Мотивационный компонент личностной беспомощности

Концепция личностной беспомощности предполагает четырёхкомпонентную структуру личностной беспомощности (которая подробно рассматривалась в параграфе 4.3), состоящую из мотивационного, эмоционального, когнитивного и волевого компонентов, взаимосвязанных между собой. Структура личностной беспомощности имеет специфические особенности на каждом возрастном этапе. Имеет специфические особенности и каждый из входящих в неё компонентов.

Мотивационные нарушения упоминаются как один из ключевых признаков выученной беспомощности в работах М. Селигмана, X. Хекхаузена, А. Боджиано, А. Шилдс, М. Барретт, Д. Хирото и др. Мотивационный дефицит проявляется в отсутствии инициативы, в неспособности действовать, активно вмешиваясь в ситуацию, пытаться влиять на происходящее.

В данном параграфе представлены результаты сравнительного анализа особенностей мотивационной сферы у испытуемых с личностной беспомощностью и самостоятельностью для трёх возрастных этапов: детей, подростков, юношей (включающие результаты исследования, проведённого Е. В. Веденеевой под научным руководством автора).

При сравнении показателей особенностей мотивационной сферы беспомощных и самостоятельных детей 8-12 лет были получены результаты, представленные в таблице 3.7.

Таблица 3.Различия показателей мотивационной сферы беспомощных и

самостоятельных детей 8-12 лет

Показатели Средний ранг признака и Р
Беспомощные Самостоятельные
1. Уровень притязаний 54,97 53,05 1379,5
2. Стремление к успеху 48,56 54,22 1154,5
3. Боязнь неудачи в связи с ощущением собственной неспособности 59,39 44,21 912 0,008
4. Боязнь социальных последствий неудачи 53,39 49,75 1206
5. Общий уровень мотивации 49,72 53,14 1211,5
6. «Чистая» надежда 44,79 57,71 969,5 0,02
7. Уровень субъективного контроля 46,65 62,35 1034 0,008
8. Общий уровень мотивации учения 51,33 55,75 1287
9. Внешний мотив 56,33 50,56 1251
10. Игровой мотив 57,26 46,60 1201 0,04
11. Мотив получения отметки 51,26 55,83 1283
12. Позиционный мотив 50,99 56,11 1268,5
13. Социальный мотив 57,17 49,69 1206
14. Учебный мотив 50,84 56,26 1260,5

По результатам сравнения показателей мотивационной сферы беспомощных и самостоятельных детей 8-12 лет видно, что значимые различия обнаружены по следующим показателям: боязнь неудачи в связи с ощущением собственной неспособности (и=912, при р=0,008), уровень надежды (и=969,5, при р=0,02), а также уровень субъективного контроля (и=1034, при р=0,008) и игровой мотив (и=1201, при р=0,04). Не обнаружено достоверных различий по уровню притязаний, по стремлению к успеху, боязни социальных последствий неудачи, общему уровню учебной мотивации, а также по уровню выраженности следующих мотивов — внешнему, позиционному, социальному и учебному. Эти показатели не различаются у беспомощных и самостоятельных детей в возрасте 8-12 лет.

Таким образом, в отличие от самостоятельных детей, дети с личностной беспомощностью в большей степени боятся неудач и, как следствие, стремятся к их избеганию, причем причиной страха выступает ощущение собственной неспособности что-либо сделать и чего-либо достичь, у них более низкий уровень общей мотивации и надежды на успех. Результаты сравнения локуса контроля с тестовыми нормами позволяют говорить о том, что у беспомощных детей преобладает экстернальный локус контроля, в оценке происходящих с ними событий большую роль они отводят внешним обстоятельствам. Так же стоит отметить, что среднее значение по показателю «игровой мотив» у беспомощных выше, чем у самостоятельных детей, что может свидетельствовать о большей значимости игровой составляющей в учебной деятельности у детей с личностной беспомощностью.

Самостоятельные дети характеризуются более высоким уровнем надежды на успех, у них меньше выражено стремление к избеганию неудач. Эти дети чаще считают, что происходящие с ними события зависят, прежде всего, от них самих, а не от внешних обстоятельств.

