Коновалова М.А. Опыт психологического анализа российских политических реформ

BRR>
Время перемен и связанные с ним лишения привлекают наше внимание к проблемам научного анализа явления, которое принято называть политическими реформами. В политической теории и практике реформами обычно называют «более или менее прогрессивное преобразование, известный шаг к лучшему». Процесс реформирования означает, что общество испытывает истощение или разбалансирование системы ресурсов его жизнеобеспечения. Мы рассматривали следующий список ресурсов: интеллектуальные, сырьевые (энергетические), моральные (идеологические), информационные, технологические, управленческие, финансовые и человеческие.

Реформы, по нашему мнению, делятся на «рефлекторные» и «системные». Рефлекторные реформы являются реакцией на дефицит одного или двух жизненно важных ресурсов. Попытка изменить состояние именно этих ресурсов приводит к перенапряжению других ресурсов и новым кризисам. При системных реформах стабилизация отдельных ресурсов осуществляется согласованно с состоянием всех остальных. Однако системность реформ – не единственное условие их успешности. Модернизация любого ресурса эффективна при условии ее психолого-политической осмысленности обществом, проявляющейся в четком целеобразовании реформ: целеполагании, целенаправленности, целеустремленности, целесообразности в действиях правителей и народа.

Мы проанализировали российские реформы ХVII – XIX веков, чтобы систематизировать механизмы возникновения политических идей, а также основные причины успеха или неудачи их воплощения в жизнь. Данный временной цикл представляется особенно ценным для анализа своей завершенностью. Он начинается с восстановления русского государства после Смутного времени и включает в себя фантастический прыжок вдогонку западноевропейской цивилизации, расцвет, зрелость и истощение способности к развитию. С точки зрения политической психологии, этот отрезок можно считать законченным циклом политоценоза, т.е. кругооборота политических идей среди групп, классов населения.

В конце ХVI – начале ХVII веков русская государственность претерпела ряд тяжелых испытаний. Когда избранный на царство М.Романов спрашивал у послов Земского собора, где средства для управления государством и где ручательство, что прежние смуты не повторятся, ему отвечали, что все люди Московского государства уже наказались, т.е. узнали по опыту пользу прежних государственных стремлений, узнали, для кого нужны были смуты, самозванцы, кто их поддерживал.

Нами было проанализировано с психолого-политической точки зрения принятое в 1649 году «Соборное уложение» – собрание законов, закрепляющее абсолютистские черты монархии и господствующее положение дворянства. Уложение состоит из 25 глав, большинство которых посвящено восстановлению управленческих ресурсов – 12 глав. На втором месте оказались человеческие ресурсы – 7 глав. Далее следуют финансовые ресурсы – 4 , сырьевые – 2, идеологические – 1. Такое соотношение отражает ситуацию, в которой оказалось государство.

Несмотря на жесткие меры, все усилия правительства приводили только к новым проблемам. Пустовавшая казна вызвала увеличение налогов и сборов. Непосильные налоги приводили к возмущениям и бунтам (Соляной бунт в Москве в 1648 году), а затем к бегству крестьян и посадских людей. Бегство рабочего и тяглового населения разоряло хозяйство и казну. Чтобы удовлетворить постоянные требования дворянства о действенной помощи правительственных учреждений при сыске беглых только за 1658–1663 года из Поместного приказа было отправлено 25, а в 60-х годах – 22 сыскные комиссии. С 60-х годов приказы стали превращаться в крупные учреждения с большим штатом. «Подъяческое умножение» вызывало беспокойство правительства, т.к. оплата труда подъячих делалась заметной статьей государственного расхода. Правительство попыталось выпустить медные деньги с принудительным курсом и стало выплачивать ими жалованье. Однако крестьяне отказывались принимать медные деньги, повысились цены на хлеб в городах, разразился «Медный бунт».

Мы считаем, что причиной этих неудач была рефлекторность предпринимаемых мер, которая была следствием отсутствия психологического механизма целеобразования у разработчиков реформ.

После возрождения государственности русские люди постепенно осознавали свою нравственную, культурную, экономическую, военную несостоятельности. «Сравнение и тяжелый опыт произвели свое действие, раздались страшные слова: ”У других лучше”». Измученное потрясениями население стремилось к тому, чтобы все «впредь было прочно и неподвижно». В такой ситуации бессилия правительство было вынуждено обращаться за рекомендациями к сторонним наблюдателям, которым доверяло по признаку вероисповедания или по национальной родственности (грек Паисий Лигарид, белорус Симеон Полоцкий, серб Юрий Крижанич). Свои рецепты исправления положения дал в своем сочинении «Политичные думы» ученый серб Юрий Крижанич: «В России полное самодержавие, повелением царским можно все исправить и завести полезное. Таким образом, преобразование должно идти сверху, от самодержавной власти: русские сами себе не захотят добра сделать, если не будут принуждены к тому силою.

