МЫШЛЕНИЕ В СЛОЖНЫХ СЕМАНТИЧЕСКИ ОБЛАСТЯХ И КОМПЕТЕНТНОСТЬ

При решении задачи, которая не является принципиально новой для
субъекта, решающий, функционируя на логическом уровне, актуализиру-
ет нужные знания и создает адекватную модель. При столкновении с нео-
бычной задачей логические знания субъекта оказываются недостаточными.
Тогда функционирование психического механизма, по выражению Я.А. По-
номарева, «спускается» на более интуитивные уровни. В сфере интуиции
опыт менее структурирован, но более богат, поэтому субъекту иногда уда-
ется найти ключ к решению задачи. Это нахождение ключа, как и вся дея-
тельность на интуитивном уровне, эмоционально окрашено. Если прин-
цип решения на интуитивном уровне найден, субъекту нужно еще его
оформить в виде хорошо структурированной модели, перевести на логи-
ческий уровень. Решающий, как говорил Я.А. Пономарев, «карабкается»
по уровням психологического механизма.

Теория Я.А. Пономарева позволяет объяснить описанные выше стадии
творческого процесса. Вначале происходит подготовка: субъект безрезуль-
татно использует логические методы решения. Затем наступает фаза созре-
вания: решающий оставляет сознательные попытки, однако взамен вклю-
чается интуитивный уровень мышления. Эта фаза может завершиться эмо-
ционально окрашенным озарением. Затем остается вновь провести логи-
ческую работу по реализации замысла.

Характерной чертой современной жизни является профессионализация
наиболее высоких уровней интеллектуальной и творческой деятельности.
Этот феномен связан с тем, что высшие достижения интеллекта относят-
ся к семантически сложным областям, т.е. к таким сферам, где индивид
оказывается уже перед фактом наличия множества предшествующих раз-
мышлений, идей, теорий. Например, человек, желающий заниматься пси-
хологией, оказывается перед областью, где много неизвестного, но много
и уже полученных фактов, построенных теорий, выработанных методов.
Человек, желающий сегодня стать профессиональным шахматистом, дол-
жен узнать о выработанных до него методах игры, дебютах, эндшпилях и
т.д. Решение шахматистом отдельной задачи (нахождение хода) зависит от
всего его предшествующего опыта решения подобных задач. В семантиче-
ски сложных областях типа шахмат или области науки существуют задачи,
по своей сложности превосходящие возможности решения человеком не
только за короткий отрезок времени, но и в течение всей жизни. Такие за-
дачи решаются коллективными усилиями человечества. Например, выяв-
ление законов динамики является интеллектуальной и творческой задачей,
которая потребовала от человечества многовековых усилий. Исаак Нью-
тон, создавший последовательную теорию механики, признавая роль кол-
лективного труда в своем открытии, говорил, что видел так далеко, пото-
му что стоял на плечах у гигантов.

Мышление в семантически сложных областях включает в себя длитель-
ный процесс освоения содержания области. Если мы будем при помощи
тестов измерять интеллект у людей разного возраста, то выявим следую-
щую закономерность. До 17—18 лет интеллект по мере взросления чело-
века повышается. Затем в течение некоторого времени показатели оста-
ются неизменными, после чего происходит снижение интеллекта с воз-
растом. Разные тесты имеют несколько разные графики. По тем тестам,
которые предполагают использование накопленного опыта, показатели
испытуемых позже достигают максимума и значительно позже начина-
ют снижаться. Способность же решать задачи на выявление связей, не
относящихся к прошлому опыту, раньше формируется, но и обнаружи-
вает тенденцию к снижению в более раннем возрасте. На рис. 8.15 пред-
ставлен график зависимости интеллекта, измеренного при помощи тес-
та Равена, от возраста.

Рис 8.15. Возрастная динамика показателей теста Равена.

Рис 8.15. Возрастная динамика показателей теста Равена.

