Механизмы защиты и поддержания самоотношения

Самоотношению каждого человека присуща индивидуальная специфика, которая обнаруживает себя в том числе и в стиле его защиты. Наиболее детально понятие «стиль защиты самоотношения» в психологии сформулировано Е.Т.Соколовой, которая определяет его как относительно постоянную на длительных отрезках времени и индивидуально очерченную у каждого человека систему внутренних и внешних «психотехнических» действий, нацеленных на «снятие» конфликта в сфере самосознания таким образом, чтобы обеспечить сохранение (частичное или полное) позитивной (или наличной) установки в адрес Я».

Реализация защиты самоотношения как смыслового образования вовлекает личность в целом, обнаруживая непосредственную связь с различными сторонами ее бытия. В психологической литературе представлены попытки описания взаимосвязи защиты самоотношения личности и ее мотивационно-ценностной сферы. Так, формирование негативного тона отношения к себе часто рассматривается как реакция на фрустрацию жизненно важных мотивов. При этом одним из механизмов, посредством которого удается сохранить позитивное отношение к себе, является «переоценка ценностей». В этом случае свои «негативные» личностные качества субъект, как правило, не отрицает.

Можно выделить три аспекта защиты самоотношения личности: на уровне аутокоммуникации, организации структурных ком — понентов и направленности социальной активности.

Одним из важнейших аспектов анализа защиты самоотношения является изучение аутокоммуникации. При этом на микроструктурном уровне самоотношение традиционно описывается как специфическая активность субъекта в адрес своего «Я», состоящая в определенных внутренних действиях (и установках на эти действия), характеризующихся как эмоциональной спецификой, так и предметным содержанием самого действия. Например, самоуверенность (отбрасывание сомнений), самоинтерес (обращение взгляда на свое «Я»), самообвинение. Реализующий защитную функцию самоотношения внутренний диалог имеет сложную структуру, в основании которой лежат три наиболее существенные его характеристики: «доминирование-подчинение», «критика-защита» и «дружественность-враждебность».

Необходимо отметить, что выделение микро- и макрострук- турного уровней анализа самоотношения осуществляется на основании различения в последнем процессуального и результирующего аспектов. Микроструктурный анализ процессуального аспекта самоотношения субъекта при этом обращен к внутреннему диалогу, а макроструктурный анализ — к изучению отношения личности к себе как результату осмысления себя в качестве субъекта тех или иных жизненных отношений [57; 82].

Исследование механизмов защиты отношения личности к себе на уровне аутокоммуникации является достаточно новым [14; 29; 75; 82]. В отечественной психологии изучена лишь одна форма внутреннего диалога, реализующая защитную стратегию самоотношения: диалог «Я» и «не-Я» (противоположного по личностным характеристикам «Я»). Под защитной функцией самоотношения при этом понимается скорее защита от самоизменения, консервация наличного «Я», каким бы оно не воспринималось, нежели отстаивание позитивного самоотношения. В основе проводимых в отечественной психологии исследований по данной проблематике лежит представление о том, что ненамеренное, чаще всего неосознанное сравнение себя с непохожим другим становится источником генерирования различных стратегий самозащиты.

Анализ психологической литературы позволяет выделить две принципиально различных по своему содержанию стратегии поддержания самоотношения во внутреннем диалоге: через критику партнера и через защиту своей диалогической позиции. Дискредитация «не-Я» в диалоге позволяет поддерживать симпатию к себе, ожидание позитивного отношения со стороны других, самоинтерес. Аргументированное отстаивание своей позиции в диалоге позволяет избежать самообвинения, поддержать устойчивое и непротиворечивое самоотношение. Эффективность обоих способов зависит от аргументированности высказываний участников диалога. Достижение позитивного, «радужного» самоотношения может осуществляться также через трансформацию, искажение самовосприятия: «расщепление» самосознания и выделение двух относительно независимых его образующих, вбирающих в себя диаметрально противоположные качества «образа Я», нарушающее его внутреннюю целостность, интегрированность, самопоследовательность и самоидентичность.

Способы защиты самоотношения, выстроенные на основе сравнения «Я» — «не-Я» характеризуются большим количеством вариаций, от чрезвычайно простого и грубого способа: «Тот, кто не такой как «Я», тот плох и слаб», до сложных диадных вариаций, объединенных в единую стратегию. В качестве примера можно назвать: защитные механизмы вытеснения негативных качеств «Я», частичную или полную дискредитацию «не-Я», самоприукрашивание «Я», атрибуцию слабости или плохости «не-Я», аггравацию слабости «Я» и преувеличение потентности «не-Я». Наиболее простым способом защиты является дискредитация другого ради снижения, нивелировки или оправдания несовершенства «Я». Чем хуже «не-Я», тем лучше «Я»! Утрированная непривлекательность или инвалидизация «не-Я» снижает интенсивность негативных чувств в свой адрес.

