ГЛАВА 2 МЕТОДИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ЭМПИРИЧЕСКОМУ ИЗУЧЕНИЮ СМЫСЛА ЖИЗНИ В СОВРЕМЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ

В настоящее время наблюдается усиление интереса психологов к проблеме смысла жизни, которая длительное время была «монополизирована» философскими науками и теологией. Психологизация проблемы смысла жизни, как и любой проблемы, привносимой в психологию из смежных наук, должна подчиняться особой логике. Эта логика требует, чтобы выделение предмета предшествовало созданию метода исследования, теоретический анализ проблемы предварял ее эмпирическое изучение, а общепсихологическое обсуждение опережало развитие отраслевых аспектов проблемы. История психологии назидательно учит, что нарушение этой логики, как правило, запутывает проблему и отбрасывает науку назад на пути ее разрешения. К сожалению, в современных психологических исследованиях смысла жизни распространены негативные тенденции, ведущие к деметодологизации науки: разработка методов изучения смысла жизни без прояснения психологической природы данного феномена; «коллекционирование» эмпирических фактов без их теоретического обоснования; увлечение отраслевыми аспектами смысла жизни (возрастным, дифференциальным, гендер- ным, клиническим и другими) без проработки фундаментальных общепсихологических вопросов.

В наших предыдущих работах проведено разграничение философских и психологических аспектов смысложизненной проблематики, очерчен предмет собственно психологического анализа смысла жизни, реконструировано многообразие форм, в которых смысл жизни существует в социальной, культурной и субъективной реальности [47; 50; 52]. Целью настоящей главы являются обобщение и систематизация методических подходов к эмпирическому изучению смысла жизни. Методическим подходом в данном случае называется совокупность способов и средств, определяющих общую стратегию планирования, подготовки и реализации эмпирического исследования смысла жизни, а также общие правила анализа и интерпретации фактических данных. В такой трактовке методический подход превосходит метод сбора эмпирического материала, и вмещает в себя некоторое множество этих методов, а также методических приемов и конкретных методик.

Смысл жизни функционирует как структура долгосрочной и трансситуативной регуляции, и его регулирующее влияние, оказываемое на поведение и деятельность личности, прослеживается на больших отрезках биографического времени. Смысл жизни интегрирует смысловые структуры высокой степени обобщенности, устойчивости, которые редко напрямую детерминируют конкретные поступки в конкретных жизненных ситуациях. Они регулируют повседневную жизнедеятельность опосредованно, воплощаясь в психических структурах и процессах, которые обеспечивают ситуативную и оперативную регуляцию. Как правило, между смыслом жизни и отдельными поступками личности обнаруживается большое количество «промежуточных» структур и процессов, которые, собственно, и образуют разветвленный механизм психической регуляции жизненного пути личности. Отсюда вытекает ряд важных для методики эмпирического исследования следствий. С одной стороны, смысл жизни в редких случаях непосредственно объективируется в поведении, а следовательно, по поступкам личности в конкретной ситуации можно судить лишь о «концевых звеньях» механизма смысложизненной регуляции. С другой стороны, объективированные в поступках регуля- торные структуры и процессы — это «производные» смысла жизни, доступные эмпирической регистрации.

В норме смысл жизни пронизывает большинство, если не все психобиографические структуры сознания и личности. Это проявляется в том, что по своему предметному содержанию они четко «вписываются» в интенциональную направленность, которая задана смыслом жизни. Смысловой компонент особенно выражен в таких психобиографических структурах, как жизненные цели, планы и программы, жизненная перспектива, субъективная картина жизненного пути личности, смысловые критерии принятия биографически важных решений и оценивания жизненных достижений, жизненные притязания, общая удовлетворенность жизнью, психологический возраст личности, жизненные эталоны и идеалы и многих других. Вне связи со смыслом жизни — функциональным центром психической регуляции жизненного пути — все прочие психобиографические структуры не обладают регулирующей силой.

Данное положение приобретает особую методическую значимость, поскольку намечает возможность эмпирического изучения смысла жизни через раскрытие смыслового компонента в разнообразных психобиографических структурах сознания и личности. Анализ литературы и опыт собственных исследований позволяют выделить ряд эмпирических индикаторов, по которым можно судить о качественных и количественных характеристиках смысла жизни:

1. Субъективные представления о смысле жизни (понимание личностью смысла собственной жизни).