Как хорошо видно на графике, среди более интеллектуально развитых
испытуемых снижение интеллекта происходит существенно позже и
значительно слабее выражено, чем у менее развитых. Если интеллект до-
стигает максимальных значений уже в очень молодом возрасте, то ус-
пех в интеллектуальной профессиональной деятельности приходит зна-
чительно позднее. Для того чтобы обладать сильным мышлением в сфе-
ре, например, математики и биологии, нужно не только быть умным че-
ловеком, но и овладеть рядом специальных умений. Герберт Саймон,
исследуя шахматистов, предложил правило «десятилетней практики»: для
достижения международного уровня человек должен заниматься шахма-
тами не менее 10 лет. Максимального для себя результата человек дости-
гает еще позднее. Исследования выявили аналогичные закономерности
и в других профессиональных сферах. Отсюда следует, что наиболее круп-

ные результаты в профессиональной деятельности люди демонстрируют
обычно после 35 лет.

Д. Саймонтон на основании изучения биографии 2026 ученых устано-
вил, что выход на уровень высших профессиональных достижений про-
исходит в среднем в возрасте от 37-38 (для химиков, математиков и фи-
зиков) до 42 лет (для медиков и представителей наук о Земле). Саймон-
тон считает, что достижения связаны не столько с возрастом ученого,
сколько с продолжительностью его карьеры. Те ученые, научная карьера
которых началась не в 20, а в 30 лет, по мнению Саймонтона, придут к
своим высшим достижениям не в 40, а в 50 лет и будут продуктивными
до более позднего возраста. В шахматах пик успехов достигается несколь-
ко раньше, чем в науках, и приходится в среднем на 35-летний возраст.
Аналогично практическая мудрость, умение ориентироваться в жизнен-
ных ситуациях еще долго развивается после того, как формирование пси-
хометрического интеллекта завершилось. Недаром Конституция США
разрешает баллотироваться на пост Президента страны людям не моло-
же 35 лет.

Возникает вопрос о психологической структуре компетентности и про-
цессе ее формирования. Первое, наиболее простое предположение может
заключаться в том, что человек в процессе профессионализации накапли-
вает знания, которые и позволяют ему более успешно решать возникаю-
щие задачи. Однако, как оказывается, дело не только и не столько в зна-
ниях. Более того, между объемом знаний и способностью порождать но-
вые идеи существует следующая характерная зависимость (рис. 8.16).

Для порождения новых идей оптимальным оказывается средний уро-
вень знаний. При меньшем уровне объем материала оказывается недоста-
точным, слишком же большой тоже тормозит собственные идеи. Кстати,
многократно цитируемый в этой книге Жан Пиаже в одном интервью, от-
вечая на вопрос о своей креативности, сказал, что одно из его правил —

при подготовке исследования не чи-

при подготовке исследования не чи-

тать ничего из области исследова-
ния. После того как исследование
проведено, необходимо познако-
миться с тем, что сделано коллега-
ми, соответствующим образом отне-
стись к этому и т.д. Но чтение работ
до создания собственного замысла
убивает оригинальные идеи.

Рис 8.16 Связь знаний и творческой продук-
тивности.

Если не больший объем знаний
приводит к увеличению способнос-
ти профессионала ставить и решать
задачи в своей области, то что же?
Может быть, возрастают общие ког-
нитивные способности, интеллект,
память? Во время международного
турнира по шахматам в Москве в

1925 г. нескольким советским психологам удалось провести психологичес-
кие тесты на представителях мировой шахматной элиты. Эти исследова-
ния показали, что общие, не относящиеся к шахматам, способности вы-
дающихся шахматистов практически не выходят за пределы средних. Уди-
вительно высокие результаты они показывают лишь при решении задач,
связанных с игрой в шахматы.

За счет чего же профессионалы оказываются способными необычай-
но эффективно решать задачи в своей области, если дело здесь не в бо-
лее высоком общем интеллекте и не в знаниях? Свой вариант ответа на
этот вопрос предложил Саймон.

Он попытался исследовать мышление
профессионала на модели мышления шахматиста. Саймон воспользовал-
ся уже проведенной к тому времени работой голландца А. де Гроота, ко-
торый обнаружил, что высококвалифицированные шахматисты (мастера
и гроссмейстеры) не очень превосходят менее сильных игроков скорос-
тью, глубиной и широтой расчета вариантов, но зато демонстрируют ис-
ключительную шахматную память’. Гроот, предъявляя сложные позиции
на короткое время (2—10 с), показал, что квалифицированные шахмати-
сты правильно воспроизводят положение значительно большего количе-
ства фигур на доске (рис. 8.17).

