КРОСС-КУЛЬТУРНЫЙ АНАЛИЗ СВЯЗИ КРЕАТИВНОСТИ И ТОЛЕРАНТНОСТИ

В современном мире вся геополитическая обстановка базируется на двух противоположно направленных тенденциях: интеграции и экспансии. Оба этих процесса существенно влияют на политическую и экономическую ситуацию, в данный момент их сферы воздействия пересекаются все больше и больше.

Глобальная интеграция поступательно ведет к распространению свободного перемещения по различным государствам, расширению рынков свободной торговли и к развитию правовой системы управления. Гиперболизируя степень влияния интеграции в обществе, можно представить себе картину, когда люди разных национальностей, вероисповеданий и других культурных ориентаций живут в мире, где все решения принимаются исключительно голосованием выборных представителей, а то и вовсе референдумом. Но, к сожалению, существует и обратный геополитический процесс — экспансия.

Экспансию ни в коем случае не следует считать противоположностью интеграции, это, скорее, сонаправленное явление, предполагающее иные методы и вызывающее рост агрессии против экспансионистов. А вот агрессия как раз и является препятствием на пути интеграции, которое не просто тормозит этот процесс, но делает его развитие крайне затруднительным. В этот сложный момент, как никогда, актуальной становится идея толерантности.

На разных уровнях, от регионального до международного, собираются конференции по проблеме толерантности, т. е. снижению дискриминации, межконфессиональной напряженности и расистских настроений в разных странах. Только в 2007 г. (осень–зима) было проведено три конференции на факультете журналистики Санкт-Петербургского государственного университета, посвященные специфике работы СМИ в вопросах межнациональных и этнических конфликтов. На них представители союза журналистов вместе с психологами, социологами и политологами совместно разрабатывали принципы освещения происшествий, затрагивающих представителей разных национальностей. В 2008 г. разработка этого направления была продолжена серией встреч студентов факультетов психологии и журналистики СПбГУ с репортерами и работниками средств массовой информации. Осенью 2008 г. в Петербург прибыла делегация Дагестанского государственного университета с целью укрепления межрегионального сотрудничества нашего города с Махачкалой. Отношения между административными единицами одной страны справедливо рассматриваются как межнациональные, поскольку одинаковый штамп в паспорте ни в коем случае не отменяет различия между культурами, которые насчитывают более тысячи лет.

О толерантности говорят лидеры государств и кумиры разных поколений, но универсального определения этого понятия никто сформулировать не может. По этой причине приходится признать, что толерантность является термином, пришедшим скорее из политики, нежели из науки. Тем не менее, задача социальной психологии определить значение этого термина, определить сферы его влияния, методы измерения и способы развития. Необходимо помнить, что изучение любого понятия, которое мы хотим наделить психологическим содержанием, должно происходить по определенным законам, чтобы его результаты можно было бы считать достоверными хотя бы в господствующей на сегодняшний день научной парадигме. В качестве этих законов разумно использовать четыре фундаментальных принципа научной гипотезы, сформулированные В. М. Аллахвердовым. Любая научная гипотеза должна быть:

? Простой и конкретной по содержанию,

? Идеализированной, то есть оперировать, в первую очередь, теоретическими построениями,

? Проверяемой, ее истинность или ложность может быть доказана на основе эмпирических исследований,

? Соответствующей нынешней научной парадигме или какой-либо научной концепции — гипотеза не может существовать в отрыве от теории.

Тот факт, что к проблеме толерантности проявляется большой политический интерес, добавляет сложности в разработке этого вопроса. В самом деле, толерантность, определяемая как терпимость к проявлениям иного мнения или поведения, в тоже время не должна быть абсолютной. Каждый человек понимает, что нельзя быть терпимым к убийцам или насильникам, действия по отношению к таким людям должны быть жесткими и решительными. Но как быть, когда иммиграция в твою страну людей, принадлежащих к иной культуре, начинает становиться масштабной. Повредит ли это твоей культуре или твоему обществу? У каждого человека в какой-то момент может возникнуть такой вопрос. Задача же психологии определить или, лучше сказать, научиться определять: когда тот или иной человек подойдет к этой проблеме, что он будет делать, какие решения примет. Развитие националистических движений в разных странах свидетельствует о необходимости разработки этой тематики.

