Коростылева Л.А. САМОРЕАЛИЗАЦИЯ ЛИЧНОСТИ КАК ПРЕДМЕТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ


Тема самореализации включена в проблемное пространство различных наук и является прежде всего психологической проблемой. Назрела необходимость ее глубокого анализа с современных психологических позиций и с использованием разноплановых исследований.
В психологии проблема самореализации до настоящего времени (на должном уровне) не поднималась. Имеются научные исследования, в которых использование понятия «самореализация» считается либо само собой разумеющимся, либо вообще «обходится стороной» [6]. В отдельных публикациях приводятся некоторые аспекты самореализации: самореализация может представляться [15] как социально-психологическая проблема, взаимосвязанная с научно-техническим прогрессом. Наиболее продуктивным подходом стало рассмотрение социальными психологами и философами самореализации в контексте жизненного пути, стиля и образа жизни личности и жизнетворчества [5, 12].
Анализ психологических и философских работ, посвященных отдельным вопросам самореализации, показывает, что самореализация может исследоваться как цель, средство, процесс, состояние, результат и итог. Самореализация как цель рассматривается в исследованиях самоактуализации личности. Они изучают достижения как метаценности.
Самореализация как состояние рассматривается в связи с вопросом удовлетворенности самореализацией. В тесте смысложизненных ориентаций (СЖО), адаптированном [11], оценивается удовлетворенность самореализацией как ощущение того, насколько продуктивна и осмысленна была прожитая часть жизни. Результатом самореализации может являться наличие свойств, способствующих самоосуществлению личности. Самореализация как результат чаще исследуется как определенный уровень личностного развития по критерию успеха-неуспеха. Под успешным здесь понимается тот результат, который получен путем приложения адекватных усилий. Самореализация как итог может рассматриваться в исследованиях, направленных на осмысление цельных (итоговых) временных отрезков жизненного пути (например, период ранней, средней зрелости), либо посвященных человеку пожилого возраста. Здесь акцент делается на оценке прожитой жизни в целом.
Возникает вопрос, какие психологические понятия являются ключевыми в раскрытии самореализации как предмета исследования? Прежде всего, безусловно, это смысл жизни, непосредственно влияющий на самореализацию личности [9, 20]. Смысл жизни — это наиболее обобщенное образование системы личностного целеполагания [5].
Хотя проблема смысла жизни является исконной прерогативой философии, существует немало разногласий в его понимании. Отметим только тот факт, что если в работе киевских философов и психологов [5] смысл жизни представляется как доминирующая интенция, то В.Франкл, рассматривая проблему поиска смысла жизни человеком, отрицает это: «Поскольку самоосуществление и самореализация вообще важны для человеческого бытия, они достижимы как результат, но не как интенция» [18, с.119]. Хотя, если ограничить приведенное высказывание только аспектом достижимости, то противоречивость этих точек зрения снимается. По мысли А.Т.Москаленко и В.Ф.Сержантова [13], смысл жизни состоит в развитии человека, адекватном его собственной природе.
«Потребность смысла жизни есть, следовательно, свойство индивида, обусловливающее тот факт, что без возникновения в его жизнедеятельности таких ценностей, которые он признает или может признавать сообщающими смысл его жизни, он не может правильно функционировать. Практически это означает, что в таком случае его жизнедеятельность не соответствует его возможностям и негативно им оценивается [14, с. 185].
Формирование смысла жизни — это процесс становления зрелой личности. Он предполагает стабилизацию внутренней интеграции. Смысл жизни в процессе своего становления проходит путь от диффузной мечты до вопросов о жизненных перспективах, жизненном идеале [5, 14]. На протяжении жизненного пути человек стремится обрести смысл жизни. Он испытывает фрустрацию, если это стремление осталось нереализованным. Осознав свое предназначение, человек может реализовать себя.
