Методы изучения личностной беспомощности

Диагностика личностной беспомощности является достаточно сложной задачей, так как на сегодняшний день не существует специальных методик, предназначенных непосредственно для этого. Поэтому диагностическая процедура осуществляется на основании ряда теоретических положений, дающих возможность вычленить несколько базовых показателей, сочетание которых позволяет выявить личностную беспомощность и самостоятельность. Для диагностики личностной беспомощности использовались показатели атрибутивного стиля, депрессии, тревожности и самооценки.

Для диагностики атрибутивного стиля М. Селигманом и его коллегами были разработаны три специальные методики: опросник атрибутивного стиля для взрослых — ASQ (С. Peterson, А. Semmel, С. von Baeyer,

L. Y. Abramson, G. I. Metalsky, Ml E. P. Seligman) и опросник атрибутивного стиля для детей 8-12 лет — CASQ (М. Seligman, N. J. Kaslow, R. Tanenbaum) , а также методика контент-анализа вербальных объяснений — CAVE . В настоящем исследовании для изучения атрибутивного стиля у детей использовалась методика CASQ (ОСАД), адаптированная автором (первый вариант адаптации изложен нами в кандидатской диссертации (2001)). Для изучения атрибутивного стиля у подростков была разработана методика ОСТАП Юпросник стиля атрибуции подростков) по аналогии с CASQ, имеющая тот же конструкт, те же шкалы и соответствующую систему обработки результатов. Разрешение на адаптацию и использование адаптированных нами опросников было любезно предоставлено лично автору Мартином Селигманом (и согласовано им с другими разработчиками опросника CASQ).

Название опросника CASQ — Children’s Attributional Style Questionnaire — предлагается перевести как Опросник стиля атрибуции детей — ОСАД. Методика (как и Опросник стиля атрибуции подростков и Тест на оптимизм, описанный ниже) состоит из 48 пунктов. Каждый пункт представляет собой гипотетическое событие и два возможных объяснения тому, почему это событие произошло. Половина событий в опроснике позитивны по своему содержанию, половина — негативны.

Авторы теории выученной беспомощности выделяют три параметра, которыми характеризуется атрибутивный стиль: персонализация, устойчивость и генерализация. Поскольку атрибутивный стиль можно охарактеризовать по этим параметрам отдельно для хороших событий и отдельно для плохих, то авторы методики CASQ выделяют шесть категорий: категории персонализации, устойчивости и генерализации для плохих событий и персонализации, устойчивости и генерализации для хороших событий. Возможны различные сочетания отмеченных параметров атрибуции. Два из них получили названия оптимистического и пессимистического’ атрибутивного стиля. Более подробно этот вопрос был освещён в первой главе.

В опроснике описание каждого из событий и двух вариантов их возможных атрибуций сформулированы так, что они равномерно распределяются по этим шести категориям:

-устойчивость хорошего — УХ (хорошее воспринимается как устойчивое во времени, как то, что существует постоянно);

-устойчивость плохого — УП (плохое воспринимается как устойчивое во времени, как то, что существует постоянно);

-персонализация хорошего — ПХ (человек воспринимает себя, а не внешний мир как причину хороших событий, которые с ним происходят);

-персонализация плохого — llil (человек воспринимает себя, а не внешний мир как причину плохих событий, которые с ним происходят);

-генерализация хорошего — ГХ (хорошее воспринимается как происходящее во многих сферах жизни, а не в одной);

-генерализация плохого — ГП (плохое воспринимается как происходящее во многих сферах жизни, а не в одной).

Помимо шести исходных категорий, существуют ещё 4 производных показателя: 1) «показатель надежды» (ПН), представляющий- собой сумму показателей по категориям «устойчивость плохого» (УП) и «генерализация плохого» (ГП) и являющийся, скорее, показателем безнадёжности, так как характеризует, насколько устойчивыми и глобальными представляются плохие события ребёнку, 2) «сумма хорошего» (ZX), представляющий собой сумму показателей по трём параметрам для хороших событий, 3) «сумма плохого» (ИТ), являющаяся суммой показателей по трём параметрам для плохих событий, и 4) разность этих сумм (Х-П). Для последующего анализа использовались преимущественно «показатель надежды» и итоговый показатель, являющиеся наиболее информативными.