Неудачи российских реформаторов привели к тому, что в 1648 году в списке европейских монархов «великий князь Московский» занимал предпоследнее место, перед князем Трансильвании. В конце царствования Петра Великого Россия стала одной из ведущих держав Европы. Как это удалось, показывает анализ петровских реформ с позиции психологии системности и целеобразования.

В манифесте 1702 года о вызове иностранцев в Россию говорится: «Мы побуждены были, в самом правлении учинить некоторые перемены, дабы наши подданные могли тем более и удобнее научиться поныне им неизвестным познаниям и тем искуснее становиться во всех торговых делах». Заслуга Петра I состоит в создании совершенно новой концепции русского государства, в котором власть стала выполнять функцию целеобразования. Он разделил понятия государства и личности государя, который стал рассматриваться как первый слуга государства. Для Петра главной стала идея служения Отечеству. Он намеревался управлять Россией таким образом, чтобы «всяк и каждый из наших верных подданных чувствовать мог, какое наше единое намерение есть о их благосостоянии и приращении пещися». Легитимирование самодержавной власти было произведено на основе принципов рационализма, что существенно изменило роль прежнего и единственного обоснования – религиозного. Церковь потеряла свое политическое значение. Реформы Петра Великого были, без сомнения, системны: открываются школы и молодежь отправляется за рубеж на учебу, разведываются месторождения полезных ископаемых, создается новая государственная идеология, печатается первая общедоступная газета, иностранные мастера строят заводы, реорганизуется система государственного управления, изменяется система налогообложения, огромные массы людей перемещаются в физическом и культурном пространстве.

Однако такая напряженная деятельность требует источника сил. В России единственными ресурсами, за счет которых могли восполняться остальные, были по-прежнему земля и люди. Лишь за первую половину царствования Петра из государственного земельного фонда в частные руки было передано огромное количество земель и около 175000 крестьян. За 1680–1724 годы. сумма налогов выросла в 2,7 раза, при этом сумма прямых налогов в 3,7 раза. С введением подушной подати налоги возросли в среднем в 3 раза. Число беглых крестьян к концу царствования Петра 1 достигло 200000 человек. Практически все сельское население в петровскую эпоху было поставлено на грань выживания. Это дает повод многим историкам утверждать, что действия Петра не только не были исторически оправданными, но и, напротив, в максимальной степени затормозили прогрессивное развитие России и создали условия для его торможения еще в течении полутора столетий. По нашему мнению, реформы Петра просто опередили свое время. Никто, даже люди из его ближайшего окружения, не смог сознательно разделить его труды. Как только Петр умер, «они возненавидели друг друга, как старые друзья, и принялись торговать Россией, как своей добычей». Возможно, именно поэтому, если в своей законодательной работе Петр опирался прежде всего на силу знания, то в непосредственной практической деятельности – на силу кнута. Несмотря на крайнее перенапряжение человеческих ресурсов, реформы имели отсроченный успех. Они дали стране перспективу развития.

Анализ реформ Екатерины II дал очень интересные результаты. С одной стороны, традиционно признается несомненная успешность ее деятельности, но с другой стороны, она не смогла сообщить своим реформам тот целевой смысл, который был очевиден ей самой. При Екатерине II были проведены две крупные реформы: секуляризация владений духовенства и реорганизация местного и центрального управления. Екатерининская реформа отделила суд от администрации, передала ряд функций центральных органов управления местным, создала сословные корпорации и сословное самоуправление дворянства и горожан, создала понятие «города» как административной единицы.

Успешность предпринятых в это время реформ, вероятно, объясняется полным их соответствием интересам определенной социальной группы. Екатерина вступила на престол в результате государственного переворота и стала проводником интересов того класса, который вполне осознал свое господство. В 1762 году она издает «Манифест о вольности дворянства». Функция целеполагания государственной власти столкнулась, тем самым, с субъективными факторами, препятствующими процессу политоценоза. В своих мемуарах Екатерина признается, что если бы она попробовала что-то предпринять для решения вопроса о крепостном праве, то это было бы ее последнее постановление: «Если посмеешь сказать, что они такие же люди, как мы, и даже когда я сама это говорю, я рискую тем, что в меня станут бросать каменьями». Известный «Наказ» самой императрицы оказался чересчур либеральным для ее русского окружения: ей пришлось изъять, например, положение о том, что рабство (холопство) есть «великое злоупотребление» и т.д. Великая Французская революция напугала, но ничему не научила.