Необходимо отметить небольшое количество переменных, по которым- обнаружены различия, что может свидетельствовать о том, что мотивационный компонент личностной беспомощности находится на стадии формирования, он ещё включает в себя лишь некоторые аспекты мотивационной сферы личности и очевидно, что профилактика и коррекция личностной беспомощности в данном возрасте имеет более благоприятный прогноз, чем на более поздних этапах, когда личностная беспомощность охватывает большее количество показателей. Однако уже достаточно выражены такие тенденции, как мотивация избегания неудач и экстернальный локус контроля, которые, безусловно, являются важнейшими образованиями мотивационной сферы, во многом обуславливающие особенности становления личности ребенка в дальнейшем в различных сферах жизнедеятельности.

На следующем этапе эмпирического исследования мотивационного компонента личностной беспомощности был проведен сравнительный анализ показателей мотивационной сферы беспомощных и самостоятельных в подростковом возрасте (табл.3.8 и рис.3.4)

Таблица 3.Различия показателей мотивационной сферы беспомощных и самостоятельных подростков

Показатели Средний ранг признака и Р
Беспомощные Самостоятельные|
1. Уровень притязаний 23,02 40,70 217,5 0,000
2. Стремление к успеху 19,36 45,05 91,5 0,000
3. Стремление к принятию 45,86 38,01 702,5
4. Страх отвержения 51,29 30,78 442 0,000
5 Уровень субъективного контроля 33,11 55,01 413,5 0,000

Продолжение таблицы 3.8

6. Интернальность в области достижений 31,03 57,79 313,5 0,000
7. Интернальность в области неудач 34,13 53,67 462 0,000
8. Интернальность в семейных отношениях 38,93 47,26 692,5
9. Интернальность в производственных отношениях 40,43 45,26 764,5
10. Интернальность в межличностных отношениях 36,57 50,40 579,5 0,007
11. Интернальность в отношении здоровья 41,08 44,39 796
12. Общий уровень мотивации учения 30,77 41,57 389,5 0,029
13. Личностный смысл учения 34,02 36,52 526
14. Целеполагание 30,27 42,35 368,5 0,014
15. Внешний мотив 35,93 33,56 528
16. Игровой мотив 36,51 32,65 503,5
17. Получение отметки 37,70 30,80 453,5 0,09
18. Позиционный мотив 31 41,22 399 0,03
19. Социальный мотив 33,62 35,83 517,5
20. Учебный мотив 35,50 34,22 546

По результатам сравнения показателей мотивационной сферы у беспомощных и самостоятельных в подростковом возрасте видно, что значимые различия обнаружены по следующим показателям: стремление к успеху (и=91,5, при р=0,000), уровень притязаний (11=217,5, при р=0,000) интернальность в межличностных отношениях (11=579,5, при р=0,007), общий уровень мотивации учения (11=389,5, при р=0,029), целеполагание (и=368,5, при р=0,014), получение отметки (11=453,5, при р=0,09) и позиционный мотив (и=399, при р=0,03).

4. Сравнение средних показателей по опроснику УСК у

4. Сравнение средних показателей по опроснику УСК у

беспомощных и самостоятельных подростков

На высоком уровне статистической значимости обнаружены также различия по тенденции к страху отвержения (11=442, при р=0,000), общей интернальности (и=413,5, при р=0,000), интернальности в области достижений (11=313,5, при р=0,000) и в области неудач (и=462, при р=0,000). По параметрам: стремление к принятию, интернальность в семейных и производственных отношениях, интернальность в отношении здоровья, а также по уровню выраженности следующих мотивов — личностный смысл учения, внешний, игровой, социальный и учебный мотив — достоверных различий обнаружено не было.

В отличие от детей 8-12 лет, у подростков появляются различия между беспомощными и самостоятельными по показателю мотивации аффилиации. Это подтверждает высокую значимость в подростковом возрасте межличностных отношений, но в отличие от самостоятельных подростков, у которых это проявляется в позитивном направлении, а именно в стремлении к принятию, у беспомощных подростков более выражен страх отвержения. При этом все неудачи в межличностных отношениях (Им) они более склонны приписывать вине других людей или обстоятельств. Так же в группе беспомощных наблюдаются заниженные показатели по общей шкале интернальности (Ио), шкале интернальности в области достижений (Ид) и неудач (Ин), что свидетельствует об их неспособности брать на себя ответственность за происходящее в их жизни, в большинстве случаев они снимают с себя ответственность за происходящее и перекладывают ее на обстоятельства или других людей. Беспомощные подростки приписывают свои успехи, а также неудачи внешним обстоятельствам, в отличие от самостоятельных подростков, которые считают, что они сами добились всего хорошего, что есть в их жизни, а в неудачах винят только самих себя, при этом, не доходя до самобичевания.

