ЛИЧНОСТНАЯ МОДЕЛЬ ЦЕННОСТНЫХ ОРИЕНТАЦИИ

Исследование проблематизации социального мышления личности и формирования ценностных ориентации на общественное благо показало, что оба эти процесса личностно обусловлены и определяются одним механизмов — наличием в сознании бинарного личностного конструкта «Я — Общество», определяющего меру субъектности позиции личности по отношению к обществу при осознании социальных явлений, и атрибутивно представленную в ее сознании меру субъектности позиции общества по отношению к этой личности. В первом случае, тип личностного конструкта детерминирует личностные способы осознания социальных проблем. Во втором, он определяет модель ценностных ориентации, отражающий личностный способ соотнесения коллективистической и индивидуалистической направленности на общественное благо. Сопоставление данных по выявленным способам осоз нания социальных проблем и моделям ценностных ориентации показал, что каждый тип личностного конструкта вырабатывает собственную определенную модель ценностных ориентации. Каждая такая модель ценностных ориентации отражает особенности интеллектуального освоения социальной действительности данной личностью. Этот факт привел нас к мысли, что формирование личностных моделей ценностных ориентации должно иметь не только качественный, но и функциональный смысл. Проследив закономерности формирования ценностных ориентации на основе каждого типа личностного конструкта «Я — Общество», мы получили подтверждение нашего предположения о функциональном значении модели ценностных ориентации для личности. Функция модели ценностных ориентации — это личностная адаптация человека, направленная на снятие внутренних противоречий, либо их адекватное соотнесение с внешними (в зависимости от типа личностного конструкта), к социально-политическим изменениям в обществе при их интеллектуальном освоении. Этот тип адаптации имеет качественно новую структуру, поскольку происходит за счет внутренних, личностных потенций, связанных непосредственно с особенностя-ми индивидуального сознания. Повторное исследование, проведенное нами после событий августа 1998 года, приведших к явным изменениям в социально-политической обстановке в России, полностью подтвердило наш вывод.

Прежде чем перейти к описанию конкретных данных исследования, остановимся немного подробнее на изменениях, которые мы называем социально-политическими. Ис-следование, которое мы проводили совместно с Николаевой О.П. с целью осуществления политического прогноза показало, что в политических сферах российского общества в 1993-94 гг. были представлены все четыре из четырех возможных направления его развития: либеральный капитализм; тоталитарный капитализм; либеральный социализм и тоталитарный социализм. Идейными носителями каждого из направлений выступали определенные политические партии и группировки. Такая неоднородность социально-политических представлений общественного сознания нашла свое отражение и в том, как люди с определенным типом личностного конструкта «Я—общество», а значит, определенным типом социального мышления, формировали личностные модели ценностных ориентации, т.е. личностно адаптировались к ситуации перехода от мышления в рамках социальных представлений как социальных клише к мышлению в реалиях социально-политического плюрализма. Анализ того, какие из социально-политических направлений развития российского общества представлены сегодня в политической сфере общества, показал, что практически все наиболее значимые политические группировки придерживаются двух возможных направлений: либеральный капитализм, либо тоталитарный капитализм (у некоторых партий программы сохраняют «вкрапления» социалистического уклада в экономике, например «Яблоко» или КПРФ, но, в основном, в социальной ее сфере). Таким образом, можно сказать, что одно из изменений, которое мы имеем — это большая идейная однородность и определенность в политической сфере. Это изменение нашло свое отражение в формировании социально-политических представлений на индивидуальном уровне и проявилось в тех изменениях, которые мы выявили при повторном исследовании механизмов формирования социально-политических ориентации.

На выборке из более чем 90 респондентов мы получили данные об изменениях в формировании моделей ценностных ориентации практически по каждому типу личностного конструкта «Я — Общество.

Очень коротко о самой методике выявления социально-политических ориентации. О том, как определяются процессы индивидуализации и идентификации, в каких формах существуют коллективистическая и индивидуалистическая направленности ценностных ориентации подробно изложено в статье Я. Рейковски. В наших предыдущих статьях уже даны подробное описание самой методики, схемы проведения эксперимента и анализа результатов, так же подробно изложены все теоретические предпосылки данных исследований, их гипотезы, цели и задачи. [2; 3]. Здесь мы напомним только, что двум, названным выше, ориентациям соответствуют четыре пары критериев, один из которых выявляет ориентацию на индивидуализм, другой— на коллективизм. Кроме того, две пары этих критериев выявляют ориентации на индивидуализм/коллективизм «.для себя»: «высокий уровень авторитаризма/низкий уровень авторитаризма и «индивидуальные ценности/коллективные ценности», а две другие пары — ориентации «для общества»: «светский европеизм (право на индивидуализацию для общества: идеологический, экономически и политический плюрализм и терпимость)/религиозный национализм (коллективизм: однородность в политике, идеологии и экономике, активное неприятие отличных взглядов и точек зрения) и «либеральный капитализм/опекающий социализм». Еще раз хотим повторить, что названия критериев были разработаны польскими коллегами [2, 4], мы их использовали без изменения названия, уважая авторские права коллег, хотя содержание критериев было адаптировано применительно к российской действительности. Так, чаще всего вызывает вопросы первая пара критериев «светский европеизм — религиозный национализм». При интерпретации данных по нашей российской выборке мы исходили из следующего содержания этих критериев, которое было скорректировано в процессе пилотажа 1992-1993 гг.Вернемся к нашему сегодняшнему исследованию. Первое, что мы хотели бы предложить для анализа, это — сравнительную таблицу распределения респондентов по типам личностного конструкта «Я — общество» в 1993 и 1999 гт.

