МОЗГОВЫЕ СИСТЕМЫ, ОБЕСПЕЧИВАЮЩИЕ ПАМЯТЬ

В результате приведенных выше данных возникают вопросы:

• какие большие системы головного мозга обеспечивают запечатление следов?

• участвуют ли в процессах памяти все системы головного мозга, играющие одну и ту же роль в запечатлении следов или же из всех известных нам систем мозга можно выделить некоторые, играющие особенную роль в фиксации и хранении следов памяти?

Мы уже знаем (см. ч. 1, гл. IV), что в головном мозге можно выделить по крайней мере три больших блока, из которых:

• один обеспечивает тонус коры и регуляцию общих состояний возбудимости;

• второй является блоком приема, переработки и хранения поступающей информации;

• третий – блоком формирования программ, регуляции и контроля поведения.

Уже этот факт говорит о неодинаковом участии отдельных образований большого мозга в процессах памяти.

Мы знаем также, что нейрофизиологическая характеристика отдельных нейронов, входящих в разные системы мозга, неодинакова. Если в проекционных системах зрительной, слуховой и кожно-кинестетической зон коры подавляющее число рецепторных клеток являются модально-специфическими и реагируют на узкоизбирательные признаки раздражителей, то имеются и другие области (к которым, например, относится гиппокамп, хвостатое тело), которые по преимуществу состоят из нейронов, не имеющих модально-специфического характера и реагирующих только на изменение возбуждения. Естественно, что эти факты дают основание предположить:

1) гиппокамп и связанные с ним образования (миндалевидное тело, ядра зрительного бугра, мамиллярные тела) играют особую роль в фиксации и сохранении следов памяти;

2) нейроны, входящие в их состав, являются аппаратом, приспособленным для хранения следов возбуждений, сличения их с новыми раздражениями, и призваны либо активировать разряды (если новое возбуждение отличается от старого), либо тормозить их.

Приведенные факты заставляют думать, что указанные системы являются аппаратом, обеспечивающим не только ориентировочный рефлекс (как это указывалось выше, см. ч. II, гл. III), но и аппаратом, несущим функцию фиксации и сличения следов, играющих существенную роль в процессах памяти.

Вот почему, как показали наблюдения, двустороннее поражение гиппокампа приводит к грубым нарушениям памяти, и больные с таким поражением начинают проявлять картину той невозможности фиксировать доходящие до них раздражения, которая известна в клинике под названием «корсаковского синдрома» (см.

ниже). Эти факты были установлены многими исследователями (Б. Милнер, Сковилл, В. Пенфилд) на операциях и имеют большое теоретическое значение.

Очень важные данные были получены в специальных опытах, проведенных канадским нейропсихологом Б. Милнер. Больному с односторонним поражением гиппокампа вводилось в сонную артерию второго полушария снотворное вещество (амитал натрий); это вело к краткому (на несколько минут) выключению функций коры второго полушария и приводило к тому, что на короткий отрезок времени оба гиппокампа выключались из работы.

Результатом такого вмешательства было временное выключение памяти и невозможность какой бы то ни было фиксации следов, которая продолжалась несколько ми-пут и затем исчезала.

Легко видеть, какое значение для понимания роли гиппокампа в фиксации и сохранении следов памяти имеют эти исследования.

Не меньшее значение для понимания той роли, которую в процессах памяти играет гиппокамп и связанные с ним образования, имеют и клинические наблюдения, показывающие, что поражения в этих областях мозга, тесно связанные с ретикулярной формацией, приводят не только к общему снижению тонуса коры, но и к значительному нарушению возможности запечатлевать и хранить следы текущего опыта. Такие нарушения наблюдались в клинике при любом поражении, блокирующем нормальное движение по так называемому гиппокампо-таламо-мамиллярному кругу («кругу Пейпеца»), который включает в свой состав гиппокамп, ядра зрительного бугра, мамиллярные тела и миндалину. Прекращение нормальной циркуляции возбуждения по этому кругу нарушало нормальную работу ретикулярной формации и приводило к грубым расстройствам памяти.

Все это не означает, что и другие отделы большого мозга и, в частности, мозговой коры не принимают участия в процессах памяти. Существенное, однако, заключается в том, что поражение затылочных или височных зон коры может приводить к выпадению возможности закреплять следы модально-специфических (зрительных, слуховых) раздражений, но никогда не приводит к общему нарушению следов памяти.

Это означает, что память является сложным по своей нервной основе процессом и в обеспечении памяти принимают участие разные системы мозга, каждая из которых играет свою собственную роль и вносит свой специфический вклад в осуществление мнестической деятельности.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
СИСТЕМЫ ГЛАЗА, ОБЕСПЕЧИВАЮЩИЕ ВОСПРИЯТИЕ ДВИЖЕНИЯ
СИСТЕМА, ОБЕСПЕЧИВАЮЩАЯ ВОСПРИЯТИЕ ДВИЖЕНИЯ «ИЗОБРАЖЕНИЕ—СЕТЧАТКА»
СИСТЕМА, ОБЕСПЕЧИВАЮЩАЯ ВОСПРИЯТИЕ ДВИЖЕНИЯ «ГЛАЗ—ГОЛОВА»
СЛУЧАЙ ЗРИТЕЛЬНОЙ АГНОЗИИ У БОЛЬНОЙ С ДВУСТОРОННИМ НАРУШЕНИЕМ МОЗГОВОГО КРОВООБРАЩЕНИЯ В ЗАДНИХ МОЗГОВЫХ АРТЕРИЯХ
ДЛЯ ЧЕГО НУЖНА ОПЕРАТИВНАЯ ПАМЯТЬ? ЧЕЛОВЕК КАК СИСТЕМА НЕОБОЗРИМО МНОГО СТЕПЕНЕЙ СВОБОДЫ ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ
5. Подразделения, обеспечивающие инновационную деятельность
ПАМЯТЬ НА ЗАПАХИ И ЗРИТЕЛЬНАЯ ПАМЯТЬ
КОММУНИКАТВНАЯ ТОЛЕРАНТНОСТЬ КАК ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ КАЧЕСТВО, ОБЕСПЕЧИВАЮЩЕЕ СПОСОБНОСТЬ СТУДЕНТА ВУЗА К КОНСТРУКТИВНОМУ ВЛИЯНИЮ В КОММУНИКАТИВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Разновидности мозгового штурма
ФУНКЦИИ МОЗГОВЫХ СТРУКТУР
МОЗГОВЫЕ ВОЛНЫ И КЛИНИЧЕСКАЯ ДИАГНОСТИКА
МОЗГОВЫЕ МЕХАНИЗМЫ
ИССЛЕДОВАНИЯ МОЗГОВОГО КРОВОТОКА (CEREBRAL BLOOD FLOW STUDIES)
МЕТОД МОЗГОВОГО ШТУРМА
МОЗГОВЫЕ ВОЛНЫ И СОН
Добавить комментарий