ОБРАЗ ПРЕДМЕТА И ПРОЦЕСС ЛОГИЧЕСКОЙ КАТЕГОРИЗАЦИИ

Образ предмета <...> в самом процессе восприятия ретушируется, моделируется, преобразуется в зависимости от взаимоотношения субъекта и отражаемого объекта, жизненного значения этого последнего для субъекта и отношения субъекта к

С.Л. Рубинштейн

Принцип субъекта, сформулированный С.Л. Рубинштейном, означает активное отношение познающего и действующего индивида. В соответствии с этим принципом, раскрытым Рубинштейном в фишософско-психологических трудах, позна-вательные процессы следует рассматривать не как пассивную рецепцию свойств внешнего мира, а как «результат взаимодействия субъекта с действительностью, с объективной реальностью» [2, с. 223]. Данный принцип нашел экспериментальное подтверждение в работах, посвященных исследованию мышления и сложных поведенческих актов (прежде всего поступков). Действительно, в зависимости от поставленной задачи, субъект активно отражает те связи и отношения, которые являются существенными для решения поставленной задачи, «Во всех случаях восприятие— не пассивная рецепция данного, а его переработка — анализ, синтез, обобщение» [1, с. 64].

Процесс восприятия неразрывно связан с процессом мышления. Рубинштейн указывал, что неверно представлять себе познавательный процесс как последовательную смену актов восприятия, завершающихся актами мышления. Тесная переплетенность и инкорпорированность восприятия в мышление, а мышления в восприятие проявляется в том, что образ восприятия меняется по ходу выполнения мыслительной задачи и зависит от этапов ее выполнения. «Психические процессы протекают на нескольких уровнях, и высший существует неотрывно от низшего» [1, с. 169].

Поэтому процесс восприятия и образ восприятия не являются стабильными, отражающими «мир-в-себе», образ восприятия постоянно изменяется в зависимости от того, какие свойства внешнего мира являются существенными для решения поставленной познавательной задачи: «…восприятие непрерывно преобразуется и углубляется. По мере того как воспринимаемое включается в новые связи, оно выступает во все новых характеристиках» [1, с. 49].

Именно последнее свойство восприятия — отражение «в новых характеристиках» — стало объектом нашего экспериментального исследования.

В традиционной психологии мышления разработаны всевозможные модификации задачи, получившей название «построение искусственного понятия». Для выполнения данной задачи необходимо осуществить категоризацию материала соответственно правилам построения данного понятия (Выготский, Брунер, Ришар). Любая категоризацияпредполагает выделение существенных свойств стимула и абстрагирование от несущественных. После того, как испытуемый открывает существенные свойства стимула, задача на построение искусственного понятия считается выполненной. Обычно существенные свойства, подлежащие открытию, не являются «очевидными», они составляют латентные свойства стимула, для обнаружения которых необходимо абстрагироваться от тех свойств, которые «бросаются в глаза».

Мы исходили из того, что «один и тот же стимул» будет по-разному восприниматься в зависимости от того, какие отношения данного стимула являются существенными для решения мыслительной задачи по формированию искусственного понятия. Наша исходная гипотеза состояла в том, что в сложном перцептивном стимуле, являющимся элементом искусственного понятия, будут восприниматься разные свойства и отношения на разных этапах его восприятия. Последнее означает, что при первичной перцептивной категоризации стимула некоторые из его характеристик могут «бросаться в глаза», что выражается в увеличении удельного веса этих характеристик при построении логической категории, однако при вторичной перцептивной категоризации этого же стимула (после того, как он включился в логическую систему связей и отношений, т.е. после абстракции существенных для логического понятия перцептивных характеристик) на первый план будут выступать именно эти характеристики, что проявится в изменении образа воспри-ятия. Отношения, заданные логическим понятием, будут выступать в непосредственном акте восприятия, «отношения отражаются не только мышлением, но н чувственным восприятием» [1, с. 139].