2. Объективная интенциональная направленность жизненного пути, т.е. совокупность объектов и явлений, на которые устойчиво устремлена жизнедеятельность личности (жизненный путь как «продукт» жизнедеятельности личности).

3. Временные параметры индивидуальной жизнедеятельности: количество времени, которое личность реально посвящает и которое хотела бы посвятить основным видам активности и сферам жизни (реальное и желаемое распределение времени жизни).

4. Субъективные предпочтения и индивидуальная иерархия личностных ценностей как источников смысла жизни.

5. Содержание, временная последовательность и соподчинение по личностной значимости системы жизненных целей и задач.

6. Субъективные критерии принятия жизненно важных решений, совершения жизненного выбора.

7. Субъективные критерии оценивания жизненных достижений.

8. Субъективные переживания по поводу продуктивности-непродуктивности жизненного пути.

9. Эталонные представления о желаемом и должном жизненном пути (субъективные эталоны жизни и жизненные идеалы).

10. Формальные характеристики биографических образов, т.е. пространственно-временная организация субъективных репрезентаций жизненного пути в индивидуальном сознании.

11. Личностный смысл (в эмоциональной и вербализованной формах; положительный, отрицательный и конфликтный по модальности) событий индивидуального жизненного пути.

12. Событийное содержание субъективной картины жизненного пути личности, избирательное восприятие жизненных событий как значимых и незначимых, переоценка значимости жизненных событий, субъективные критерии классификации жизненных событий.

13. Слоисто-уровневая структура субъективной картины жизненного пути личности; «композиция» и «миграция» событий по слоям субъективной картины жизни.

14. Насыщенность субъективной картины жизненного пути межсобытийными связями, структурированность, плотность, направленность и прочие характеристики системы межсобытийных связей.

1 5. Субъективная временная ориентация личности, которая предопределена локализацией источников смысла жизни на «оси» психологического времени.

1 6. Субъективные особенности осознания и осмысления (переживания) хронологического времени жизни.

17. Структура, динамика, искажения и трансформации психологического времени личности в биографическом масштабе.

18. Психологический возраст личности, его изменения в связи с конкретными событиями жизненного пути, степень согласованности с хронологическим (паспортным) возрастом.

19. Совокупность внешних и внутренних преград, которые, по субъективному представлению, препятствуют реализации смысла жизни.

Таким образом, эмпирические индикаторы смысла жизни множественны, и это значительно расширяет выбор объекта исследования, репертуар исследовательских техник и инструментов. Смысл жизни как предмет, увлекающий психолога, не только не страдает, но и выигрывает от разнообразия методических подходов и объектов исследования. Всегда есть возможность изучать смысл жизни опосредованно, т.е. через прояснение смыслового компонента психобиографических структур сознания и личности, которые как бы «светят отраженным светом» главного смыслообразующего мотива жизни. При опосредованном пути познания выводы о психологических свойствах смысла жизни выносятся на основе анализа качественных и количественных характеристик этих психобиографических структур, которые и выступают в роли непосредственного объекта исследования. В то же время следует помнить, что «исследования такого рода становятся исследованиями смысловой реальности только в том случае, если при рассмотрении независимых и опосредующих переменных учитывается их онтологический аспект, то есть место в структуре жизненных отношений» [62, с.302].

Обобщая практику эмпирических исследований смысла жизни в современной психологии, можно выделить семь методических подходов: экспериментальный, психометрический, проективный, психосемантический, феноменологический, нарративный и биографический. Их можно сравнить между собой по ряду критериев, характеризующих процедуру сбора, обработки и интерпретации фактического материала о смысле жизни. Эти критерии представляют собой бинарные оппозиции, которые сложились в методологии психологического исследования в ходе противоборства естественнонаучной и гуманитарной парадигм. К настоящему времени их исторический спор не завершен и предельно обостряется при изучении специфически человеческих феноменов, как то: межличностные отношения, одиночество, психологическое отношение к смерти, «Я»-кон- цепция, смысл жизни и т.д. Эти феномены выступают своего рода «камнем преткновения» для естественнонаучной методологии, потому что демаскируют ее неадекватность природе субъектно-лично- стных структур и образований в человеческой психике.

