Лытов Д.А., Лытова М.Ф. Многофакторный тест для диагностики типов по системе К.Г.Юнга

В настоящее время в прикладной психологии получили распространение методики, основанные на типологии К.Г.Юнга, в частности Определитель типов Майерс-Бриггс (MBTI), Определитель типов Кирси и соционика. Несмотря на их широкое распространение, именно определение типов до сих пор остается «слабым звеном» этих методик. Американские методики Майерс-Бриггс и Кирси очень жестко привязаны к результату теста, которые построены по канонам психологической науки первой половины ХХ века и не удовлетворяют современным методологическим требованиям к тесту. Что касается соционики, то в ней до недавнего времени использовались методы, альтернативные тестированию, такие как наблюдение, интервью и др., делался упор на поиск «объективных» критериев типа, не зависимых от личного мнения испытуемого. В то же время такой подход давал широкий простор для субъективных домыслов самого исследователя.

Совместно мы провели серию исследований, цель которых состояла в поиске критериев, которые могли бы быть положены в основу новой тестовой методики, в изучении достоинств и недостатков существующих методик, а также в сопоставлении их результатов.

Основным недостатком как американских методов, так и соционики мы считаем отождествление «Я-образа» испытуемого с тем, что видит наблюдатель: априори считается, что эти два образа совпадают. Поэтому и вопросы в тестах Кирси и Майерс-Бриггс сформулированы исходя из теоретических представлений о том, как должны выглядеть четыре юнговских критерия: 1) экстраверсия–интроверсия, 2) интуиция–сенсорика, 3) мышление–переживание, 4) восприятие–суждение.

Вторым существенным недостатком является то, что авторы отчасти путают абстрактное с конкретным, т.е. пытаются привязать теоретически выделенные признаки к легко наблюдаемым человеческим характеристикам. На наш взгляд, это все равно, что описывать валентность химических элементов через их вкус, запах и цвет. Реальные характеристики, соответствующие словам человеческого языка, должны содержать в себе комбинации абстрактных юнговских признаков.

Иными словами, при создании нового теста был необходим новый подход: не искусственно загонять вопросы в прокрустово ложе юнговских признаков, а экспериментально выявить соответствие признаков вопросам.

Наше исследование должно было решить проблему: имеется ли корреляция между ответами респондентов и их типами, определенными другими методами, или такая корреляция слаба, или отсутствует? В последнем случае мы вынуждены бы были признать отсутствие объективного базиса под юнговской типологией.

Первоначально мы составили 300 вопросов, теоретически соответствующих описанным Юнгом психическим функциям. Мы также отобрали около 100 человек, типы которых (по юнговской типологии) были ранее определены другими методами, и сами респонденты были согласны с результатами определения их типов. Им было предложено ответить на вопросы нашего теста. В ходе этого первичного испытания тест был кардинально преобразован – часть вопросов была переформулирована или заменена. Ответы участников составили корреляционную матрицу, с которой сопоставлялись ответы новых респондентов. При высокой степени корреляции ответов нового респондента с матрицей для соответствующего типа его результаты также добавлялись в эту матрицу и играли роль при определении типов новых тестируемых.

По своему устройству тест был самообучающимся – иными словами, проверка корреляции проводилась нами не вручную, а автоматически, с учетом дисперсии ответов и других критериев, подробно описанных в специальной литературе (Бодалев А., Столин В., Анастази А. и др.). Был также учтен опыт более раннего многофакторного теста, созданного В.Талановым. С испытуемыми поддерживалась обратная связь, позволявшая получить их мнение о результатах тестирования.

Важнейших результатом исследования является то, что удалось обосновать на обширном материале, что комбинации юнговских признаков гораздо более валидны при определении типов, чем «чистые» признаки. Вопросы на «чистые» признаки показали гораздо более высокую дисперсию, чем вопросы на комбинации признаков. Тем не менее обе группы вопросов показали достаточно высокую валидность.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
МЕТОДИКА Б. Б. КОССОВА ДЛЯ ДИАГНОСТИКИ СПЕЦИАЛЬНО ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ТИПОВ ВЫСШЕЙ НЕРВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
МЕТОДИКА ЭКСПРЕСС-ДИАГНОСТИКИ СВОЙСТВ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ ПО ПСИХОМОТОРНЫМ ПОКАЗАТЕЛЯМ (ТЕППИНГ-ТЕСТ Е. П. ИЛЬИНА)
ТЕСТ-ОПРОСНИК ДЛЯ ДИАГНОСТИКИ СВОЙСТВ И ТИПА ТЕМПЕРАМЕНТА (EPQ, ФОРМА А) (Г. АЙЗЕНК)
ДИАГНОСТИКА ТИПОВ ОТНОШЕНИЯ К БОЛЕЗНИ (ТОБОЛ)
ОПРОСНИК X. СМИШЕКА «ДИАГНОСТИКА ТИПОВ АКЦЕНТУАЦИИ ЧЕРТ ХАРАКТЕРА И ТЕМПЕРАМЕНТА ПО К. ЛЕОНГАРДУ»
ТЕСТ «МЕТОДИКА ДИАГНОСТИКИ СУПРУЖЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ»
Соотнесенность типов мышления и ценностных систем
Соотнесенность типов мышления и ценностных систем
СИСТЕМА ГРАФИЧЕСКОГО ИЗОБРАЖЕНИЯ ТИПА ИМ. РАЦИОНАЛЬНЫЕ И ОБРАЗНЫЕ НАЗВАНИЯ ТИПОВ ИМ
БИАС-ТЕСТ ОПРЕДЕЛЕНИЯ РЕПРЕЗЕНТАТИВНЫХ СИСТЕМ
Опросник для определения типов мышления и уровня креативности
21.4. УЧЕТ ТИПОВ СТАТИСТИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ СВОЙСТВ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ С ЭФФЕКТИВНОСТЬЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И ПОВЕДЕНИЕМ
ПРОБЛЕМЫ КОНСТРУИРОВАНИЯ И АДАПТАЦИИ МНОГОФАКТОРНЫХ ОПРОСНИКОВ
ДИАГНОСТИКА ВЕДУЩЕЙ РЕПРЕЗЕНТАТИВНОЙ СИСТЕМЫ
Егорова Т.А. ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ДИАГНОСТИКА В СИСТЕМЕ КОМПЛЕКСНОГО ИЗУЧЕНИЯ ПРОЦЕССА РАЗВИТИЯ РЕБЕНКА
ВОПРОСНИК ДЛЯ ДИАГНОСТИКИ ИГРОВОЙ АДДИКЦИИ (АЗАРТНОСТИ)
8. ШКАЛА ДЛЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПРЕСС-ДИАГНОСТИКИ УРОВНЯ НЕВРОТИЗАЦИИ (УН).
МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РАЗРАБОТКИ ДЛЯ ДИАГНОСТИКИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПРИГОДНОСТИ
Добавить комментарий