Невидимый объект

Существует определенный фрагмент реальности, который никак не может попасть в поле зрения психологов и, фактически, выпадает из предмета теоретических схем, которые они создают. Масштаб применяемых ими понятий и область их исследований оказываются плохо соизмеримыми с этой реальностью, несмотря на то, что речь идет о жизни реального, конкретного человека.

Пожалуй, первым, кто обратил внимание на данный фрагмент человеческого бытия, был У. Джемс (1922, 1991). Он предложил оригинальную концепцию личности. Но по своему замыслу она уже содержала многие из атрибутов, которые с полным правом можно отнести – с известными коррекциями – к миру индивидуальности как объекту исследования.

У. Джемс определял личность человека как общую сумму «…всего того, что он может назвать своим: не только его физические и душевные качества, но также его платье, дом, жена, дети, предки и друзья, его репутация и труды, его имение, лошади, его яхта и капиталы» (У. Джемс, 1991, с. 81). Важное уточнение к такому пониманию личности сделал впоследствии С. Л. Рубинштейн. «То, что человек считает своим, в значительной мере определяет и то, чем он сам является. Но только это положение приобретает у нас иной и в некотором отношении противоположный смысл. Своим человек считает не столько те вещи, которые он себе присвоил, сколько то дело, которому он себя отдал, то общественное целое, в которое он себя включил» (С. Л. Рубинштейн, 1989б, с. 243).

Дифференциальная психология, в которой окончательно утвердилось единство тенденций дифференциации и интеграции (В. С. Мерлин, 1976, 1986; И. М. Палей, 1976; В. М. Русалов, 1979, 1988, 1989, 1991), могла бы сделать решающий вклад в разработку этой проблемы по отношению именно к индивидуальности, а не только личности. Серьезные методологические основания для этого имеются (см. главу 1). Дело за теорией и развертыванием соответствующих экспериментальных исследований.

Объект же этот (мир индивидуальности) таков, что он не схватывается ни предметом современной психологии личности, ни социальной психологии, ни психологии среды, ни психологии индивидуальных различий и индивидуальности. На стыке этих дисциплин обнаруживается концептуальный разрыв, не позволяющий высветить проблему индивидуальности и ее жизненного мира, их взаимодействий между собой.

В самом деле, если человека поставить в центр бытия (С. Л. Рубинштейн, 1973; К. А. Абульханова-Славская, 1989), а индивидуальность – в центр ее жизни, то сразу же обнаруживается новый объект с целым пластом слабо изученных и осмысленных явлений.

Для их описания слабо пригоден понятийный аппарат социальной психологии. Она классифицирует социально-психологические явления по основаниям, которые позволяют вскрыть психологический аспект прежде всего общественной жизни (Г. М. Андреева, 1988). Поэтому изучение социальных групп, межличностных отношений, общения, социально-психологическое понимание личности и т.д. позволяет находить закономерности, присущие этому классу феноменов. Но они не могут быть сведены к законам функционирования общества или к законам, описывающим мир индивидуальности человека.

Сразу же следует отметить, что ряд исследований, в которых проводится идея «индивидуализировать» социально-психологическую проблематику (В. С. Мерлин, 1983, 1986; Я. Л. Коломинский, 1985), мало что меняет в понимании мира индивидуальности как самостоятельного объекта и предмета исследования. Ведь выделение в этой тематике индивидуального «измерения» оставляет без всяких перемен сам объект исследований. Но когда встает вопрос о мире индивидуальности, приходит понимание того, что ее мир не может быть сведен к закономерностям существования тех или иных социальных групп, в которые она включается или включена; к закономерностям общения или к их функциям, пусть даже некоторые из них становятся предметом исследований индивидуального стиля общения; тем более к социально-психологическому пониманию личности, которое ее деперсонифицирует.

«Спросить кого-нибудь, какое значение для него имеет его дом, или комната, или любимое кресло, – значит начать долгий разговор» (Дж. Голд, 1990, с. 98). Действительно, мир индивидуальности складывается не только из других субъектов, но включает в себя и многообразные объекты, которые их окружают: вещи и предметы; дом, двор, улицу; места работы и досуга, домашних животных и растения, объекты неживой природы, произведения искусства и массовую культуру, словом, все то, что так или иначе изучается в рамках направления, чаще всего обозначаемого как «психология среды», или как «экологическая психология», или как «поведенческая география» и т.п. (см. обзоры: Т. Нийт, 1981; М. Раудсепп, 1983; М. Хейдметс, 1989; Дж. Голд, 1990).