Первый бинарный признак, по которому дифференцируются методические подходы к эмпирическому изучению смысла жизни, — это «объективность — субъективность». Этот признак указывает на то, какой аспект смысла жизни — феноменологический, личностный или деятельностный — подлежит исследованию и, соответственно, из каких источников исследователь извлекает информацию. Феноменологический аспект, т.е. непосредственно-эмоциональные переживания смысла жизни и субъективные представления о нем, целесообразно изучать в опоре на субъективный источник информации, в качестве которого фигурирует сам испытуемый. В данном случае психолог черпает информацию из рефлексивных самоотчетов, являющихся продуктом интроспекции и личного опыта испытуемого. Субъективный подход можно также назвать экспириентальным, эксплуатирующим личный опыт (experience) испытуемого в качестве источника информации. Личностный аспект — скрытые от сознания, интегрированные в структуре личности смысловые образования и процессы, и деятельностный аспект смысла жизни — механизмы и закономерности смысловой регуляции жизненного пути — надлежит изучать в опоре на объективные источники информации. Объективный подход принципиально отвергает интроспекцию как способ познания смысла жизни, а личный (рефлексивный и эмоциональный) опыт испытуемого дискредитирует как источник психологической информации. Исследователь специально заботится об объективизации процедуры и элиминации всяких субъективных влияний на получаемые данные. С точки зрения объективности образцовым методом является эксперимент, поэтому объективный подход также может быть назван экспериментальным.

Методические подходы к эмпирическому изучению смысла жизни далее можно разделить по признаку «объясняющий (каузальный) — понимающий (интенциональный)» в зависимости от того, какая цель преследуется психологом — объяснить или понять смысл жизни.

Объяснить какое-либо явление — значит воссоздать систему детерминационных связей, в которую оно вплетено; указать, какие явления порождают его в качестве причин, а какие явления порождены им в качестве следствий. Научно-психологическое объяснение смысла жизни востребует ответы на причинные вопросы и строится в каузальных понятиях. В процессе объяснения смысл жизни проецируется в научную картину мира и психической реальности, встраивается в цепь причинно-следственных отношений всех известных науке психических и непсихических явлений. Напротив, понять какое-либо явление — значит уяснить его смысл в том контексте, в котором оно предстает в индивидуальной жизни. В результате понимания явление становится частью картины жизненного мира, локализуется в системе жизненных отношений конкретного испытуемого. Картина жизненного мира, в отличие от научной картины мира, является предельно персонифицированной, индивидуализированной, пристрастной. В соответствии с этим исследователь задается интенциональным вопросом — «ради чего?» — и выстраивает свою концепцию в телеологических понятиях.

Следующий бинарный признак, по которому разграничиваются методические подходы к эмпирическому изучению смысла жизни, — это «номотетичность — идеографичность». Конечной целью номоте- тического подхода являются всеобщие законы или по меньшей мере групповые закономерности, присущие формированию, структурированию, функционированию смысла жизни. Индивидуально-психологические особенности, характеризующие смысл жизни отдельного испытуемого, рассматриваются не как самоценность, а как средство для обнаружения типологических особенностей, свойственных всем людям. Другими словами, номотический подход нивелирует, «стирает» уникальное и индивидуальное ради выявления универсального и типичного в смысле жизни. По-иному мыслит и действует исследователь, придерживающийся идеографического подхода в изучении смысла жизни. Его первичной целью выступают неповторимо-своеобразные особенности, присущие содержанию, генезису, динамике смысла жизни конкретного испытуемого. При обработке и интерпретации данных исследования совершенно недопустимы генерализация, схематизация, типологизация и другие приемы, жертвующие индивидуальностью ради типичности.