Обсуждая проблему поиска смысла жизни, В.Франкл утверждает, что не существует универсального смысла жизни. Смысл жизни всегда уникален для каждого человека: «...ценности можно определить как универсалии смысла, кристаллизирующиеся в типичных ситуациях, с которыми сталкивается общество или даже все человечество» [18, с. 288]. В.Франкл выделяет пути, посредством которых человек может найти смысл своей жизни, т.е. сделать ее осмысленной: 1) с помощью своих творений, которые он отдает миру; 2) с помощью того, что он берет от мира (переживание ценностей); 3) с помощью позиции, занимаемой им по отношению к судьбе, изменить которую он не в состоянии. Соответственно этому выделяются три категории ценностей: ценности созидательные (творчества); ценности переживания, которые реализуются в относительно пассивном восприятии мира; ценности отношения.
Человек не может уклониться от выбора ценностей, он принимает решение, какая из имеющихся возможностей достойна реализации, а какая является необходимостью. Лишь в той мере, в которой человек осуществляет смысл и реализует ценности, он реализует самого себя. «Если я хочу стать тем, чем я могу, мне надо делать то, что я должен делать. Если человек хочет прийти к самому себе, его путь лежит через мир» [18, с.120]. Согласно В.Франклу, человек находит смысл жизни в создании творческого продукта, совершении дела, в переживании истины, добра и красоты, в переживании природы и культуры, во встрече с другим уникальным человеком, в любви. В своих трудах В.Франкл полемизирует с А.Маслоу, не соглашаясь с ним в отношении понимания самоактуализации, и, прежде всего, относительно особенностей взаимосвязи понятий «самоактуализация» и «смысл жизни».
«Самоактуализация является лишь результатом, следствием осуществления смысла, лишь в той мере, в какой человеку удается осуществить смысл, который он находит во внешнем мире, он осуществляет и себя. Если он намеревается актуализировать себя вместо осуществления смысла, смысл актуализации сразу теряется» [18, с.58—59]. А.Маслоу относит стремление к смыслу жизни к высшим потребностям, называя его при этом «первичным человеческим побуждением». Однако, если исходить из его концепции, согласно которой только по мере удовлетворения низших потребностей удовлетворяются высшие потребности, смысл жизни начинает интересовать человека только тогда, когда его жизнь уже устроена. Ссылаясь на свой опыт, В.Франкл выражает несогласие с таким взглядом. Он указывает на то, что проблема смысла жизни очень часто возникает тогда, когда жизненные условия складываются «хуже некуда». В.Франкл доказывает, ссылаясь на эмпирические исследования Крамбо, Махолика и Кратохвилла, что стремление к смыслу жизни не сводится и не выводится из других потребностей.
Наиболее перспективным подходом является рассмотрение жизнетворчества с точки зрения способности к рефлексии, к осуществлению адекватных жизненных выборов, средств и путей их реализации. Так, Я.И.Пономарев выделяет в творчестве, помимо основных фаз и их смены в восходящем и нисходящем направлениях, тот факт, что «задача принимается при доминировании более высокого уровня, чем тот, на котором избирается средство к решению. Это средство образуется как побочный продукт на субдоминантном уровне» [16, с. 162].
Каждому этапу жизненного пути присущи свои жизненные цели, своя жизненная задача, способствующая достижению жизненных целей. Для решения последней составляется соответствующий жизненный план, посредством которого человек осуществляет самопроектирование, самосозидание, руководствуясь своей жизненной концепцией.
Ряд авторов утверждают, что ввиду отсутствия актуальной необходимости смысл жизни может недостаточно осознаваться, находясь в потенциальном состоянии [19]. Возможно, здесь сказываются опасения человека выявить собственную несостоятельность. Однако в кризисные периоды возникает потребность осознать смысл своей жизни.
Понимание своей жизни является необходимым условием полноценного функционирования личности [14]. И.С.Кон отмечает, что целостное осмысление жизни придает ей направленность, обеспечивая преемственность отдельных этапов жизненного пути и насыщая ее содержанием [8]. В.Э.Чудновский выделяет следующие «формально-динамические» характеристики смысла жизни: инертность, «масштабность», динамика и иерархия. Инертность смысла жизни проявляется в трудностях изменения неадекватного смысла, в повышенной зависимости человека от логики его жизни. Присоединяясь ко взглядам В.Франкла, В.Э.Чудновский отмечает наличие многих смыслов различной иерархии, сложной динамики их взаимодействия, наличие «малых» и «больших» смыслов [19].