В 1995 г. на XXVIII сессии Генеральной конференции в Париже государства–члены Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры приняли и торжественно провозгласили Декларацию принципов толерантности. Этот документ провозглашал толерантность, как норму человеческих отношений, и призвал общество развивать эту идею. В самой Декларации можно найти определение толерантности: «Толерантность означает уважение, принятие и правильное понимание богатого многообразия культур нашего мира, наших форм самовыражения и способов проявлений человеческой индивидуальности». В тексте Декларации звучит слово «плюрализм», оно, без сомнения, определяет одно из свойств толерантного мышления.

Однако, для того, чтобы понятие толерантности имело под собой серьезную научную основу, необходимо постараться максимально расширить его психологическое содержание. В самом деле, если обозначить толерантностью исключительно способность человека терпимо относиться к представителю другой культуры, то, в этом случае, понятие толерантности сводится к привычной поведенческой реакции, что в определении Айзенка означает: «часто повторяющееся поведение» [Hjelle, Ziegler, 1997]. Когда мы увеличиваем количество ситуаций, в которых человек проявляет толерантность, то привычная реакция превращается уже в черту личности, с очень неопределенными условиями реализации. Чтобы внести ясность, необходимо расширить понимание толерантности до фундаментального свойства личности, определение которого можно взять из психологического словаря: «Толерантность — отсутствие или ослабление реагирования на какой-либо неблагоприятный фактор в результате снижения чувствительности к его воздействию» [Петровский, Ярошевский, 1990].

По-настоящему в нашей стране толерантность стала изучаться только в последние годы. Книги Т. Г. Стефаненко (2006), Л. Г. Почебут (2007), Г. Л. Бардиер (2005) стали первыми в отечественной науке, в которых приводились реальные исследования толерантности, ее выраженности и связи с другими чертами личности. Л. Г.Почебут также возглавляет первый в Санкт-Петербурге центр развития толерантности. Изучив их работы, можно оценить, насколько перспективным является изучение толерантности в психологии. В своей дипломной работе я акцентировал внимание на поиске связи между толерантностью и креативностью, а также более глубокой разработке самого термина толерантность. Две эти цели связаны, поскольку статистически доказанная связь между толерантностью и свойством личности значительно упростит поиск направления для дальнейших исследований данного феномена.

До сегодняшнего дня наиболее разработанная концепция толерантности принадлежит Л. Г. Почебут и Г. Л. Бардиер. В ней толерантность подразделяется на 10 компонентов и 10 видов [Бардиер, 2005]. Это разделение подтверждается на теоретической и практической основе, однако является чересчур громоздким, чтобы использовать его для практических исследований в этой области. Кроме того, для оценки уровня толерантности по этой структуре Бардиер создает опросник, состоящий из 100 вопросов, а этот метод способен охарактеризовать лишь осознаваемый уровень толерантности, но не как не истинный. С нашей точки зрения намного более гибкой и верной является концепция, определяющая толерантность как социальную установку или черту личности. Согласно этой теории ее можно разделить на три знакомых каждому психологу компонента: когнитивный, аффективный и поведенческий, где когнитивный компонент будет содержать в себе осознаваемый знания об объекте, аффективный — эмоциональную оценку объекта, а поведенческий — реальное поведение по отношению к объекту. В рамках этой концепции предполагается, что из перечисленных трех компонентов полностью осознается только когнитивный, что может быть косвенно доказано через нахождение различий между его уровнем и уровнем двух других компонентов толерантности.

Отдельным и немаловажным вопросом является метод измерения уровня толерантности. Согласно нашей теории, значительная часть толерантности, как черты личности, не осознается и, следовательно, не может быть измерена самоотчетами испытуемых. Лучшим выходом в этой ситуации мог бы служить эксперимент, однако этот метод слишком трудоемок для оперативного использования, поэтому мы остановились на использовании проективных методов.

В качестве основы для новой методики мы выбрали «Методику рисуночной фрустрации» С. Розенцвейга в ее модификации, разработанной научно-исследовательским институтом им.

В. М. Бехтерева [Кудряшов, 1992]. Наша проективная методика «Толерантность» состоит из пятнадцати вопросов. Десять из них сопровождаются рисунками различных ситуаций, которые зачастую оцениваются как фрустрирующие. Эти вопросы направлены на оценку неосознаваемых полностью компонентов толерантности: аффективного и когнитивного. Другие пять вопросов адресованы к распространенным в современном обществе объектам стигматизации и дискриминации и оценивают когнитивную установку (мнение) индивида к ним.