В рамках этого направления, которое берет свои истоки в концепции жизненного пространства К. Lewin (1936), его учеником R. Barker (1963, 1968) достигнуты результаты, позволяющие лучше, чем прежде, понимать среду, в которой живет человек, и специфику ее отдельных составляющих.

Весьма симптоматично, что в исследованиях этого направления отчетливо прорисовываются тенденции в продвижении от средового и социального детерминизма к интерактивным моделям описания взаимоотношений человека и среды (Т. Нийт, 1981; Дж. Голд, 1990; D. Stokols, S. Shumaker, 1981). Однако было бы большим заблуждением рассматривать эти исследования, как описывающие мир индивидуальности. Предмет этих работ и не предусматривает постановку, а тем более решение этой задачи.

В отечественных работах доминирует «средоцентрический» подход. Для их авторов, как отмечает М. Хейдметс (1989), не столь важно понять физическую среду в контексте человека, сколько наоборот, включить в нее «элемент человека». Правда, человек перестает противопоставляться среде; он начинает пониматься как органический компонент экологической системы (Т. Нийт, 1981; Дж. Голд, 1990). Но если с таких, односторонних, позиций (с точки зрения только экологической системы) и разрабатываются интерактивные модели, то их роль, будучи прогрессивной по отношению к самим экологическим системам, оказывается совершенно неудовлетворительной по отношению к индивидуальности человека.

Большее приближение к человеку наблюдается в работах, где предпринимается попытка включить объекты среды в систему психологических или социально-психологических явлений. В теории «приватности» I. Altman (1975) исходное предположение состоит, в частности, в том, что в сфере взаимоотношений людей одним из ключевых является открытость – замкнутость человека в отношении своего социального окружения. а физическая среда представляет собой средства регуляции приватности. Такими средствами являются, например, соблюдение дистанции, создание барьеров, организация среды в целом и т.п.

Проблемы персонализации среды и идентификации личности с ее отдельными фрагментами ставят М. Хейдметс (1981, 1989) и С. И. Кордон (1981). М. Хейдметс подчеркивает, что человек реализует свою субъектность, а контролируемый и определяемый человеком мир становится «средовым расширителем» его личности и играет опосредующую роль в его отношениях с другими людьми.

Когда человек начинает идентифицировать себя с данным местом, с данными объектами, в систему «Я» включаются средовые компоненты. Так образуется «средовое Я». С. И. Кордон указывает, что при идентификации личности со своей территорией используются знаковые средства фиксации личностной зоны в общей территории. «Эманация» личностных характеристик в персональную зону проявляется в том, какие именно семиотические средства из принятых в данной культуре выбирает человек с целью фиксации пространства «для себя».

В работе Н. Б. Шкопорова (1983) предпринята попытка включить проблему индивидуальности в контекст исследований по психологии среды. Предпринят концептуальный анализ индивидуально-психологических и культуральных детерминант личного пространства.

Однако опять-таки в этих работах внимание исследователей привлекает к себе личность человека с точки зрения лишь ее социально-типичного, индивидуально-своеобразные же свойства недооцениваются. Причем, это взгляд на человека с точки зрения внешних систем, в которые он включен. Но и тогда, когда в исследованиях среды учитывается роль индивидуальности, индивидуальные и культуральные факторы рассматриваются как исходно независимые друг от друга, а их связи между собой берутся как внешние. Весте с тем вне поля зрения остается вопрос об индивидуальном измерении культуральных факторов и культуральном измерении индивидуального фактора, т.е. об их внутренних связях.

Среди отечественных общепсихологических концепций личности ближе всего к теме нашего исследования находится концепция персонализации, разрабатываемая А. В. и В. А. Петровскими (1982; В. А. Петровский, 1987, 1992) в русле системно-деятельностного подхода. Согласно данной концепции выделяются три типа атрибуции личностного бытия: интраиндивидная, интериндивидная и метаиндивидная. При интраиндивидной атрибуции личность рассматривается как качество, присущее индивидуальному субъекту, как неотделимое от него свойство. При интериндивидной атрибуции областью существования личности становится пространство межиндивидуальных связей. При метаиндивидной атрибуции личность выносится за рамки не только индивидуального субъекта, но и актуальных связей этого субъекта с другими индивидами – в пространство бытия другого или других. В этой же концепции наиболее четко сформулирована проблема личностных вкладов.