Реформы Екатерины II были системными. Они учитывали степень психологической готовности к реформам и грамотно внедрялись в доступных пределах. Годы царствования Екатерины II были, несомненно, благоприятным периодом для России. С присоединением областей Северного Причерноморья, Крыма и Предкавказья значительно расширилась территория государства. На три четверти возросло количество населения, продолжали интенсивно развиваться промышленность и торговля. В сельском хозяйстве отмечалось заметное повышение урожайности, и прежде всего, по зерну на душу населения.

Могущество России было признано всеми ведущими европейскими державами.

Примером реформ наиболее систематичных, теоретически тщательно разработанных, но потерпевших неудачу, может быть проект М.М.Сперанского. В законченном виде он получил название «Введение к Уложению государственных законов» и представлял собой точное исполнение заказа императора Александра I, который с самого начала своего правления логично и последовательно стремился «обуздать деспотизм нашего правления». Подобно своему отцу и бабке он напряженно искал такую идеологическую концепцию, которую можно было бы с успехом противопоставить идеям буржуазной революции. По его инициативе было предпринято несколько попыток осуществить реформы государственного управления и смягчить гнет крепостного права с последующей его отменой. Но заложенный ранее дефицит интеллектуальных ресурсов, выражавшийся в запрете на беспристрастный анализ положения дел в стране и публичное обсуждение результатов, свел на нет все усилия.

М.М.Сперанский был одним из самых образованных людей своего времени. Исходя из идеи тесной взаимозависимости различных сфер общественной жизни, перемену в политическом строе Сперанский увязывал с преобразованиями в области экономики и «народного воспитания». Однако, будучи по происхождению простолюдином, Сперанский до определенного времени не сталкивался с реальной российской жизнью. При всей внутренней стройности предложенного Сперанским плана, при одобрении его императором, этот план страдал одним, но коренным недостатком – он не соответствовал реалиям российской действительности. В реализации плана государственного преобразования Сперанский рассчитывал опираться, с одной стороны, на просвещенную часть российского общества, убежденную в необходимости глубоких реформ в духе времени, а с другой, на поддержку Александра I. Жизнь, однако, быстро рассеяла его иллюзии.

Психологическая неготовность общества к переменам проявилась в атмосфере ненависти, которая сразу окружила Сперанского. По его «милости» с августа 1809 года чиновники могли продвигаться по службе не по принципу выслуги лет, а по «действительным заслугам и отличным познаниям», и многим пришлось сдавать экзамены. Ненависть усилилась, когда по инициативе Сперанского был принят план финансового оздоровления хозяйства страны. Положение России в сфере финансов было отчаянным – финансовый дефицит достигал объема более половины всей суммы доходов. Финансовая реформа, предложенная Сперанским, среди прочих мер предполагала введение нового «подоходного прогрессивного» налога на доходы помещиков с их земель. Кроме этого, на этапе практического внедрения, Сперанский нарушает собственную технологию. Например, общественное мнение, которому он придавал первостепенное значение при подготовке реформ, когда пришло время их воплощения в жизнь, он полностью исключил из своего арсенала, не сделав ни единой попытки обратиться к нему. Отсутствие традиций гласного обсуждения государственных вопросов вело к созданию вокруг реформ различного рода слухов, что использовалось противниками Сперанского.

Могла ли верховная власть решиться на коренные преобразования вопреки воле значительного большинства бюрократии и дворянства? Александр I, несмотря на настойчивое стремление к переменам, хорошо помнил обстоятельства своего вступления на престол. Его отец заплатил жизнью за попытку лишить дворянство его привилегий. Александр должен был сдать Сперанского, олицетворявшего собой курс реформ.

Русскому обществу понадобилось еще 36 лет, чтобы преодолеть дефицит необходимых для развития средств. На этот раз подготовка к реформам продолжалась несколько лет, отличалась всесторонностью и учетом реальных условий. Правительству Александра II удалось, наконец, сформулировать и сообщить населению целевой смысл реформ. Первой и основной из серии реформ была отмена крепостного права. Основанное на принудительном труде производство деградировало. К 1859 году было заложено 66% помещичьих крестьян, появился слой разоренных и деклассированных помещиков. При росте общей численности населения доля крепостного крестьянства сокращалась.