Для диагностики атрибутивного стиля в юношеском1 возрасте использовалась методика Тест на оптимизм, являющаяся адаптированным вариантом опросника АБС^), разработанного М. Селигманом и его коллегами. Адаптация проведена Л. М. Рудиной . Конструкт методики аналогичен конструкту описанного выше опросника ОСАД.

Для диагностики атрибутивного стиля с помощью опросников ОСАД, ОСТАП и Теста на оптимизм проводилось групповое обследование. Ответ испытуемые записывали на специальном бланке для ответов. Респондентам давалась инструкция представить, что события происходят с ними, затем выбрать, какое из двух объяснений наилучшим образом описывает, почему это событие могло бы произойти с ними.

Другим показателем, свидетельствующим о наличии беспомощности, традиционно считается уровень депрессии. Мартин Селигман, родоначальник теории выученной беспомощности в своих исследованиях как на детских, так и на взрослых выборках использует его наряду с показателями атрибутивного стиля для диагностики беспомощности. В данном исследовании показатель депрессии также принимается как один из ключевых для диагностики личностной беспомощности. Психогенная депрессия, как известно, является следствием, и как считает ряд авторов [300, 302, 303], неизбежным следствием беспомощности. Депрессия диагностируется не только как состояние, но и как вероятная характеристика личности . Известно, что депрессия имеет высокую степень вероятности повторения (это также обсуждалось в параграфе 4.7).

Поэтому при диагностируемом повышенном уровне депрессии можно предположить, что это хроническое состояние испытуемого. Если наличие депрессивности сочетается с рядом других признаков беспомощности, то следует считать, что депрессивность неслучайна у такого испытуемого, а возникает вследствие определённых личностных особенностей, которые, сочетаясь и взаимодействуя, образуют личностную беспомощность. Поэтому высокие показатели депрессии, гипостении диагностируют не только пониженное настроение в связи с негативными переживаниями, но и определённые личностные особенности: склонность к острому переживанию неудач, к волнениям, к повышенному чувству вины с самокритичным отношением к своим недостаткам, с неуверенностью в себе.

При диагностике депрессии принимался во внимание не только уровень депрессии, свидетельствующий о клинических её проявлениях, но и наличие субдепрессии, депрессивности.

Ещё одна личностная особенность, которую связывают с беспомощностью, это тревожность. Повышенный уровень личностной тревожности является одним из факторов, предрасполагающих к возникновению выученной беспомощности , поэтому правомерно было предположить, что он входит в симптомокомплекс личностной беспомощности. Диагностическое значение показателя тревожности, входящей как одна из составляющих в целостное образование личностной беспомощности, получило эмпирическое подтверждение и описано в параграфе 7.1.

Для диагностики симптомов депрессии и тревожности использовался «Детский опросник неврозов», разработанный в 1992 году в Донецком государственном университете В. В. Седневым. Методика предназначена для обследования детей не только с клинически определённой патологией, но и для выявления субклинических, донозологических феноменов, являющихся скорее факторами риска формирования пограничных нервно- психических и психосоматических расстройств. Формулировка вопросов рассчитана на младший и средний школьный возраст.

Утверждения теста-опросника систематизированы в шести основных формах проявления невротических расстройств у детей — депрессии, астении, нарушений поведения, вегетативных расстройств, нарушений сна и тревоги. В опросник встроена также шкала искренности, позволяющая не учитывать результаты, являющиеся недостоверными или сомнительными.

Шкала депрессии состоит из 20 утверждений, описывающих основные проявления депрессивных расстройств. Учитывается возрастная специфика проявления депрессии, заключающаяся в её маскированности. Проявления депрессии, описываемые утверждениями данной шкалы, заключаются в следующем: сочетание снижения жизненного тонуса, низкой самооценки, замедленности темпа мышления, двигательной обыденности, ощущении тоски, подавленности, безысходности, внимание, как правило, трудно привлекается внешними стимулами. На первый план часто выступают различные нарушения вегетативной регуляции. Зачастую депрессивные расстройства проявляются через ухудшение успеваемости.

Шкала тревоги включает в себя 10 утверждений, описывающих общее состояние эмоционального переживания ожидания неблагополучия, предчувствия угрозы, которое считается начальным этапом формирования невротических нарушений.