Саймон предположил, что дело здесь не в самих по себе способностях
кратковременной памяти шахматистов, а в том, что они обладают большим
количеством паттернов, описывающих типичные пешечные и фигурные
структуры на шахматной доске. Столкнувшись с новой позицией, хороший
шахматист видит не 20—30 разрозненных фигур, а несколько знакомых
конфигураций, каждая из которых включает определенное число фигур и
пешек. Эти несколько конфигураций не переполняют кратковременную
память и могут быть правильно воспроизведены.

Свои рассуждения Саймон подкрепил экспериментами и компьютер-
ным моделированием. Дополнив эксперименты Гроота, он показал, что
хорошие шахматисты действительно показывают высокие результаты при
воспроизведении осмысленных позиций, однако они не отличаются от но-
вичков, если фигуры расставлены на доске в случайном порядке.

По оценкам Саймона, мастера при воспроизведении позиций запомина-
ют в среднем 7,7 паттернов по 3,8 фигур в каждом. Игрок класса А (примерно
2-й разряд по отечественной классификации) воспроизводит 5,7 паттернов
по 2,6 фигур. По мнению Саймона, результаты мастеров могут быть объяс-
нены наличием у них в долговременной памяти порядка 50000 типичных пат-
тернов позиций фигур на доске. Предполагается, что с каждым паттерном в
памяти игрока ассоциируется определенный план действий, что и объясняет
успешность мастеров и гроссмейстеров в нахождении хороших ходов.

Свою идею Саймон трактует широко: по его мнению, профессионалы
в разных областях — управленцы, ученые, врачи и т.д. — в результате мно-

‘ Известно, например, что Александр Алехин помнил все партии (несколько тысяч), сыгран-
ные им в турнирах. Михаил Таль после окончания тура, где он сам играл партию, диктовал
по памяти машинистке тексты всех сыгранных партий.

Мышление в сложных семантически областях и компетентность

Рис 8.17. Успешность воспроизведения позиции на шахматной доске шахматистами различ-

Рис 8.17. Успешность воспроизведения позиции на шахматной доске шахматистами различ-

ной квалификации.

голетней практики образуют в своей долговременной памяти тысячи схем,
позволяющих им структурировать явления в сфере их профессиональной
деятельности. Эти схемы не являются знаниями в собственном смысле сло-
ва, они не формулируются и не осознаются субъектами. Схемы срабаты-
вают очень быстро, за доли секунды, в результате чего профессионал «ви-
дит» наиболее существенные аспекты ситуации, быстро в ней ориентиру-
ется и запоминает.

Поскольку схемы не являются осознанными, они не могут быть со-
общены одним человеком другому, а могут быть лишь выработаны в ре-
зультате длительной тренировки. С этим же связана и проблема форму-
лировки экспертом своих знаний, с которой столкнулись исследовате-
ли искусственного интеллекта, точнее экспертных систем. Оказалось,
что специалисты не могут сформулировать те принципы, на основании
которых они принимают правильные решения на практике. Например,
врачи, обладающие хорошими способностями в диагностике заболева-
ний, не могут передать свои навыки компьютеру, поскольку сами не
вполне осознают, за счет чего они правильно ставят диагноз. С пози-
ции Саймона все это объясняется неосознанными схемами в долговре-
менной памяти эксперта.

