Личностная беспомощность и самостоятельность: типология идиагностические критерии

Одним из теоретических положений концепции личностной беспомощности является представление об указанном феномене как целостной характеристике личности, включающей в себя ряд особенностей, взаимосвязанных между собой и образующих симптомокомплекс, определяющий психологические особенности субъекта, в том числе успешность его деятельности и поведение и в целом характеризующей низкий уровень субъектности.

В соответствии с концепцией личностной беспомощности на противоположном полюсе континуума субъектности лежит самостоятельность. Предполагается, что между этими противоположными характеристиками личности возможны различные варианты выраженности субъектности.

Для эмпирического подтверждения этих теоретических положений, а также для определения правомерности использования предложенных диагностических критериев было проведено исследование на выборках детского (8-12 лет), подросткового (13-16 лет) и юношеского (17-22 лет) возраста. На данном этапе исследования использовались данные для выборок в количестве 222, 189 и 169 человек для каждой из указанных возрастных категорий соответственно.

Личностная беспомощность и самостоятельность являются сложными личностными образованиями, для выявления которых на сегодняшний день не разработано специальных психодиагностических методик, поэтому они выявляются с помощью ряда показателей, соответствующих теоретическим представлениям об указанных феноменах и результатам эмпирических исследований. В качестве диагностических критериев выступают: атрибутивный стиль (итоговый показатель и так называемый «показатель надежды»), уровень депрессии, тревожности, самооценка испытуемых. Личностная беспомощность диагностируется при пессимистическом атрибутивном стиле, депрессивности (речь идёт не о клинической депрессии, а о некоей субдепрессии, относительно повышенном уровне депрессии), пониженной самооценке, повышенной тревожности. Самостоятельность диагностируется при противоположных показателях.

Одним из базовых предположений является представление о личностной беспомощности как о симптомокомплексе, то есть предполагается, что ряд характеристик, выступающих в качестве диагностических, представляют собой целостное образование. Диагностируются не депрессия, тревожность, атрибутивный стиль и самооценка, а целостная (системная) характеристика личности, проявляющаяся сочетанием упомянутых личностных особенностей. Для того, чтобы подтвердить этот тезис, был проведён математический анализ данных: кластерный и дискриминантный анализ.

С использованием в качестве критериев классификации диагностических показателей (атрибутивный стиль, уровень депрессии, тревожности, самооценка испытуемых) была проведена процедура кластерного анализа для каждой из указанных выше выборок. Для всех трёх возрастных категорий при анализе данных использовался иерархический кластерный анализ, метод полной связи (Complete Linkage), позволяющий выделить компактные кластеры, состоящие из наиболее похожих элементов. По результатам кластерного анализа на всех возрастных этапах выделились четыре своеобразных психологических типа с различными вариантами сочетания указанных показателей. Затем в каждой группе вычислялись средние, которые позволили дать содержательную характеристику

выявленных типов. Поскольку метод кластерного анализа не позволяет с полной уверенностью говорить о достоверности проведённой кластеризации, представляется необходимым использовать для проверки достоверности другие методы, в данном случае применялся дискриминантный анализ.

Рассмотрим каждую возрастную группу отдельно. В таблице 3.1 представлены средние значения показателей депрессии, тревожности, самооценки и атрибутивного стиля (итоговый показатель и так называемый «показатель надежды»), выступивших в качестве критериев классификации при проведении кластерного анализа для выборки детей. Исходя из содержания указанных психологических характеристик выделенных четырёх кластеров, они получили названия «беспомощные», «самостоятельные», «осторожные» и «реалисты».

Таблица 3.Средние значения показателей-критериев (на выборке детей 8-12 лет)

показатели кластер
беспомощные самостоятельные осторожные реалисты
депрессия 9,67 5,17 7,41 9,51
тревожность 7,93 2,43 7,65 4,15
самооценка 0,20 0,63 0,28 0,33
атрибутивный стиль -1,37 8,27 4Д7 4,16
показатель надежды 8,02 4,30 6,10 5,63

1. «Беспомощные». Этот психологический тип отличается выраженным пессимистическим атрибутивным стилем, низкой самооценкой, повышенным уровнем депрессии, несколько повышенной тревожностью. В этот кластер вошло 21,3% детей.

