Е.В. КОСТЮЧЕНКО РАЗВИТИЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЕ В ЗАРУБЕЖНОЙ ПСИХОЛОГИИ XIX — XX ВВ.

Анализируются представления о психологической защите в зарубежной психологии XIX — XX вв. Выделены основные характеристики психологической защиты (постоянство, адекватность, социабельность, регулятивность).

Ключевые слова: психологическая защита, механизмы психологической защиты.

Понятие психологической защиты в современной психологии является давно и прочно утвердившимся. Психологическая защита как общепризнанное понятие из раздела психологии личности присутствует во всех психологических справочниках и словарях. Несмотря на давние традиции исследования, объяснительный потенциал данного конструкта остается весьма высоким, отражением чего является большое количество теоретических и эмпирических работ, посвященных его анализу (Е.Р. Исаева, Г.С. Корытова, Э. Кришбаум, А. Еремеева, В.В. Лукьянов, Р.М. Грановская, И.М. Никольская, Л.Ю. Субботина и др.). Психологическая защита является многоаспектной категорией, что нашло отражение в ее исследованиях в самых разных психологических направлениях: к психологической защите обращаются для объяснения некоторых состояний сознания, определенных психических перестроек, причин формирования определенных личностных черт, проявлений или изменений тех или иных форм поведения. В то же время, можно отметить, что научных исследований, посвященных анализу данного феномена, явно недостаточно [8; 17; 15].

Несомненный приоритет открытия, описания и разъяснения

функционирования данного феномена принадлежит З. Фрейду. Психологическая защита, несомненно, является одной из основных категорий классического психоанализа. Данный теоретический конструкт стал достоянием научной общественности и был введен в научный обиход в 1894 г. благодаря выходу работы З. Фрейда «Защитные нейропсихозы». В данной работе З. Фрейд обозначает психологическую защиту как технику (механизм) борьбы личности с неприятными и невыносимыми для сознания представлениями.

Анализ ранних работ З. Фрейда, посвященных феномену психологической защиты, позволяет утверждать, что ученый рассматривал его как врожденный механизм, актуализирующийся в условиях эксквизитных (экстремальных) ситуациях, функцией которого является снижение внутреннего напряжения и тревоги. Ученый указывал, что задачей психологической защиты является минимизация или полное вытеснение отрицательных аффектов и непереносимых для сознания мыслей, т.е. психологическая защита призвана разрешать конфликты, возникающие между сознанием и бессознательным.

Исследуя механизмы тревоги, З. Фрейд отмечал ее важность в происхождении психологической защиты и рассматривал как функцию Эго, целью которой является предупреждение человека об угрозе. Указывая на важность психологической защиты в экранировании сознания от явного выражения инстинктивных импульсов Ид и ответного давления Супер-Эго, З. Фрейд отмечал, что психологическая защита — это «общее обозначение всех приемов, используемых Эго в тех конфликтах, которые могут привести к неврозу». В то же время, защитное поведение — это поведение патологическое или приводящее к патологии, поэтому оно деза- даптивно для личности.

Анализируя защитные механизмы, З. Фрейд утверждал, что все они имеют общие характеристики:

— функционируют на бессознательном уровне и не осознаются;

— возникают вследствие переживания тревоги, связанной с увеличением напряжения, угрозой Супер-Эго или реальной опасностью;

— изменяют восприятие реальности (отрицают, фальсифицируют, искажают) и тем самым уменьшают тревогу.

Функциональное значение психологических защит состоит в ослаблении внутриличностного конфликта (тревоги, напряжения, беспокойства, фрустрации), обусловленного противоречием между

Личность как субъект совладающего поведения

импульсами бессознательного и интериоризированными (усвоенными) требованиями внешней среды, возникающими в результате взаимодействия с окружающим. Ослабляя этот конфликт, психологическая защита выполняет функцию регуляции поведения человека, делая его более адаптивным, повышает приспособляемость, стабилизирует психику и нормализует состояние личности.

