Коровкин Сергей Юрьевич ИНСТРУМЕНТАЛЬНЫЙ ОПЫТ КАК СОЦИАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ

В последние годы резко возросло количество прикладных психологических исследований, в основном зарубежных, оперирующих понятием «инструмент». В первую очередь, имеются ввиду исследования в рамках так называемого подхода HCI (human-computer interaction), т.е. «взаимодействие человек-компьютер» (Kaptelinin, Nardi 2003; Cluts, 2003 ), а также эргономики (Rabardel, 1999; Baber, 2003). Однако, несмотря на широкое использование данного понятия, ощущается нехватка теоретической основы, единого понимания роли инструмента как в практической деятельности, так и в развитии человека.

В отечественной психологии, основу понимания инструмента, или орудия, заложила культурно-историческая теория Л.С. Выготского, лежащая как в основе теории деятельности, так, во многом, и в основе HCI. Выготский рассматривал орудие в качестве психологического посредника между субъектом и объектом, однако затем он свел довольно широкое понятие орудия к знаку как инструменту опосредования психических функций. Следует заметить, что тем самым Выготский фактически свел все невербальные проявления психической деятельности к низшим психическим функциям. Однако, вызывает сомнения тот факт, что организация индивидуального опыта эксперта (как высшего уровня профессионализации) является низшей психической функцией. Экспертность (expertise) характеризуется высокой индивидуализированностью опыта, трудностью вербализации знания, однако, при этом, она формируется в социуме, в результате взаимодействия профессионалов.

Данное внешнее противоречие между индивидуализированностью и социализированностью эксперта может быть снято, если не рассматривать знак в качестве единственного средства социализации. Схожие функции выполняет и инструмент. Как было показано Гальпериным (Гальперин, 1980), инструмент как собственно человеческое образование невозможен без социального научения. Человек, например, ребенок должен не просто включить инструмент в схему своего тела в качестве продолжения руки или нового дополнительного органа, обладающего особыми возможностями, но должен подстроиться под инструмент, под его использование. Таким образом, овладение инструментом не может быть осуществлено без научения (т.е. социального фактора) способу его использования, как благодаря механизму подражания, так и целенаправленному обучению, в том числе вербальному.

Использование инструмента предполагает ограниченный набор способов его применения, которым и обучается субъект при освоении инструмента. Таким образом, в инструменте кристаллизуется общественный опыт.

Усвоенный нормативный способ применения инструмента, его основная функция, со временем индивидуализируются, приобретается индивидуальный почерк в его использовании. Невербализуемость профессионального опыта, являясь одной из самых важных проблем в обучении, обусловлена ситуативной природой преобразования, которая, по мнению Ю.К. Корнилова, связана с включенностью субъекта деятельности в систему взаимодействия субъект — инструмент — объект. Субъект в данной системе ориентируется не на свойства объекта, а на характеристики взаимодействия инструмента и объекта, получая информацию об

изменчивости этой системы, о «податливости» объекта изменению (Корнилов, 2004), о «мере расшатывания свойств» (Давыдов, 1972). Тем самым, инструмент, выполняя регулятивную и когнитивную функции, оказывается одним из важнейших факторов, структурирующих опыт профессионала. Основываясь на данном высказывании, можно предположить, что инструмент может реализовывать также и коммуникативную функцию между профессионалами. Общение между экспертами относительно преобразования может быть достаточно эффективным благодаря не только ситуативной включенности, но также и через инструментальную соотнесенность. Несмотря на то, что опыт профессионала глубоко индивидуален, структурирующим фактором для обоих оказывается один инструмент, который может быть извлечен из индивидуального контекста и может выступить объективированно.

Таким образом, инструмент выступает в качестве более раннего, чем знак, социально установленного посредника между субъектом и объектом. Он также выступает в качестве системообразующего фактора профессионального опыта, что позволяет не только осуществлять когнитивную и регулятивную, но также и коммуникативную функцию психики в практической деятельности.

* Работа выполнена при финансовой поддержке Российского Гуманитарного научного фонда,

проект № 05-06-0б356а

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
Казанская В.Г. СУБЪЕКТНЫЙ ОПЫТ ШКОЛЬНИКА КАК ОСНОВА ЛИЧНОСТНО-ОРИЕНТИРОВАННОГО ОБРАЗОВАНИЯ
1.2.4. НЕПРЕРЫВНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ Н ОПЫТ
Манухина С.Ю. получение второго образования как способ адаптации к социальной среде
Корнилов Сергей Александрович ПРАКТИЧЕСКИЙ ИНТЕЛЛЕКТ КАК СОСТАВЛЯЮЩАЯ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ЛИЧНОСТНОГО ПОТЕНЦИАЛА СТУДЕНТОВ
СОЦИАЛЬНЫЙ ОПЫТ
ТЕМА 2 . ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ В ВОИНСКОЙ СРЕДЕ
ТЕМА 12 . ОПЫТ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ СРЕДИ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ И ЧЛЕНОВ ИХ СЕМЕЙ В ЗАРУБЕЖНЫХ ГОСУДАРСТВАХ
Обидин Иван Юрьевич КЛИНИКО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ БОЛЬНЫХ ИСТЕРИЕЙ В НАЧАЛЕ 21-ГО ВЕКА.
СОЦИАЛЬНЫЕ КОММУНИКАЦИИ В ОБРАЗОВАНИИ
Лебедева М.С. Оценочная тревожность как личностная черта: опыт психодиагностики
КОМПЬЮТЕРНЫЕ СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ В ПРОФЕССИОНАЛЬНОМ ОБРАЗОВАНИИ
Е. Г. Немилова ПРОФОРИЕНТАЦИЯ КАК ИНСТРУМЕНТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПОДДЕРЖКИ: ОПЫТ РАБОТЫ С УЧЕНИКАМИ
Мкртычян Г.А. СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ УПРАВЛЕНИЯ ОБРАЗОВАНИЕМ НА РЕГИОНАЛЬНОМ УРОВНЕ
Зарипова Л.З., Зарипова Э.З. ОПЫТ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ РАБОТЫ С «ДЕТЬМИ УЛИЦ»
С.А. Ельчанинова, Я.В. Колпаков ОПЫТ ИЗУЧЕНИЯ АНИМАЦИИ КАК СРЕДСТВА ПРОФИЛАКТИКИ ЗАВИСИМОСТИ ОТ ПАВ У МОЛОДЕЖИ
ОРГАНИЗАЦИЯ РЕАБИЛИТАЦИОННОГО ПРОСТРАНСТВА ДЛЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ, НАХОДЯЩИХСЯ В КОНФЛИКТЕ С ЗАКОНОМ, В КОНТЕКСТЕ РАЗВИТИЯ И ПОДДЕРЖКИ СТУДЕНЧЕСКИХ СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВЫХ ИНИЦИАТИВ: ОПЫТ ВОЛОНТЕРСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
РЕАБИЛИТАЦИОННАЯ РАБОТА КАК ФАКТОР ИЗМЕНЕНИЯ САМООЩУЩЕНИЯ И САМОСОЗНАНИЯ БОЛЬНЫХ С ПСИХИЧЕСКИМИ РАССТРОЙСТВАМИ: ОПЫТ ИССЛЕДОВАНИЯ
2. ИНСТРУМЕНТАЛЬНЫЕ ЦЕННОСТИ
ТЕОРИЯ ИНСТРУМЕНТАЛЬНОСТИ
Добавить комментарий