МЕТОДИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ МОРАЛЬ-НЫХ ЭМОЦИЙ

Чувства вины и стыда входят в группу эмоций, называемых в англоязычной литературе self-conscious emotions (эмоции самосознавания), включающую эмоциональные явления, связанные с Я-концепцией в со-циальных взаимоотношениях (Бреслав, 2006). В русскоязычной литературе эти эмоции называют «социаль-ными», что отражает представленность других людей в содержании данных эмоциональных явлений, или «моральными», т. е. являющимися ключевым элементом морали.

В последние годы интерес психологов к эмоциям самосознавания усилился, но эмпирических исследова-ний очень мало. Ключевой фактор, задерживающий исследования — проблема измерения, т. е. необходи-мость наличия психометрических единиц измерений вины и стыда (Tangney, 1996). Оценивая существую-щие работы, мы сталкиваемся с двумя проблемами: проблемой используемых определений чувств вины и стыда, а также насколько хорошо эти определения позволяют провести операционализацию данных фено-менов. Все стратегии измерения чувств вины и стыда можно разделить на 2 группы: отражающие актуаль-ное эмоциональное состояние и отражающие эмоциональные диспозиции. Наиболее распространенными методиками измерения чувства вины и стыда как состояний являются Differential Emotions Scale и ее моди-фикации. Несмотря на высокую внешнюю валидность, эти методики обладают существенным недостатком — они полагаются на способность испытуемых различать чувство вины и стыда.

Среди методик, измеряющих вину и стыд как диспозиции, выделяют методики, направленные на изме-рение только одной из двух диспозиций, такие как Buss-Durkee Hostility-Guilt Inventory и др. Их главной проблемой является отсутствие четкого разделения чувств вины и стыда, т. е. полученные данные не позво-ляют выяснить специфическую роль этих чувств в различных аспектах психологического и социального функционирования. Другую подгруппу методик можно обозначить как методики, основывающиеся на раз-ведении склонностей к переживанию вины и стыда. В эту подгруппу входят методики, вызывающие прояв-ления чувств вины и стыда, такие, как Beall Shame-Guilt Test и др. Главной проблемой здесь является спор-ный критерий разведения вины и стыда — тип события, вызывающий эмоцию.

Недавние исследования (Tracy&Robins, 2006) показывают, что тип события мало значит в разграничении вины и стыда, так как большинство проступков чаще всего переживаются как «моральный микс».

Также к этой подгруппе относятся опросники, основанные на перечне эмоциональных характеристик, например, Revised Shame-Guilt Scale и др. Несмотря на высокую внешнюю валидность, такие опросники обладают рядом недостатков: требуют обязательного наличия высокоразвитых вербальных навыков у испытуемых, и кроме того, исследователь должен быть уверен, что испытуемый может оценить вероятность переживания чувства вины, независимо от чувства стыда, а согласно исследо-ваниям (Lindsay-Hartz, 1984 и др.) даже у взрослых людей с хорошим образованием возникают трудности с формулировкой абстрактных определений вины и стыда. Но самым большим недостатком подобных опросников является то, что они требуют от испытуемых оценки своего аффективного состояния вне соответствующего контекста.

Третьим подтипом методик оценки чувств вины и стыда как диспозиций являются методики, основанные на сценариях (Test of Self-Conscious Affect и др.). Сильные стороны таких методик являются:

а) оценка аффективного состояния встроена в соответствующий контекст,

б) от испытуемого не требуется различения абстрактных понятий вины и стыда,

в) такой подход меньше провоцирует возникновение защитных реакций,

г) эти методики легче адаптируются на разных возрастных группах.

Недостатки:

а) внутренняя согласованность ниже, чем в опросниках, основанных на перечне характеристик,

б) данные методики направлены на оценку общих тенденций к переживанию чувств вины и стыда, т. е. они состоят их широко распространенных ситуаций, игнорируя более уникальные случаи,

в) согласно Kugler, Jones (1992), методики, основанные на сценариях, в большей степени измеряют мо-ральные ценности и стандарты, а не реальные эмоции вины и стыда, однако в TOSCA вероятность оценки моральных принципов минимизирована путем фокусировки на феноменологических описаниях опыта, а не на когнитивных оценках, а также путем уклонения от тех вариантов поведенческих реакций, которые могут быть оценены с точки зрения морали (Tangney, 1989).

Таким образом анализ основных существующих методов оценки чувств вины и стыда, указывает на необходимость совершенствования методического арсенала для оценки «эмоций самосознавания».

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
Сборник научных статей. ПСИХОЛОГИЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ: МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ, ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ, МЕТОДИЧЕСКИЕ И ПРИКЛАДНЫЕ ПРОБЛЕМЫ, 2012
МОРАЛЬ
ЭМПАТИЯ И МОРАЛЬ.
ГЛАВА 6. НЕЙРОМОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ЭМОЦИЙ
Орехова О.А. ПРОБЛЕМА ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ ЭМОЦИЙ ИЕЕ ДИАГНОСТИКА
КУМСКОВА Т.М. ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ: ПРОБЛЕМА ПОНИМАНИЯ ЭМОЦИЙ
3. ИССЛЕДОВАНИЯ ЛИЦЕВЫХ ПРОЯВЛЕНИЙ ЭМОЦИЙ.
Лепеха В.С. К ПРОБЛЕМЕ ПОНИМАНИЯ ЭМОЦИЙ ПОДРОСТКАМИ С ЛЕГКОЙ СТЕПЕНЬЮ УМСТВЕННОЙ ОТСТАЛОСТИ
Бергфельд А.Ю., Вакурова А.Н Психологическая структура эмоции в контексте проблемы восприятия эмоций
И ОРГАНИЗАЦИОННОГО СТРЕССА ОТ СМЫСЛОЖИЗНЕН-НЫХ ОРИЕНТАЦИЙ
ИМПУЛЬСИВНОСТЬ ПРИ РЕШЕНИИ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬ-НЫХ ЗАДАЧ
ХАРАКТЕР И ЗНАЧЕНИЕ ДЕТСКИХ ИГР В РАЗЛИЧ-НЫХ КУЛЬТУРАХ
Молотков И.В., Грецов А.Г. ПСИХОДИАГНОСТИческое использованиеотдель-ных слов ВМЕСТО ПРЕДЛОЖЕНИЙ
Добавить комментарий