З. Фрейду принадлежит первая классификация психологических защит. Определив их феноменологический ряд и раскрыв функциональную сущность, он отмечал, что человек редко использует какой-то один тип психологической защиты, чаще всего используется их набор. Применение спектра психологических защит в случае психотравмирующей ситуации, по мнению З. Фрейда, является более эффективным.

Анализируя вклад ученого в становление понятия психологической защиты, В.И. Журбин указывает, что «З. Фрейд смог четко ввести понятие защитного механизма и описать действие конкретных механизмов защиты» [4, с. 19].

Расширение понимания функционирования психологических защит отражено в работах А. Фрейд. В известной монографии «Психология «Я»и защитные механизмы» она представила свою концепцию психологической защиты. Ее взгляды на природу и функции психологической защиты не имеют существенных различий с поздними работами З. Фрейда, однако ей удалось расширить представления о сущности психологических защит, в их генезисе и т.п.

А. Фрейд уже более четко определила тот пусковой механизм, который приводит к актуализации психологических защит. В качестве этого механизма, по ее мнению, выступает аффект (тревога), при этом она выделила типы тревоги, являющиеся побудителями психологической защиты:

— реалистическая тревога — представляет собой ответ на реальные опасные ситуации и является механизмом самосохранения;

— невротическая тревога — является реакцией на неприемлемые импульсы бессознательного и включает защитные механизмы, сдерживающие инстинктивные импульсы;

— моральная тревога — представляет собой ответ на угрозу наказания со стороны Супер-Эго, выражается в переживании вины и стыда и может быть основой формирования впоследствии социальной тревоги.

А. Фрейд расширила представление о том, что каждый человек имеет свой индивидуальный набор психологических защит,

особенности функционирования которых определяют сохранение нормального психического статуса и уровня адаптивности личности. Ею предложено также одно из первых определений психологической защиты: «Защитные механизмы — это деятельность «Я», которая начинается, когда «Я» подвержено чрезмерной активности побуждений или соответствующих им аффектов, представляющих для него опасность. Они функционируют автоматично, не согласуясь с сознанием».

А. Фрейд предложила следующие механизмы психологической защиты, выделив определенные их группы: прецептивные, интеллектуальные и двигательные автоматизмы. Принимая во внимание важность врожденных задатков в формировании и функционировании индивидуального набора психологических защит, она констатировала, что психозащитные механизмы являются также продуктами индивидуального опыта и непроизвольного научения. Главное значение в их формировании она также придавала ранним психотравмирующим ситуациям, возникающим в процессе межличностных отношений в первую очередь в диаде «мать — дитя». А. Фрейд определила и приблизительную хронологию формирования механизмов психологических защит, исследовала последовательность их созревания в онтогенезе, обнажив тем самым проблему их генезиса.

В своих работах она выделяет следующие этапы развития механизмов психологической защиты:

1. Предстадия защиты — конец 1-го года жизни.

2. Механизмы проекции и интроекции — от 1 года до 2 лет.

3. Механизмы вытеснения и интеллектуализации — от 2 до 3-х лет жизни.

4. Механизмы реактивного образования и сублимации — от 3 до 5-ти лет жизни [19; 20].

А. Фрейд одной из первых уделяла значительное внимание разработке таксономии психологических защит и построению их классификации. Она описала базовые механизмы психологической защиты, причем такие механизмы, как вытеснение, регрессия, формирование реакции, проекция, изоляция, интроекция, обращение против самого себя и превращение в противоположность рассматривала как оказывающие негативное влияние на психологическое здоровье человека.

Она впервые предложила критерии классификации психологических защит, к которым ею отнесены: локализация угрозы

Личность как субъект совладающего поведения

«Я», время образования в онтогенезе, степень конструктивности. Критерий «степень конструктивности» рассматривался ею как ведущий при современном выделении механизмов защиты на первичные и вторичные, примитивные и развитые, менее или более осознанные, адаптивные и неадаптивные. В то же время необходимо отметить, что позже А. Фрейд отказалась от составления какой-либо более точной классификации психозащитных механизмов.