Перемены стали возможны, когда дефицит всей системы ресурсов подорвал политическое могущество господствующего класса и привел к военному поражению. Разработчики реформы действовали очень осторожно, стремясь избежать быстрых разрушительных последствий, и системно, пытаясь восполнить многовековой дефицит интеллектуальных и информационных ресурсов. После отмены крепостной зависимости последовали реформы: земская, школьная, судебная, печати, военная и финансовая. Не случайно реформы 60–70-х годов принято называть «великими». Они органично вытекали из состояния общества и не ставили население на грань выживания: с 1858 по 1897 год население возросло на 70 %, а городское население удвоилось.

Многие историки отмечают, что в России личность реформатора играла одну из важнейших ролей в проведении реформ. Часто с его смертью или отставкой реформы прекращались. Еще одна особенность реформ в России – они, как правило, опаздывали, не отвечая в должной мере потребностям общества и государства. К концу ХIХ века самодержавие, как способ правления, перестало справляться со сложностью государственных задач. Александр II отчаянно сопротивлялся идее конституционных преобразований, но был вынужден пойти на первые робкие шаги в этом направлении. Гибель царя в марте 1881 года остановила процесс реформирования государственной власти. Власть перестала выполнять свое основное предназначение – целеобразование. Причина этого, по нашему мнению, в неспособности следующих за Александром II самодержцев к интеллектуальному лидерству. По традиции почти все русские императоры опережали общество в сознании необходимости перемен, потеря этого преимущества привела к потери власти. В царствование Николая II в России были люди, способные предложить решение сложнейших проблем (С.Ю.Витте, П.А.Столыпин).

С.Ю.Витте, убежденный монархист, видел необходимость модернизации государственного строя и ввел термин «социализация монархии». Он полагал, что Россия сделается конституционным государством де факто. Вопрос лишь в том, совершится это спокойно и разумно или вытечет из потоков крови. Никаких особо революционных мер Витте не предлагал. Он стремился лишь «для предотвращения революции сделать некоторые реформы в духе времени». Однако все предложения не встречали поддержки со стороны Николая II до тех пор, пока обстоятельства не заставляли его идти на уступки.

Принцип «революции сверху» оказался очень ненадежным в ситуациях, когда монарх по своим личным качествам может осуществлять целеполагание, но бессилен перед инертностью общества, не приученного самостоятельно размышлять над своим будущем; когда монарх не способен осуществлять функцию целеполагания, а реформы назрели.

Предпринятое исследование российских реформ XVII – XIX веков базировалось на предположении, что мысль о реформах является естественной психологической реакцией на дефицит какого-либо из ресурсов. Действительно, наиболее системные и успешные реформы Петра Великого и Александра II были реакцией на предельное истощение и разбалансирование системы ресурсов жизнеобеспечения, что сопровождалось финансовым и управленческим кризисами, территориальными потерями, военными поражениями. Неудачные попытки предложить обществу другие цели и ценности (Екатерина II, Александр I), по видимому, связаны с тем, что кроме объективного состояния ресурсов, существует еще субъективное психологическое состояние социальной группы, стоящей за каждым жизненным ресурсом. Поэтому необходимо различать объективное экономическое взаимовлияние ресурсов друг на друга (например, сырья и денег, труда и зарплаты), и субъективное психолого-политическое взаимодействие представителей социальных групп, стоящих за каждым видом ресурсов, например, ученых (интеллектуальные ресурсы) и финансистов (денежные ресурсы), чиновников (ресурсы управления) и журналистов (информационные ресурсы) и т.д. В том случае, если одна – две социальные группы пытаются решить свои проблемы за счет других социальных групп, проводятся «рефлекторные» реформы, пополняющие истощившиеся ресурсы за счет ресурсов других социальных групп. Это может продолжаться до тех пор, пока вся система ресурсов не будет нарушена и власть предложит соответствующую времени и задачам концепцию общественного устройства. До этого момента политические идеи тех или иных реформ, циркулируя в кольце политоценоза, застревают или извращаются в тех социальных группах, чьи ресурсы жизнеобеспечения должны «пострадать» от реформ. В результате, на выходе системы политоценоза идеи реформ исчезали, а вместе с ними исчезала и государственная власть, допускавшая произвол представителей одних ресурсов по отношению к представителям других ресурсов. Настоящее исследование показывает, что успех реформы определяется мерой соответствия между объективными и субъективными факторами. Реформы, ориентированные только на объективные факторы и игнорирующие психологические, обречены на неудачу. Несомненно, залогом успеха реформ является их психолого-политическая системность и осуществление властью функции целеобразования реформ, как условия их поддержки населением. Анализ течения современных российских реформ с психолого-политической точки зрения может быть полезен для прогноза их результатов, выяснения условий принятия их населением России.

