МНОГОМЕРНЫЙ МИР ЧЕЛОВЕКА: ТРИ ТИПА СИТУАЦИЙ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО БЫТИЯ

Одной из наиболее значимых тенденций современной психологии является повышенный интерес иссле-дователей к методологическим проблемам. Возобновляются на новом уровне развития дискуссии по старо-му, в острой форме сформулированному еще В. Дильтеем, вопросу о естественнонаучном или гуманитарном характере психологического знания. Методологические семинары на тему естественнонаучной и гуманитарной парадигм в психологии стали очень популярными. Например, 25 апреля 2007 г. прошел организованный Институтом психологии РАН и Психологическим институтом РАО методологический семинар на тему: «Естественнонаучная и гуманитарная парадигмы в психологии: конфронтация или …?». Как такого рода семинары, доклады, конференции, так и публикации показывают, что среди известных российских психологов в наше время немало тех, кто открыто заявляет о своей приверженности той или другой парадигме.

Я хочу поставить этот вопрос в другой плоскости. В ХХ в. ученые описали классические, неклассические и постнеклассические типы рациональных научных рассуждений; комплексный и системный характер человеческой психики; мультипарадигмальный состав психологической науки. После этого попытки определения психологии как или естественной, или гуманитарной науки кажутся странными. Учитывая схематично обрисованный выше современный контекст развития методологии психологии, мне непонятно, почему участники дискуссий пытаются втиснуть в прокрустово ложе одной или другой парадигмы всю психологию. Ведь мир человека многомерен, в нем существуют принципиально различные по критерию соотнесения с физической и социальной действительностью ситуации. Утверждать преимущественно естественнонаучную или гуманитарную направленность всей психологической науки некорректно, потому что сама реальность, в которой живет человек, оказывающийся объектом психологических исследований, неоднородна. Соответственно, психологи не только изучают различные ситуации человеческого бытия неодинаковыми методами, ориентированными на получение либо истинных достоверных знаний о психике, либо на выявление правильных/неправильных мнений групп людей, либо правдивых суждений субъекта о себе и других, основанных не на знании или мнении, а на постижении. Во-первых, в нашей жизни немало ситуаций взаимодействия с объективной и очевидной для всех действительностью. Знания о таких ситуациях (в том числе изучаемых психологами) могут быть только истинными или ложными. Например, если кто-то скажет, что расстояние от Саратова до Самары пять тысяч километров, то проверка ложности этого высказывания доступна каждому, кто знаком с системой измерения, в основании которой лежат метры и километры. Истинность или ложность высказываний в таких ситуациях проверяется эмпирически, путем их сопоставления с объективной действительностью. Применительно к подобным ситуациям (и только к таким) можно говорить об универсальности и общезначимости истины: расстояние длиной в пять тысяч километров одинаково на всех шести континентах. Понимание истинности таких высказываний не зависит от индивидуально-психологических характеристик понимающего субъекта. Естественно, что подобные ситуации нередко оказываются предметом психологических исследований. Пример — ответы испытуемых на вопросы методики исследования интеллекта Д. Векслера: «Кто написал “Илиаду?“» и «Назовите столицу Италии». Они могут быть только истинными или ложными. Как отмечает А. Н. Кричевец, систему связанных с психическими процессами понятий необходимо трактовать так, как это происходит в естественных науках: как соответ-ствующую некоторым неизменным сущностям в объективном мире (возбуждение нейронов, зрительная стимуляция и т. д.). Результатом являются такие теории, как информационная теория зрения, построенные по естественнонаучному образцу (Кричевец, 2005).

Во-вторых, в человеческом мире люди постоянно попадают в ситуации, описания которых невозможно характеризовать как истинные или ложные. Например, этого нельзя сказать по отношению к высказывани-ям о том, чьи картины прекраснее — Тициана или Микельанджело, а также какой порок отвратительнее — жестокость или гордыня. В таких случаях суждения являются мнениями, в которых присутствуют и объективные, и субъективные компоненты. Мнения можно характеризовать только как правильные или неправильные. В основе квалификации высказывания как правильного лежит согласованное мнение людей о должном, о правилах и нормах поведения.

Представления о должном, лежащие в основе признания высказываний, текстов правильными или нет, формируются на основе соглашений, принимаемых большими и малыми социальными группами. Исследуя такие ситуации, психологи стремятся не к познанию истины, они в большей мере ориентированы на ценностно-смысловую интерпретацию ситуаций человеческого бытия. В психологии общения неправильность рассматривается и по отношению к говорящему, и по отношению к слушающему. Можно, в частности, говорить о неправильном понимании сообщений партнера, основанных на противоречащих соглашению общающихся людей суждениях о свойства людей и предметов.