Анализируя результаты наблюдений за пациентами, А. Фрейд, описывает явление постоянства психологической защиты. Характеризуя данный феномен, Л.Ю. Субботина указывает, что в данном случае речь идет о «сращивании» защитных механизмов с характером человека, провоцировании новых особенностей характера и отрывом специфики проявления психозащитных механизмов от конкретной ситуации.

Являясь последователем психоанализа, А. Фрейд показывает связь между определенными видами защиты и соответствующим им видам неврозов (например, при истерии чаще всего актуализируется такой защитный механизм, как вытеснение, при неврозе навязчивых состояний — изоляция и подавление и т.п.). Однако ею также рассматривается влияние механизмов защиты не только на патологическое или пограничное функционирование личности, но и на нормальное индивидуальное развитие [9; 19; 20]. Последнее кажется нам особенно актуальным, т.к. уход от понимания психологической защиты как дезадаптивного механизма, приводящего к неврозу (З. Фрейд) и анализ ее участия в психологическом функционировании психически здоровых людей позволяет говорить об адекватности защитных механизмов. Согласно А. Фрейд, адекватность психологических защит проявляется в том, что, актуализировавшись в сложных ситуациях, они, являясь протекторами, могут экранировать формирование невротического поведения и сохранять нормальный психический статус человека. Таким образом, психологическая защита была распространена не только на пограничные состояния, но и на норму, что знаменовало переход от постулируемого З. Фрейдом понимания основной функции психологической защиты как дезадаптационной и приводящей личность к невротическому развитию и неврозу.

Значительный шаг в понимании происхождения и функционирования психологических защит принадлежит А. Адлеру. Рассматривая этиологию конфликтов, которые приводят к появлению

тревоги, он анализирует комплекс неполноценности, противостоящий стремлению к совершенству и выносит психологические защиты как бы за пределы личности. А. Адлер полагал, что «Быть человеком — значит ощущать свою недостаточность» [25, с. 82], но при этом «ни одно человеческое существо не может долго выносить чувства своей несостоятельности: оно ввергает его в такое напряжение, что требуется хоть какое-нибудь действие» [25, с. 51]. Возникающее ощущение собственной недостаточности, которое, согласно А. Адлеру, имеется у всех детей, приводит к возрастанию фрустрации и требует своего разрешения. Этому способствуют такие психологические защиты, как компенсация и гиперкомпенсация, которые, согласно ученому, могут рассматриваться как основные защитные механизмы. При этом необходимо отметить, что А. Адлер использует понятие психологической защиты, дистанцируясь от его психоаналитического толкования и взамен этому термину он предлагает конструкт «вредноносная компенсация».

Являясь представителем социокультурного психоанализа, К. Хорни рассматривала защитные механизмы, также вынося их за пределы личности. Тем самым психозащитные механизмы приобрели еще одну характеристику, которой выступила их социабель- ность [13; 14].

В качестве источника, вызывающего напряжение и тревогу, К. Хорни рассматривала столкновение невротических потребностей, которые, с одной стороны, побуждают человека стремиться к другим людям, а с другой — проявлять агрессию по отношению к ним и быть от них независимым. В результате столкновения невротических потребностей возникает невротический конфликт, который требует появления особого поведения для его разрешения. Это поведение К. Хорни назвала стратегиями и относила к ним:

1. Потребность в любви и уважении.

2. Потребность в руководящем партнере.

3. Потребность в четких ограничениях.

4. Потребность во власти.

5. Потребность в эксплуатировании других.

6. Потребность в общественном признании.

7. Потребность в восхищении собой.

8. Потребность в честолюбии.

9. Потребность в самодостаточности и независимости.

10. Потребность в безупречности и неопровержимости.

Указанные стратегии впоследствии были сгруппированы ею

Личность как субъект совладающего поведения

в четыре типа:

1. Невротическое стремление к любви.

2. Невротическое стремление к власти.

3. Невротическое стремление к изоляции.

4. Невротическое стремление к беспомощности.