С описанным выше признаком перекликается другой критерий для различения методических подходов к эмпирическому изучению смысла жизни в психологии, а именно «количественный — качественный». При количественном подходе эмпирические данные исследования подвергаются квантификации (количественному учету и упорядочиванию) и самым разнообразным процедурам математико-статистической обработки. Наличие статистических вычислений — непреложный атрибут научности, а правильность расчетов — решающий фактор достоверности результатов исследования. Любая статистика строится на множестве случаев и наблюдений, в связи с чем полноценное исследование должно охватить репрезентативную, многочисленную выборку испытуемых. Обследование испытуемых, как правило, реализуется в групповой форме. Полученные в таком исследовании индивидуальные данные не интересуют исследователя и не расшифровываются им; они «усредняются» в ходе математической обработки и приобретают смысл только в соединении с данными всей остальной выборки. Высшим достижением количественного подхода считается формализация найденных психических законов, т.е. перевод их с языка научных терминов на язык математических формул и символов. В качественном подходе распространен строжайший запрет на применение математических методов и моделей, поскольку важна не квантифи- кация, а квалификация явления. Это значит, что исследователь озабочен не измерением «количества» психического явления, а оценкой его «качества», т.е. тех признаков, в которых выражается сущность данного явления и по которым оно существенно отличается от всех остальных психических явлений. Здесь важнее вскрыть качественно разную природу двух психических явлений (например, смысла жизни и жизненной цели), нежели количественную меру выраженности этих явлений у разных испытуемых. По данной причине комплектование объемных выборок в исследовании не является императивным требованием; исследователь вполне может обойтись исследованием единичных случаев, главное, чтобы эти люди были носителями изучаемой феноменологии. В силу той же причины методы, относящиеся к качественному подходу, всегда являются индивидуальными по форме проведения. Высшим достижением качественного исследования признается предельно полное и структурированное описание феномена на языке внутренних переживаний испытуемого.

Очередной признак, по которому расходятся методические подходы к эмпирическому изучению смысла жизни, — это «монологичность — диалогичность». При монологическом подходе общение исследователя с испытуемым носит деловой, а их взаимодействие — формально-ролевой характер. В принципе оно является однонаправленным и ограничивается тем, что исследователь с максимально возможной долей безразличия инструктирует испытуемого, а испытуемый имеет право лишь на уточнение инструкции. Все прочие взаимодействия должны отсекаться, в особенности если они переходят границы статусного, обезличенного общения. Исследование с позиций монологического подхода может быть и заочным, когда испытуемый взаимодействует исключительно с инструментом исследования (тестом, прибором и др.), но не с исследователем. Предполагается, что эмоциональная ангажированность исследователя, заинтересованность в личности испытуемого приводят к погрешностям результатов исследования. Для обеспечения валидности процедуры исследователь обязан выдержать анонимность и коммуникативную дистанцию: чем меньше он контактирует с испытуемым, тем выше «чистота» исследования. Он может умышленно пользоваться приемами «встречной откровенности», которые демонстрируют «искреннюю» готовность к открытому, доверительному общению, но, по сути, рассчитаны на обман испытуемого. Диалогический подход, напротив, подразумевает персонификацию отношений с испытуемым, самораскрытие и подлинную, а не наигранную, откровенность исследователя. Его первоочередная задача — завязать доверительное общение, эмоционально сблизиться и идентифицироваться с испытуемым, вчувствоваться и вжиться в его внутренний мир, преодолев статусно-ролевые барьеры и «казенный» стиль взаимодействия. Глубокий, живой диалог исследователя и испытуемого — условие валид- ности всей исследовательской процедуры. В этой связи и испытуемому предоставляется право инициировать общение, сокращать межличностную дистанцию с исследователем, обсуждать инструкцию и вообще любые аспекты проводимого исследования. Естественно, что такое исследование не может быть заочным, ведь в нем важную роль играют не только внешние средства, но и личность исследователя как «внутреннее средство» исследования. В целом же признак «монологичность — диалогичность» характеризует меру личностной включенности исследователя и испытуемого в непосредственное общение, развертывающееся по ходу исследования.

Наконец, еще одним параметром для размежевания методических подходов к эмпирическому изучению смысла жизни служит «ди- рективность — недирективность». В директивном (объектном) подходе единственным субъектом познавательной деятельности выступает исследователь, а испытуемому отводится роль объекта познания, который должен пассивно подчиняться инструкциям. Субъект- ность (инициативная, нерегламентированная исследователем активность) испытуемого рассматривается как фактор, угрожающий ва- лидности исследования. В целях ее нейтрализации исследователь может пускать в ход специальные приемы, рассчитанные на «ослепление», «усыпление бдительности» испытуемого. Вследствие этих манипуляций субъектом поведения испытуемого в ситуации обследования становится исследователь, который мотивирует, планирует, оценивает, контролирует, корректирует, — в общем, полностью регулирует поведение испытуемого. Прямой противоположностью является недирективный (субъектный) подход, в котором исследователь и испытуемый фигурируют как со-субъекты совместной исследовательской деятельности, а значит, активность испытуемого приветствуется и специально стимулируется. Испытуемый на равных с исследователем выполняет исследовательские операции, что превращает их в самоисследование, и даже привлекается в качестве эксперта для оценки полноты, точности и достоверности выводов. Невалидным оказывается то исследование, в которое испытуемый не был вовлечен с должной степенью субъектной активности.