Стоит отметить, что самостоятельные подростки более ориентированы на успех, у них больше выражено стремление к достижениям,

соответственно, они более настойчивы, решительны, беспомощные, напротив, склонны к избеганию неудач, меньше стремятся к достижениям, что может проявляться в более легких целях, которые они перед собой ставят, таким образом, а не достигая высоких результатов, они подтверждают собственную неуспешность. Это, безусловно, отражается на мотивации учебной деятельности, что проявляется в низких результатах у беспомощных подростков по общему уровню мотивации учения, а также по способности к целеполаганию. При этом у беспомощных важную роль играет мотив получения отметки, а у самостоятельных более высокие результаты по позиционному мотиву, который выражается в стремлении занять определенную позицию в отношениях с окружающими, получить их одобрение, заслужить авторитет.

Следующим этапом эмпирического исследования мотивационного компонента личностной беспомощности стало изучение различий показателей мотивационной сферы у беспомощных и самостоятельных юношей и девушек (табл.3.9 и рис.3.5).

Таблица 3.Различия показателей мотивационной сферы

беспомощных и самостоятельных испытуемых в юношеском возрасте

Показатели Средний ранг признака и Р
Беспомощные Самостоятельные
1. Уровень притязаний 23,78 55,63 162,5 0,000
2. Стремление к успеху 21,93 57,30 92,5 0,000
3. Стремление к принятию 33,99 46,39 550,5 0,017
4. Страх отвержения 57,17 25,42 164,5 0,000
5 Уровень субъективного контроля 24,07 55,37 173,5 0,000
6. Интернальность в области достижений 20,05 57,98 21,00 0,000
7. Интернальность в области неудач 20,76 57,30 48,00 0,000

Продолжение таблицы 3.9

8. Интернальность в семейных отношениях 23,14 55,04 138,5 0,000
9. Интернальность в производственных отношениях 21,54 56,56 77,5 0,000
10. Интернальность в межличностных отношениях 36,63 44,00 651
И. Интернальность в отношении здоровья 41,08 44,39 773
12. Мотив: стать хорошим специалистом 30,54 31,37 446,5
13. Мотив: получить диплом 31,50 30,60 445,5
14. Мотив: успешно учиться 30,06 31,75 433,5
15. Мотив: получать стипендию 27,02 34,16 351,5 0,096
16. Мотив: приобрести глубокие знания 32,67 29,68 414
17. Мотив: не запускать изучение предметов 29,83 31,93 427,5
18. Мотив: не отставать от сокурсников 30,35 31,51 441,5
19. Мотив: выполнять пед.

требования

32,89 29,50 408
20. Мотив: достичь уважения преподавателей 31,26 30,79 452
21. Мотив: добиться одобрения родителей 30,06 31,75 433,5
22. Мотив: избежать наказания 36,20 26,87 318,5 0,038
23. Мотив: получить интеллектуальное удовлетворение 23,50 36,96 256,5 0,002

С помощью сравнительного анализа были выявлены различия на высоком уровне статистической значимости между беспомощными и самостоятельными испытуемыми в юношеском возрасте по следующим показателям, характеризующих мотивационную сферу: уровень притязаний (и=162,5, при р=0,000), уровень субъективного контроля (11=173,5, при р=0,000), включающий в себя интернальность в области достижений (11=21, при р=0,000), интернальность в области неудач (и=48, при р=0,000), интернальность в семейных (и=138,5, при р=0,000) и производственных (11=77,5, при р=0,000) отношениях, мотивация достижения (И= 92,5, при р=0,000), мотивация аффилиации, состоящая из двух устойчивых мотивов — страх отвержения (И=164,5, при р=0,000) и стремление к принятию (И=550,5, при р=0,017), мотив получения интеллектуального удовлетворения (11=256,5, при р=0,002), мотив избегания осуждения и наказания за плохую учебу (и=318,5, при р=0,038). А также на уровне статистической тенденции обнаружены различия по мотиву получения стипендии (11=351,5, при р=0,096).

