Кубышкина М.Л. СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В ИЗУЧЕНИИ МОТИВАЦИИ ДОСТИЖЕНИЯ

BRR>
Впервые мотив достижения был выявлен в классификации Г.Мюррея, который понимал его как устойчивую потребность в достижении результата в работе, как стремление сделать что-то быстро и хорошо, достичь уровня в каком-либо деле. Понимание мотива достижения как имманентной, генерализованной и трансситуативной личностной диспозиции было воспринято Д.МакКлелландом и легло в основу создания первых стандартизированных средств его измерения. Исследования мотивации достижения 50 – 70-х годов обозначили два основных направления дальнейшей разработки темы. Первое из них – изучение особенностей поведения людей с различными характеристиками мотива достижения – связано с именем Д.МакКлелланда и его последователей, которые выявили два вида мотива достижения (стремление к успеху и стремление избежать неудачи) и получили первые поведенческие корреляты различий в мотивах, что дало возможность создать опросниковые средства измерения мотива достижения. Второе направление – анализ ситуативного процесса мотивации достижения – берет начало в исследованиях Дж.Аткинсона, разработавшего математическую модель мотивационного процесса – «модель рискового выбора».

У современных исследователей не ослабевает интерес к особенностям мотивационного процесса. Эксперимент Л.А.Слэйда и Т.С.Раша показал, что процесс выбора задач того или иного уровня трудности по-разному мотивированными испытуемыми является более сложным, чем это представлялось ранее. Как мотивированные на успех, так и мотивированные на неудачу испытуемые предпочитают выбирать все более трудные задачи. Существует некий систематический сдвиг к более трудным задачам в обеих мотивационных группах, но у мотивированных на успех этот сдвиг происходит быстрее. После продолжительного времени работы над заданиями наступает утомление, что снижает интерес к заданиям и стремление к успеху. В результате между тенденциями действия и противодействия (по модели Аткинсона и Берча) устанавливается баланс, соответствующий более низкой трудности задач.

М.С.Хамфрейс и В.Ревелл , работая над мотивационной моделью, попытались рассмотреть взаимодействие индивидуальных различий и информационного процесса. В качестве личностных черт, влияющих на процесс мотивации и образование ситуативного мотива достижения, авторы выделяют устойчивый мотив достижения, тревожность и импульсивность. В качестве ситуативных модераторов называются стимулы, успех или поражение, угроза Я, время дня, время, отпущенное на выполнение задания, наконец, стимулирующие химические препараты. В результате взаимодействия личностных факторов и ситуативных модераторов возникает возбуждение и провоцируется усилие, направленное на задачу, которое активизирует мыслительные операции и память.

М.Ш.Магомед-Эминов предложил системно-динамическую модель мотивации, в которой соединил результаты анализа многолетних исследований разных авторов, работающих над проблемами психологии мотивации, с положениями теории деятельности, последовательно развиваемой московской психологической школой. В мотивационном процессе М.Ш.Магомед-Эминов выделяет четыре этапа: этап актуализации мотивации и инициации деятельности; этап целеобразования, выбора действия и формирования намерения; этап реализации намерения и этап постреализации. На первом этапе главным моментом является эмоциональная оценка ситуации, на втором – когнитивная ее оценка. На третьем — саморегуляция и реализация намерения, на четвертом – самооценка и переключение. Данная модель отличается от моделей, предложенных авторами когнитивной психологии, тем, что она преодолевает отрыв когнитивного аспекта мотивации от эмоционального, рассматривает мотивацию не статически, а динамически.

Ряд исследователей продолжают обращаться к изучению особенностей поведения людей с различными характеристиками мотива достижения и мотивационной сферы в целом. В новом исследовании Х.Хекхаузена изучалась проблема влияния особенностей мотивационной сферы, в частности соотношения мотивов достижения и власти, на переживание мотивационного кризиса. Сравнивались три группы испытуемых (от 45 до 55 лет): с преобладанием мотива власти над мотивом достижения; с преобладанием мотива достижения над мотивом власти; с высокими показателями обоих мотивов. Испытуемые были разделены на «добившихся» и «не добившихся» желаемой цели в жизни.

В группе не добившихся желаемого успеха в жизни более тяжело переживали мотивационный кризис испытуемые с преобладанием мотива достижения над мотивом власти. Они все еще оставались достаточно эффективными, получали хорошие результаты, но их успехи уже не способствовали служебному продвижению. Испытуемые же с преобладанием мотива власти, для которых более важно продвижение по службе, чем профессиональная компетентность, осознав, что намеченной вершины им не добиться, легко нашли средства компенсации, став руководителями каких-либо политических или квазиполитических ассоциаций и обществ.