Описание методических подходов в пространстве выделенных критериев дано в таблице 1. Следует подчеркнуть, что поляризация методических подходов по вышеуказанным признакам является весьма условной. Границы между полюсами размываются, и исследователи смысла жизни все активнее практикуют комбинированные методы, сочетающие элементы количественного и качественного, экспериментального и экспириентального, идеографического и номотетического подходов [150; 169; 186].

Таблица 1 — Характеристика методических подходов к эмпирическому изучению смысла жизни

Методические подходы Объективный — субъективный Каузальный — интенциональ- ный Номотетиче- ский — идеографический Количественный — качественный Монологический — диалогический Директивный — недирективный
Экспериментальный объективный каузальный номотети- ческий количественный монологический директивный
Психометрический объективный каузальный номотети- ческий количественный монологический директивный
Психосемантический субъективный интенцио- нальный номотети- ческий количественный монологический недирективный
Проективный субъективный интенцио- нальный идеографический смешанный монологический недирективный
Феноменологический субъективный интенцио- нальный идеографический качественный диалогический недирективный
Нарративный субъективный интенцио- нальный идеографический качественный диалогический недирективный
Биографический смешанный смешанный смешанный смешанный смешанный смешанный

Далее будут проанализированы специфические особенности каждого из выделенных подходов.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ЭМПИРИЧЕСКОМУ ИЗУЧЕНИЮ СМЫСЛА ЖИЗНИ.
НАРРАТИВНЫЙ ПОДХОД К ЭМПИРИЧЕСКОМУ ИЗУЧЕНИЮ СМЫСЛА ЖИЗНИ.
ПСИХОСЕМАНТИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ЭМПИРИЧЕСКОМУ ИЗУЧЕНИЮ СМЫСЛА ЖИЗНИ.
ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЙ ПОДХОД К ЭМПИРИЧЕСКОМУ ИЗУЧЕНИЮ СМЫСЛА ЖИЗНИ.
ПСИХОМЕТРИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ЭМПИРИЧЕСКОМУ ИЗУЧЕНИЮ СМЫСЛА ЖИЗНИ.
БИОГРАФИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ЭМПИРИЧЕСКОМУ ИЗУЧЕНИЮ СМЫСЛА ЖИЗНИ.
ПРОЕКТИВНЫЙ ПОДХОД К ЭМПИРИЧЕСКОМУ ИЗУЧЕНИЮ СМЫСЛА ЖИЗНИ.
1.1 КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ПОДХОДЫ К ИЗУЧЕНИЮ СМЫСЛОЖИЗНЕННОГО КРИЗИСА В СОВРЕМЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ
СОВРЕМЕННАЯ ПСИХОЛОГИЯ ДАЛЕКО ПРОДВИНУЛАСЬ В ИЗУЧЕНИИ ОТДЕЛЬНЫХ СФЕР И ПРОБЛЕМ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНИ.
Методические подходы к изучению ценностной конгруэнтности.
ГЛАВА Методические вопросы изучения свойств нервной системы
ТИПОЛОГИЯ СМЫСЛА ЖИЗНИ У СОВРЕМЕННОЙ МОЛОДЕЖИ
Механизмы психологической защиты в клинической практике и современные эмпирические методы их изучения
ДЕЗИНТЕГРИРОВАННЫЙ СМЫСЛ ЖИЗНИ КАК ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ РАЗНОВИДНОСТЬ НЕОПТИМАЛЬНОГО СМЫСЛА ЖИЗНИ.
Анализ эмпирических исследований феномена страха в современной психологии
СОВРЕМЕННЫЕ ПОДХОДЫ К ИЗУЧЕНИЮ СОВЛАДАЮЩЕ-ГО ПОВЕДЕНИЯ
КАУЗОМЕТРИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ИЗУЧЕНИЮ СТИЛЯ ЖИЗНИ.
КАУЗОМЕТРИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ИЗУЧЕНИЮ СТИЛЯ ЖИЗНИ.
СОВРЕМЕННЫЕ ПОДХОДЫ К ИЗУЧЕНИЮ ПОЛИТИЧЕ-СКИХ ЭМОЦИЙ
ЭМПИРИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В ПСИХОЛОГИИ СПОРТА В РАМКАХ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ПОДХОДА
Добавить комментарий