ЛЕВ МАРКОВИЧ ВЕККЕР — УЧИТЕЛЬ, УЧЕНЫЙ, ЧЕЛОВЕК

Киреева Н.Н.

(Санкт-Петербург)

Лев Маркович Веккер. Мне кажется, что его имя очень гармонично, и в нем заключена музыка и мощь. Веккер. Беккер. Рояль. Музыка. Это имя я впервые услышала в сентябре 1970 г., когда Лев Маркович начал читать нам, студентам-вечерникам, свой курс «Психические процессы» в рамках курса «Общей психологии». Его внешность была яркой и запоминающейся. Это был высокий человек, скорее, худощавый, но чувствовалась крепость тела, с легкой танцующей походкой. Выделялся гладко бритый череп, острые, внимательные глаза за толстыми линзами очков, орлиный нос и четко очерченные губы и подбородок.

Я была прилежной студенткой и старалась тщательно записывать каждое слово профессора, так как все, что он говорил, казалось очень важным приобщением к тайне — тайне психики. Мне кажется, что тайна психического как психофизическая и психофизиологическая проблема, удерживала, приковывала к себе внимание Л.М. Веккера всю жизнь. Даже в своем последнем интервью факультетской газете «Под знаком Пси» он сказал, что самым интересным и важным для него в психологии является механизм отражения физической реальности в психическом мире человека. Этой проблеме он посвятил многие годы своей жизни, рассматривая ее в самых различных аспектах в своих лекциях и работах.

У меня сохранился курс его лекций 1970/1971 уч. г. Лев Маркович начал свои лекции с классификации психических процессов, и весь первый семестр был посвящен рассмотрению основных свойств, эмпирических характеристик первичных образов — ощущений и восприятия, и заканчивался рассмотрением рефлекторной концепции Павловской школы и введением в общую теорию сигналов, которая была нам прочитана и развернута уже во втором семестре. Ко второму семестру мы уже привыкли к особенностям чтения лекций Львом Марковичем. Он был не обычным лектором, а выдающимся и запоминающимся. Его манера выражать себя, свои идеи и мысли была артистична. Голос Веккера был богат интонациями и эмоциональной выразительностью, он использовал в своей речи достаточно эмоционально насыщенные фразы и метафоры: «бегство от очевидности», «фатальная неизбежность», «углубление драматизма в теории мышления», «профессиональный кретинизм». Особенностью каждой лекции была живая, бьющаяся и трепещущая мысль, которая постепенно разворачивалась, раскрывалась, обретала плоть и логическую стройность доказательства.

Лекция всегда начиналась с проблемы, гипотезы. Как я теперь понимаю, буквально каждая его лекция была праздником, путем в настоящую науку, встречей с выдающейся личностью и увлеченным ученым, создающим нечто новое, творящим прямо у тебя на глазах. Именно в семидесятые годы Веккер был увлечен созданием своей оригинальной теории психических процессов и интенсивно работал над трехтомником «Психические процессы». Его оригинальные и новые идеи о специфике психических сигналов и границе перехода нервных сигналов в психические на основе информационного подхода, теории уровней изоморфизма, воспринимались и понимались нами, студентами-второкурсниками, не сразу и нелегко. Мы тихо сидели и слушали, не очень-то понимая, но надеясь потом разобраться и что-то понять позже, по записям.Я никогда не видела у него ни одной записи, ни одного конспекта. Это всегда была импровизация на заданную, заранее продуманную тему. Но эта импровизация со множеством ассоциативных переходов всегда была как бы нанизана на крепкий стержень — тему, цель, проблему. И этот стержень- проблема постепенно из точки превращался в ряд последовательных и логичных суждений, понятий, мыслей, которые способствовали раскрытию и, в конечном итоге, пониманию сути того или иного механизма психического явления, процесса. Большинство лекций Льва Марковича содержательно строилось как последовательное решение (на основе эмпирических фактов, результатов экспериментов его учеников или других ученых) бесконечных вопросов-проблем. Он часто говорил о векторе научного поиска и открытия — «обобщенность-конкретность-обобщенность», или «синтез-анализ- синтез», и придерживался его в своих лекциях и работах. Слово «вектор» было одним из его любимых словечек, в котором, отражалась стремительность его мысли, ее направленность.

В 1973/1974 уч.

г. я слушала спецкурс Льва Марковича «Актуальные проблемы психологии познания», который он читал студентам специализации «Общая психология». Курс был настоящей психологической энциклопедией, с экскурсами в философию, биологию и физику. Да и список рекомендуемой литературы по этому курсу включал такие работы, как «Критика чистого разума» Э. Канта, «Физика в жизни моего поколения» М. Борна, «Единство физической картины мира» М. Планка, «Бытие и сознание» С.Л. Рубинштейна, «Физика и реальность» А. Эйнштейна, «Культура и этика» А. Швейцера и др.

В одной из лекций этого курса Л. М. Веккер, рассматривая логико- понятийный состав основных психических концепций Х1Х-ХХ вв. — ассоцианизма, бихевиоризма, гештальтизма, функционализма, психоанализа и др., — показал универсализм объяснительных принципов каждого из этих направлений и вклад каждой из этих концепций в «золотой фонд» психологии. Например, ассоцианизм открыл универсальный способ связи компонентов психических актов друг с другом — ассоциацию, гештальтизм — универсальность структуры и принципа изоморфизма, которые, как сказал Л.М. Веккер, «останутся навечно».

