Медленно, неизбежно обвиняющее око опускается на Мать:

Обращаясь к истокам экстремальных ситуаций в раннем детстве, можно сказать, что тут немалую роль играет поведение матери, и во многих случаях её обращение с ребёнком являет собой пример исключительно ненормального отношения... Я считаю, что главной причиной заболевания ребёнка является способность правильно интерпретировать негативные эмоции, с которыми основные люди в его окружении относятся к нему...
Но Беттельгейм спешит добавить: мало того, что это её вина, она ещё и ничего не может с этим поделать. Просто всё, что она делает выходит немного неправильно, немного ошибочно, как-то неуклюже, - например, оставляет ребёнка на всю ночь в холодной комнате, а ребёнок воспринимает это, как катастрофу. Матери тоже свойственно ошибаться, у неё тоже есть какие-то человеческие недостатки, которые, к несчастью, могут довести её ребёнка до состояния кататонического (?) страха. Беттельгейм прощает как ей, так и отцу ребёнка.
Родители детей-аутистов просто жили своей жизнью, реагируя на различные события согласно своему эмоциональному складу. По правде говоря, они часто поступали во вред своему ребёнку, но они этого не знали. Он очень старается простить их. По доброте душевной он уверяет читателя, что та конкретная пара, которую он описывал, вполне могла выражать ненависть по отношению к своему ребёнку, но «никогда родители не доходят до идеи изжарить ребёнка в печке и съесть его...» И всё-таки иногда
Беттельгейм теряет своё милостивое терпение по отношению к этим ненормальным родителям, и воздаёт им - особенно матери - «по заслугам».
Я подчеркну, что фигура матери-разрушительницы (Бабы-Яги) - это плод воображения ребёнка, несмотря на то, что источник этого образа находится в реальности - в основном, в негативном поведении матери... На протяжении всей этой книги я отстаиваю свою точку зрения, согласно которой первоосновой детского аутизма является желание родителей, чтобы этого ребёнка не было на свете.
Через несколько месяцев после прочтения этой книги, я познакомилась с одной трогательной женщиной. Её дочери было сейчас около двадцати лет, она жила в специальной лечебнице. У неё обнаружили аутизм в пик славы и влияния Беттельгейма. Эта женщина рассказала мне, что тогда абсолютно все верили ему. Родители верили тому, что им говорили профессионалы, а профессионалы верили Беттельгейму. Никто не подвергал сомнению его авторитет.
Психиатр приказал ей приводить дочь пять раз в неделю для «анализа». Матери не разрешалось сидеть даже в приёмной комнате, так «любезны» были с ней помощники доктора. Медсёстры и администраторы сообщили ей, что она может оставить девочку у дверей и подождать её на улице. Они никогда не смотрели на мать, не здоровались и не прощались. Она
- причина такого ужасного состояния ребёнка, и она не заслуживала человеческого снисхождения. Она рассказала мне, как стояла там - в снег, в дождь и в жару - и плакала. - Как же вы выжили? - спросила я её. - Я выжила, - мягко ответила она. - Я знаю, что некоторые не смогли. - А потом, позже, вы чувствовали гнев? - Да, я чувствовала гнев. Но через какое-то время я взяла свой гнев обратно и выбросила его куда подальше, - она замолчала, а потом прибавила: - Вы должны продолжать жить. Она же сосредоточилась на своей дочери, пыталась обеспечить для неё лучшую жизнь и до сих пор старалась сделать всё возможное, чтобы быть уверенной, что и после её смерти о её дочери будут заботиться.
Я молчала. Мне нечего было сказать этой женщине. Нечего сказать о страдании и мужестве, о которых она знала не понаслышке.
Естественно, что Беттельгейм и Тинбергены были не высокого мнения о бихевиорисгической модификации. Вот как об этом говорит Беттельгейм.
Программы с обусловленной реакцией превращают детей-аутистов в существ, чуть более гибких, чем роботы... дети-аутисгы доведены до уровня собак Павлова... Лучше было бы дать [ребёнку-аутисту] самому решать, какую реакцию он чувствует... чем тренировать его жить в обусловленной среде только из-за того, что окружающие его люди находят это удобным.
Тинбергены, в свою очередь, отпускают унизительные замечания о том, как скучно для детей «учиться навыкам» и намекают на пытки электрошоком.
Снова и снова они доказывают, что если кому-то удастся поправить эмоциональное повреждение, то все эти навыки придут сами собой.
Я отправилась к доктору Велч. Я заметила много параллелей, которые мне совсем не нравились. «Почему вы и Тинбергены продолжаете обвинять родителей?» - спросила я. «Вы не очень-то отличаетесь от Беттельгейма».
-Мы не обвиняем родителей! - вскинулась она, на мгновение теряя свой обычный улыбчивый шарм. - Никто не обвиняет родителей.
Может быть я что-то не так прочитала?
<< | >>
Источник: Кэтрин Морис. Услышать Голос Твой. 0000

Еще по теме Медленно, неизбежно обвиняющее око опускается на Мать::

  1. РЕШЕНИЕ О НЕДЕЕСПОСОБНОСТИ ОБВИНЯЕМОГО.
  2. Заботливая Мать
  3. МЕДЛЕННО И БЫСТРО АДАПТИРУЮЩИЕСЯ ВОЛОКНА
  4. И. С. БАХ. БРАНДЕНБУРГСКИЕ КОНЦЕРТЫ (МЕДЛЕННЫЕ ЧАСТИ)
  5. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ОТНОШЕНИЙ В ДИАДЕ «МАТЬ–ДОЧЬ» В ПОДРОСТКОВОМ ВОЗРАСТЕ
  6. У МЕНЯ МЕДЛЕННО ПРОРАБАТЫВАЮТСЯ АСПЕКТЫ, РАЗ ПО 20, БЫВАЕТ, КРУЧУ ИХ, ПОКА УЙДУТ. ЧТО ДЕЛАТЬ?
  7. Пластунова Л.Г. Социально-психологические ас-пекты проблемы детей со зрительной патологией в системе мать–дитя в раннем онтогенезе
  8. ПОЧЕМУ ЛЮДИ МСТЯТ
  9. ДЕЕСПОСОБНОСТЬ (COMPETENCY TO STAND TRIAL)
  10. ОТХОЖДЕНИЕ ПОСЛЕДА.
  11. ТЕЛЕГРАФНАЯ РЕЧЬ
  12. Глава 9. Поддержание высокого уровня личной работоспособности
  13. Характеристики Капха-типа
  14. КАРАЮЩАЯ ДЕСНИЦА ПРАВОСУДИЯ
  15. ЛЮБОВЬ ДЕТЕЙ К МАТЕРИ.
  16. ЗАНЯТОСТЬ РОДИТЕЛЕЙ
  17. РЕФЛЕКС МОРО