КОГНИТИВНЫЕ МОДЕЛИ ВНИМАНИЯ

На основе результатов исследований, выполненных в рамках микроструктур-
ного анализа, предложен ряд моделей, характеризующих микроструктуру пе-
реработки информации, в которую входят следующие функциональные
блоки: сенсорная память, иконическая память, зрительная кратко-
временная память, буферная память опознания и т.д. Важной характерис-
тикой системы функциональных блоков является наличие каналов с огра-
ниченной пропускной способностью. С помощью микроструктурного ана-
лиза удалось точнее описать механизмы, ответственные за лимитированный
объем восприятия и селективность внимания. Начало исследованиям селек-
тивности положила работа Д.Бродбента [Broadbent, 1958], в которой вни-
мание сравнивалось с фильтром, осуществляющим отбор информации и
предохраняющим канал с ограниченной пропускной способностью от пе-
регрузки.

Модель ранней селекции Д. Бродбента была лишь первой во множестве
структурных моделей внимания. В результате многочисленных экспери-
ментов, в которых использовались в основном перечисленные выше ме-
тоды и приемы, не было получено однозначного ответа на вопрос о лока-
лизации фильтра [Broadbent, 1971; 1982; Shiffrin, 1975; Stroch, 1971; Welford,
1976]. «Вместо того чтобы быть фиксированным структурным элементом,
внимание в этих исследованиях обнаружило черты хамелеона, принима-
ющего все новые обличия в зависимости от тонких особенностей решае-
мой задачи» [цит. по: Величковский, 1982]. Следствием этого явилось рас-
пространение теорий, вообще отрицающих представление о фильтре.

Отказавшись от структурных моделей с использованием каналов с огра-
ниченной пропускной способностью и фильтрами исследовантели обра-
тились к забытым представлениям об апперцепции В. Вундта. Так, в ра-
ботах У. Найссера [Neisser, 1967], Дж. Хохберга JHochberg, 1970] внимание
понимается как активное предвосхищение результатов восприятия, веду-
щее к синтезу сенсорных данных на основе внутренних схем. В отличии
от авторов структурных моделей, У. Найссер [1981; Neisser, 1967] отмеча-
ет циклический, разворачивающийся во времени характер познания, под-
черкивая позитивный характер фокального внимания. У.Найссер разли-
чает два вида познавательных процессов [Neisser, 1967].

Первый вид — процессы предвнимания, выполняющие как минимум
две функции: выделение фигуры из фона и слежение за внезапными со-
бытиями (аналог бдительности). Выделение фигуры из фона — это про-
цесс, достаточно хорошо изученный еще в рамках первых исследований
гештальтпсихологов [Келер, 1976; Koffka, 1935; Wertheimer, I923]. В про-
цессе этих исследований, в частности установлено, что для группировки
нескольких объектов существенны возможность объединения объектов в
«хорошие» формы, схожесть ориентации контуров и т.д. Феномен бди-
тельности (в понимании У. Найссера) был продемонстрирован с помо-
щью методики селективного чтения [Найссер, 1981]. Стимульный мате-
риал данной методики представлял собой текст, в котором наряду с ос-

новным содержанием между строк была записана дополнительная ин-
формация. Читая основной текст, испытуемые воспринимали и дополни-
тельную информацию, особенно — значимого характера. Разработка но-
вой инструкции о значимости в эксперименте дополнительной информа-
ции привела к улучшению ее восприятия и запоминания, но не снизила
скорость чтения. С функцией бдительности связывают также факт быст-
рого поиска перевернутой цифры в последовательности нормально рас-
положенных цифр [цит. по: Величковский, 1982].

Несколько иная концепция «предвнимательной» фазы была предложе-
на A.M. Трисман [Treisman, 1979; 1980]. Функция селективного внимания,
по ее мнению, состоит в конъюнктивной интеграции сенсорных призна-
ков; при этом уровень независимого существования признаков недоступен
сознанию. На основе этих представлений Б.М. Величковским были
выдвинуты и экспериментально подтверждены следующие гипотезы:

1) если искомый объект отличается одним признаком, то его поиск мо-
жет происходить без участия внимания — параллельно;

2) если объект отличается конъюнкцией признаков, то поиск происхо-
дит последовательно путем просмотра иррелевантных объектов;

3) различение текстур и выделение фигуры из фона возможно на осно-
ве отдельных признаков, но не их конъюнкции;

4) при отвлечении внимания независимое существование признаков мо-
жет приводить к иллюзорным конъюнкциям [цит. по: Величковский,
1982].