Всего методика содержит 41 утверждение, с которым испытуемый должен согласиться или не согласиться. Утверждения, относящиеся к разным шкалам, могут совпадать, поскольку являются описанием симптомов, характеризующих различные невротические расстройства.

Опросник предлагается ребёнку для самостоятельного заполнения после предварительного ознакомления с инструкцией. Проводилось групповое обследование. Ответы регистрировались на стандартном бланке. После подсчёта «сырых» баллов показатели нормировались при’ помощи коэффициентов по каждой шкале. Для дальнейшего анализа использовались показатели по двум шкалам опросника.

Для диагностики уровня депрессии в подростковом и юношеском возрасте использовалась Шкала депрессии, адаптированная в отделении НИИ им. Бехтерева Т.И.Балашовой . Опросник разработан для дифференциальной диагностики депрессивньгх состояний и состояний, близких к депрессии, для скрининг-диагностики при массовых исследованиях и в целях предварительной, доврачебной диагностики. Шкала включает в себя 20 утверждений.

Для диагностики уровня тревожности в подростковом и юношеском возрасте использовалась Личностная шкала проявлений тревоги.

Утверждения теста- первоначально входили в состав. ММР1 в качестве дополнительной шкалы. Опросник адаптирован Т. А. Немчиным, дополнен шкалой лжи В. Г. Норакидзе. Содержит 60 утверждений, предполагающих ответы «да» или «нет».

Диагностика уровня депрессии и уровня тревожности проводилась в групповой форме.

Методика определения самооценки (по С. А. Будасси). Для определения самооценки детям предлагался перечень из тринадцати черт личности. На первом этапе процедуры предлагалось проранжировать эти качества по степени значимости для идеального мальчика или девочки. На втором этапе испытуемым предлагалось проранжировать данные качества в соответствии со степенью выраженности их у испытуемых. На основе полученных данных рассчитывался коэффициент ранговой корреляции Спирмена. Проводилось групповое обследование. Аналогичная процедура, с использованием полного перечня черт личности, проводилась для подростков и юношей.

В целом личностная беспомощность диагностировалась при сочетании пессимистического атрибутивного стиля, наличия депрессивности, повышенной тревожности, пониженной, самооценки. Самостоятельность диагностировалась при оптимистическом атрибутивном стиле, нормальных показателях тревожности, отсутствии депрессивности, адекватной или несколько повышенной самооценке.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
ГЛАВА 6. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ И МЕТОДЫ ИЗУЧЕНИЯ ЛИЧНОСТНОЙ БЕСПОМОЩНОСТИ
СУБЪЕКТНО-ДЕЯТЕЛЬНОСТНЫЙ ПОДХОД КАК МЕТОДО-ЛОГИЧЕСКАЯ ОСНОВА ИЗУЧЕНИЯ ЛИЧНОСТНОЙ БЕСПОМОЩНО-СТИ
5.1. Субъектно-деятельностный подход как теоретико-методологическая основа изучения личностной беспомощности
6.1. Принципы изучения личностной беспомощности Принцип детерминизма.
7.4. Эмоциональный компонент личностной беспомощности
ГЛАВА 7. СТРУКТУРА ЛИЧНОСТНОЙ БЕСПОМОЩНОСТИ
ГЛАВА 8. ПРИРОДА ЛИЧНОСТНОЙ БЕСПОМОЩНОСТИ
ГЛАВА 9: ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ЛИЧНОСТНОЙ БЕСПОМОЩНОСТИ
6.2. Логика и структура исследования личностной беспомощности
Пономарева И. В. К ВОПРОСУ О ТИПОЛОГИИ ЛИЧНОСТНОЙ БЕСПОМОЩНОСТИ
8.3. Семья как фактор формирования личностной беспомощности
4.4. Основные факторы формирования личностной беспомощности
4.2. Специфические особенности выученной и личностной беспомощности
ЧАСТЫ1. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ЛИЧНОСТНОЙ БЕСПОМОЩНОСТИ
5.3. Основные положения концепции личностной беспомощности
7.5. Волевой компонент личностной беспомощности
7.3. Когнитивный компонент личностной беспомощности
ГЛАВА 1. КРАТКИЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК ИЗУЧЕНИЯ БЕСПОМОЩНОСТИ
Добавить комментарий