В группе добившихся желаемой цели в более сложной ситуации также оказались испытуемые с преобладанием мотива достижения над мотивом власти, поскольку руководящая позиция, которой они добились, стала противоречить их потребности в личных профессиональных достижениях. Исчезло ощущение своего роста и чувство самоэффективности. Испытуемые же с преобладанием мотива власти оказались в положении, к которому стремились, поэтому чувствовали себя комфортно, отдавая все свои способности роли руководителя.

Для испытуемых с высокими показателями обоих мотивов и не добившихся желаемой цели не было получено четкой картины. В случае же достижения цели они также имели ряд трудностей, так как предъявляли непомерно высокие требования к подчиненным и поэтому чаще всего были непопулярны среди них.

Среди исследований последних лет, посвященных изучению личностных особенностей и поведения людей с различными характеристиками мотива достижения, всей мотивационной сферы, можно также назвать эксперименты по выявлению личностных факторов, связанных со стремлением к трудным целям , по изучению поведения по типу А, личности типа А, одной из ведущих характеристик которой является стремление к достижениям [3, 10, 25], изучение половых различий поведения в ситуациях достижения [16, 20]. В последние десятилетия в изучении мотивации достижения прослеживается ряд новых тенденций. Одна из них – рассмотрение процесса мотивации и поведения в ситуации достижения с точки зрения характера целей достижения.

Дж.Г.Николлс, обращаясь к данной проблеме , показывает, что мотивация достижения провоцирует различные виды включенности в деятельность, связанные с преследованием различных целей. При включенности в задачу индивид ставит целью улучшение навыков и рост компетентности, причем уровень личного мастерства оценивается в соответствии с тем, что человек мог и умел раньше. При эго-включенности индивид ставит целью продемонстрировать свою компетентность, сравнить свой уровень с уровнем компетентности других.

При эго-включенности и высокой самооценке способностей испытуемые демонстрируют классический вариант выбора задач средней трудности. При эго-включенности и низкой самооценке способностей картина сложнее. Те, кто не уверен в своих способностях, выбирают очень трудные задачи, где поражение не подтверждает слабой компетентности и позволяет сохранить надежду. Те же, кто не сомневается в отсутствии у себя способностей, выбирают легкие задачи, чтобы избежать поражения. При включенности в задачу независимо от оценки своих способностей испытуемые выбирают задачи, максимально приближенные к их субъективно оцениваемому уровню компетентности. Именно различия в целях объясняют, по мнению Дж.Г.Николлса, результаты ряда экспериментов разных авторов, когда испытуемые с различной выраженностью мотива достижения не демонстрировали явных различий в выборе задач.

К.С.Дуэк и Е.Л.Леггетт также выделяют два типа целей достижения – цель научения, когда индивид озабочен повышением компетентности, ищет трудных задач, и цели исполнения, при которых индивид более озабочен оценкой своей компетентности окружающими, для него важно справиться с задачей и тем самым подтвердить свою состоятельность. По наблюдению авторов, с целями научения связано преодолевающее поведение, т.е. поиск эффективных стратегий перед лицом препятствий, стремление преодолеть трудность с помощью усилия, сохранение оптимизма и положительного эмоционального настроя, а с целями исполнения – беспомощное поведение, т.е. падение уверенности в себе, потеря интереса к трудной задаче.

По данным авторов, выбор цели достижения связан с представлениями личности о своих способностях и о способностях человека вообще. У тех, кто убежден, что интеллект и другие способности – это развиваемые, подконтрольные человеку свойства, будут формироваться преимущественно цели научения. У тех, кто считает способности неизменными свойствами, будут преобладать цели исполнения.

Дж.М.Харакивич и А.Дж.Эллиот [5, 6] также говорят о целях исполнения и целях мастерства, интерпретируя их практически так же, как Дж.Г. Николлс, К.С.Дуэк и Е.Л.Леггетт. Изучение особенностей целей достижения представляет безусловный интерес, помогает лучше понять результаты более ранних экспериментов, однако традиционный для западной психологии последних лет когнитивистский уклон приводит к тому, что личность часто остается в стороне от мотивационного процесса, чаще рассматривается мотив достижения в отрыве от личности в целом.

Еще одним направлением, которое снискало себе в последние годы немало сторонников, стал социокультурный подход к мотивации, намеченный еще Д.МакКлелландом. Исследователи мотивации все чаще приходят к выводу, что изучение любого мотива и связанного с ним поведения должно предприниматься в социокультурном аспекте.