Формирование набора схем в долговременной памяти после работ
Саймона признается важной стороной мышления эксперта, однако не
объясняет полностью его возможностей. Профессионалы высокого клас-
са, творцы в своей области обладают своей индивидуальностью, собствен-
ным методом. Великий философ и ученый Рене Декарт оставил нам очень
интересные рассуждения о причинах своих творческих достижений. Де-
карт, вполне сознававший масштаб своих открытий, с удивительной
скромностью признает, что не обладает феноменальными способностя-
ми. Он пишет: «Что касается меня, то я никогда не считал свой ум более
совершенным, чем у других, и часто даже желал иметь столь быструю
мысль, или столь ясное и отчетливое воображение, или такую обширную
и надежную память, как у некоторых других» [Декарт, 1989, с. 251]. Од-

нако как же ему, Декарту, удалось сделать в науке больше этих «некото-
рых других» с более быстрым умом, ясным воображением и обширной
памятью? Декарт продолжает: «Однако не побоюсь сказать, что, по мое-
му мнению, я имел счастье с детства ступить на такие пути, которые при-
вели меня к соображениям и правилам, позволившим создать метод, с
помощью которого я могу, как мне кажется, постепенно усовершенство-
вать мои знания…»

«Те, кто мало-помалу открывает истину в науке, схожи с теми, кто, ста-
новясь богаче, тратит меньше труда на большие приобретения, чем они ра-
нее тратили на гораздо меньшие, когда были бедны. Их можно сравнить с
полководцами, силы которых обычно умножаются по мере одерживаемых
ими побед…» [Там же, с. 289].

Научная компетентность рассматривается Декартом как аналог денеж-
ного капитала. Капитал обладает способностью сам увеличивать себя. Че-
ловек, заработав деньги один раз, с гораздо большей легкостью начинает
их зарабатывать, опираясь на свой капитал. Подобно этому, решив на-
учную проблему, ученый не просто увеличивает свое знание, он разви-
вает свой метод, с помощью которого совершаются новые открытия. Ре-
шенная задача оказывается средством решения новых задач. Научная
компетентность, как и капитал, оказывается некоторой машиной, кото-
рая включает не просто схемы, структурирующие материал, но и пред-
полагает выработку метода, т.е. определенных способов действия при по-
становке и решении научных задач. Метод Декарта, как его формулиро-
вал сам его создатель, состоял в том, чтобы не принимать на веру идеи
без собственного исследования, начинать с простого и полностью ясно-
го для интуиции, держать в голове связь всех положений, в каких-то слу-
чаях использовать, а в каких-то — не использовать воображение для по-
мощи разуму и т.д. [Там же, с. 77—153]. Однако, по-видимому, осознан-
ная часть этого метода отнюдь не исчерпывает его, и никто еще не стал
великим ученым, освоив метод Декарта по его книгам.

В то же время каждый значительный ученый в процессе многих лет на-
учной работы вырабатывает свой индивидуальный метод, включающий как
определенный подход, видение научных проблем в своей области, так и
многие другие вещи: как и когда читать, как и когда писать статьи и кни-
ги, как работать с учениками и коллегами, как организовать свой быт и т.д.
Это относится не только к ученым. Автору этих строк пришлось как-то ус-
лышать от экс-чемпиона мира по шахматам М.М. Ботвинника, что тому
удалось в течение ряда лет играть в шахматы сильнее всех в мире, потому
что он открыл метод — разработку дебюта с прицелом на стратегические
идеи миттельшпиля.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
Н.М. Плескачева ФОРМИРОВАНИЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ ПЕДАГОГОВ В ОБЛАСТИ ЗДОРОВЬЕСБЕРЕЖЕНИЯ
12.5. Решение сложных мыслительных задач и творческое мышление
Критическое мышление: степень семантического знания
1.2. ПРИОБРЕТЕНИЕ И СОХРАНЕНИЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ В ОБЛАСТИ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ФАКТОРОВ
ПОВЫШЕНИЕ ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ ВУЗА В ОБЛАСТИ БРАЧНО-СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ
ЛИЧНОСТИ ОБЛАСТЬ (ОБЛАСТЬ ФОРМИРОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ)
ГИБКОСТЬ МЫШЛЕНИЯ ПРОТИВ РИГИДНОСТИ МЫШЛЕНИЯ
8.1.2 Мышление и речь — мышление для речи
ЭПИЗОДИЧЕСКАЯ И СЕМАНТИЧЕСКАЯ ПАМЯТЬ
Семантическая организация
МЕТОДИКА «СЛОЖНЫЕ АНАЛОГИИ»
Добавить комментарий