Данные стратегии присущи всем людям в той или иной степени и помогают справляться с тревогой. Использование психологических защит здоровым человеком отличается гибкостью и несомненным учетом текущего контекста. Человек, страдающий неврозом, демонстрирует прямо противоположное их применение: пользуется жестко заданным их набором и при этом во всех трудных ситуациях, не рассматривая их специфики, использует только одну и не учитывает контекст для более оптимального и расширенного их применения.

Анализируя становление человека, Э. Фромм пришел к выводу об участии в детерминации его развития двух бессознательных и противоположных потребностей: стремление к свободе и одновременно «бегство» от нее.

Если первая побуждает человека стремиться к обществу, сравнивать себя с другими его членами, разделять принятые в данном общественном устройстве нормы, правила, ценности и идеалы, то вторая — подталкивает к автономности и изоляции, игнорированию общественно заданных требований. Указанные потребности приводят к формированию внут- риличностного конфликта, т.к. люди одновременно стремятся к управлению собственной жизнью и хотят иметь право выбора, но им также одновременно важно чувствовать себя принятыми и включенными в общности других людей, т.е. наличию свободы практически всегда сопутствуют одиночество и отчужденность. Преодолению одиночества, собственной незначимости и никчемности способствуют психологические защиты, к которым Э. Фромм отнес авторитаризм, деструктивность и конформизм. Авторитаризм проявляется в двух тенденциях: мазохизм как полное подчинение себя другим людям и их потребностями, садизм как подчинение других себе. Деструктивность проявляется в стремлении к подавлению, насилию, разрушению и крайней жестокости. Конформизм означает отказ от собственного Я и собственной индивидуальности, отказ от собственного мнения и стремление быть как все. Придавая важное значение в становлении человека общественному устройству, Э. Фромм указывал на формирование массового типа психологической защиты, который

образуется под влиянием общественных и идеологических факторов и задается социальными, экономическими, политическими, нравственными устоями общества.

Основоположник теории объектных отношений М. Кляйн, рассматривала понятие ранних внутренних объектов, под которыми она понимала интрапсихические репрезентации отношений с другими людьми [5; 7]. Важнейшую роль в происхождении внутренних объектов она отводила бессознательным фантазиям о родителях, в первую очередь о матери, детей первого года жизни. Ранние объектные отношения отнюдь не являются для ребенка идеальными: они наполнены драматизмом, тревогой, агрессией, что приводит к появлению попыток защититься от них.

М. Кляйн полагала, что первым объектом, символизирующим мать, является материнская грудь. Данный объект расщепляется младенцем на «хорошую» (удовлетворяющую) и «плохую» (фрустрирующую). В силу данного расщепления ребенок начинает испытывать чувства ненависти и любви. Наличие у ребенка деструктивных импульсов и возникающего вследствие этого страха преследования (тревоги) приводит к необходимости использования механизмов психологической защиты: «Отрицание, идеализация, расщепление и контроль над внешними и внутренними объектами используются «Эго» для противодействия тревоге преследования».

Х. Хартман изучая процессы адаптации, анализировал ее механизмы и факторы. Он пришел к выводу, что рассмотрение психологических защит в контексте теории влечений является недостаточным. Ученый указывал, что понятие «защита» должно включать в себя ориентированные на реальность и ускоряющие адаптацию характеристики.

Таким образом, в рамках психоаналитического направления исследования психологических защит сложилось понимание, что:

— психологическая защита является одной из функций «Эго», направленной против «Оно» и неприятных или невыносимых аффектов, целью чего является сохранение целостности, адаптивности личности и укрепление границ «Эго»;

— триггерным механизмом возникновения психологической защиты выступает тревога (или неудовольствие), порождаемая внутриличностным конфликтом;

— существует большое количество механизмов психологических защит.

Личность как субъект совладающего поведения

Феномен психологической защиты находится в поле зрения последователей психоанализа и представлен в их научных работах.