Для проверки валидности новой методики было проведено исследование, в котором приняли участие двадцать студентов. Исследование проходило в два этапа, чтобы подтвердить стабильность измеряемых компонентов толерантности. Также, в качестве вторичной гипотезы, мы предположили, что когнитивный компонент толерантности покажет меньшую стабильность, нежели поведенческий и аффективный.

Таблица 1

Результаты исследования ретестовой надежности методики «Толерантность»

    Correlation Sig.
Pair 1 AFF & AFF1 ,642 ,004
Pair 2 COGN & COGN1 ,108 .671
Pair 3 POV & POV1 ,776 ,000
    t-Стьюдента Sig. (2-tailed)
Pair 1 AFF — AFF1 –,960 ,350
Pair 2 COGN — COGN1 2,287 ,035
Pair З POV — POV1 ,838 ,414

Результаты исследования (см. табл. 1) полностью подтвердили основную и вторичную гипотезу. Проективная методика «Толерантность» показала ретестовую надежность аффективного и поведенческого компонента толерантности. Этот факт подтверждает и предположение, что толерантность, в основе своей, есть более глубокая психологическая черта, зачастую, не осознаваемая индивидом. Когнитивный компонент, как видно из полученных корреляций, значительно менее стабилен и, следовательно, менее надежен для предсказания поведения индивида.

Однако описанное выше исследование — только один шаг к пониманию сути толерантности и, как следствие, к ее эффективному практическому использованию. Для дальнейшей разработки этого понятия мы решили определить связь толерантности с другими чертами личности. Обдумывая значение термина «толерантность», а также принципы толерантного поведения и толерантного отношения, можно сделать предположение, что антиподом толерантности будет служить агрессия, склонность к насилию. Согласно теории В. Н. Томалинцева [Томалинцев, 2001, Томалинцев, Козлов, 2005] насилие и экстремизм — есть выражение попытки индивида выйти за рамки социальных ограничений, навязанных ему обществом. Иначе говоря, экстремизм, как и творчество, является путем самореализации индивида, как личности и индивидуальности. На этапе постановки гипотез для следующего исследования наше внимание привлекла дихотомия «экстремизм — креативность», которую мы посчитали связанной с дихотомией «интолерантность — толерантность». Это позволило нам предположить положительную корреляцию между толерантностью и креативностью, которая, без сомнения, требовала проверки.

Здесь стоит отметить, что попытка провести подобную проверку была предпринята нами еще в 2007 г. с использованием субтестов Торренса и тестом ВИКТИ, разработанном, совместно Л. Г. Почебут и Г. Л. Бардиер [Почебут, 2007]. Однако, по описанным выше причинам, это исследование не показало каких-либо статистически значимых корреляций.

В новом исследовании мы также использовали субтесты Торренса для оценки вербальной и невербальной креативности и разработанную нами методику «Толерантность». В качестве основной гипотезы, мы выдвинули предположение о положительной корреляции между толерантностью и аффективным и поведенческим компонентами толерантности. Вторичная гипотеза говорила о том, что когнитивный компонент этой связи не покажет. В исследовании приняли участие ученики десятых классов средней школы центрального района Санкт-Петербурга, 20 девушек и 20 юношей.

Таблица 2

Результаты исследования связи креативности и толерантности

    Аффективный компонент Когнитивный компонент Поведенческий компонент
Невербальная беглость Pearson Correlation –,032 –,162 –,028
Sig. (2-tailed) ,844 ,313 ,863
Невербальная гибкость Pearson Correlation ,043 –,104 –,043
Sig. (2-tailed) ,791 ,516 ,789
Вербальная беглость Pearson Correlation –,429(**) –,210 –,368(*)
Sig. (2-tailed) ,005 ,188 ,018
Вербальная гибкость Pearson Correlation –,389(*) –,082 –,407(**)
Sig. (2-tailed) ,012 ,608 ,008

Полученные результаты (см. табл. 2) были для нас крайне удивительными. Как видно из таблицы, результаты не только не показали положительной корреляции между аффективным и поведенческим компонентами толерантности и креативностью, но, также, обнаружили статистически достоверную отрицательную корреляцию между названными компонентами толерантности и вербальной креативностью. С одной стороны, эти результаты частично опровергали основную гипотезу, с другой — связь между толерантностью и креативностью все же была обнаружена, что говорит о правомерности определения толерантности, как черты личности.