Полная дискредитация «не-Я», отношение к другому человеку с антипатией и неуважением может достигаться также благодаря приписыванию себе высокой моральности, отзывчивости, отрицанию наличия у себя «плохих» черт, что обусловливает высокий уровень самопринятия. При этом антиподу вообще отказывается в какой-либо привлекательности и уважении. Такой способ защиты позволяет повысить общий уровень самоотношения, не прибегая к перестройке жизненного стиля, не прикладывая усилий для преодоления самонеэффективности, блокируя тем самым для личности перспективы самоизменения и преодоления ее дезадаптивных особенностей.

Иной способ защиты отношения к себе осуществляется за счет противопоставления себя как откровенно неуспешного, слабого, невезучего, но, несомненно, нравственного «Я» сильному, успешному и благополучному «не-Я». Благодаря приписыванию «не-Я» черт, достойных уважения (но не всегда симпатии), которые отсутствуют у себя и обладание которыми невозможно либо в силу собственной слабости («все проклятая болезнь»), либо в силу несовместимости установок «Я и «не-Я», «не-Я» приобретает статус недостижимого идеала, в сравнении с которым неэффективность «Я» оказывается естественной и простительной слабостью, вызывает сочувствие и самооправдание.

Наконец, повышение самоотношения может осуществляться за счет активной самоподачи и самоприукрашивания, исключения из образа «Я» черт, которые могут вызвать даже тень самонепривлекательности. Приписывание себе превосходных качеств приводит к тому, что «заглушаются» неблагоприятные для субъекта оценочные реакции со стороны окружающих. На этом фоне другие просто проигрывают, выглядят менее социально привлекательными. Переживание нереализованности «Я» благодаря осуществлению такой стратегии защиты в конечном счете переносится во вне, на других людей.

Думается, что сравнение себя с противоположным «не-Я» не является универсальной защитной формой аутокоммуникации. Так, в психологической литературе выделяются такие критерии анализа внутреннего диалога как особенности партнера по внутреннему диалогу: выступает ли партнер в качестве актуального или воображаемого образа, децентрирован диалог или эгоцентричен, когда субъект приводит к полному согласию с собственной позицией оппонента. Наконец, можно говорить об аутокоммуникации со значимым и незначимым, с обобщенным и конкретным другим, о внутреннем диалоге и монологе. Описанные В.Ф.Сафиным механизмы защиты самооценки через занижение уровня оценки окружающих до уровня собственной самооценки («Они не лучше меня»), сведение самооценки до среднего, сравнительно устойчивого уровня («Я не хуже и не лучше других») предполагают сравнение себя с обобщенным другим. Сохранение общего позитивного уровня самооценки возможно благодаря сочетанию неадекватно высокой и адекватно низкой самооценок по отношению к разным аспектам «Я» («Я хуже в этом, зато лучше в том»), «необоснованному» переносу или генерализации высокого и адекватного уровня самооценки результатов одной деятельности на результаты другой («Если могу это, смогу и то») , подъему уровня оценки себя в значимых областях и снижение его в менее значимых. Все эти механизмы защиты самоотношения обнаруживаю монологичную по своей сути аутокоммуникацию.

Вторым важнейшим уровнем анализа защиты самоотношения является изучение его структурного обеспечения. В этом случае исследовательский интерес обращен к проблеме различий в степени подверженности защите структурных компонентов самоотношения, к специфике способов их защиты, структурным основаниям поддержания самоотношения на устойчивом позитивном уровне.

Чаще всего оценочная и эмоционально-ценностная подсистемы самоотношения рассматриваются как в разной степени подверженные защите со стороны субъекта. В отличие от более стабильного, формируемого в раннем онтогенезе безусловного принятия себя, самоуважение как результат интеграции парциальных оценок рассматривается как более динамичное, и менее устойчивое к внешним воздействиям образование. Отражающее «глубинный» пласт личности эмоционально-ценностное самоотношение представляется достаточно устойчивым и в силу этого предполагающим приложение со стороны субъекта больших «усилий» для его поддержания на высоком позитивном уровне. Если безусловное принятие себя рассматривается в качестве базовой и неизменной потребности личности, то для приобретения такового статуса оценочным самоотношением должен произойти особый процесс его «превращения». Структурное защитное превращение оценочного самоотношения заключается в том, что оно «…исходно являющееся «дисплеем», по которому субъект имеет возможность судить об адекватности своего поведения и продуктивности своей деятельности, обособляется в автономную подструктуру «Я» и становится предметом особых забот субъекта. Ее функция состоит теперь в том, чтобы продуцировать «внутренние» положительные оценки, способные заслужить неблагоприятные для субъекта оценочные реакции. Но самооценка, обособившись в автономную защитную подструктуру, сама… нуждается в защите — в превентивных мерах, снижающих неблагоприятную для субъекта оценочную активность других людей, или направляющих эту активность в благоприятное для самооценки субъекта русло. Функционирование защитного механизма самооценки сопровождается… воздействием на партнеров по общению — «защитой защиты», осуществляемой путем «программирования» другого на заранее ожидаемую и подготавливаемую реакцию одобрения, положительной оценки или согласия» [57, с. 39].