Таким образом, для того чтобы выявить, какие отношения отражаются в процессе восприятия и как они соотносятся с отношениями, выделенными в процессе мышления, необходимо иметь такой стимупьный материал и такую экспериментальную процедуру, которые позволили бы осуществить оценку и сравнение выделенных отношений.Постановка проблемы и разработка экспериментальной парадигмы1

Поскольку наша цель состояла в обнаружении характера взаимодействия между свойствами, выделяемыми в процессах восприятия и мышления, необходимым требованием к методике была ее возможность дать независимую оценку параметров стимула, выделяемых в процессе восприятия (перцептивно выступающие признаки) и в процессе мышления (существенными для построения искусственного понятия) с целью их последующего сравнения.

В качестве задачи «на построение искусственного понятия» была выбрана методика М.С. Роговина «30 карточек». Данная методика позволяет развернуто оценить процесс фор-мирования искусственного понятия и фиксировать те отношения, которые испытуемый «полагает» существенными. Каждая карточка представляет собой сложный перцептивный стимул, составленный из 12 элементов (12 геометрических фигур). Использовалось три вида фигур (круг, квадрат, треугольник), окрашенных в три различных цвета.

Оригинальная авторская методика состоит в следующем: испытуемому предлагается 30 карточек, которые надо разложить в квадрат с пустой диагональю (6×6) таким образом, чтобы карточки, расположенные по строкам (и столбцам), подчинялись соответствующим правилам, единым для всех строк (столбцов). Искусственное понятие составлено согласно логическому умножению следующих двух правил: карточки, расположенные по строкам, характеризуются формализмом «отсутствия» (либо цвета, либо фигуры), карточки, расположенные по столбцам, подчиняются формализму «преобладания» (либо фигур, либо цветов).

Стимульный материал

Стимульным материалом служили 30 карточек из модифицированной методики М.С. Роговина. Модификация данной методики была разработана Е.П. Никитиной. Прежде всего параметр цвета был заменен на параметр текстуры. Использовались черно-белые текстуры, различающиеся «рисунком» точек и имеющие равную контрастность. На основании дан-

Все эксперименты проведены Г Г. Кислицыной.ных, полученных в пилотажных экспериментах, все три вида текстур были «уравнены» таким образом, чтобы не наблюдалось систематических ошибок, вызванных дисбалансом в восприятии текстур. Далее, вряде карточекбыла изменена пропорция фигур и текстур с тем, чтобы искусственное понятие описывалось однозначно формализмами, симметричными относительно фигур и текстур: 1) преобладание и 2) отсутствие.

Логическое умножение данных формализмов позволяет выделить два типа карточек, симметричных относительно фигур и текстур. В карточках «типа 1» (Т1) преобладает какая-то одна из характеристик (например, одна из фигур) и эта же характеристика отсутствует (одна из фигур), т.е. формализмы преобладания и отсутствия применяются к одним и тем же характеристикам стимула (фигуре или текстуре). Иными словами, логическое умножение двух формализмов (преобладания и отсутствия) выражается в преобладании какой-то характеристики при одновременном отсутствии аналогичной характеристики (например, преобладает одна из фигур и отсутствует одна из фигур). Данное правило преобладания подчиняется пропорции 9:3:0. Второй параметр (в данном случае текстура) распределен равномерно по всем фигурам (т.е. подчиняется пропорции 4:4:4). Общее количество карточек «типа 1» равняется 12.

В карточках «типа 2» (Т2) те же два формализма («преобладание» и «отсутствие») применяются — в отличие от карточек «типа 1» — к разным характеристикам. Например, «преобладает» какая-то из фигур, а отсутствует какая-то из текстур. Так же как и в карточках «типа 1» применение этих формализмов симметрично относительно фигур и текстур. Второй закон связи двух формализмов описывается следующей пропорцией: преобладающий параметр (например, фигура) подчиняется пропорции 8:2:2, а параметр, реализующий формализм отсутствия, подчиняется пропорции 6:6:0. Общее число карточек, отнесенных к «типу 2», равняется 18.

