МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ, ОНТОЛОГИЧЕСКИЕ И ЛОГИЧЕ-СКИЕ АСПЕКТЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТНОЙ ПСИХОЛОГИИ ЧЕЛОВЕКА?

Под деятельностной психологией человека в данной статье понимается общепсихологическая концеп-ция, разрабатываемая на основе принципов и понятий детельностностного (А. Н. Леонтьев, С. Л. Рубин-штейн и др.) и культурно-исторического (Л. С. Выготский и др.) подходов к решению различных психоло-гических проблем. При обсуждении деятельностной психологии возникает вопрос о ее специфике по срав-нению с когнитивной, экзистенциальной и другими психологическими концепциями. Возможным ответом на этот вопрос может служить описание особенностей методологии, онтологии и логики деятельностной психологии.
Различные методологические вопросы деятельностного подхода детально рассмотрены в работах Л. С. Выготского (1999) А. Н. Леонтьева (1994), С. Л. Рубинштейна (2002), Э. Г. Юдина (1986), В. П. Зинченко и С. Д. Смирнова (1983), А. Г. Асмолова (1996), А. В. Брушлинского (1997), Б. И. Беспалова (2002) и др. Однако специфика онтологических и логических проблем деятельностной психологии изучена в гораздо меньшей степени. Более того, эти проблемы в настоящее время не имеют достаточно четких формулировок, необходимых для их дифференциации от собственно методологических проблем. В связи с этим онтологи-ческие и логические проблемы деятельностной психологии обсуждаются преимущественно в контексте ме-тодологических исследований и пока не выделены в качестве предметов самостоятельного изучения. Труд-ности дифференциации собственно онтологических, логических и методологических аспектов деятельност-ной психологии обусловлены тем, что эти аспекты не изолированы друг от друга, но взаимосвязаны и нахо-дятся в отношении диалектического единства.
Так, онтологическая проблема различения «единиц» и «элементов» психологической реальности перво-начально была поставлена и решалась Л. С. Выготским в методологической части работы «Мышление и речь», при описании используемого им метода теоретического анализа речевого мышления. Л. С. Выготский различал два способа теоретического анализа сложных психологических систем, образующих некоторую психологическую реальность, под которой можно понимать то, что полагается реально существующим в той или иной психологической концепции?. При первом способе анализа, свойственном ассоциативной, сти-мульно-реактивной и другим концепциям, психологическая реальность аналитически «разлагается на эле-менты …чужеродные по отношению к анализируемому целому, — элементы, которые не содержат в себе свойств, присущих целому как таковому, и обладают целым рядом новых свойств, которых это целое нико-гда не могло обнаружить» (Выготский 1999, с. 11). Примером такого анализа может служить выделение в слове звука и значения, «которые в слове никак не связаны между собой». В результате слово оказывается «раздробленным на две части, между которыми затем исследователи пытались установить внешнюю меха-ническую ассоциативную связь» (там же, с. 12). При этом звук слова относится к материальной реальности, а его значение к реальности идеальной. Эти реальности полагаются не сводимыми друг к другу, и между ними отсутствуют взаимопереходы.
Представление о психологической реальности R как совокупности систем S, состоящих из отдельных и полностью определенных «элементов» (например, психических актов, функций или модулей, полагаемых реально существующими в феноменологической, функциональной или когнитивной психологии соответ-ственно), является основополагающей идеей в любой классической системной онтологии (учении о реаль-ности). Высказывания и суждения о системах и «элементах» так понимаемой реальности подчиняются клас-сической, булевой логике, в которой выполняется закон противоречия (А и не-А ложно) и закон исключен-ного третьего (А или не-А истинно). Принадлежащие системам S «элементы» мыслятся «дизъюнктивно» как полностью определенные и отличные друг от друга образования, причем каждый элемент либо принадле-жит, либо не принадлежит системе, что связано с выполнением указанных логических законов.
Свойства системы S и свойства ее «элементов» также полагаются отличными друг от друга, из чего сле-дует, что такая система не может содержать себя в качестве своего элемента, поскольку в противном случае она и ее элементы обладали бы общими свойствами. С позиций классической системной онтологии любая психологическая реальность рассматривается как иерархическая система R, которая входит в более общую реальность и состоит из систем S, не содержащих себя в качестве своего «элемента», т. е. S € S, поскольку «элементы» таких систем не имеют общих свойств с самими системами.
Такая онтология, или представле-ние о психологической реальности, неявно принимается в большинстве не деятельностных психологических концепций. Однако она логически противоречива, поскольку содержит в себе парадокс Рассела, который вытекает из следующей формализованной записи основного постулата этой онтологии: R = {S?, где S — си-стема (множество) «элементов» и S € S }, означающего, что система R состоит из систем S, обладающих свойством S € S.
Парадокс состоит в том, что при таком представлении о психологической реальности мы не можем однозначно ответить на вопрос: принадлежит ли некоторая психологическая реальность (понимаемая как система R) самой себе в качестве элемента или нет? Если предположим, что R € R, т. е. что система R является элементом самой себя, то из заданного в определении R свойства элементов этой системы (S € S) можно заключить, что она не принадлежит R, т.е. R € R. Если же предположить, что R ?€ R, т. е. R не является элементом самой себя, то из этого вытекает, что она принадлежит R (т. е. R? € R), поскольку по сделанному предположению R удовлетворяет свойству элементов этой системы (S € S). Таким образом, из высказывания R € R вытекает его отрицание R € R и наоборот, что указывает на наличие логического противоречия в клас-сической системной онтологии, которая в силу этого не может служить истинной концепцией психологической реальности.
Л. С. Выготский ввел иное (деятельностное) представление о психологической реальности, которая рас-сматривается как совокупность психологических систем, состоящих не из «элементов», а из «единиц», важ-нейшим свойством которых является то, что в них «в противоположном виде представлены свойства цело-го». «Единица» речевого мышления, по Л. С. Выготскому, «может быть найдена во внутренней стороне сло-ва — в его значении…». Значение слова «…может рассматриваться и как явление, речевое по своей природе, и как явление, относящееся к области мышления» (Выготский, 1999, с. 17).
В деятельностной психологии выделяются различные «единицы» психологической реальности, которые можно рассматривать как результаты ее системно-диалектического анализа. Такие «единицы» могут быть также предметами самостоятельного изучения или понятийными средствами анализа более сложных пси-хологических систем, выступая в последнем случае в качестве «единиц анализа» этих систем.
«Единицы» психологической реальности являются не только компонентами специфически-деятельностных психологических систем, но и сами могут быть такими системами, компоненты которых образуют диалектическое единство, например, единство познавательных, эмоциональных и волевых компо-нентов психического процесса, которое можно формально описать с помощью теории нечетких множеств (см. Беспалов, 2008).
«Единицы» психологической реальности и образуемые из них психологические системы могут иметь общие существенные свойства, что приводит к возникновению систем, в некотором смысле содержащих самих себя в качестве своих компонентов. Для описания таких систем и моделируемой ими психологиче-ской реальности обычная теория множеств и булева логика не пригодны. Для этого может использоваться теория нечетких множеств и нечеткая логика, в которой законы противоречия и исключенного третьего не выполняются, а парадокс Рассела не возникает (см. Беспалов, 2008, 2009).
Литература
1. Асмолов А. Г. Культурно-историческая психология и конструирование миров. М., 1996.
2. Беспалов Б. И. Координаты психологического знания и психологическая методология // Ежегодник Рос-сийского психологического общества. Т. 9. Вып. 2. М., 2002. С. 42–43.
3. Беспалов Б. И. Нечетко-множественная модель недизъюнктивности психических процессов субъекта // Личность и бытие: субъектный подход. Материалы научной конференции. М., 2008. С. 240–243.
4. Беспалов Б. И. Нечетко-множественные модели недизъюнктивности и субъектности психических про-цессов // Субъектный подход в психологии. М., 2009 (в печати).
5. Выготский Л. С. Мышление и речь. М., 1999.
6. Зинченко В. П., Смирнов С. Д. Методологические вопросы психологии. М., 1983.
7. Леонтьев А. Н. Философия психологии. М., 1994.
8. Психологическая наука в России XX столетия: проблемы теории и истории / Под ред. А. В. Брушлин-ского. М., 1997.
9. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. М., 2002.
10. Юдин Э. Г. Системный подход и принцип деятельности. М., 1986.
<< | >>
Источник: АНАНЬЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ. СОВРЕМЕННАЯ ПСИХОЛОГИЯ: МЕТОДОЛОГИЯ, ПАРА-ДИГМЫ, ТЕОРИИ. 2009