Объяснить новое распределение процентного соотношения данных мы считаем возможным особенностями нашей выборки: ее основу составили женщины в возрасте 35-47 лет (в ходе исследования опрашивались родители учащихся средних общеобразовательных школ1).

В предыдущем исследовании основу нашей выборки составляли молодые люди в возрасте 17-25 лет: студенты и работающая молодежь. Таким образом, эти данные еще раз подтвердил наши предыдущие результаты, а так же результаты исследования P.P. Енакаевой , о наличии естественных носителей каждого типа личностного конструкта, т.е. различия в со-отношении типов говорит не о том, что в целом в обществе увеличился процент людей с объект-объектным типом личностного конструкта, а о том, что определенные социальные слои общества имеют различное соотношение этих типов. Этот вывод не нов, он был сделан и подтвержден в нашем совместном с О.П. Николаевой исследовании. Хотим заметить, что, по нашим данным, тип личностного конструкта детерминируется не столько половозрастными различиями, сколько социально-психологическими.

Более интересными, с нашей точки зрения, были результаты, полученные по моделям ценностных ориентации, представленные в Таблице 2.

1 Экспериментальная часть исследования была организована и проведена совместно с Павловым Л М

Эта таблица иллюстрирует выводы, которые мы сделали после обработки и анализа данных эмпирического исследования. Как можно заметить, практически все основные модели ценностных ориентации характеризуются низким уровнем авторитаризма, т.е. этот элемент индивидуализации «для себя» стал преимущественным, что говорит о личностном стремлении выйти из жесткой системы управления, подавления, стремлении уйти от безысходности сложившейся ситуации. В то же время, ориентация на уровень свободы «для общества», с одной стороны стала более определенной: каждый тип личностного конструкта теперь включает этот элемент как типологический, чего не было раньше. С другой стороны, стремление к более жесткой централизованной, агрессивной власти как атрибута государства, явно усилилось. Этот факт, скорее всего, можно интерпретировать, как стремление к упорядочению внутренней и внешней политики за счет силовых структур, реакцию на возросшую внутреннюю и внешнюю неспособность властных государственных структур защитить своих граждан от насилия, военных конфликтов, продолжающегося обнищания.

Теперь, то, что касается социально-экономических ориентации, которые отражаются ориентациями на «либеральный капитализм/опекающий социализм» «для общества» и ориентациями на «индивидуальные/коллективные ценности» «для себя». В целом по выборке удельный вес каждой из ориентации существенно не изменился: приблизительно 50% на 50%. Но если рассматривать каждую модель по типам личностного конструкта отдельно, то выявляется следующая картина: количество противоречивых сочетаний, в которых ориентация «для себя» и «для общества» не совпадают, увеличилось. Такое противоречие было свойственно объект-субъектному и объект-объектному типам и раньше (см. Т. 2). На сегодняшний день такая противоречивость появилась и у субъект-объектного типа (вторая модель). Кроме того, характер самой модели в этом плане изменился и у обоих вышеназванных типов: сочетание «либеральный капитализм — коллективные ценности» сменился на «опекающий социализм — иадивидуальные ценности» у объект-объектного типа, у объект-субъектного типа, наоборот, «опекающий социализм — индивидуальные ценности» — на «либеральный капитализм — коллективные ценности» (см. Т. 2).

Мы считаем, что объяснить подобные изменения, а также более кардинальные изменения, которые произошли у субъект-объектного и субъект-субъектного типов, можно гипотетическим предположением, что изменился сам принцип формирования модели ценностных ориентации. Такой вывод нам позволяет сделать также тезис К.Л. Абульхановой-Славской, о том, что социальное мышление личности можно рассматривать как функциональный механизм ее сознания, а его продуктивность или ре продуктивность надо искать в постановке и решении жизненных ситуаций и задач.