Таким образом, на карточках Т1 имеется 2 вида фигур, заданных (согласно модифицированному варианту методики) в соотношении 9:3:0, и все три вида текстур в соотношении 4:4:4. При этом соблюдалось условие, чтобы текстуры были распределены по фигурам в равных пропорциях. Например, имеется 9 кругов, из которых первые три имеютодин вид текстуры, вторая тройка имеет второй вид текстуры и третья тройка — третий вид текстуры. Фигуры, представленные в количестве, равном 3, равномерно распределены по трем видам текстур. Тот же тип организации материала сохраняется и в карточках «типа 1», где две текстуры представлены в пропорции 9:3:0, а все три фигуры распределены равномерно между вариантами текстур в пропорции 4:4:4. Второй тип карточек (Т2) также построен согласно логическому умножению двух формализмов, где формализм преобладания задает пропорцию 8:2:2, а формализм отсутствия задает пропорцию 6:6:0. Главное отличие карточек Т2 от Т1 состоит в том, что в карточках Т2 преобладающие и отсутствующие параметры относятся к разным характеристикам стимула (т.е. в случае преобладания фигур отсутствует какая-либо из текстур и наоборот), а в карточках Т1 формализмы преобладания и отсутствия реализованы на одних и тех же характеристиках стимула (например, преобладает одна из текстур и отсутствует одна из текстур).

Эксперимент

Проведено 3 серии экспериментов.

Цель 2-й серии состоит в регистрации признаков, выделяемых испытуемыми в процессе мышления. Испытуемые должны были сложить квадрат из карточек, т.е. постро-ить искусственное понятие (для чего необходимо было абстрагировать существенные свойства, выраженные в формализмах преобладания и отсутствия). Регистрировалась процедура выполнения данной задачи, а также успешность абстрагирования двух субкатегорий, представляющих собой логические основания искусственного понятия. По степени успешности разложения квадрата и по способности переноса найденного правила на симметричные параметры (с фигуры на текстуру и наоборот) испытуемые были разбиты на 4 группы. В группу 1-ю группу вошли испытуемые, не сумевшие выделить ни одного формализма, так называемые «неуспешные испытуемые». В группу 2 — испытуемые, сумевшие выделить один формализм (чаще всего формализм «отсутствия»), в группу 3 — испытуемые, сумевшие выделить два формализма, но не построившие при этом искусственное понятие (т.е. не разложившие квадрат), и,наконец, в группу 4— испытуемые, успешно решившие логическую задачу на построение искусственного понятия. Таким образом была получена номинативная ранговая оценка всех испытуемых, выполнявших задание.

Цель 1 и 3 серий эксперимента состоит в регистрации перцептивных признаков, выделяемых испытуемыми при «непосредственном восприятии»- тех же самых карточек. Процедура экспериментов была тождественна и повторялась дважды — до и после выполнения логической задачи.

Испытуемых просили оценить сходство каждой из 30 карточек с 42 простыми стимульными образцами, предъявлявшимися симультанно. Каждый образец представлял со-бой сочетание одной из фигур (круг, квадрат, треугольник) с одним из трех вариантов текстур.

Время экспозиции каждой карточки составляло 200-300 мс, и испытуемого просили указать на 3 из 42 образцов, на какие данная карточка более всего похоже. Фактически испы-туемый должен был осуществить элементарный анализ и синтез, так как на каждой карточке было по 12 элементов, а требовалось выбрать только три, «полагаясь на первое впечатле-ние». При разработке данной процедуры мы исходили из утвердившейся в современной когнитивной психологии точки зрения, согласно которой оценка «сходства» тождественна «элементарной перцептивной категоризации». Ведь для осуществления такой оценки испытуемый должен «проанализировать» все 12 элементов карточки и осуществить синтез фигур и текстур. Иными словами, процедура сравнения — «это конкретная форма взаимоотношения анализа и синтеза» [1, с. 92]. Каждая карточка предъявлялась в псевдослучайной последовательности 4 раза; таким образом, каждая карточка была пред-ставлена вектором из 12 оценок (12 выбранных стимульных образцов, сочетающих фигуры и текстуры).