В процессе осуществления намеченной жизненной программы человек может испытывать затруднения. Он предпринимает действия, которые способны изменить и жизненную ситуацию, и его самого, и даже направление собственных мыслей. Эти инструментальные формы активности личности Томэ еще в 1951 г. назвал «техниками бытия». Он подчеркнул, что смысл каждой техники заключается не в ней самой, а в той теме, которой она служит [4, с.9]. Понятия «темы бытия» и «тематического структурирования жизни» в трактовке Томэ равнозначны понятию «центральных жизненных стремлений», введенному Ш.Бюллер. В зависимости от того, как человек воспринимает ситуацию, он предпринимает соответствующие действия.
Обратимся ко взглядам Томэ на жизненный мир личности и «техники» ее бытия (см. [4]). Значимые темы бытия выделяются человеком из его субъективного жизненного пространства. Термин «субъективное жизненное пространство» Томэ вводит, рассматривая категорию жизненного мира личности.
Субъективное жизненное пространство определяется жизненной историей, жизненным опытом личности и представлено когнитивными репрезентациями, которые выступают в виде значимых для личности переживаний. Происходящие жизненные события личность рассматривает под углом зрения этих репрезентаций.
Каждый человек имеет свой репертуар реакций на жизненные проблемы. Одна из наиболее продуктивных техник, как показывают исследования Томэ, предполагает попытку изменить ситуацию, сделав ее более успешной. Применение такой техники требует высокого уровня саморегуляции, поиска необходимой информации, интенсивных раздумий и взаимодействия с другими людьми. Томэ выделяет еще три техники, относя их к «общепсихологической системе приспособления». Первая включает в себя прежде всего приспособление к институционным аспектам, социальным нормам и т.п., присущим ситуации. Вторая — приспособление к своеобразию, к потребностям других людей. Третья техника заключается в принятии ситуации такой, какая она есть.
Выделяется ряд ситуационно-специфических техник. На наш взгляд, некотoрые из них ориентированы на других людей: «искать социальную поддержку», «полагаться на других людей, доверять им», «идентифицироваться с целями и судьбами других людей». Иные имеют противоположную направленность: «проявлять агрессию в форме действия или критики», «самоутверждаться», «сопротивляться» и т.п. Встречаются техники, занимающие промежуточное положение: «корректировать свои ожидания», «отсрочивать удовлетворение своих потребностей», «использовать шанс», «надеяться» и др. В отдельную группу Томэ выделяет неадаптивные реакции на трудности: смирение, подавленность, депрессия, а также избегание тяжелых и сложных ситуаций, которое проявляется в подавлении мыслей об источнике трудностей, применение механизмов психологической защиты.
Томэ выделяет четыре жизненных стиля, которые характеризуются определенной структурой превалирующих жизненных тем, когнитивных репрезентаций, преобладающих форм поведения и временной перспективой. Лица с жизненным стилем первого типа ориентированы на борьбу за существование. Они стремятся сохранить свои интересы и достигнуть поставленных целей, используя шансы и новые собственные возможности, направленные на изменение окружающего мира, руководствуясь планами на будущее. Лица, для которых характерен стиль жизни второго типа, имеют тенденцию к внутреннему изменению при выраженном принятии своего положения. И если для лиц с жизненным стилем третьего типа характерна пассивность и покорность, конформное поведение, то для лиц с четвертым типом стиля присуще разочарование и противостояние по отношению ко всем окружающим. Стиль жизни чаще рассматривается «как индивидуальная форма функционирования и развития образа жизни....В образе жизни наиболее непосредственно отражаются сущностные характеристики макросреды» [3].
В настоящее время не разработаны типологии образа жизни. Б.Г.Ананьев придавал особое значение здоровому образу жизни как необходимому условию развития личности. Рассматривая образ жизни как социально-психологический феномен, отдельные авторы исследуют психологические механизмы фoрмирования образа жизни личности применительно к здоровому образу жизни [7].