Как отмечает Дж.Спенс , культуры Запада и Востока различаются по очень многим параметрам, и достижения в рамках этих культур также могут пониматься по-разному. Если западные культуры в целом ориентируют человека на индивидуальные достижения, то в Японии, например, ребенок с детства нацеливается на достижения семьи, клана, фирмы, а индивидуальные результаты оцениваются по реакции окружающих, а не на основе чувства самоудовлетворения.

Поэтому средства измерения мотива достижения, созданные для испытуемых западной культуры, не годятся для испытуемых Востока.

В связи с этим И.М.Рамирес и Д.Р.Прис-Уильямс, начиная свой эксперимент , включили в ТАТ картинки, которые ориентируют на семейную деятельность, семейные цели. Они показали, что чернокожие дети и дети мексиканских американцев будут более нацелены на коллективно-семейные достижения, а англоамериканцы – на индивидуальные. При этом показатели мотива достижения в целом в двух указанных группах не будут значимо различаться. Аналогичные данные были получены в других экспериментах, где в качестве испытуемых участвовали англоамериканцы и гавайцы.

С учетом социокультурного аспекта становятся более понятны результаты ряда экспериментов израильских психологов [12, 22], в том числе исследование Т.Е.Лобел и О.Агами-Розенблатт , посвященное изучению влияния социализации городских и сельских мужчин и женщин, их полоролевой ориентации на развитие мотивации достижения.

В настоящее время социокультурное направление привлекает все большее число сторонников, вслед за Д.МакКлелландом появляются попытки проследить взаимосвязь особенностей мотивации достижения нации с уровнем экономического развития страны.

Немало исследований посвящено проблеме онтогенетического развития мотива достижения. Еще ранее Д.МакКлелланд подчеркивал, что ориентация ребенка родителями на овладевающее поведение и самостоятельность в возрасте от 6 до 10 лет способствует развитию у него потребности в достижениях. В более поздней работе Д.МакКлелланд в соавторстве с Д.Пилон показывают, что столь же большое значение имеет ранний младенческий опыт. Развитию потребности в достижениях способствуют режимное кормление и строгое приучение к туалету.

В.А.Роллетт , обращаясь к особенностям мотивационного развития, вводит понятие мотива избегания усилия, который, по ее данным, формируется исключительно при участии окружения, и прежде всего семьи, на основе фрустрационного опыта ребенка в сочетании со слабым стремлением к успеху и сильным избеганием неудачи. Он представляет собой стремление выйти из ситуации достижения кратчайшим путем и с наименьшими затратами. Причем мотив избегания усилия кардинальным образом отличается от мотива избегания неудачи. Индивид с мотивом избегания неудачи заинтересован в успехе деятельности, и при успешном решении задачи он усиливает овладевающее поведение. Индивид же с мотивом избегания усилия заинтересован не в результате, а в выходе из ситуации, и при успешном решении задачи он резко снижает овладевающее поведение. Родители, не оказывающие поддержки своим детям, практикующие отвержение и ограничение инициативы, создают тем самым предпосылки для формирования у своих детей мотива избегания усилия.

По данным лонгитюдного исследования К.Трудевинда и В.Кона , учителя, прибегающие к социальному сравнению при оценке работ учеников, также способствуют развитию мотива избегания усилия. Среди факторов, негативно или позитивно связанных с формированием этого мотива, они называют обогащенное окружение (игровой опыт, книги, интенсивность и качество взаимодействий с родителями и сверстниками), родительское «подталкивание» к достижениям, опыт успехов и поражений на протяжении жизни ребенка.

Тема онтогенетического развития мотива достижения затрагивается в связи с проблемами воспитания и образования, с ролью семейного и школьного окружения в формировании мотива, особенности детского развития и воспитания, служащие предпосылками его формирования.

Одним из важнейших направлений исследования проблем мотивации достижения продолжает оставаться изучение ее психологического содержания и структуры. Дж.Спенс и Р.Л.Хелмрайх предложили идею трехкомпонентной структуры мотивации достижения, выделив в качестве составляющих стремление к мастерству, стремление к работе и стремление к соперничеству. Идея сложности мотивации достижения имеет сегодня немало сторонников, а модель Дж.Спенс и Р.Л.Хелмрайх, подкрепленная опросником, все чаще используется в исследованиях.