Несмотря на верность отмечаемых выше содержательных и функциональных характеристик подструктур самоотношения, при описании механизмов их защиты чаще всего опускается тот факт, что отношение к себе функционирует как целостная системы. Организованные по принципу «динамической иерархии» компоненты самоотношения имеют для личности различную субъективную значимость. Некоторые из составляющих отношения к себе выступают в роли ядерной структуры, другие — будучи включенными в общую систему на правах иерархической соподчиненности, находятся на периферии самоотношения или даже противопоставлены его ядру.

Например, отношение к себе некоторых людей преимущественно формируется в рамках социального сравнения, его ядро составляет самоуважение, в то время как аутосимпатия вытеснена на периферию.

Существенные различия обнаруживаются в способах защиты структурных компонентов самоотношения. Так, для защиты самоуважения более характерны рациональные способы, в то время как для повышения аутосимпатии — аффективные.

Наконец, защита самоотношения теснейшим образом связана с характером взаимодействия его структурных компонентов [57; 76; 81]. Защитные возможности отношения личности к себе заложены уже в его собственном строении.

Одним из структурных факторов защиты самоотношения является разделенность его негативной и позитивной составляющих в феноменологическом пространстве индивида. Такая разделенность объясняется необходимостью защиты «Я» от отрицательных эмоций и поддержанием «общего самоотношения» на относительно постоянном уровне. Она структурно обеспечивает функционирование механизма самоподдержания, который в психологической литературе обозначается как «защитный предохранительный клапан». Действие данного механизма направлено на блокирование антипатии к себе так, чтобы падение симпатии не приводило к нарастанию антипатии. Благодаря «защитному предохранительному клапану» отсутствие самопохвалы не обязательно означает присутствие самообвинения, самоприговор, самоиздевки.

Вторым фактором обеспечения защиты самоотношения является феноменологическая разделенность оценочной и эмоционально-ценностной его подсистем, что позволяет поддерживать на высоком позитивном уровне один из структурных компонентов, несмотря на дискредитацию другого. Так, неуспешность, низкая адаптивность, снижая самоуважение, не обязательно приводят к падению аутосимпатии, а чаще всего компенсируется ее повышением. Обозначенная структурная характеристика самоотношения позволяет сохранить общую позитивную установку в адрес «Я», не внося изменений в реальный стиль жизни. Самоотношение при этом остается непроницаемым для опыта реальных отношений, защитно-ригидным, игнорирующим те аспекты «Я», которые препятствуют реализации смыслообразующих мотивов.

Описанные структурные способы обеспечения функционирования защиты самоотношения не являются непреложными, они могут быть заблокированы его низкой дифференцированностью.

Защита и поддержание самоотношения осуществляется не только на уровне внутренних, ментально-рефлексивных действий, но и через соответствующую организацию социальной активности. Именно данный аспект изучения защиты отношения к себе является в психологии наиболее давним и пользующимся наибольшей популярностью. Так, уже в начале ХХ века был достаточно подробно описан характер связи между ощущением человеком своего тела и типом поведения как компенсацией истинной или воображаемой физической ущербности.

В психологической литературе описан широкий репертуар способов защиты самоотношения личности на уровне ее социальной активности. Например, защитно-высокий уровень самооценки, позитивное самоотношение может удерживаться за счет таких форм поведения как доминирование в общении [49; 75], агрессия, назидание, инфантильные формы поведения, отчуждение, проявление резонерства, снижение интереса к деятельности, отвлечение и самооправдание. Существует устойчивая связь между защитой самоотношения личности и ее межличностным взаимодействием: стратегией воздействия на партнера по общению в форме «защиты защит» или «программированием» другого на заранее ожидаемую реакцию, зависимостью субъекта взаимодействия от мнения других его участников, потребностью в одобрении с их стороны [5; 6; 8; 10; 26; 38; 81].