И вновь нельзя не обратить внимание на то обстоятельство, что данная концепция является общепсихологической или одновременно общепсихологической и социально-психологической. В ней дифференциальные аспекты если и учитываются, то только в одной проекции – применительно к интраиндивидным атрибуциям. Тем самым получается так, будто индивидуальность находится «внутри» человека, а социально-типичные свойства личности – в пространствах межиндивидных связей и бытия других людей. Кроме того, в этой концепции игнорируются средовые факторы. Но если для данной концепции «выпадение» средового фактора является совершенно оправданным, то при постановке проблемы мира индивидуальности роль среды должна быть включена в концептуальный контекст.

С точки зрения концепций индивидуальности, разработанных в русле дифференциальной психофизиологии и дифференциальной психологии, проблема мира индивидуальности также не разрабатывалась. Как отмечалось в главе 2, в данной дисциплине наметились в основном два главных подхода: структурно-генетический и деятельностный. В рамках последнего развертываются исследования индивидуальных стилей деятельности, общения, активности, поведения. Однако отсутствуют концепции, в которых совокупность различных видов индивидуальных стилей была бы непротиворечивым образом представлена с единых теоретических позиций и была бы включена в контекст не только индивидуальности, но и ее мира, их взаимодействия между собой.

Определенные сдвиги в русле этих дисциплин, правда, просматриваются в некоторых работах последних лет. Например, В. Э. Чудновский (1988), анализируя индивидуальный стиль деятельности как проявление субъективности, в то же время различает «большую» и «малую» среды. Малая среда, в отличие от большой, является скорее проявлением внутреннего, чем внешнего, т.е. постоянно воспроизводится личностными особенностями человека. Малая среда выступает свидетельством активности субъективного начала, которое строит не только уникальный для каждого внутренний мир, но и во многом – ближайшую среду общения и деятельности. В. А. Толочек (1992), подвергая исследованию стили деятельности, подчеркивает неоднородность среды, в которой они реализуются. Выдвигается проблема организации пространства деятельности и стилей. В связи с этим исследуются психологические «ниши», в которых осуществляются взаимодействия субъектов с различными индивидуальными стилями деятельности.

Тем не менее наиболее проработанной для постановки данной проблемы, является, на мой взгляд, теория интегральной индивидуальности, созданная В. С. Мерлиным (1975-1986). Эта теория стала для меня исходной и основополагающей при определении проблемы мира индивидуальности как метаиндивидуального мира. Вот почему в следующих параграфах эта теория будет подвергнута детальному анализу. Сейчас же, забегая несколько вперед, нужно отметить, что и в этой теории содержатся некоторые проблемы, после решения которых только и возможно высветить предмет изучения метаиндивидуального мира.

Индивидуальность и ее мир представляют собой такой срез реальности, который находится на пересечении различных областей психологического знания: о социально-психологических явлениях и средовых факторах, о личности и собственно об индивидуальности. Но именно по этой причине мир индивидуальности и оказывается «неуловимым». Всякий раз он как бы наряжает на себя чужие одежды, скрывая свою собственную сущность и особенности своего существования.

Хотя мир индивидуальности и покрывается одеждами, собственно ему не присущими, это совсем не означает, что данный особый мир не имеет своей собственной феноменологии и не подчиняется действию законов, присущих именно ему. Проблема в том и состоит, чтобы вычленить этот мир как целостное, интегральное, образование, которое имеет собственную логику существования и развития, несводимую к явлениям иного порядка, пусть они даже самым тесным образом вплетаются в этот мир. В мире индивидуальности роль и место этих явлений самым фундаментальным образом меняются; они несут в себе иную значимость и имеют другие приоритеты, встраиваются в логику существования мира индивидуальности как такового.

Концептуальное продвижение к объекту, который я обозначаю пока как мир индивидуальности, возможно, в принципе, с различных исходных теоретических позиций. Продвижение к этому объекту возможно, например, отталкиваясь от некоторых парадигм, принятых в русле психологии среды, или напротив, от концепции персонализации. Но «кратчайший» шаг к миру индивидуальности позволяет сделать теория интегральной индивидуальности.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
НЕВИДИМОЕ ПОВЕДЕНИЕ
ХАРАКТЕРИСТИКИ ОБЪЕКТА АГРЕССИИ: ПОЛ И РАСА ОБЪЕКТА КАК ПРЕДПОСЫЛКИ АГРЕССИИ
Взаимное расположение объектов
РАЗВИТИЕ ПОСТОЯНСТВА ОБЪЕКТА
ОБЪЕКТ
Взаимное расположение объектов
НОВИЗНА ОБЪЕКТА.
Образ объекта
5.1.2. ЦЕЛОСТНОСТЬ ОБЪЕКТА
10.3.1. Объекты мира: идеализация
7. Объект психологии труда
ПОТЕНЦИАЛЬНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ ОБЪЕКТОВ
Объект
Добавить комментарий