2. «Самостоятельные». Для этого типа характерны выраженный оптимистический атрибутивный стиль, достаточно высокая самооценка,

низкий уровень депрессии и тревожности. В кластер вошло 14,8% испытуемых. ‘

3. «Осторожные». В целом, этот тип занимает промежуточное положение между «беспомощными» и «самостоятельными». Атрибутивный стиль у «осторожных» имеет средние показатели, можно охарактеризовать его как реалистический, как и у следующей группы. Особого внимания заслуживает тот факт, что эта группа имеет достаточно высокие значения тревожности. В кластере оказалось 14,4% испытуемых.

4. «Реалисты». По значениям депрессии данный кластер близок к «беспомощным», по показателям тревожности и самооценки этот тип ближе к «самостоятельным». Атрибутивный стиль, так же, как и у «осторожных», имеет средние показатели. Обращает на себя внимание тот факт, что при невысоком уровне тревожности уровень депрессии в этом кластере достаточно высокий. В целом, как и предыдущем случае, кластер является промежуточным по своим психологическим характеристикам. Этот кластер оказался наиболее многочисленным, в него вошло 49,5% испытуемых.

Психологические характеристики групп беспомощных и самостоятельных испытуемых, выделенных с помощью кластерного анализа, полностью соответствуют теоретическим представлениям об указанных психологических типах, что подтверждает правомерность выделения указанных психологических характеристик и их целостность, то есть такую взаимосвязь диагностических показателей, которая подтверждает, что сочетание указанных показателей диагностирует особый психологический феномен, несводимый к каждому из отдельных показателей.

Последние два типа являются промежуточными между двумя первыми. Это соответствует базовому предположению о том, что личностная беспомощность и самостоятельность представляют собой полярные образования, лежащие на крайних точках одного континуума. Поэтому для дальнейшего исследования использовались результаты обследования первых двух типов. Они изучались как контрастные группы.

Для дополнительной оценки проведённой кластеризации был использован дискриминантный анализ, результаты которого графически представлены на рисунке 3.1.

1. Графическое отображение канонических дискриминантных функций (на выборке испытуемых детского возраста)

Основным показателем качества классификации является процент совпадения реальной классификации и классификации объектов при помощи канонических функций. В отношении четырёх кластеров вместе, то есть классификации в целом, процент совпадения реальной классификации и классификации объектов при помощи канонических функций составляет, по результатам дискриминантного анализа на выборке испытуемых детского возраста, 87,1%, то есть точность предсказания, основанного на сочетании предложенных диагностических показателей, очень высока. Более того, в отношении противоположных характеристик, то есть беспомощности и самостоятельности, этот процент составил 93% и 96,7% соответственно (см. Приложение 4). Высокая точность предсказания ещё раз подтверждает
объективность, классификации* и- правильность выбранных диагностических критериев.

Далее проводилась оценка «вклада» каждой из диагностических показателей в дискриминативную способность набора переменных для выборки детей. Для этого сначала определили различия между группами по каждой из переменных (табл. 3.2).

Таблица 3.Критерий равенства групповых средних для диагностических показателей

(детский возраст)

Диагностические показатели Лямбда Уилкса Б Р
депрессия 0,811 15,417 0,000
тревожность 0,577 48,377 0,000
самооценка 0,882 8,812 0,000
атрибутивный стиль 0,502 65,542 0,000
показатель надежды 0,797 16,797 0,000

Как видно из таблицы 3.2, применение однофактороного дисперсионного анализа (АМЭУА) подтверждает наличие значимых различий четырёх групп по каждой из дискриминантных переменных (диагностических показателей), что позволяет рассматривать все переменные в качестве диагностических. Кроме того, использование каждой из них увеличивает дискриминативную способность набора переменных (см. Приложение 4, табл. 7). Наибольшей дискриминативной способностью обладают показатели «атрибутивный стиль», «тревожность», «депрессия», наименьшей — «самооценка» и «показатель надежды».