В дальнейшем в восьмидесятые годы мне доводилось встречаться со Львом Марковичем вне факультета, в неформальной обстановке, в доме Марии Даниловны Александровой, доцента нашего факультета, с которой он был дружен. Она звала его по-домашнему — Леля, как его обычно звали родственники и близкие люди, знавшие его с юности. Лев Маркович всегда был со своей женой Миной Яковлевной. Это была чуть полноватая, маленького роста женщина, симпатичная и обаятельная. От нее веяло теплом, домашностью и уверенностью. Скорее всего, эту уверенность придавал ей находящийся всегда рядом Лев Маркович, ее муж, спутник жизни. Он всегда был очень внимателен к Мине Яковлевне, у него был «наклон чувств» к ней, и это ощущалось по токам, как бы пробегающим между ними. Очевидно, что Мина Яковлевна была хорошей, заботливой и любящей женой, устроительницей быта и хранительницей очага Дома Веккеров. Кстати, Мина Яковлевна всегда звала своего мужа — Веккер. Мина Яковлевна была неразлучной спутницей Льва Марковича. Она всегда сопровождала его в поездках в Россию в более поздние годы, присутствовала на его публичных лекциях в Политехническом институте, улыбалась, гордилась и была счастлива, видя набитую людьми аудиторию, а потом, после лекции, — нескончаемую вереницу людей, психологов разных рангов, желающих подойти ко Льву Марковичу, выразить ему свое восхищение и благодарность, сказать несколько слов, задать вопрос, услышать ответ или пожелание. Я думаю, в эти минуты она была исполнена гордости за своего мужа.

В отношениях с людьми Лев Маркович был прост, внимателен и естественен. К нему можно было подойти, задать вопрос, выразить свое мнение. Он всегда выслушивал, обязательно отвечал или спрашивал в свою очередь, искренно и заинтересованно, если то, о чем говорилось, как-то было ему важно, касалось каких-то научных проблем. Он всегда проявлял сверхтактичность в общении с другими, чувствовалась его боязнь обидеть человека, что не мешало ему довольно твердо и открыто отстаивать мнение по значимым для него вопросам.

Лев Маркович всегда и до последних дней жизни был человеком Высокого Духа, человеком-творцом, увлеченным и целеустремленным, создающим гармонию из хаоса. Он пережил трагедии своей жизни — вынужденную эмиграцию и внезапный уход из жизни своей любимой Мины Яковлевны, но не был сломлен, а продолжал творить, писать и издавать книги, вести исследовательскую работу, читать лекции, выступать на научных конференциях, семинарах.

В Санкт-Петербурге в августе 2001 г. проходила последняя ежегодная научная сессия Л. М. Веккера «Психика и реальность», где он выступил с интереснейшим докладом «Текущее состояние мировой психофизиологии», в котором он поднял в числе прочих и проблему связи психики и кожи — «периферической души» человека. Эта научная сессия была пиршеством мысли, интеллекта, открытий и поиска истины, где интеллектуальным центром был Лев Маркович Веккер. В сентябре Лев Маркович последний раз выступал с научным докладом на факультете психологии. Наша последняя с ним встреча завершилась его записью в

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
ЖИВОЙ ЛЕВ МАРКОВИЧ
О ЛЬВЕ МАРКОВИЧЕ ВЕККЕРЕ - ЕГО УЧЕНИЦА
ЖИЗНЬ ЛЬВА МАРКОВИЧА ВЕККЕРА
УЧЕНЫЙ ИДИОТ (IDIOT SAVANT)
ЛЕВ
ВЕЛИКИЙ УЧЕНЫЙ, ПРОСВЕТИТЕЛЬ, ПЕДАГОГ
Лев Выготский (1896-1934).
ВСТРЕЧИ С Л.М. ВЕККЕРОМ
УДК 37.015.А.М. КОЛЫШКО ВЛИЯНИЕ САМООТНОШЕНИЯ УЧИТЕЛЯ НА ГЛУБИНУ И ПОЛНОТУ ПОНИМАНИЯ ИМ МЕЖЛИЧНОСТНЫХ ОТНОШЕНИЙ В СИСТЕМЕ «УЧИТЕЛЬ-УЧЕНИК»
ЗОЛОТЫЕ ЧАСЫ С Л.М. ВЕККЕРОМ
Раздел 3. ВОСПОМИНАНИЯ О Л.М. ВЕККЕРЕ
ЛИЧНОСТЬ Л.М. ВЕККЕРА В ЖИЗНЕННОМ ПРОСТРАНСТВЕ ЕГО УЧЕНИКОВ
ЭНЕРГОИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОДХОД Л.М. ВЕККЕРА
ВСТРЕЧИ С Л.М. ВЕККЕРОМ В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ЕГО ЖИЗНИ (ГЕРМАНИЯ И РОССИЯ)
Л.М. ВЕККЕР КАК УНИВЕРСИТЕТСКИЙ ПРОФЕССОР В ВОСПРИЯТИИ СТУДЕНТА
ОСОБЕННОСТИ ПОДХОДА Л.М. ВЕККЕРА К РЕШЕНИЮ ПРОБЛЕМ ИНТЕГРАЦИИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ
ОБРАЗНЫЕ КОМПОНЕНТЫ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ТЕОРИИ Л.М. ВЕККЕРА
СЛ. РУБИНШТЕЙН И Л.М. ВЕККЕР: ВКЛАД В РАЗРЕШЕНИЕ ПСИХОФИЗИЧЕСКОЙ ПРОБЛЕМЫ
ЗНАЧЕНИЕ ИССЛЕДОВАНИЙ Л.М. ВЕККЕРА В РАЗРАБОТКЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ ДИЗОНТОГЕНЕЗА
Добавить комментарий