5. Сравнение средних показателей по опроснику УСК у

5. Сравнение средних показателей по опроснику УСК у

беспомощных и самостоятельных юношей и девушек

Беспомощные юноши и девушки ощущают себя пассивными объектами действия других людей и внешних обстоятельств, то есть у них преобладает экстернальный локус контроля (Ио) в оценке происходящих с ними событий (рис.3.5), что подтверждается результатами сравнения локуса контроля с тестовыми нормами. Самостоятельные юноши и девушки, напротив, в большей степени ощущают себя активными субъектами собственной деятельности. Они характеризуются более высоким уровнем притязаний, в основе их активности лежит надежда на успех и потребность в достижении успеха. Такие люди обычно более уверены в себе, в своих силах, ответственны, инициативны и активны. Pix отличает настойчивость в достижении цели, целеустремленность. Заниженные показатели по шкале интернальности в области достижений (Ид) и в области неудач (Ин) (рис.3.5) в группе «беспомощных» свидетельствуют о том, что свои успехи и неудачи они приписывают внешним обстоятельствам, в отличие от «самостоятельных» юношей и девушек, которые считают все свои достижения и неудачи делом своих собственных рук. Также выявлены различия показателей интернальности в семейных отношениях (Ис) и производственных отношениях (Ип), что говорит о тенденции
«беспомощных» как в личной сфере, так и в, деловой перекладывать ответственность с себя на коллег по работе, близких и родственников.

Для юношей и девушек с личностной беспомощностью характерен более низкий уровень притязаний, чем для самостоятельных юношей и девушек, то есть степень трудности целей, которые они ставит перед собой значительно ниже, они выбирают более легкие и простые цели, что может объясняться и согласуется с выявленной у данной категории лиц заниженной самооценкой, неверием в свои силы. Анализируя результаты исследования мотивов учебно-профессиональной деятельности, можно сказать о преобладании у беспомощных испытуемых мотива избегания осуждения и наказания за плохую учебу, в отличие от самостоятельных испытуемых, у которых более выражен мотив получения интеллектуального удовлетворения. Также интересен факт различия в двух выборках по показателю мотив: «получение стипендии». Для беспомощных студентов менее важно получение стипендии, можно предположить, что в эту группу входят студенты из социально благополучных семей, так называемая «золотая» молодежь.

В отличие от самостоятельных студентов, студенты с личностной беспомощностью в большей степени, боятся неудач. При данном виде мотивации активность связана с потребностью избежать срыва, порицания, наказания, неудачи. Эта тенденция подтверждается более высоким уровнем мотива избегания осуждения и наказания за плохую учебу у беспомощных юношей и девушек. Начиная дело, беспомощные юноши и девушки уже заранее боятся возможной неудачи, думают о путях избегания этой гипотетической неудачи, а не о способах достижения успеха, что, безусловно, отражается на успешности их деятельности.

Таким образом, на основании полученных статистических фактов о существовании значимых различий мотивационной сферы беспомощных и самостоятельных испытуемых, можно подвести следующие итоги.

На всех трех возрастных этапах выявлены значимые различия по одним и тем же параметрам мотивационной сферы, то есть общие тенденции, а именно для беспомощных испытуемых характерен более высокий уровень мотивации избегания неудач и экстернальный локус контроля. Это подтверждается теоретическими представлениями о раннем формировании данных образований мотивационной сферы (Д. Мак- Клелланд, Н. В. Афанасьева). Таким образом, можно утверждать, что это основополагающие составляющие мотивационного компонента личностной беспомощности, на которых надстраиваются в процессе формирования личности дополнительные составляющие.

На каждом возрастном этапе наблюдается качественное своеобразие мотивационного компонента личностной беспомощности.

В возрасте 8-12 лет, помимо вышеуказанных отличий, наблюдается яркая выраженность игрового мотива у беспомощных детей, в отличие от самостоятельных детей, что, по-видимому, обусловлено, некоторым «застреванием» беспомощных детей на более раннем этапе развития (дошкольном, где игра — ведущая деятельность ребенка) и несформированностью более зрелых мотивов (учебных) на данном возрастном этапе.