Для прояснения психологического содержания мотива достижения представляют интерес данные новых исследований под руководством Д.МакКлелланда , показывающие различия в мотивах, измеряемых Тестом Тематической Апперцепции и опросниками и позволяющие сделать ряд предположений о природе этих различий. По мнению авторов, проективные методы и опросники измеряют разные виды мотивов, которые обретаются человеком разными путями, в различные периоды жизни, по-разному связаны с поведением. ТАТ отражает скрытые, имплицитные потребности, тогда как опросники измеряют самоатрибутивные мотивы, которые в определенной степени близки к ценностям.

Имплицитные мотивы неосознаваемы, их формирование связано с ранним аффективным опытом ребенка, возможно, даже имеет гормональную основу. Они более генерализованы и не связаны с какой-то конкретной сферой реализации мотива. Самоатрибутивные мотивы осознаваемы, формируются в процессе социализации на основе когнитивного опыта. Они связаны с конкретной сферой реализации мотива.

Анализируя научные публикации последних лет, можно сделать вывод, что данная проблема мотивации по-прежнему остается одной из центральных в зарубежной психологии и начинает привлекать внимание все большего числа отечественных исследователей. Не ослабевает интерес к процессу мотивации, изучению мотивов в связи с развитием личности, воспитанием и обучением, особенностями культуры, индивидуальными различиями. В настоящее время можно отметить стремление к преодолению противоречий между разными концепциями, взглядами на мотивацию, тенденцию к их синтезу.

ЛИТЕРАТУРА

1. Васильев И.А., Магомед-Эминов М.Ш. Мотивация и контроль за действием. М., 1991. 144 с.

2. Beit-Hallahmi B. Achievement motivation and economic growth: A replication // Personality and Social Psychology Bulletin. 1980, p.210 – 215.

3. Burns W., & Bluen S.D. Assessing a multidimentional type A behaviour scale // Personality and Individual differences. 1992, v13, p. 977 – 986.

4. Dweck C.S. & Leggett E.L. A social-cognitive approach to motivation and personality // Psychological Review, 1988, v95, p. 256 – 273.

5. Elliot A.J., & Harackiewicz J.M. Goal setting, achievement orientation, and intrinsic motivation // Jour.of Personality and Social Psychology. 1994, v66, p. 968 – 980.

6. Harackiewicz J.M., & elliot A.J. Achievement goals and intrinsic motivation // Jour.of Personality and Social Psychology, 1993, v65, p. 904 – 915.

7. Heckhausen H. Concern with one’s competence: Developmental shifts in person-environment interaction // D.Magnusson, Allen V.L.(Ed.), Human development, an interactional perspective. N.Y., 1983, p. 167 – 185.

8. Hollenbeck J.R., Williams CH.R., & Klein H.J. An empirical examination of the antecedents of commitment to difficult doals // Jour.of Applied psychology. 1989, v74, p. 18 – 23.

9. Humphreys M.S., & Revelle W. Personality, motivation, and performance: A theory of the relationship between individual differences and information processing // Psychological Review, 1984, v. 91, p. 153 – 184.

10. Keltikangas-Jarvinen L., & Raikkonen K. Type A behaviour and types of competitor in young adults // European Jour.of Personality, 1991, v. 5, p. 61 – 69.

11. Lobel Th.E., & Agami-Rozenblat O. Self-esteem, need for achievement and sex-role orientation among Kibbutz and urban men and women // Personality and Individual Differences. 1993, v. 15, p. 523 – 529.

12. Lobel T.E., Gur S., & Yerushalmi H. Cheating behavior of sex-typed and androgynous children in sex-stereotyped and non-sex-stereotyped tasks // Jour.of Research in Personality. 1989. v. 23, p. 302 – 312.

13. McClelland D.C. The achieving society. Princeton: VN, 1961.

14. McClelland D.C., Koestner R., & Weinberger J. How do self-attributed and implicit motives differ? // Psychological Review. 1989, v. 96, p. 690 – 702.

15. McClelland D.C.,& Pilon D.A. Sources of adult motives in pattens of parent behavior in early childhood // Jour.of Personality and Social Psychology. 1983, v. 44, p. 564 – 574.

16. Meece J.L., Eccles-Parsons J., Kaczala C.M., Goff S.B., & Futterman R. Sex differences in math achievement: Toward a model of academic choice // Psychological Bulletin, 1982, v. 91, p. 324 – 348.

17. Nicholls J.G. Achievement motivation: Conceptions of ability, subjective experiance, task choice, and performance // Psychological Review. 1984, v. 91, p. 328 – 346.

