МЕДИЦИНСКАЯ МОДЕЛЬ ПСИХОТЕРАПИИ (MEDICAL MODEL OF PSYCHOTHERAPY)

Традиционная биомедицинская модель соматического и психиатрического заболевания постулирует, что причину болезни можно, в конечном счете, свести к действию одного или более внутренних патогенных факторов, вызывающих появление обособленных симптомокомплексов. Для того чтобы устранить симптомы и восстановить здоровье, биомедицински ориентированный практик должен точно диагностировать наличный комплекс проблем и предложить лечение, к-рое останавливает действие патогенных факторов или вызывает их обратное развитие.

Напр., пациент может сообщить, что данные проблемы появились впервые и длятся в течение неск. недель: потеря удовольствия от мн. повседневных занятий и интереса к ним, усталость, снижение уровня физ. активности, отсутствие аппетита, значительное изменение веса, мысли о смерти или самоубийстве, трудность сосредоточения, чувство безнадежности, вины и/или малоценности. Психиатр, обследующий данного больного, может прийти к выводу о том, что этот симптомокомплекс соответствует критериям большого депрессивного эпизода согласно DSM-IV. Исходя из предположения, что большой депрессивный эпизод является расстройством, вызванным внутренними нейрохимическими и нейроэндокринными отклонениями, психиатр скорее всего пропишет лекарство, предназначенное для коррекции или модификации предполагаемого патогенного процесса.

Сходный набор предположений характеризует подход М. м. к п., хотя гипотетические патогенные процессы здесь другие. Как и биомедицинская модель заболевания, мед. модель постулирует, что первичная причина проблем поведения локализована в границах индивидуума. Предположение биомедицинской модели о биолог. этиологии заменяет здесь постулат интрапсихического детерминизма, согласно к-рому проблемное поведение вызвано нарушением регуляции гипотетических внутренних психол. процессов. Много примеров таких психол. «патогенных факторов» (напр. психотравма в раннем детстве, бессознательные мотивации, патологическое развитие Я, фиксации психосексуального развития, неосознаваемые механизмы психол.

защиты и нарушенные объектные отношения) могут быть найдены в психоан. и психодинамических объяснениях психопатологических процессов.

Исходя из того, что интрапсихические факторы рассматриваются в качестве первичной причины поведенческих проблем, процедуры лечения и оценки его результатов обычно направлены на идентификацию и коррекцию интрапсихических дисфункциональных психол. процессов. Если вернуться к приведенному выше примеру большого депрессивного эпизода, практик психиатрического здравоохранения, придерживающийся традиционной мед. модели, может тщательно расспрашивать пациента о действии недавних стрессоров или же об утратах в детстве. Потенциальной гипотезой, направляющей это исслед., будет то, что специфические недавние стрессоры (напр. разрыв с другом) могли стимулировать мощные неосознаваемые побуждения и конфликты, связанные с реальной или воображаемой потерей большого субъективного значения, испытанной в детском возрасте (напр. уход или отвергание со стороны одного из родителей). Т. о., психол. патогенным фактором, вызвавшим депрессивные симптомы, является неосознаваемый конфликт, запущенный недавним событием, но коренящийся в раннем детстве. Для облегчения состояния дистресса практик психиатрического здравоохранения может предложить лечебную стратегию, ориентированную на то, чтобы помочь больному вполне осознать значение детской психотравмы и связанного с ней интрапсихического конфликта. Можно ожидать, что вооруженный инсайтом пациент а) более реалистично оценит тяжесть недавних стрессоров и б) будет более эффективно контролировать свои эмоциональные реакции в будущем. Кроме того, предполагается, что если вмешательство, имеющее целью снятие симптомов, не будет направлено на глубинный конфликт, то оно не сможет обеспечить стойкого улучшения, поскольку действие психол. патогенного фактора будет продолжаться.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
ОЦЕНКА МЕДИЦИНСКОЙ МОДЕЛИ ПСИХОТЕРАПИИ
МОДЕЛЬ СТРУКТУРЫ ИНТЕЛЛЕКТА (STRUCTURE-OF-INTELLECT MODEL)
МОДЕЛЬ ЛИНЗЫ (БРУНСВИКА) (LENS MODEL (BRUNSWICK))
ЭМПИРИЧЕСКАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ (EXPERIENTIAL PSYCHOTHERAPY)
ПСИХОТЕРАПИЯ (PSYCHOTHERAPY)
КУЛЬТУРА И ПСИХОТЕРАПИЯ (CULTURE AND PSYCHOTHERAPY)
ФИЛОСОФСКАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ (PHILOSOPHICAL PSYCHOTHERAPY)
СУПЕРВИЗИЯ ПСИХОТЕРАПИИ (PSYCHOTHERAPY SUPERVISION)
АДЛЕРИАНСКАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ (ADLERIAN PSYCHOTHERAPY)
ЭЙДЕТИЧЕСКАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ (EIDETIC PSYCHOTHERAPY)
ЭКЛЕКТИЧЕСКАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ (ECLECTIC PSYCHOTHERAPY)
ГРУППОВАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ (GROUP PSYCHOTHERAPY)
ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ (EXISTENTIAL PSYCHOTHERAPY)
ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПСИХОТЕРАПИИ (II) (PSYCHOTHERAPY EFFECTIVENESS)
ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПСИХОТЕРАПИИ (I) (EFFECTIVENESS OF PSYCHOTHERAPY)
ИССЛЕДОВАНИЕ ПСИХОТЕРАПИИ (PSYCHOTHERAPY RESEARCH)
МЕТОДИКИ ПСИХОТЕРАПИИ (PSYCHOTHERAPY TECHNIQUES)
ОБУЧЕНИЕ ПСИХОТЕРАПИИ (PSYCHOTHERAPY TRAINING)
ВЕКТОРНЫЙ ПОДХОД К ПСИХОТЕРАПИИ (VECTOR APPROACH TO PSYCHOTHERAPY)
Добавить комментарий