Второй вид — последовательные процессы фокального внимания — нагляд-
но представлен в методике селективного смотрения, разработанной У. Найссе-
ром совместно с Р. Беклином [Найссер, 1976; Neisser, 1967]. В данной ме-
тодике испытуемым предъявляется на экране совмещенная видеозапись
двух спортивных игр. Они должны следить за одной из спортивных игр,
регистрируя все релевантные события нажатием на ключ. Результаты по-
казали что даже при высоком темпе релевантных событий присутствие
интерферирующего фильма не снижает успешности работы по сравнению
с контрольными условиями [цит. по: Величковский, 1982]. У. Найссер счи-
тает, что только теория внимания как схематического предвосхищения бу-
дущего позволяет объяснить эти результаты. Фокальное внимание также
вполне соотносимо с понятием функционального фовеа [Зинченко, 1969;
Breitmeyer, 1976].

Во многом схожи представления У. Найссера и Дж. Хохберга [Hochberg,
1970]. Восприятие для последнего является подтверждением меняющего-
ся набора предвосхищений сенсорной стимуляции. В памяти при этом со-
храняется информация, подтвердившая наши ожидания. Стимулы, кото-
рые не подтвердили ожидания, почти сразу забываются, если только они
не имеют каких-либо особенных признаков [цит. по: Величковский, 1982).
В ходе процесса восприятия возможны генерирование и подтверждение
очень тонких и специальных гипотез без какого-либо участия сознания, что
нашло подтверждение в ряде исследований [Hochberg, 1970]. Данная теоретическая интерпретация позволяет подойти к объяснению сложных
форм сенсомоторных координации, протекающих без участия сознания.

Другой альтернативой структурным моделям является теория Д. Кане-
мана [Kahneman, 1973], в соответствии с которой количество когнитивных
ресурсов, лимитирующих внутреннее усилие (или внимание), является в
каждый момент времени постоянной величиной, хотя и может меняться
под влиянием состояния активации. Умственное усилие (акт внимания)
определяется не желанием и сознательными интенциями, а объективной
сложностью задачи. По мере роста сложности задачи происходит некото-
рый рост активации и соответственно несколько повышается количество
ресурсов внимания. Однако количество выделяемых ресурсов постепенно
отстает от растущей сложности задачи, поэтому возникают ошибки. При
всех условиях часть ресурсов остается на решение экстренных задач. Ко-
личество ресурсов, выделяемых для решения основной задачи, можно те-
стировать с помощью простой двигательной реакции на неожиданный сиг-
нал другой модальности.

Обзор экспериментальных исследований такого рода проведен М. По-
знер [Posner, 1978]. В задаче сравнения физической идентичности двух по-
следовательно предъявляемых букв время реакции на неожиданный акус-
тический сигнал резко возрастает, если он предъявляется чуть ранее или
одновременно со второй буквой, совпадая таким образом с процессом при-
нятия решения в основной задаче. При совпадении акустической пробы с
первой буквой или при ее попадании в интервал между буквами, когда
предположительно происходят процессы «кодирования» информации, за-
метного увеличения времени реакции не было [цит. по: Величковский,
1982]. Эти и многие другие данные [Kahneman, 1973; Norman, 1975] счи-
таются подтверждением того, что два или несколько процессов могут ин-
терферировать, предъявляя требования к ресурсам из одного и того же
ограниченного резервуара.

Не менее важный вклад в развитие описанной выше модели внесли
эксперименты по изучению стратегий распределения ресурсов внимания.
Исследования Д.