ЛИТЕРАТУРА

1. Большая советская энциклопедия. М., 1975.

2. Юрьев А.И. Системное описание политической психологии. Дис. док. психол. наук. СПб., 1996.

3. Соловьев С.М. Чтения и рассказы по истории России. М., 1989.

4. Соборное уложение 1649 года. Текст. Комментарии. Л., 1987.

5. Очерки истории СССР. Период феодализма. XVII в. М., 1955.

6. Исторические записки. Т. 108. М., 1982.

7. Ковалевский П.И. Психиатрические эскизы из истории. М., 1995.

8. Реформы и реформаторы в России. М., 1996.

9. Реформы в России: Очерки истории. М., 1993.

10. Ключевский В.О. Сочинения. М., 1989.

11. В борьбе за власть: Страницы политической истории России. XVIII в. М., 1988.

12. Экштут С.А. В поисках исторической альтернативы. М., 1994.

13. Шильдер Н.К. Император Александр I. СПб., 1897.

14. Томсинов В.А. Светило российской бюрократии. М., 1991.

15. Лютых А.А., Скобелкин О.В., Тонких В.А. Российское реформаторство: История России. Воронеж, 1993.

16. Водарский Я.Е. Население России за 400 лет. М., 1973.

17. Реформы в истории России. Волгоград, 1994.

18. Витте С.Ю. Воспоминания. М., 1960.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
Мишучкова И.Н. ПСИХОЛОГО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ЦЕЛЕЙ ОБЪЕКТОВ СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ ПОЛИТИКИ
Бурикова И.С. психолого-политическиЕ факторЫ эффективности российского законодательства
Захватошина Ольга Венедиктовна Тиенар Ольга Николаевна ОПЫТ ПРИМЕНЕНИЯ МЕТОДОВ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ КОРРЕКЦИИ ОПЫТ ПРИМЕНЕНИЯ МЕТОДОВ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ КОРРЕКЦИИ ЛИЦ ПОЖИЛОГО ВОЗРАСТА (СВРДЛОВСКАЯ ОБЛАСТЬ)
Коновалова Н.Л. ДИАГНОСТИКА ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ ДЕТЕЙ С ОТКЛОНЕНИЯМИ В РАЗВИТИИ С ПОЗИЦИЙ СИСТЕМНОГО И КОМПЛЕКСНОГО ПОДХОДОВ
Медина Бракамонте Н.А. СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ВОСТОЧНОГО И РОССИЙСКОГО ТИПОВ ВОСПИТАНИЯ
Амосенко О.В., Грищенко ОПЫТ ЭНЕРГО-ИНФОРМАЦИОННОГО АНАЛИЗА ТИПОЛОГИИ ПОВЕДЕНИЯ
Алейникова КОНТЕНТ-АНАЛИЗ НЕВЕРБАЛЬНОЙ КОММУНИКАЦИИ В ПОЛИТИЧЕСКОЙ РЕКЛАМЕ
Психологические проблемы российской политики
СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОГО БИЗНЕС–СЛОЯ
ПСИХОЛОГО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ РАЗЛИЧИЙ ФОРМИРОВАНИЯ ОТНОШЕНИЯ К СТРАНЕ (на примере латышей и русскоязычных, живущих в Латвии)
ТЕМА 11. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ
ШАВШУКОВА Н.В. ВОСПРИЯТИЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО ПОЛЯ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ОРИЕНТАЦИИ
Власова К.В. Психологические детерминанты восприятия политического лидера
ОПЫТ ПРИМЕНЕНИЯ ДЫХАТЕЛЬНЫХ УПРАЖНЕНИЙ С ВИЗУАЛИЗАЦИЕЙ В ПСИХОЛОГИЧЕСКОМ КОНСУЛЬТИРОВАНИИ
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ ФОРМИРОВАНИЯ ИМИДЖА ПОЛИТИЧЕСКОГО ЛИДЕРА
Григорчук В.В. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПРОВЕДЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ ИННОВАЦИЙ В РОССИИ И США
Добавить комментарий