Обращаясь к проблеме классификации психологических защит, Н. Мак-Вильямс выделяла первичные (примитивные) психологические защиты: примитивная изоляция, отрицание, всемогущий контроль, примитивная идеализация и обесценивание, проекция, интроекция и проективная идентификация, расщепление «Эго», диссоциация и вторичные: репрессия (вытеснение), регрессия, изоляция, интеллектуализация, рационализация, морализация, компартментализация, аннулирование, поворот против себя, смещение, реактивное образование, реверсия, идентификация, отреа- гирование, сексуализация и сублимация.

Анализируя функции защитных механизмов, Дж.Е. Вайллант выделил следующие:

1. Удержание поведения в приемлемых рамках во время внезапных жизненных кризисов.

2. Сохранение эмоционального равновесия через отсрочку или перевод биологических побуждений в другое русло.

3. Получение отсрочки изменений «Я-образа» (например, после оперативного вмешательства или изменения социального статуса).

4. Совладание с неразрешенным конфликтом.

5. Смягчение в сознании значимости конфликта [1; 2].

Характеризуя особенности психологических защит, автор

приходит к мнению, что поскольку они «искажают» реальность есть основания рассматривать их как неэффективные. В то же время, люди, подвергавшиеся стрессовым воздействиям, сравнительно хорошо адаптируются. В силу этого он предлагает анализировать

защит ные мехайВШы как с тратегии адашацтгёедмй.рсихологи-
чески з защиты называет «и нтрафизическими стилями адаптации»
или «;Дпо кр] гичес 1дапшнвнешйе мерсани: жЕн>Вайдаадаомнред.г терию их осознанно кие незрелые (инфан !мй!йю!»э|зй6я|.проекция (delusional projection). сЖилIJавиерJШiдаейши*янгхгм еханиЬмб! ;тйейсйхеайи4еские (проектные), невро-гSпьажые?и^и|f|пiпffсffгI(((|^storSwn]OЦreality)
2.Габлиь Незрелые (инфантиль-а^ймхммцитны.х Проекция своих чувств во вне (projection).лШжж ^дарошиа^2^ fantasy).Ипохондрия (hypochondriasis). Пассивно-агрессивное поведение (passive- aggressive behavior). Компульсивное поведение (acting out)

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИИ ЛИЧНОСТИ

Выводы о существовании определенной иерархии защитных механизмов были сделаны Дж.Е. Вайллантом на основании длительного лонгитюдного исследования и позволили заключить, что люди, которые используют менее зрелые механизмы будут демонстрировать меньшую адаптивность во всех сферах жизнедеятельности: профессиональной, семейной, межличностных отношений и т.д.. Он придерживался психоаналитического трактования психологических защит как неосознаваемых.

Вместе с тем в отличие от психоаналитического понимания того, что каждый человек бессознательно делает выбор в пользу использования тех или иных защит, которые становятся частью его индивидуального стиля преодоления стрессов (Н. Мак-Вильямс), ученый подчеркивал, что они могут развиваться и приводил при-

Личность как субъект совпадающего поведения

меры сознательного изменения стиля адаптации.

Кроме того, он полагал, что применение защит не всегда может рассматриваться как патология и рассматривал неврозы «вполне объяснимыми проявлениями адаптации человека к жизни» и настаивал на том, что «психология должна признать здоровую функцию психозащитных механизмов» [10, с. 44].

Н. Хаан рассматривала психологические защиты как вынужденные, отрицательные и ригидные процессы, в большей степени направленные на совладание с тревогой, а не с проблемой и в противовес Дж.Е. Вайлланту утверждала, что защитные механизмы являются патологией [2; 10].

Анализируя понятие идентичности личности, Э. Эриксон указывал, что невозможность изменить идентичность соответственно требованиям социальной среды может привести личность к неврозу. Для сохранения и поддержания своей стабильности личность должна использовать специальные защиты. Констатация подобной функции защиты дает основание выделять еще одну ее особенность, а именно наделять ее статусом регулятивной структуры. Э. Эрик- сон подчеркивал также, что в ряде ситуаций защита может подвергаться сознательной регуляции.