Механизмы защиты самоотношения имеют возрастные особенности. Так, И.С.Кон пишет о том, что игнорирование человеком информации, которая противоречит его «образу Я» наиболее характерно для юношеского возраста. Для подростка такими механизмами, видимо, являются протестное и самоутверждающееся поведение, занижение оценок других людей, которые обнаруживают себя в подростковом нигилизме.

Наиболее детально психологами изучен характер взаимосвязи защиты самоотношения и социальной активности в подростковом возрасте. Отрицательное отношение к себе компенсируется подростком благодаря совершению им асоциальных поступков, употреблению наркотиков и алкоголя. Его низкое самоуважение коррелирует с депрессией и агрессивными проявлениями, соматическими расстройствами — бегством в болезнь. Общим для перечисленных форм защитного поведения подростка является их объектность. Объектом воздействия не обязательно выступает другой (доминирование или агрессия), им может выступать и сам подросток (подчинение). Защищая отношение к себе, подросток не способен включиться во взаимодействие на «равных». Объяснением этому служит отсутствие у него устойчивой личностной позиции, поглощенность «ущербностью» собственного «Я».

Одной из самых деструктивных форм компенсации подростком негативного самоотношения, чувства собственной неадекватности на фоне неприятия себя окружающими является аддитивное поведение, уход в иллюзорный мир фантазий. Среди современных подростков превалирует уход в виртуальную реальность. Наиболее распространенным способом компенсации низкого самоуважения является негативизм. Будучи традиционной для раннего детства формой защиты пробуждающейся самооценки, негативизм в подростковом возрасте претерпевает определенные содержательные трансформации и приобретает компенсаторную для личности функцию.

Самоотношение поддерживается на устойчивом позитивном уровне также посредством реализации ряда когнитивных стратегий. Направленные на преодоление возникшей угрозы сложившемуся отношению к себе перцептивные способы защиты отношения к себе, как правило, приводят к искажению или игнорированию наличного опыта, способствуют отрицанию «истинных» ощущений и желаний, активизируют эмоциональные барьеры в общении. Эти способы чаще всего приводят к повышению неадекватности восприятия человеком происходящего с ним, к его «неконгруэнтности», и в конечном итоге — к невротизации [36; 75; 98]. Брунер и Постмен, изучая влияние мотивации на восприятие отмечают, что важнейшими факторами восприятия являются прошлый опыт человека и его аффективные состояния. Аффективные факторы чаще всего искажают восприятие. Характер такого искажения определяется тезисом «восприятие — это деятельность, удовлетворяющая потребность» [75, с. 47]. Потребностью же, в контексте рассматриваемого нами предмета, выступают стремление к позитивному или поддержание сложившегося отношения к себе, снятие его конфликтности.

Защита личностью отношения к себе влияет на блокирование, степень выпуклости ее самовосприятия и восприятия других людей. Имея высокое самоуважение, человек рассматривает аспекты своей жизни как важные, доверяет себе в плане их достижении. Наличие устойчивого чувства собственного достоинства способствует более полному и осознанному восприятию человеком себя и своих поступков.

Центральное место при объяснении механизмов перцептивной защиты в психологии отводится аффекту как стремительно и бурно протекающему процессу взрывного характера, захватывающего личность настолько мощно, что многие факты воспринимаются иначе чем обычно, выступают в новом свете. Одним из наиболее ярких примеров реализации защитной функции самоотношения является аффект неадекватности, функционирование которого наиболее полно изучено в детском возрасте. В основе данного аффекта лежит эмоциональное состояние, которое является следствием сложения двух разноплановых тенденций: потребности сохранить завышенную по сравнению с реальными возможностями самооценку и неуверенности в себе [73; 85].

В психологической литературе описан целый ряд способов перцептивной защиты личностью самоотношения. Например, В.С.Мерлин указывает на такие способы повышения позитивного самоотношения как выбор собственных позитивных свойств в качестве эталонов, по отношению к которым личность оценивает поведение окружающих; выбор низких критериев оценки других, когда «снисходительное» отношение к другим предполагает идентичное отношение и к самому себе. Наиболее детально описан механизм «когнитивного подтверждения аффективного отношения», который устраняет диссонанс в структуре самосознания. Е.Т.Соколова при изучении отношения личности к своей внешности выявила, что «когнитивное искажение» как бы «подстраивается» под эмоциональную оценку, подтверждая ее. Например, если женщина считает себя достаточно «стройной» и «изящной» и довольна этим, то она воспринимает себя более тонкой, чем она есть, приближая себя, таким образом, к собственному идеалу внешности. В случае негативной оценки своей талии она воспринимает ее более широкой, чем она есть на самом деле, подтверждая эту оценку. При этом чем более негативно испытуемая оценивает ширину своего тела, тем больше она его переоценивает, чем более позитивно — тем более недооценивает.

