНЯТОСТИ
Стефаненко Екатерина Александровна ГЕЛОТОФОБИЯ - РАССТРОЙСТВО ЮМОРА ИЛИ СОЦИОФОБИЯ?
А.В. Поляков ПРОБЛЕМА ВОСПРИЯТИЯ ПРЕПОДАВАТЕЛЯМИ ВУЗОВ КОММУНИКАТИВНЫХ ИННОВАЦИЙ
1. Психологическое содержание понятия «инновация»
Добавить комментарий