Исследуя психологические основания типологии индивидуальной жизни, А.А.Кроник [10] выделяет четыре максимизирующих и минимизирующих принципа. Он считает, что принцип максимизации полезности проявляется в гедонистических наклонностях, принцип минимизации потребностей проявляется в стремлении человека ограничивать степень напряжения движущих им потребностей. Последний имеет место в случае объективной или субъективной невозможности удовлетворения потребностей. Стремление человека к созданию ясной, понятной картины мира, позволяющей легко прогнозировать и объяснять жизненные события, приводит к действию принципа минимальной сложности. Упрощаются представления об объектах и труднодостижимых целях, они воспринимаются как более доступные либо заменяются другими. Наиболее перспективным является принцип максимизации способностей. В основе этого принципа лежит стремление к развитию, к самореализации.
В связи с тем, что жизненная позиция прежде всего определяет склонность человека к жизнетворчеству, остановимся подробнее на этом аспекте. По мнению К.А.Абульхановой-Славской [2], стратегия жизни человека имеет три основных признака. Первый состоит в выборе основного направления жизни, в выявлении ее целей и этапов их достижения, их соподчиненности. Стратегия возникает сначала как идеальный план.
Второй признак стратегии жизни состоит в решении проблем, возникающих при противоречии между намерениями человека и их воплощением. В связи с необходимостью разрешения таких противоречий в процессе жизни вырабатываются особые качества. Жизненная задача человека состоит в решении возникающих противоречий, определении пути саморелизации, создании для этого условий, которых нет в наличии.
Третий признак стратегии жизни состоит в непрерывном жизнетворчестве, поскольку только в процессе жизненного поиска человек постоянно делает для себя открытия. Такое творчество может представлять для человека особую ценность жизни, ее неотъемлемый атрибут. Однако мера подобного творчества может отличаться у разных людей.
К.А.Абульханова-Славская рассматривает стратегию жизни в широком ее понимании как реализуемую «в различных жизненных условиях, обстоятельствах способность личности к соединению своей индивидуальности с условиями жизни, к ее воспроизводству и развитию» [2, с. 245].
Особый интерес вызывает субъективно-личностный аспект смысложизненной рефлексии [9, 20] прежде всего потому, что далеко не всегда выбор смысложизненных ориентаций носит рациональный характер. Порой человек не волен в сиюминутных перемещениях «своего внутреннего мира, в особенности глубинных установок, к которым относятся и смысложизненные. Его представления, убеждения, вкусы не являются полным результатом самостоятельной «выделки» в соответствии с некоторой сознательно избираемой моделью, они сформировались в итоге длительного предшествующего жизненного опыта, уже до юношеского возраста, в котором личность обычно и начинает творить свой жизненный путь и его смысл сознательно и целенаправленно» [5, с. 137].
Субъективно-личностный аспект смысложизненной рефлексии, а именно представленность смысла жизни во внутреннем мире субъекта, не разработан в научной литературе. Тем не менее имеются исследования, свидетельствующие о том, что степень личностной зрелости человека в значительной степени обусловливает его отношение к жизненным инновациям, предопределяет возникновение внутриличностных конфликтов.
Таким образом, в процессе самореализации человек осуществляет смысл, вкладываемый им в понимание своей жизни. Он реализует свое пристрастное отношение к действительности, воплощенное в его системе личностных смыслов [11]. Вместе с тем необходимо принять во внимание взаимовлияние жизненного пути и онтогенеза в индивидуальном развитии человека [17].
Итак, самореализация как предмет психологического исследования предполагает прежде всего исследование структуры личностных смыслов в образе мира человека, особенностей внутреннего мира лиц с разным уровнем самореализации в различных сферах жизнедеятельности во взаимосвязи с их индивидными и личностными свойствами.
ЛИТЕРАТУРА
1. Ананьев Б.Г. Избранные психологические труды. М., 1980.
2. Абульханова-Славская К.А. Стратегии жизни. М., 1991.
3. Ануфриева Р.А., Головаха Е.И. Стиль жизни личности. Киев, 1982.
4. Анцыферова Л.И. Психология повседневности: жизненный мир личности и «техники» ее бытия // Психол. журнал. № 2, 1993.
5. Жизненный путь личности /Под ред. Л.А.Сохань. Киев, 1987.