В-третьих, принципиально иным типом ситуаций человеческого бытия являются экзистенциальные. В них субъект обычно может только постичь возникающие проблемы, так как у него нет достоверных знаний и осознанных мнений, на основании которых можно их решать. Экзистенциальные проблемы субъект не может решать, опираясь исключительно на знания, рациональный когнитивный опыт. Такие проблемы имеют для каждого из нас не столько конкретное ситуативное значение, сколько более продолжительное, имеющее отношение к экзистенциальному осмыслению смысла жизни. Следовательно, когнитивная направ-ленность психологического анализа подобных проблем должна сочетаться с экзистенциальной. Экзистенциальный план исследования психической реальности отражается в направленности психологов на исследование вариантов порождения опыта, имеющего смысл для субъекта. Экзистенциальный опыт субъекта состоит по крайней мере из трех компонентов: тезаурусного, интенционального и этического. Экзистенциальный опыт осуществляет ценностно-смысловую регуляцию, направляя весь ход жизни человека. В экзистенциальном опыте сконцентрировано общее знание субъекта о человеческой природе, фундаментальной прагматике жизни. Такой опыт является важной составляющей экзистенциального интеллекта, который известный американский психолог Г. Гарднер называет «интеллектом больших вопросов» (Gardner, 2004). Этот вид интеллекта проявляется в способности человека размышлять о фундаментальных проблемах бытия — жизни, смерти, о существовании в целом (Gardner, 1998). С необходимостью анализа экзистенциального опыта психологи сталкиваются во многих исследованиях. Типичным в этом отношении является научный анализ феномена мудрости. В динамическом плане мудрость рассматривается учеными как «поиск лучших мнений в отсутствии точных знаний» (Эпштейн, 2004). В структурном плане мудрость — это особым образом организованное сочетание ума и добродетелей (Baltes, 2004). Мудрые люди отличаются ориентацией на максимизацию общего блага, а не индивидуального благосостояния. Они толерантны, осознают релятивизм человеческих ценностей, чувствительны к отличиям других от себя. Понимая, что не все может быть определенным, их усилия направлены на оптимизацию способов жизни в условиях неопределенности (Baltes, Kunzmann, 2003). Вследствие этого можно утверждать, что мудрость экзистенциальна в широком смысле этого слова: она представляет собой «такое знание, которое становится способом существования, это знание не того, что существует, а того, как существовать» (Эпштейн, 2004). Л. И. Анцыферова в психологических исследо-ваниях мудрости подчеркивает особую роль феномена постижения субъектом своего внутреннего мира и психического других людей. В русском языке слово «постижение» указывает на понимание сути, скрытого смысла. Точка зрения Анцыферовой согласуется с современными научными представлениями о том, что феномен постижения является неотъемлемой частью человеческого бытия, экзистенции, не поддающейся рефлексивному анализу. Именно в постижении, а не в достоверном знании Анцыферова ищет ключ к решению проблемы мудрости. По ее мнению, мудрость предполагает поиск и нахождение субъектом своего призвания, своего истинного Я (Анцыферова, 2005). А постижение своего истинного Я никогда не может быть без остатка сведено к осознаваемому, вербализуемому.

Таким образом, мир человека многомерен. В нем есть ситуации, для адекватного описания которых уче-ным необходимо иметь истинное знание. Другие ситуации строятся на интерпретации правильных или не-правильных мнений, имеющихся у партнеров по общению. Наконец, психологические исследования экзи-стенциальных ситуаций характеризуются направленностью психологов на анализ закономерностей пости-жения испытуемыми смысла бытия.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
Жизненный мир производится в процессе человеческой ПРАКТИКИ И ПРОИЗВОДЕН ОТ ОСОБЕННОСТЕЙ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО БЫТИЯ.
§3. ПСИХОЛОГИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО БЫТИЯ
В ОСНОВЕ ПСИХОЛОГИИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО БЫТИЯ
ПО МНЕНИЮ В. В. ЗНАКОВА, ЦЕНТРАЛЬНОЙ КАТЕГОРИЕЙ ПСИХОЛОГИИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО БЫТИЯ ЯВЛЯЕТСЯ
ПОНИМАНИЕ СУБЪЕКТОМ МИРА КАК ПРОБЛЕМА ПСИХОЛОГИИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО БЫТИЯ
ТРИ ТИПА ПРОБЛЕМ В ИССЛЕДОВАНИИ ВОЛЕВЫХ ПРОЦЕССОВ
ЭТАЛОННЫМ СПОСОБОМ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО БЫТИЯ МАСЛОУ СЧИТАЛ СУЩЕСТВОВАНИЕ САМОАКТУАЛИЗИРУЮЩИХСЯ ЛИЧНОСТЕЙ.
В ОБЩЕМ МОЖНО ОПРЕДЕЛИТЬ ТРИ ТИПА НЕУСТАНОВИВШИХСЯ УСЛОВИЙ.
§ 1. ДВА ТИПА СИТУАЦИЙ. СИТУАЦИИ, ГДЕ ПСИХИКА НЕ НУЖНА
1.2. Мир как человеческое бытие
4. ИННОВАЦИОННОЕ ПОВЕДЕНИЕ КАК ОТВЕТ ЧЕЛОВЕКА НА ПЕРЕМЕНЫ: МИР, МЕНЯЮЩИЙ ЧЕЛОВЕКА, И ЧЕЛОВЕК, МЕНЯЮЩИЙ ОБРАЗ ЖИЗНИ И ОБРАЗ МИРА
9.7. ПРОФЕССИИ ТИПА «ЧЕЛОВЕК-ЧЕЛОВЕК»: ВОСПРИЯТИЕ ПВК ПАРТНЕРОВ
2.3. Становление многомерного мира человека и онтогенез сознания
1. ИННОВАЦИОННОЕ ПОВЕДЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА: «МНОГОМЕРНОСТЬ» СОЦИАЛЬНОГО ЗАКАЗА И «БИНАРНЫЙ» ОТВЕТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ НАУКИ
2.2. Целостный человек как предмет психологического исследования. Философия и психология многомерности
ГЛАВА 1. ЧЕЛОВЕК И МИР
10.5. Метакоммуникация и метаноэзис: коммуникативный мир человека ноэтического
ГЛАВА 5. ТРАНСКОММУНИКАТИВНЫЙ МИР ЧЕЛОВЕКА КАК ПСИХОСЕМИОЗИС ЕГО СУБЪЕКТИВНЫХ РЕАЛЬНОСТЕЙ
Добавить комментарий