Получив указанные выше результаты, мы постарались тщательно их проанализировать, стараясь найти ошибку в теоретических построениях и предположениях, которые предшествовали исследованию. В ходе интерпретации мы вновь рассмотрели теорию В. Н. Томалинцева [Томалинцев, 2001] о природе экстремологии и несколько переосмыслили ее тезисы. Действительно, если экстремизм и креативность — есть разные и противоположные стратегии выхода за рамки социальной нормы, а толерантность противопоставлена и экстремализму (исходя из определения), и креативности (исходя из полученных данных), то толерантность характеризует ничто иное, как жизнь в рамках социальной нормы. Таким образом, мы получаем, что толерантность является антиподом агрессивности, как черты личности, поскольку именно агрессивность объединяет и креативность, и экстремизм.

Безусловно, толерантность требует более глубокого изучения, однако определение ее, как черты личности переводит будущие исследования на новый уровень. Отказавшись от понимания толерантности, как оценочной характеристики человеческого поведения (толерантный = хороший), мы сможем выделить объективные характеристики этого психологического явления. Проведенное исследование позволяет сделать вывод, что толерантность к неблагоприятному явлению (а толерантность проявляется только в случае столкновения с явлением, субъективно воспринимаемым, как неблагоприятное) означает полное равнодушие к этому явлению. Иными словами, человек должен эмоционально «индифферентно» отражать объект, чтобы быть к нему толерантным и оценивать его с точки зрения рациональных суждений.

Проведенное исследование обозначило серию вопросов для дальнейшего изучения. Для практического использования термина толерантность, важна не столько его сущность, сколько программы развития толерантного поведения и мышления, а для этого необходимы более детальные исследования этимологии толерантности с одной стороны, и причин агрессивного и насильственного поведения с другой.

ЛИТЕРАТУРА

1. Бардиер Г. Л. Социальная психология толерантности. СПб., 2005. 120 с.

2. Почебут Л. Г. Взаимопонимание культур: Методология и методы этнической и кросс-культурной психологии. Психология межэтнической толерантности: Учебное пособие. 2-е изд. СПб., 2007. 281 с.

3. Стефаненко Т. Г. Этнопсихология: Учебник для вузов. 4-е изд., испр. и доп. М., 2006. 368 с.

4. Томалинцев В. Н., Козлов А. А. Введение в социальную экстремологию.: Учеб. пособие. СПб., 2005. 220 с.

5. Томалинцев В. Н. Человек в XXI веке: Поиск на грани творчества и экстримизма. СПб., 2001. 72 с.

6. Хъелл Л., Зиглер Д. Теории личности. (Основные положения, исследования и применение). СПб., 1997. 608 с.

7. Психология. Словарь / Под общ. ред. А. В. Петровского, М. Г. Ярошевского. 2-е изд., испр. и доп. М., 1990. 494 с.

8. Лучшие психологические тесты для профотбора и профориентации / Отв. ред. А. Ф. Кудряшов. Петрозаводск, 1992. 318 с.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
НАРРАТИВНЫЙ АНАЛИЗ В ИЗУЧЕНИИ ФЕНОМЕНА КРОСС-КУЛЬТУРНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ
Дрынкина Т.И. Кросс-культурный анализ нормативных регуляторов экономического поведения
КРОСС-КУЛЬТУРНЫЕ АСПЕКТЫ
МЕТОДОЛОГИЯ ЭТНИЧЕСКОЙ И КРОСС-КУЛЬТУРНОЙ ПСИХОЛОГИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ КРОСС-КУЛЬТУРНОЙ ПСИХОЛОГИИ
ЦЕЛИ И ПРЕИМУЩЕСТВА КРОСС-КУЛЬТУРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
МЕТОДЫ КРОСС-КУЛЬТУРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ: КОММУНИКАЦИЯ С ИСПЫТУЕМЫМИ
КРОСС-КУЛЬТУРНАЯ ПСИХОЛОГИЯ (CROSS-CULTURAL PSYCHOLOGY)
ПРИМЕРЫ КРОСС-КУЛЬТУРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ: ОБУЧЕНИЕ И ПОЗНАНИЕ
КРОСС-КУЛЬТУРНАЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА (CROSS-CULTURALPSYCHOLOGICAL ASSESSMENT)
Добавить комментарий