Подобным, образом, производился анализ показателей, выявленных при исследовании подростков. В таблице 3.3 представлены средние значения показателей депрессии, тревожности, самооценки и атрибутивного стиля (итоговый показатель и так называемый «показатель надежды»), выступавших в качестве критериев классификации при проведении кластерного анализа для выборки подростков. Исходя из содержания указанных психологических характеристик выделенных четырёх кластеров,
которое совпадает с результатами кластеризации на выборке детей, они получили названия, аналогичные уже приведённым выше.

Таблица 3.3 Средние значения показателей-критериев (на выборке подросткового возраста)

показатели кластер
беспомощные самостоятельные осторожные реалисты
депрессия 46,83 34,03 38,21 44,33
тревожность 27,71 12,82 22,38 12,11
самооценка 0,15 0,64 0,45 0,38
атрибутивный стиль -0,80 5,54 1,41 4,89
показатель надежды 5,08 2,90 4,16 4,88

1. «Беспомощные». Этот психологический тип отличается выраженным пессимистическим атрибутивным стилем, низкой самооценкой, повышенным уровнем депрессии, несколько повышенной тревожностью. В этот кластер вошло 16,9% подростков.

2. «Самостоятельные». Для этого типа характерны выраженный оптимистический атрибутивный стиль, достаточно высокая самооценка, низкий уровень депрессии и тревожности.

В кластер вошло 30,7% испытуемых.

3. «Осторожные». В целом, этот тип занимает промежуточное положение между «беспомощными» и «самостоятельными». Атрибутивный стиль у «осторожных» имеет средние показатели, можно охарактеризовать его как умеренный пессимизм. Как и у детей, в выборке подростков эта группа имеет достаточно высокие значения тревожности. Среди подростков этот психологический тип оказался наиболее многочисленным. В кластере оказалось 44,4% испытуемых.

4. «Реалисты». По значениям депрессии этот кластер близок к «беспомощным», по показателям тревожности и атрибутивного стиля этот тип ближе к «самостоятельным». Как и у детей, в данном кластере при невысоком уровне тревожности уровень депрессии достаточно высокий. В целом, кластер является промежуточным по своим психологическим характеристикам. Этот кластер оказался малочисленным, в него вошло 7,9% испытуемых.

Далее для дополнительной проверки точности проведённой классификации и правомерности использования предложенных диагностических критериев личностной беспомощности и самостоятельности, был проведён дискриминантный анализ, результаты которого графически представлены на рисунке 3.2.

2. Графическое отображение канонических дискриминантных

2. Графическое отображение канонических дискриминантных

функций (на выборке испытуемых подросткового возраста)

В отношении классификации в целом процент совпадения реальной классификации- и классификации объектов» при помощи канонических функций составляет, по результатам дискриминантного анализа для выборки подростков, 91,5%, то есть точность предсказания, основанного на сочетании предложенных диагностических показателей, как и на выборке детей, очень высока. В отношении беспомощных и самостоятельных подростков точность составила 93,8% и 96,6% соответственно (см. Приложение 4). Высокая точность предсказания подтверждает объективность классификации и правильность выбранных диагностических критериев.

Далее проводилась оценка «вклада» каждой из диагностических показателей в дискриминативную способность набора переменных для выборки подросткового возраста. Для этого в первую очередь определили различия между группами по каждой из них (табл. 3.4). Критерий равенства групповых средних для диагностических показателей

Таблица 3.(подростковый возраст)

Диагностические показатели Лямбда Уилкса Б Р
депрессия 0,607 39,965 0,000
тревожность 0,353 112,874 0,000
самооценка 0,749 20,686 0,000
атрибутивный стиль 0,695 27,007 0,000
показатель надежды 0,865 9,588 0,000

Как видно из таблицы, применение однофактороного дисперсионного анализа (АМЭУА) подтверждает наличие значимых различий четырёх групп по каждой из дискриминантных переменных (диагностических показателей), что позволяет рассматривать все переменные в качестве диагностических (как и для детей). Использование каждой из них увеличивает дискриминативную способность набора переменных (см. Приложение 4, табл.8). Наибольшей дискриминативной способностью обладают показатели «тревожность», «самооценка», «депрессия», наименьшей — «показатель

надежды» (показатель «атрибутивный стиль» обладает умеренной дискриминативной способностью, на что указывает уменьшение Лямбда Уилкса при её включении на 0,043).