Важные наработки в понимании функционирования психологических защит были предприняты в гуманистической психологии. Данная категория в гуманистической психологии рассматривается как феномен важный при объяснении свободы и смысла личности. К функциям психологической защиты были отнесены уход от себя и от общества, уход от субъективной тревоги и объективных ценностей.

Рассматривая причины, препятствующие личностному росту человека, А. Маслоу называет психологические защиты. Ученый указывает, что, с одной стороны, они защищают психику от разного рода психотравмирующих обстоятельств, но, с другой — являются внутренними причинами, препятствующими самоактуализации, в силу этого они не могут быть конструктивными. Психозащитные механизмы, согласно А. Маслоу, сдерживают процесс творческого развития человека и экранируют его от всего нового. В качестве примера он приводит особый механизм психологической защиты, названный комплексом Ионы. Комплекс Ионы — это сознательное внутреннее сопротивление полной реализации человеческих способностей, выступающее препятствием на пути личностного роста. Ученый понимает данный механизм как «уклонение от своего предназначения» и «бегство от своих талантов» [12, с. 48]. Отказ от реализации своего потенциала приводит к тому, что «Желая избежать определенных рисков, связанных с преодолением настоящих трудностей, с самосовершенствованием и с внутренним прогрессом, эти несчастные фактически уже изначально живут так, словно их постигла тотальная неудача» [12, с. 48].

Таким образом, теоретические представления о видах, механизмах и функциях психологических защит, сконструированные учеными в XIX — XX вв. создали прочный фундамент последующих исследований данной психологической категории как в зарубежной, так и в отечественной психологии.

Список литературы

1. Бодров, В.А. Теоретико-методологические подходы к психологическому изучению профессионального стресса / В.А. Бодров // Актуальные проблемы психологии труда, инженерной психологии и эргономики / под ред. В.А. Бодрова, А.Л. Журавлева. — М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2009. — Вып. 1. — С. 38 — 61.

2. Бодров, В.А. Проблема преодоления стресса. Часть 1: «COPING STRESS» и теоретические подходы к его изучению / В.А. Бодров // Психологический журнал. — 2006. — № 1. — С. 122 — 134.

3. Грановская, Р.М. Психологическая защита у детей / Р.М. Грановская, И.М. Никольская. — СПб.: Речь, 2001. — 57 с.

4. Журбин, В.И. Понятие психологической защиты в концепциях З. Фрейда и К. Роджерса / В.И. Журбин // Вопросы психологии. — 1990. — № 4. — С. 14 — 22.

5. Змановская, Е.В. Современный психоанализ. Теория и практика / Е.В. Змановская. — СПб.: Питер, 2011. — 288 с.

6. Киршбаум, Э. Психологическая защита. / Э. Киршбаум, А. Еремеева. — М.: Смысл, 2005. — 176 с.

7. Кляйн, М. Зависть и благодарность. Исследование бессознательных источников / М. Кляйн. — СПб.: Б.С.К., 1997. — 232 с.

8. Корытова, Г.С. Защитно-совладающее поведение субъекта в профессиональной педагогической деятельности: автореф. дис…. д-ра психол. наук: 19.00.07 / Г.С. Корытова. — Иркутск, 2007. — 48 с.

9. Креч, Д. Фрустрация, конфликт, защита / Д. Керч, Р. Кратчфилд, Н. Лив- сон // Вопросы психологии. — 1991. — № 6. — С. 69 — 82.

10. Либина, А.В. Совладающий интеллект: человек в сложной жизненной ситуации / А.В. Либина. — М.: Эксмо, 2008. — 400 с.

11. Мак-Вильямс, Н. Психоаналитическая диагностика: Понимание структуры личности в клиническом процессе / Н. Мак-Вильямс. — М.: Независимая фирма «Класс», 2010. — 480 с.

12. Маслоу, А. Дальние пределы человеческой психики. / А Маслоу — СПб.: Евразия, 1997. — 430 с.

13. Психоанализ в развитии: сб. переводов /сост.: А.П. Поршенко, И.Ю. Романов. — М.: Деловая книга, 1998. — 176 с.