Избирательность в восприятии другого как способ перцептивной защиты «Я» была достаточно глубоко исследована Т. Тис- сером и Дж.Кэмпбелом. Суть описанного ими способа защиты заключается в том, что человек селективно подходит к оценке успехов близких ему людей, и людей, с которыми он на далекой межличностной дистанции, а также к тому, в какой области — значимой или незначимой для него — существуют эти достижения. Люди, согласно результатам проведенного исследования, позитивно оценивают успехи друзей, если те относятся к незначимым для субъекта сферам. Если же успехи относятся к значимым сферам, то эти успехи оцениваются гораздо менее позитивно. Этот защитный механизм можно выразить следующими суждениями оценщика: «Пусть друзьям во всем сопутствует успех, однако, в сферах, значимых для меня, никак не больше, чем мне самому» [57, с. 80-81].

Проведенное нами исследование позволило выявить, что учителя с несформированным или конфликтным самоотношением воспринимают педагогическую ситуацию более поверхностно, узко, исключительно лично или профессионально, что можно интерпретировать как специфическую форму защиты «Я». Защита позитивной установки в адрес «Я» в данном случае осуществляется через усеченность, односторонность восприятия себя и ученика в контексте совместной деятельности.

Таким образом, интегративной характеристикой, которая наиболее целостно отражает специфику содержания защиты самоотношения, является ее индивидуальный стиль. Защита самоотношения теснейшим образом связана с различными сторонами личностного бытия. Отношение личности к себе коррелирует с ее мотивационно-смысловой сферой, реализуется на уровне аутоком- муникации, социальной активности. Оно поддерживается с помощью целого ряда когнитивных стратегий: избирательности и степени осознаваемости восприятия себя и другого и т.п. Функционирование защиты самоотношения обеспечивается за счет особенностей его строения. Важнейшим условием структурного обеспечения защиты самоотношения является разделенность в феноменологическом пространстве сознания индивида его оценочной и эмоционально-ценностной подсистем, позитивных и негативных переживаний в адрес «Я».

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
ГЛАВА ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ ЗАЩИТЫ И ПОДДЕРЖАНИЯ САМООТНОШЕНИЯ
Орлова Полина Андреевна ОСОБЕННОСТИ САМООТНОШЕНИЯ И МЕХАНИЗМОВ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ
3.1. Психологическая природа защиты самоотношения
3.3. ЗАЩИТА САМООТНОШЕНИЯ И СТАНОВЛЕНИЕ ЛИЧНОСТИ
АНДРЕЕВА Е.Н. ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ САМООТНОШЕНИЯ ПОДРОСТКОВ В РЕЖИМЕ ЭГО-ЗАЩИТЫ
МЕХАНИЗМЫ ЗАЩИТЫ.
Тазов И.Н. РЕФЛЕКСИЯ В МЕХАНИЗМАХ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ
Павлова Л. О. МЕХАНИЗМЫ ЗАЩИТЫ РЕБЕНКА ОТ НАСИЛИЯ
МЕХАНИЗМЫ ЗАЩИТЫ
МЕХАНИЗМЫ ЗАЩИТЫ
МЕХАНИЗМЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ БОЛЬНЫХ ЭПИЛЕПСИЕЙ
Черных О.Н. Механизмы психологической защиты в подростковом возрасте
Абитов И.Р. МЕХАНИЗМЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ У СТУДЕНТОВ КОММУНИКАТИВНЫХ СПЕЦИАЛЬНОСТЕЙ
Механизмы психологиЧеской защиты у младшИХ школьников с ЗПР
ДИНАМИКА МЕХАНИЗМОВ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ У ДИСПЕТЧЕРОВ ЭНЕРГОСИСТЕМ
22.2. ВИДЫ МЕХАНИЗМОВ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ И ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ИХ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ
Гулидова Т.В., Горбатов С.В. МЕХАНИЗМЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ У НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ С ДЕСТРУКТИВНЫМ ПОВЕДЕНИЕМ
Мамайчук И.И., Соловьева Е.Ю. МЕХАНИЗМЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ ДЕТЕЙ С БРОНХИАЛЬНОЙ АСТМОЙ
Босенко Ю.М. ИНТЕРНАЛЬНОСТЬ КАК РЕГУЛЯТОР МЕХАНИЗМОВ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ
Добавить комментарий