Канемана и А. Хеник показывают, что объем полного
воспроизведения по позициям при тахистоскопическом предъявлении
матриц определяется не столько факторами разрешающей способности
зрения и латеральным торможением, сколько перцептивной организаци-
ей материала и стратегиями распределения внимания [Kahneman, 1976;
Kintsch, 1977]. Перцептивное поле подвергается группировке, и на обра-
зовавшиеся группы символов последовательно выделяется все меньшая
доля общих ресурсов внимания. Распределение внимания внутри груп-
пы оказывается примерно равномерным. Перцептивная организация при
этом навязывается цветовым кодированием или пространственной груп-
пировкой.

Более радикальных представлений придерживаются Д. Норман и Д. Боб-
роу [Norman, 1975], предлагающие вообще отказаться от структурных ме-
ханизмов и рассматривать любое ухудшение в решении некоторой зада-
чи как влияние двух типов ограничений познавательных возможностей

человека: ограничения по ресурсам и ограничения по данным. Данный под-
ход позволяет дать интерпретацию многим фактам, однако есть большие
сомнения по поводу существования единой для разных задач шкалы уси-
лий и единого резервуара ресурсов внимания [Alport, 1980; Smith, 1980;
Neisser, 1967].

Вместе с тем, многие из описанных экспериментов игнорируют эффек-
ты тренировки и обучения, рассмотрению которых посвящен целый ряд
работ [Johnston, 1978; Neisser, 1967]. Эти работы указывают на то, что воз-
можно формирование достаточно сложных когнитивных навыков, или ав-
томатизмов, действующих на неосознанном уровне и обеспечивающих
большую успешность выполнения заданий в условиях отвлечения и рас-
пределения внимания. По мнению М. Познер и К. Снайдер автоматиче-
ские процессы характеризуются активацией, которая возникает без созна-
тельного намерения, без осознания и параллельно с активацией других
подсистем [Posner, 1975]. Процессы, управляемые сознательно, напротив,
интенциональны, осознанны и затрудняют другим процессам доступ к
ограниченным ресурсам внимания. Данные представления позволили ав-
торам предложить оригинальный прием разделения осознаваемых и ав-
томатических процессов — методику проигрыша—выигрыша. Поскольку
автоматическая обработка осуществляется полностью сформированными
подсистемами, которые могут работать параллельно, предварительная на-
стройка одной из этих подсистем приведет к ускорению обработки адек-
ватной для нее информации, но не будет сопровождаться замедлением об-
работки, если предъявлена будет неожиданная информация (выигрыш, но
на проигрыш). Сознательно управляемая обработка также сопровождает-
ся выигрышем при показе ожидаемых стимулов, но в случае неожиданной
информации происходит ухудшение показателей обработки (как выигрыш,
так и проигрыш).

С использованием данного методического приема был проведен ряд ис-
следований, показывающих, например, что интермодальная локализация
сигнала является процессом автоматическим, а определение модальности
сигнала— осознанным [Posner, 1978]. Процессы опознания букв, как вы-
яснилось, включают в себя и автоматический и осознанный компонент
(Posner, 1975]. Аналогичные результаты получены для задачи лексическо-
го выбора, где требуется определить, является ли предъявленная последо-
вательность словом или нет [Neely, 1977].

Объяснение данных этих исследований, равно как и данных исследова-
ний, проведенных ранее, может быть получено на основе модели Р. Шиф-
фрина и У. Шнайдера [Shiffrin, 1975; 1977], которая различает процессы
автоматического обнаружения и управляемого поиска. Автоматическое об-
наружение представляет собой восприятие стимулов посредством рутинных
программ обработки, хранящихся в долговременной памяти, и позволяет
контролировать потоки информации, направлять внимание, генерировать
ответы. Управляемый поиск— это более или менее новая последователь-
ность преобразования информации, не хранящаяся в готовом виде. Управ-
ляемый поиск обычно осознается и может направляться инструкцией. И,

напротив, автоматическое обнаружение сопротивляется изменениям по
ходу своего выполнения.

Разведение автоматических и осознанных процессов достаточно услов-
но и операционально, хотя попытки объяснения некоторых феноменов
наличия/отсутсвия интерференции с использованием такого разведения
достаточно продуктивны. Сам феномен интерференции наиболее нагляд-
но представлен в феномене Струпа. Данный феномен открыт в начале
тридцатых годов Дж. Струпом [Stroop, 1935] и с тех пор носит его имя. В
классическом варианте используются три стоклеточные таблицы:

1) таблица, в каждой клетке которой написаны одним цветом названия
различных цветов;

2) таблица с различными цветами в каждой клетке;

3) таблица, в каждой клетке которой написано название цвета чернила-
ми, не соответствующими названиям (слово «синий» написано крас-
ными чернилами).