18. Ramirez M., & Price-Williams D.R. Achievement motivation in children of three ethnic groups in thr Unitied States // Jour.of Cross-Cultural Psychology. 1976, ?7, p. 49 – 60.

19. Rollett B.A. Achievement motivation versus effort avoiding motivation // J.T.Spence., G.E.Izard (Eds.) Motivation, Emotion and Personality. Celected /revised papers. 23 International Congress of Psychology. North Holland, 1985, v. 5, p. 77 – 85.

20. Roberts T.A. Gender and the influence of evaluations on self-assessments in achievement settings // Psychological Bulletin. 1991, v. 102, p. 297 – 308.

21. Slade J.A., & Rush M.C. Achievement motivation and the dynamics of task difficulty choice // Jour.of Personality and Social Psychology. 1991, v. 60, p. 165 – 172.

22. Snarey J., Friedman K., & Blasi J. Sex role strain among Kibbutz adolescents and adults: A developmental perspective // Jour.of Youth and Adolescence. 1986, v. 15, p. 223 – 242.

23. Spence J.T., & Helmreich R.L. Achievement-related motives and behavior // J.T.Spence (Ed.), Achievement and Achievement Motives: Psychological and sociological approaches. San Francisco, 1983, p. 7 – 74.

24. Spence J.T. Achievement and achievement motivation: A cultural perspective // J.T.Spence & C.E.Izard (Eds.), Motivation, Emotion and Personality. Selected/revised papers. 23 International Congress of Psychology. North Holland, 1985, v. 5, p. 65 – 75.

25. Wong N.D., & Reading A.E. Personality correlates of type A behavior // Personality and Individual Differences. 1989, v. 10, p. 991 – 996.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
Немцова Г.Д., Пекша И. Ч. ИЗУЧЕНИЕ ПЕРФЕКЦИОНИЗМА В КОНТЕКСТЕ ТЕОРИИ МОТИВАЦИИ ДОСТИЖЕНИЯ
ВКЛАД ТЕОРЕТИКО-АТРИБУТИВНОГО ПОДХОДА В ИЗУЧЕНИЕ МОТИВАЦИИ ДОСТИЖЕНИЯ
УПОРСТВО: ПОДДЕРЖАНИЕ УСТОЙЧИВОСТИ ТЕНДЕНЦИИ ДЕЙСТВИЯ В ПРОЦЕССЕ ДОСТИЖЕНИЯ ЦЕЛИ
МОТИВАЦИЯ ДОСТИЖЕНИЯ
СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В ПОДХОДЕ К КОНФЛИКТАМ: ПРИЗНАННОЕ И СПОРНОЕ
ГЛАВА МОТИВАЦИЯ ДОСТИЖЕНИЯ
ТЕНДЕНЦИИ МОРФО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЭВОЛЮЦИИ ЧЕЛОВЕКА НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ
ИЗМЕРЕНИЕ МОТИВАЦИИ ДОСТИЖЕНИЯ
ДОСТИЖЕНИЯ МОТИВАЦИЯ
РОДИТЕЛЬСКОЕ ВОСПИТАНИЕ И МОТИВАЦИЯ ДОСТИЖЕНИЯ
ГОТОВНОСТЬ УЧИТЕЛЯ К НОВЫМ ТЕНДЕНЦИЯМ РАЗВИТИЯ СОВРЕМЕННОГО ОБРАЗОВАНИЯ
ДВОЯКАЯ РОЛЬ СИЛЫ МОТИВАЦИИ В КУМУЛЯТИВНЫХ ДОСТИЖЕНИЯХ
МАНУХИНА С.Ю ВНУТРЕННИЕ УСЛОВИЯ МОТИВАЦИИ ДОСТИЖЕНИЯ
ФИЛИППОВА Н.В. МОТИВАЦИЯ ДОСТИЖЕНИЯ В МЛАДШЕМ ШКОЛЬНОМ ВОЗРАСТЕ
КЛОЧКО Н.Г. ФОРМИРОВАНИЕ МОТИВАЦИИ ДОСТИЖЕНИЯ ДОШКОЛЬНИКА
Трофименко Г.С. К ВОПРОСУ О ПОДХОДАХ К ИЗУЧЕНИЮ МОТИВАЦИОННЫХ ТЕНДЕНЦИЙ ЮНОШЕЙ И ДЕВУШЕК
Янсен Я. СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В ОБЛАСТИ СПЕЦИАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В БЕЛЬГИИ (ФЛАНДРИИ)
ТЕМА 3. СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ
Добавить комментарий