Эксперименты проводились на гомогенной выборке военнослужащих в возрасте от 18-22 лет. В эксперименте приняло участие 22 человека.

Результаты

Так как основная гипотеза настоящего исследования состояла в утверждении о взаимосвязи восприятия и мышления, что выражается во взаимном влиянии перцептивных илогических категорий, то естественно предположить, что параметры, детерминирующие перцептивную категоризацию, окажутся предпочтительными при логической категориза-ции, и наоборот, процесс построения искусственного понятия (предполагающий выделение некоторых из характеристик стимула, которые являются существенными с логической точки зрения) окажет влияние на перцептивную категоризацию (перцептивное абстрагирование тех же параметров при выполнении задачи на «сходство»). Операциональная разработка данной гипотезы состояла в обнаружении таких параметров, которые бы позволили описать перцептивные категории (складывающиеся в процессе построения перцептивного образа) и сравнить их с логическими формализмами, необходимыми для выполнения логической задачи.

Было разработано 16 статистик, по 8 соответственно для фигур и текстур. Первая статистика получила название «преобладание» и позволяет дать оценку перцептивного видения преобладания (фигуры или текстуры). Вторая статистика, называемая «отсутствием», позволяет оценить перцептивное видение формализма «отсутствия» (фигуры или текстуры). Данные статистики вычислялись отдельно для карточек Т1 и Т2. Соответственно, эти 8 статистик повторяют субкатегории искусственного понятия и позволяют дать абсолютную оценку преобладающего и отсутствующего параметров (фигур или текстур).

Помимо этих статистик были выделены еще восемь (по четыре для фигур и текстур). Это статистики получили название «основная равномерность» и «фоновая равномерность». Они также вычислялись для карточек Т1 и Т2.

Основная равномерность описывает отклонение в 12 оценках каждого элемента карточки (фигуры, текстуры) от матожидания, выраженного пропорцией 9:3:0 в карточках TI и 8:2:2 в карточках Т2. Фактически, статистика основной равномерности является обобщением двух формализмов преобладания и отсутствия на материале преобладающего элемента. Напомним, что преобладающий элемент однозначно задает соотношение формализмов преобладания и отсутствия в карточках Т1, где преобладает и отсутствует один и тот же параметр. Для карточек же Т2 формализмы преобладания и отсутствия разнесены по двум видам па-‘

раметров: преобладает один из параметров (например, какая-то из трех фигур в соотношении 8:2:2), а отсутствует один из другого вида параметров (например, какая-то из видов текстур). Поэтому помимо «основной равномерности» была выделена статистика «фоновой равномерности. С помощью данной статистики оценивается отклонение 12 оценок по каждой карточке от матожидания в отношении фоновых (несущественных) параметров стимула, подчиняющихся определенным соотношениям. В карточках Т1 данное соотношение для фоновых параметров определяется пропорцией 4:4:4. Для решения логической задачи данное соотношение не является существенным, оно никоим образом не представлено в основных правилах, на основе которых построено искусственное понятие. В карточках Т2 термин «фоновые параметры» справедлив только в отношении первых членов пропорции 6:6:0, так как последний член (нуль, отсутствие) отражает формализм отсутствия, конституирующий искусственное понятие.

Таким образом, дополнительно введенные статистики отражают не столько абсолютное видение правил преобладания и отсутствия, сколько равномерность в оценках сходства в соответствии с правилом пропорции (для карточек Т1 — в пропорции 9:3:0, а для карточек Т2 — в пропорции 8:2:2).

Данные статистики позволяют оценить, видит ли испытуемый только преобладание (9 или 8), или же он связывает этот преобладающий параметр с аналогичными ему параметрами в пропорции 9:3:0 или 8:2:2.

