Марк молчал.

Ты не возражаешь, — сказал он через несколько минут, — если я больше не буду ходить с тобой к доктору Велч? В её присутствии я чувствую себя очень неловко. — Не возражаю. Во время сеансов терапии объятия в оффисе доктора Велч реакция Анн-Мари оставляла желать лучшего. Большую часть времени она хныкала и вырывалась. Но домашние сеансы шли гораздо лучше. Я никогда не добивалась «решения» в чистом виде, как описано у Тинбергенов — Анн-Мари никогда не смотрела на меня подолгу и не начинала вдруг гладить моё лицо, говорить и т.д. и т.п. Но когда она расслаблялась в моих руках и чуть дольше смотрела на меня, чем обычно, я была убеждена, что происходит что-то наподобие решения. Каким-то образом она становилась более внимательной, более отзывчивой.

В течение двух недель нашей комбинированной терапии я каждый день

вставала с мыслью, что сегодня уволю Бриджит.

Наконец, я решила исполнить задуманное. Марк постоянно заверял меня в том, что полностью полагается на меня. Пришло время разрешить этот неприятный конфликт. Однажды, после занятия Бриджит с дочерью я попросила её присесть на несколько минут.

-Бриджит, — сказала я ей, — я думаю, что мы не будем продолжать бихевиористическую программу. Марта говорит, что это плохо сказывается на процессе налаживания контакта с Анн-Мари. — Я не очень хотела говорить всё это. Какую бы враждебность я не испытывала к Бриджит и её методам, я понимала, что у неё было своё обязательство в отношении Анн-Мари, и что сейчас я выводила её из борьбы, которая едва началась. (?)

Она не протестовала.

— Вы должны делать то, что считаете нужным, Кэтрин. Это ваш ребёнок. Это ваше решение.

Я опустила глаза. Я не ожидала такого профессионального, контролируемого ответа.

Мой взгляд упал на игрушки, которые она принесла с собой и разложила по комнате. Многие были явно новыми. Неужели она принесла их специально для Анн-Мари и заплатила за них из своего кармана? — Ты купила все эти игрушки, — сказала я. Бриджит говорила очень чётко. — Вы не должны про это думать. Вы должны чувствовать себя комфортно с этой программой. Не думайте про игрушки или мои чувства, или ещё что-то. Вы должны делать так, как лучше для Анн-Мари.

Я посмотрела на записи, которые держала в руке.

После каждого занятия Бриджит давала мне подробные письменные отчёты. Девушка тщательно описывала каждое упражнение, тип и частоту каждой аутистической привычки поведения. Я подумала о параде незадачливых студентов без всякого опыта, которые приходили ко мне на собеседование, и уже не была уверена в том, что принимаю правильное решение. По правде говоря, это вполне могло оказаться неверным шагом. Во мне постепенно зрело ощущение беспомощности. Если бы только я могла положить голову на плечо человеку, которому я доверяла и поделиться с ним: «Что мне делать? — слёзы подступили к горлу. — Пожалуйста, подскажите мне, что делать!» — Я позвоню тебе, — сказала я Бриджит. Тем вечером, уложив детей спать, я подошла к Марку. — Ты думаешь, мы должны прекратить бихевиористическую программу? Марта считает, что это может навредить Анн-Мари. — Нет, — ответил он. — Я так не думаю. Он встал и вышел из комнаты, а через минуту вернулся, неся в руках статью Ловаса из профессионального журнала.

— Смотри, — обратился он ко мне, — я не знаю, в чём причина аутизма. Я не думаю, что кто-то это знает, включая Тинбергенов и Марту. Но я могу понять числа, и эти числа говорят сами за себя.

Марк остановился. Он тоже не был полностью уверен в себе. Он тоже гадал, не уделял ли он слишком много внимания аналитической стороне дела, цифрам и фактам, и не было ли это также одной из причин заболевания Анн-Мари. Беспомощный перед состоянием дочери, и зная, как отчаянно я цеплялась за доктора Велч, он не хотел плохо говорить о ней. Невзирая на свою французскую сдержанность, он позволил чужому человеку вмешаться в свою личную и семейную жизнь, копаться в своих чувствах. Но он не собирался позволять этому зайти слишком далеко. Он не хотел уходить от действительности, которую признавал.

-Этот человек, — начал Марк, указывая рукой на статью Ловаса, — поставил хорошо-организованный эксперимент. У него было две контрольных группы. Он вёл подробную документацию как во время самого эксперимента, так и после его окончания. (?) Его контрольные и эксперементальная группы отвечали всем возможным требованиям и стандартам. Он показывает, как пришёл к своим результатам, и это — хорошие результаты. Нет, это отличные результаты.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
Я молчала.
Марк продолжил.
Упражнение «Поспешишь - людей просветишь».
ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ МЕТОДИКА "ЦЕННОСТНЫЕ ОРИЕНТАЦИИ ЛИЧНОСТИ
Упражнение 1. Испорченный телефон
Удовлетворенность трудом
Профессиональные конфликты
Овцы спокойно пасутся там, где обитает Господь;
МЕТОДИКА «СОЦИАЛЬНАЯ СМЕЛОСТЬ»
ШКАЛА «СОЦИАЛЬНАЯ СМЕЛОСТЬ»
Но до этого было ещё долго.
ЧТО ВХОДИТ В ПОНЯТИЕ ОТЗЫВЧИВОСТИ РОДИ-ТЕЛЯ.
ВВЕДЕНИЕ
ВОРОН БОРЬКА
Техника конструктивных переговоров
Добавить комментарий