Для проверки типологии (то есть выделения психологических типов беспомощных и самостоятельных испытуемых) на выборке юношеского возраста также была проведена процедура кластерного анализа с использованием в качестве критериев классификации указанных показателей. По результатам выделились также четыре психологических типа со следующими далее вариантами сочетания указанных показателей. В каждой группе вычислялись средние значения этих показателей, которые позволили дать содержательную характеристику выявленных типов (табл. 3.5)

Средние значения показателей-критериев (на выборке юношеского возраста)

Таблица 3.5

показатели кластер
беспомощные самостоятельные осторожные реалисты
депрессия 50,13 29,36 34,32 31,37
тревожность 26,77 14,36 18,13 15;32
самооценка -0,36 0,59 0,43 0,52
атрибутивный стиль -3,29 8,24 2,57 2,82
показатель надежды 6,03 1,82 3,30 3,00

1.«Беспомощные». Этот психологический тип отличается выраженным пессимистическим атрибутивным стилем, то есть негативные события объясняются такими студентами как происходящие постоянно, в различных сферах жизни, и винят они в этом себя, хорошее воспринимается ими как временное, происходящее лишь в отдельных сферах их жизни- и не являющееся их заслугой. Беспомощные студенты отличаются низкой

самооценкой, более высоким’ уровнем депрессии, несколько повышенной тревожностью. В этот кластер вошли 18,3% испытуемых юношеского возраста.

2. «Самостоятельные». Для этого типа характерны выраженный оптимистический атрибутивный стиль, то есть негативные события такие студенты объясняют как временные, происходящие лишь в отдельных сферах жизни, они не склонны винить в чём-то плохом себя. Позитивные события воспринимаются ими как постоянные, происходящие в разных сферах жизни, и они считают, что сами являются причиной хороших событий. У самостоятельных студентов достаточно высокая самооценка, низкий уровень депрессии и тревожности. В кластер вошло 32,6% испытуемых.

3. «Реалисты». В целом, этот тип занимает промежуточное положение между «беспомощными» и «самостоятельными». Атрибутивный стиль у них имеет средние показатели, можно охарактеризовать его как «реализм». Уровень депрессии и тревожности низкий, самооценка адекватная. В кластере оказалось 29% испытуемых.

4. «Осторожные». По значениям депрессии и тревожности этот тип ближе к «беспомощным», чем предыдущий. Атрибутивный стиль можно охарактеризовать как «умеренный пессимизм». В’ кластер вошло 20,1% испытуемых.

Психологические типы беспомощных и самостоятельных, выделенные при помощи кластеризации, соответствуют выдвинутым ранее предположениям, что подтверждает объективность предложенных характеристик. Необходимо отметить, что при сходстве выделенных на разных выборках при помощи кластеризации противоположных психологических образований личностной беспомощности и самостоятельности, промежуточные психологические типы имеют некоторые отличия в юношеском возрасте, что может объясняться не столько возрастными особенностями, сколько вариативностью сочетания и
выраженности диагностических показателей на континууме субъектности. Однако выделение полярных психологических типов, аналогичных на разных возрастных этапах с очень высокой степенью достоверности позволяет говорить о реальном существовании типологии «личностная беспомощность — самостоятельность».

Для дополнительной оценки проведённой кластеризации был использован дискриминантный анализ, результаты которого графически представлены на рисунке 3.3.

3. Графическое отображение канонических дискриминантных

3. Графическое отображение канонических дискриминантных

функций (на выборке испытуемых юношеского возраста) В отношении четырёх кластеров вместе, то есть классификации в целом, процент совпадения реальной классификации и классификации объектов при помощи канонических функций составляет, по результатам дискриминантного анализа, 90,5%, то есть точность предсказания, основанного на сочетании предложенных диагностических показателей, и на выборке юношеского возраста очень высока. Более того, в отношении

полярных характеристик, то есть беспомощности и самостоятельности, этот процент составил 100% и 96,5% соответственно- (эти данные отражены в Приложении 4). Такая высокая точность предсказания (как и результаты кластерного анализа) подтверждает объективность классификации и правильность выбранных диагностических критериев и для юношеского возраста.

