МУЧИТЬ ЖЕРТВУ КУДА ИНТЕРЕСНЕЕ, ЧЕМ ПРОСТО РАСПРАВИТЬСЯ С НЕЙ»

А. Солженицын, «Архипелаг ГУЛАГ»). Вот это «интереснее», вероятно, и выражает сугубо человеческий компонент жестокости. Ни про волка, ни про кошку не скажешь, что им интереснее.

Без осознания мучения жертвы это невозможно. Ментальный оргазм, продление

интеллектуальной эрекции — в таких сексологических терминах можно описать

подобное поведение мучителя-садиста.

Впрочем, «высшие», то есть интеллектуализированные формы жестокости — отнюдь не

предел «достижений» в данной области. Как известно, разум человека обладает еще

и способностью к саморефлексии (то есть, к пониманию значения и смысла

собственных влечений, поступков, эмоций). Эта способность находит свое выражение

в таких удивительных феноменах, как наука жестокости, философия жестокости, даже

эстетика жестокости. Эстетика? Да, безусловно. Прозвучавшие выше сексологические

мотивы в этом плане особенно показательны. Чтобы убедиться в этом, достаточно

вглядеться в подсознательные глубины индивидуальной половой любви, той самой,

которую один из классиков марксизма относил к высшим достижениям цивилизации.

Поэтика романов знаменитого французского маркиза, давшего имя садизму, — всего

лишь первый (и потому для его времени скандальный) прорыв в запретную тему.

Далее она неоднократно была представлена вполне респектабельными произведениям и

авторами, включая наших убогих инженеров человеческих душ. О чем тосковал

лирический герой одного из самых видных поэтов военных лет?

О белом полотне постели,

О верхней вздернутой губе,

О гнущемся и тонком теле,

На пытку отданном тебе.

Интересно, что совсем недавно известная поэтесса Римма Казакова назвала эти

строки о пытке «нормальными стихами о нормальных человеческих чувствах».

Разумеется, тема «Интеллект и Зло» далеко не исчерпывается одной лишь

сексопатологией. Хотя сексуальным маньякам именно интеллект помогает длительное

время действовать безнаказанно. Американец Банди и житель Витебска Михасевич —

более 30 жертв на счету у каждого. А вурдалак Щекатило? 55 трупов детей и женщин,

изувеченных до такой степени, что сдавали нервы даже у судебных медицинских

экспертов. Словно огромная крыса этот душегуб вгрызался в щеки живых людей,

откусывал им язык, уши, пальцы… Но, повторяю, проблема гораздо шире. Обобщая,

приведу слова современного писателя, известного своей приверженностью «черной

правде»: «Еще в древней пещере, выхватив кость у более слабого брата своего,

более наглый и сильный брат подписал себе смертный приговор, и пятнадцать тысяч

войн, происшедших на земле, восемь миллиардов людей, сгоревших в военном смерче,

— это исполнение самоприговора, это — страшное проклятье земное и небесное тому

существу, которое употребило разум свой не по велению Божию, не по назначению

природы, исказив лик свой и запакостив планету» (Виктор Астафьев).

А что же Добро? Как и Зло, Добро в человеке древнее интеллекта и, безусловно,

сильнее его. Подобно тому, как рефлектирующий разум способен создавать

философскую либо эстетическую концепцию Зла, он и Добро пропускает через свой

механизм, поднимаясь до таких вершин нравственного подвига, до таких высот

альтруизма, к которым ни одно животное не может приблизиться.

Но если мы видим отнесенность Добра и Зла, с одной стороны, и интеллекта

человека, с другой, к разным измерениям, то возникает одна жгучая проблема. С

разной степенью осознанности она присутствует и в религии, и в философии, в

разговорах людей, далеких от «высоких материй». Везде — на фронте, в театре, на

кухне, в очереди, на работе. Эта проблема вот какая: Добро и Зло в нас — вместе

или врозь?

Мое раннее детство пришлось на те блаженные времена, когда Красная Армия была

всех сильней, когда молочницы приносили на дом свой экологически чистый продукт,

а белые валенки с загнутыми голенищами считались верхом элегантности. И когда

еще не перевелись няньки. Старая няня Дарья разъясняла мне: «Вот видишь, детка,

тольки-тольки человек народилси — сичас Бог к ему верных ангелов посылае. А

Сатана тож не дремле — бесов своих шлет. Кто, значит, первый душу захвате. А

душа наша, детка, на двоих исделана, на два тоись места, хошь ангелов туды суй,

хошь бесов, более двух не вмешшае. Вот и выходе — кому два ангела досталось,

энтот добрый, святая душа. Кому два беса — энтот злодей лютый. А кому по ангелу

и бесу — энтих, детка, в миру самое многое, грешных. У их ангел на свое тяне, а

бес на свое. У детки нашего, у Виталика, два ангела в душе». Так говорила няня,

в то время как «детка» рассеянно внимая, обдумывал, как стащить из буфета банку

с вареньем и какой стул поставить под окно ванной комнаты в нашей коммуналке,

где по вечерам мылась соседская девчонка Шура.

* * *

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
17.4. Как постоянно расширять личный кругозор и быть интересным (памятка студенту)
Глава 17. Расширение личного кругозора и умение быть интересным
СЕГОДНЯ ЭТО УЧЕНИЕ ИНТЕРЕСНО ТОЛЬКО С ИСТОРИЧЕСКОЙ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ.
Переживание присутствия игрушки как форма игрового контакта с ней
30 августа Анн-Мари позвала меня поиграть с ней.
СТАВ ЖЕРТВОЙ НАСИЛИЯ
ОЩУЩЕНИЕ СЕБЯ ЖЕРТВОЙ
КАЛАЧИКОВА Е.Ю. ПЕРЕЖИВАНИЕ ПРИСУТСТВИЯ ИГРУШКИ КАК ФОРМА ИГРОВОГО КОНТАКТА С НЕЙ
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЛИЧНОСТИ, ФОРМИРУЮЩИЕ ОТНОШЕНИЕ К ОПАСНОЙ СИТУАЦИИ И ПОВЕДЕНИЕ В НЕЙ
Глава 7 СДЕЛКИ: «Я ВИНОВЕН; Я ЖЕРТВА»
Дмитриева Д.Я. Типы семейных жертв и насильников
ЖЕРТВЫ ПОБОЕВ (BATTERED PEOPLE)
Хронический синдром жертвы ситуативной агрессии (chronic situational aggression victim syndrome).
ЯВЛЯЮТСЯ ЛИ ПОДРОСТКИ ЖЕРТВАМИ «БУШУ-ЮЩИХ ГОРМОНОВ»?
Кутеева Е.Н. ПРОГРАММА ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ ЖЕРТВАМ НАСИЛИЯ
ЧЕМ МЫ ОТРАВЛЯЕМ СЕБЯ
БОЛЬШЕ ЧЕМ ПОЗИТИВНОЕ МЫШЛЕНИЕ
О ЧЕМ ЭТА КНИГА
"В ЧЕЛОВЕКЕ ГОРАЗДО БОЛЬШЕ ЖИВОТНОГО, ЧЕМ КАЖЕТСЯ НАМ..."
Добавить комментарий