Задача испытуемого в первом случае — назвать написанное, а во вто-
ром и третьем — назвать цвет чернил. В ходе эксперимента регистрирует-
ся время ответа на каждую таблицу и в третьем случае оно оказывается зна-
чимо выше, чем в первых двух. Хотя испытуемый и пытается сосредото-
читься только на цвете, значение слова непроизвольно им воспринимает-
ся и взаимодействует с ответом [Dyer, 1973].

Взаимодействие наблюдается и тогда, когда слово связано с каким-ни-
будь цветом лишь ассоциативно [Shiffrin, 1979; Warren, 1974]. По-видимо-
му, данный феномен вообще наблюдается во всех случаях, где в одном сти-
муле содержится противоречивая информация [Smith, }980]. Эта ситуация
представляет собой микрокосм процессов селективной интерференции и слу-
жит основой для проведения разнообразных исследований в данной обла-
сти [Зинченко, 1981; Alport, 1980]. Однако следует заметить, что подобная
ситуация создавалась в основном с опорой на вербальный материал и по-
этому характеризует интерференцию, возникающую в «лексическом» про-
странстве. Для другого центра интерференции характерно взаимодействие
процессов зрительного поиска, отслеживания акустических целей и реше-
ние многих других задач, предполагающих опору на схематические про-
странственные представления [Величковский, 1987]. Разведение двух ло-
кусов центральной интерференции подтверждается результатами исследо-
ваний [Величковский, 1982; 1987], в которых совмещение разных процес-
сов не приводило к интерференции.

Обобщая приведенные экспериментальные исследования внимания
можно сказать, что в них в абсолютном большинстве случаев изучается слу-
ховая и зрительная модальность. Проявление свойств и особенностей вни-
мания в других модальностях практически не изучается. Внимание в боль-
шинстве исследований понимается как произвольное. Непроизвольное вни-
мание рассматривается в тесной связи с ориентировочной реакцией (час-
то эти понятия рассматриваются как тождественные). Послепроизвольное
внимание описано лишь на уровне самонаблюдения и его эксперименталь-

ного изучения не проводилось. М.Чиксентмихайи использует слово поток
для обозначения аутотелического опыта человека в целом, когда он бук-
вально захватывается потоком жизни или деятельности и для поддержания
нужной концентрации внимания субъективно не требуются дополнитель-
ные усилия. Также на уровне самонаблюдения зафиксирована внутренняя
направленность активности субьекта 1цит. по: Дормашев, 1999]. В экспе-
риментальных исследованиях активность направлена на что-то внешнее по
отношению к субъекту.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
МОДЕЛИ ФУНКЦИОНАЛЬНОГО РАЗРЕЗА И КОГНИТИВНЫЕ МОДЕЛИ
Модели избирательного внимания
4.2.2 Внимание как умственное усилие и ресурсные модели
3. КОГНИТИВНЫЕ МОДЕЛИ РАССТРОЙСТВ
КОГНИТИВНЫЕ МОДЕЛИ АГРЕССИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ
ЧТО СЛЕДУЕТ ИЗ КОГНИТИВНЫХ МОДЕЛЕЙ
3.3. КОГНИТИВНАЯ МОДЕЛЬ ВНУТРИЛИЧНОСТНОГО КОНФЛИКТА
6.4.1 Глобальные когнитивные модели
Когнитивная модель расстройств личности.
Когнитивная модель тревожных расстройств.
КОГНИТИВНАЯ МОДЕЛЬ ФОБИИ.
КОГНИТИВНАЯ МОДЕЛЬ ИСТЕРИИ.
Когнитивная модель панического расстройства.
БОЛЛСОВСКАЯ КОГНИТИВНАЯ МОДЕЛЬ МОТИВАЦИИ ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТЬЮ
Добавить комментарий