Поскольку изначально нами утверждалось, что модель ценностных ориентации по своей природе есть продукт способа проблематизации социального мышления личности, а тип личностного конструкта является основой обеих функций индивидуального сознания, то, возвращаясь к началу нашей статьи, считаем возможным утверждать; формирование определенной модели ценностных ориентации происходит по механизму личностной адаптации, опосредованной особенностями индивидуального сознания человека. Смена принципа формирования моделей ценностных ориентации есть результат работы этого адаптационного механизма. Если в ситуации всеобщей нестабильности и неясности 1993 года спасительным был принцип личностной стабилизации, то сегодня таким становится принцип понимания.

В прошлом году мы писали, что стабильность общества, достигнутая за счет личностных резервов, — под угрозой: необходимы внешние стимулы для восстановления исчерпанных ресурсов. Изменений к лучшему для большинства наших сограждан не произошло — принцип ухода от конфликта сменился принципом активного поиска выхода из ситуации обнищания и угрозы.Самым прогностичным в плане понимания социальной действительности закономерно оказался субъект-субъектный тип: он сформировал модель, соответствующую дальнейшему продвижению общества в развитии демократии (раньше этой моделью обладал субъект-объектный тип и она называлась «оптимальной» ). Субъект-объектный тип, как самый неустойчивый по внутренней противоречивости, ушел от «оптимальной» модели и теперь имеет в своем арсенале две модели и обе — противоречивы и неустойчивы по внешним параметрам, но внутренне не противоречат самому этому типу, его способу осмысления социальных проблем. Если с этой точки зрения рассмотреть две другие модели объект — объектного и объект-субъектного типов, то и они стали менее устойчивы, т.к. их противоречивость перестала быть созвучной внутренним противоречиям каждого типа соответственно, а является результатом «понимания» и приспосабливания к внешним условиям, своего рода компромиссом.

Закончить нашу статью мы бы хотели следующим. Мы считаем, что новый «понимающий» принцип формирования моделей ценностных ориентации можно расценивать как факт возросшего самосознания субъектов, с одной стороны. С другой стороны, мы бы не решились и дальше утверждать, что стабильность нашего общества гарантируется лич-ностной стабильностью его субъектов: понимание ситуации не гарантирует отсутствие конфликтов, необходимы внешние изменения к лучшему. Раньше мы это предполагали, теперь это стало очевидным.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
ЛИЧНОСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ, ЦЕННОСТНЫЕ ОРИЕНТАЦИИ И НАПРАВЛЕННОСТЬ АГРЕССИВНОСТИ НАРКОЗАВИСИМЫХ ЛИЦ
ЦЕННОСТНЫЕ ОРИЕНТАЦИИ И ЛИЧНОСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ НАРКОЗАВИСИМЫХ ЛИЦ, НАХОДЯЩИХСЯ В УСТОЙЧИВОЙ РЕМИССИИ
2.4.4. ЦЕННОСТНЫЕ ОРИЕНТАЦИИ
ЦЕННОСТНЫЕ ОРИЕНТАЦИИ ЛИЧНОСТИ В ПЕРИОД РАННЕЙ ВЗРОСЛОСТИ
ЦЕННОСТНЫЕ ОРИЕНТАЦИИ ЛИЧНОСТИ В ПЕРИОД РАННЕЙ ВЗРОСЛОСТИ
ПОПОВ А.И. ПАТРИОТИЧЕСКИЕ ЦЕННОСТНЫЕ ОРИЕНТАЦИИ ШКОЛЬНИКОВ
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ФОРМИРОВАНИЯ ЦЕННОСТНЫХ ОРИЕНТАЦИЙ У СПОРТСМЕНОВ
ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ МЕТОДИКА "ЦЕННОСТНЫЕ ОРИЕНТАЦИИ ЛИЧНОСТИ
ЦЕННОСТНЫЕ ОРИЕНТАЦИИ МОЛОДЕЖИ: АНАЛИЗ И ПРОГНОЗ
Абрамов Изучение ценностных ориентаций в социальной психологии
Меньщикова А.Л. ЦЕННОСТНЫЕ ОРИЕНТАЦИИ СОВРЕМЕННЫХ ПОДРОСТКОВ
Кунантаева Д.Д. Ценностные ориентации: гендерный аспект
Горбунов И.А., Зайцева В.Б. Ценностные ориентации безработных горожан
Дынин П.И. ПРИМЕНЕНИЕ МЕТОДОВ ИЗУЧЕНИЯ ЦЕННОСТНЫХ ОРИЕНТАЦИЙ
Бобошкин Ю.В. ЦЕННОСТНЫЕ ОРИЕНТАЦИИ ПОДРОСТКОВ-СИРОТ С НАРУШЕНИЯМИ ИНТЕЛЛЕКТА
Добавить комментарий