Личность как субъект совладающего поведения

14. Райгородский, Д.Я. Психология и психоанализ характера / Д.Я. Райго- родский. — Самара: Бахрах, 2007. — 312 с.

15. Романова, Е.С. Механизмы психологической зашиты / Е.С. Романова, Е.С. Гребенников. — Мытищи: Изд-во «Талант», 1996. — 144 с.

16. Субботина, Л.Ю. Психология защитного поведения / Л.Ю. Субботина. — Ярославль: ЯрГУ, 2006. — 220 с.

17. Туник, Е. Психологические защиты. Тестовая методика / Е. Туник. — СПб.: Речь, 2010. — 219 с.

18. Фрейд, З. Лекции по введению в психоанализ / З. Фрейд. — М.: Наука, 1989. — 456 с.

19. Фрейд, А. Введение в детский психоанализ / А. Фрейд. — Минск: ООО «Попурри», 2004. — 448 с.

20. Фрейд, А. Психология «Я» и защитные механизмы / А. Фрейд. — М.: Педагогика-Пресс, 1993. — 142 с.

21. Фромм, Э. Психоанализ и этика / Э. Фромм. — М.: Республика. — 1993. —

415 с.

22. Хорни, К. Ваши внутренние конфликты. Конструктивная теория невроза / К. Хорни. — СПб.: Питер, 1997. — 165 с.

23. Хьелл, Л. Теории личности / Л. Хьелл, Д. Зиглер. — СПб.: Питер Пресс, 1997. — 608 с.

24. Эриксон, Э. Детство и общество / Э. Эриксон. — СПб., 2000. — 420 с.

25. Adler, A. What life should mean to you / А. Adler. — London: George Allen & Unwin Ltd., 1932. — 300 p.

26. Vaillant, G. Adaptation to life: How the best and the brightest came of age / G. Vaillant. — Boston: Little Brown, 1972.

Костюченко Елена Васильевна — кандидат психологических наук, доцент, заведующая кафедрой общей и социальной психологии Учреждения образования «Гродненский государственный университет имени Янки Купалы».

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
3.1. Теоретические представления о позитивных феноменахв зарубежной психологии
УДК 159.О. E. МАЛЬЦЕВА ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ИЗУЧЕНИЮ МОТИВАЦИИ ЛИЧНОСТИ В ЗАРУБЕЖНОЙ ПСИХОЛОГИИ
ЖУРАВЛЕВА Н.С. ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ОБ ОБРАТНОЙ СВЯЗИ В ЗАРУБЕЖНОЙ ПСИХОЛОГИИ
1. История психологии труда и смежных психологических направлений в России конца XIX—первой половины XX в.
3.1 Операционализация теоретических представлений О СМЫСЛОЖИЗНЕННОМ КРИЗИСЕ В РАЗВИТИИ ЛИЧНОСТИ
Ушаков В. О. ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О МЕХАНИЗМАХ РЕГУЛЯЦИИ В КОНТЕКСТЕ ПСИХОЛОГИИ
2.1 ЗАРУБЕЖНЫЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ, СОСТАВИВШИЕ ОСНОВУ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ.
МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ И ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ ВЗАИМОС РОФЕССИОНАЛЬНЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ, ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О КАРЬЕРЕ И ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ
РАЗДЕЛ II. ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ЗНАНИЕ О ТРУДЕ В КОНЦЕ XIX - НАЧАЛЕ XX ВВ.
УДК 159.924.Е.В. КОСТЮЧЕНКО СЕМЬЯ КАК ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ СИСТЕМА
§ 13. Предреформенная Россия XIX века: А. И. Герцен и Н. Г. Чернышевский о психологических аспектах труда
1.2 Историческое развитие представлений о предмете психологии человека.
УДК 159.923-055.Е. В. КОСТЮЧЕНКО ПРАЛОГИЧЕСКИЕ ОБРАЗОВАНИЯ КАК ПРОЯВЛЕНИЕ СЕМЕЙНОЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ
Добавить комментарий