Еще по теме МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ, ОНТОЛОГИЧЕСКИЕ И ЛОГИЧЕ-СКИЕ АСПЕКТЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТНОЙ ПСИХОЛОГИИ ЧЕЛОВЕКА?:

  1. 1. ОНТОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ПРОБЛЕМЫ СОЗНАНИЯ
  2. 5.1. Субъектно-деятельностный подход как теоретико-методологическая основа изучения личностной беспомощности
  3. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ СТАТУС ПСИХОЛОГИИ КАК НАУКИ О ДУШЕ И НРАВСТВЕННОСТИ ЧЕЛОВЕКА
  4. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ СТАТУС ПСИХОЛОГИИ КАК НАУКИ О ДУШЕ И НРАВСТВЕННОСТИ ЧЕЛОВЕКА
  5. 6.1.2. Взаимоотношения содержания и внешней формы (онтологический аспект)
  6. Раздел I. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СОЦИАЛЬНОЙ ПЕДАГОГИКИ
  7. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ И ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИГРЫ ПРИ НЕВРОЗАХ У ДЕТЕЙ
  8. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИЗУЧЕНИЯ ОТНОШЕНИЙ СПОРТСМЕНОВ К ТРЕНЕРУ
  9. Кузь Леся Владимировна СФЕРЫ САМОРЕАЛИЗАЦИИ, МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ
  10. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ И ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИГРЫ ПРИ НЕВРОЗАХ У ДЕТЕЙ