В подростковом возрасте наблюдается рост числа показателей мотивационной сферы, которые задействованы в образовании личностной беспомощности, что может свидетельствовать о некоторой тенденции с возрастом к экспансии беспомощности в структуре личности. Так, если в возрасте 8-12 лет различия по уровню мотивации учения не обнаружены, то уже в подростковом возрасте эти различия очевидны: у беспомощных подростков мотивация учения ниже, чем у самостоятельных. К высокому уровню боязни неудач и экстернальному локусу контроля у беспомощных подростков добавляется высокий уровень мотивации страха отвержения, а также более низкая способность к целеполаганию, чем у самостоятельных подростков, и высокий уровень мотива получения отметки вместе с низким уровнем позиционного мотива. Это свидетельствует о более экстратенсивной мотивации беспомощных подростков в сравнении с самостоятельными, для них более значима роль внешнего подкрепления в виде отметок. Обращает на себя внимание специфика выраженности мотивации аффилиации у беспомощных подростков. В отличие от самостоятельных испытуемых, у которых сформирован ведущий мотив общения — стремление к принятию, что подтверждается высоким уровнем позиционного мотива у них, то есть стремлением занять определенную позицию в отношениях с окружающими, получить их одобрение, заслужить авторитет, у беспомощных — напротив, проявляется тенденция к избеганию контактов, вследствие страха отвержения.

В юношеском возрасте качественное своеобразие мотивационного компонента личностной беспомощности проявляется в добавлении к общим тенденциям более низкого уровня притязаний. Данный факт можно объяснить спецификой возраста и задачами, которые стоят перед юношами и девушками, а именно выбором дальнейшего пути развития, для которого особую важность приобретает уровень притязаний. Соответственно, можно предположить наличие определенных трудностей в выборе профессиональной деятельности и её успешности у беспомощных юношей и девушек, что также рассматривается в параграфе 10.4.

Следует отметить также некоторые изменения по показателям интернальности в различных сферах в подростковом и юношеском возрасте: так, в подростковом возрасте значимые различия обнаружены по шкалам интернальности — в области достижений, неудач и межличностных отношений, а в юношеском возрасте на высоком уровне значимости добавляются различия по шкалам интернальности в области семейных и производственных отношений, но в области межличностных отношений различия не выявлены, что, безусловно, согласуется со спецификой возраста.

Стоит отметить и изменения в ведущих мотивах учебной деятельности: в возрасте 8-12 лет у беспомощных детей ярко выражен игровой мотив, в подростковом — получение отметки и в юношеском возрасте у испытуемых с личностной беспомощностью преобладает мотив избегания наказания и осуждения за плохую учебу. Это свидетельствует о единой тенденции во всех возрастах у беспомощных к преобладанию экстратенсивной мотивации.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что мотивационная сфера испытуемых с личностной беспомощностью качественно отличается от мотивационной сферы самостоятельных испытуемых. Данное исследование позволяет определить составляющие мотивационного компонента личностной беспомощности на разных возрастных этапах, определить его психологическое содержание на каждом из этих этапов, соответствующее особенностям психического развития личности. Следует говорить и об

общих закономерностях, выявленных во всех трех возрастах. Полученные данные в совокупности свидетельствуют о недостаточном развитии у беспомощных испытуемых мотивов, от которых во многом зависит успешность обучения и дальнейшая социальная и профессиональная реализация.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
7.4. Эмоциональный компонент личностной беспомощности
7.5. Волевой компонент личностной беспомощности
4.3. Структурные компоненты личностной беспомощности
7.3. Когнитивный компонент личностной беспомощности
МОТИВАЦИОННО-ПОТРЕБНОСТНЫЕ КОМПОНЕНТЫ ТВОРЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ ПРОФЕССИОНАЛА
3. Мотивационная компонента в сенсорно-перцептивной организации человека
ГЛАВА 7. СТРУКТУРА ЛИЧНОСТНОЙ БЕСПОМОЩНОСТИ
ГЛАВА 8. ПРИРОДА ЛИЧНОСТНОЙ БЕСПОМОЩНОСТИ
ГЛАВА 9: ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ЛИЧНОСТНОЙ БЕСПОМОЩНОСТИ
5.3. Основные положения концепции личностной беспомощности
8.3. Семья как фактор формирования личностной беспомощности
Пономарева И. В. К ВОПРОСУ О ТИПОЛОГИИ ЛИЧНОСТНОЙ БЕСПОМОЩНОСТИ
6.2. Логика и структура исследования личностной беспомощности
4.7. Личностная беспомощность и смежные феномены
4.2. Специфические особенности выученной и личностной беспомощности
ЧАСТЫ1. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ЛИЧНОСТНОЙ БЕСПОМОЩНОСТИ
4.4. Основные факторы формирования личностной беспомощности
6.4. Методы изучения личностной беспомощности
ГЛАВА 4. ЛИЧНОСТНАЯ БЕСПОМОЩНОСТЬ КАК КОМПЛЕКСНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЛИЧНОСТИ
Добавить комментарий