6. Кабрин В.И. Исследование самореализации личности в структуре коммуникативного мира: Автореф. канд. психол. наук. 1987.
7. Классов Б.А. Психологические механизмы формирования образа жизни личности: Автореф. канд. психол. наук. Новосибирск, 1996.
8. Кон И.С. В поисках себя. М., 1984.
9. Коростылева Л.А. О субъективных стратегиях актуальной самореализации человека: системный подход // Принцип системности в современной психологической науке и практике. Т. 2. М., 1996.
10. Кроник А.А. Психологические основания индивидуальных стилей личности // Стиль жизни. Киев, 1982.
11. Леонтьев Д.А. Тест смысложизненных ориентаций. М., 1992.
12. Мартынюк И.О. Жизненные цели личности. Киев, 1990.
13. Москаленко А.Т., Сержантов В.Ф. Смысл жизни и личность. Новосибирск, 1989.
14. Обуховский К. Психология влечений человека. М., 1972.
15. Парыгин Б.Д. Научно-технический прогресс и проблема самореализации личности // Психология личности и образ жизни / Под ред. Е.В.Шороховой. М., 1987.
16. Пономарев Я.А. Психологический механизм творчества // Принцип системности в психологических исследованиях / Под ред. Д.Н.Завалишиной, В.А.Барабанщикова. М., 1990.
17. Рыбалко Е.Ф. Взаимовлияние жизненного пути и онтогенеза в индивидуальном развитии человека // Проблема индивидуальности в онтопсихологии / Под ред. А.А.Крылова, Е.Ф.Рыбалко.
18. Франкл В. Человек в поисках смысла. М., 1990.
19. Чудновский В.Э. Психологические проблемы смысла жизни // Вопросы психологии. № 4. 1995.
20. Korostilowa L.A. Reconstruction of the image of world // International journal of Psychology. Abstraits of the XXVI International congress of Psychology. Monreal. Canada,1996.
<< | >>
Источник: АНАНЬЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ 2003. Общая психология. 2003

Еще по теме Коростылева Л.А. САМОРЕАЛИЗАЦИЯ ЛИЧНОСТИ КАК ПРЕДМЕТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ:

  1. Коростылева Л. А.. Психология самореализации личности, 2003
  2. Коростылева Л. А. НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ СТРАТЕГИИ САМОРЕАЛИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ
  3. Коростылева Л.А., Петрова Т.В. О ПРЕДПОСЫЛКАХ САМОРЕАЛИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ СТУДЕНТОВ–ПСИХОЛОГОВ
  4. 2.2. САМОРЕАЛИЗАЦИЯ ЛИЧНОСТИ КАК ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА
  5. ГЛАВА 2. БЕСПОМОЩНОСТЬ КАК ПРЕДМЕТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ
  6. МЕЖЛИЧНОСТНОЕ ПОЗНАНИЕ КАК ПРЕДМЕТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ
  7. ЖИЗНЕННАЯ СТРАТЕГИЯ ЛИЧНОСТИ КАК ПРЕДМЕТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИЗУЧЕНИЯ.
  8. ЖИЗНЕННАЯ СТРАТЕГИЯ ЛИЧНОСТИ КАК ПРЕДМЕТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИЗУЧЕНИЯ.
  9. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА СМЫСЛА ЖИЗНИ КАК ВНУТРЕННИЕ ПРЕГРАДЫ САМОРЕАЛИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ И ДЕТЕРМИНАНТЫ СМЫСЛОЖИЗНЕННОГО КРИЗИСА.
  10. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА СМЫСЛА ЖИЗНИ КАК ВНУТРЕННИЕ ПРЕГРАДЫ САМОРЕАЛИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ И ДЕТЕРМИНАНТЫ СМЫСЛОЖИЗНЕННОГО КРИЗИСА.
  11. 2.2. Целостный человек как предмет психологического исследования. Философия и психология многомерности
  12. УДК 37.015.А.В. РАКИЦКАЯ ЭМОЦИОНАЛЬНОЕ ВЫГОРАНИЕ КАК ПРЕДМЕТ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