Оценка «веса» каждого критерия в диагностике личностной беспомощности и личностной самостоятельности на выборке юношеского возраста требует отдельного рассмотрения. Для определения вклада каждой переменной в идентификацию симптомокомплекса оценивались различия между группами по каждому из диагностических критериев личностной беспомощности и самостоятельности (табл. 3.6).

Таблица 3.Критерий равенства групповых средних для диагностических показателей

(юношеский возраст)

Диагностические показатели Лямбда Уилкса Б Р
депрессия 0,373 92,492 0,000
тревожность 0,387 87,278 0,000
самооценка 0,248 166,403 0,000
показатель надежды 0,568 41,812 0,000
атрибутивный.стиль 0,510 52,814 0,000

Из таблицы 3.6 видно, что применение однофактороного дисперсионного анализа (АМЗУА) подтверждает наличие статистически значимых различий четырёх групп по каждой из дискриминантных переменных (диагностических показателей), что позволяет рассматривать все переменные в качестве диагностических (как и для двух предыдущих выборок). Использование каждой из них увеличивает дискриминативную способность набора переменных (см. Приложение 4, табл.9). Наибольшей дискриминативной способностью для данной выборки обладают показатели «самооценка», «тревожность», «депрессия», наименьшей — «показатель надежды» (показатель «атрибутивный-стиль», как и в случае с подростками, обладает умеренной дискриминативной способностью).

Таким образом, результаты кластеризации и последующего дискриминантного анализа аналогичны на трёх выборках различного возраста, что позволяет говорить об устойчивости структуры кластеров, отражающей реальную объективность классификации.

Все предложенные переменные на всех возрастных этапах могут использоваться в качестве диагностических критериев, увеличивая дискриминативную способность всего набора диагностических показателей, причём наиболее информативными в этом отношении оказываются на всех возрастных этапах «тревожность» и «депрессия», наименее информативным — «показатель надежды». Что касается показателей атрибутивного стиля и самооценки, то их вклад варьируется на разных возрастных этапах от наиболее весомого до наименьшего.

Полученные на данном этапе результаты позволили перейти к реализации дальнейших исследовательских задач и изучить структурные особенности личностной беспомощности.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
Пономарева И. В. К ВОПРОСУ О ТИПОЛОГИИ ЛИЧНОСТНОЙ БЕСПОМОЩНОСТИ
Исследование жизнестойкости у подростков с личностной беспомощностью и самостоятельностью
4.1. Личностная беспомощность и самостоятельность как противоположные характеристики личности
ГЛАВА 10. УСПЕШНОСТЬ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СУБЪЕКТА С ЛИЧНОСТНОЙ БЕСПОМОЩНОСТЬЮ И САМОСТОЯТЕЛЬНОСТЬЮ НА РАЗНЫХ ВОЗРАСТНЫХ ЭТАПАХ
Русанова И.В. К ВОПРОСУ О ТИПОЛОГИИ САМОСТОЯТЕЛЬНОСТИ
8.3. Семья как фактор формирования личностной беспомощности
7.4. Эмоциональный компонент личностной беспомощности
ГЛАВА 7. СТРУКТУРА ЛИЧНОСТНОЙ БЕСПОМОЩНОСТИ
ГЛАВА 8. ПРИРОДА ЛИЧНОСТНОЙ БЕСПОМОЩНОСТИ
6.2. Логика и структура исследования личностной беспомощности
ГЛАВА 9: ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ЛИЧНОСТНОЙ БЕСПОМОЩНОСТИ
5.3. Основные положения концепции личностной беспомощности
7.5. Волевой компонент личностной беспомощности
7.3. Когнитивный компонент личностной беспомощности
4.4. Основные факторы формирования личностной беспомощности
ЛИЧНОСТНЫЙ РОСТ И ПРОБЛЕМА ТИПОЛОГИИ СУБЪЕКТА ЖИЗНИ
ЧАСТЫ1. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ЛИЧНОСТНОЙ БЕСПОМОЩНОСТИ
7.2. Мотивационный компонент личностной беспомощности
4.2. Специфические особенности выученной и личностной беспомощности
Добавить комментарий