Статистика фоновой равномерности, отражающая равномерность выбора «другого», несущественного параметра, позволяет оценить, насколько случайно выделяется «несу-щественный» с логической точки зрения параметр в пропорции 4:4:4 (для карточек Т1) и в пропорции 6:6 (для карточек Т2).

Итак, выделено 16 статистик.

Для карточек Т1:

1) преобладание фигур (9);

2) отсутствие фигур (0);

3) основная равномерность фигур (соотношение преобладания/отсутствия, т.е. выделение пропорции 9:3:0 в оценке сходства фигур);4) фоновая равномерность текстуры («другой», не преобладающий признак — текстура — подчиняется пропорции 4:4:4);

5) преобладание текстуры (9);

6) отсутствие текстуры (0);

7) основная равномерность текстуры (соотношение преобладания/отсутствия, т.е. выделение пропорции 9:3:0 в оценках сходства текстур);

8) фоновая равномерность фигур («другой», не преобладающий признак — фигура — подчиняется пропорции 4:4:4).

Для карточек Т2:

9) преобладание фигур (8);

10) отсутствие текстуры (0);

11) основная равномерность фигур (соотношение преобладания/отсутствия, т.е. выделение пропорции 8:2:2 в оценках сходства фигур);

12) фоновая равномерность текстуры («другой», не преобладающий признак — текстура — подчиняется пропорции 6:6);

13) преобладание текстуры (8);

14) отсутствие фигуры(О)

15) основная равномерность текстуры (соотношение преобладания/отсутствия, т.е. выделение пропорции 8:2:2 в оценках сходства текстур);

16) фоновая равномерность фигуры («другой», не преобладающий признак — фигура — подчиняется пропорции 6:6).

Результаты дисперсионного анализа по 16 выделенным признакам в зависимости от серии и успешности построения искусственного понятия позволили выявить отсутствие взаимодействия между факторами, а также выделить признаки, значимо зависящие от фактора успешности. Эти признаки были включены в процедуру дискриминантного анализа для проверки гипотезы о связи между восприятием и мышлением.

В подтверждение последнего вывода о надежной связи качества перцептивной категоризации стимульного материала и успешности выполнения логической задачи приведем результаты дискриминантного анализа, проведенного на исходных статистиках.Классификационная таблица дискриминантного анализа
Все испытуемые 100-процентно делятся на 4 кластера, которые отделены друг от друга многомерными плоскостями. Иными словами, результат видения карточек в 1-й серии и улучшение видения основных формализмов на карточках Т1 в 3-й серии однозначно предсказывают степень успешности выполнения задачи на построение искусственного понятия. Ответственными за полученное разделение испытуемых оказались следующие признаки: все параметры преобладания и отсутствия для двух типов карточек (Т1 и Т2) в 1-й серии, а в 3-й серии — только параметры преобладания и отсутствия фигуры для карточек Т1 и преобладание текстуры для карточек Т2.

Модификацией методики мы сделали наш эксперимент симметричным во всех отношениях, что позволило рассматривать его как полный факторный эксперимент с 4 факторами. Тогда в карточках не важны детали (фигура, текстура), а важно преобладание (не важно, чего), отсутствие (не важно чего) и соотношения преобладаюших/отсутствующих компонент и фоновых компонент. Таким образом все 30 карточек можно рассматривать как повторности в матрице, имеющей четыре входа: серия (1 или 3), успешность (на 4 уровнях), тип карточки (Т1 или Т2) и вид преобладающего элемента (фигура или цвет). Повторности в каждой точке плана— это испытуемые с соответствующими оценками. Каждая из 30 карточек оценивалась по статистикам преоб-ладания, отсутствия, основной равномерности (соотношению преобладания/отсутствия) и фоновой равномерности. Результаты дисперсионного анализа по каждому из 4 объе-диненных признаков приведены в таблице (см. ниже).

Примечание: в верхней строчке каждой клетки указан уровень значимости, в нижней — среднее по уровням соответствующих факторов.

Анализ результатов

Результаты дисперсионного анализа по обобщенным параметрам преобладания, отсутствия, основной равномерности и фоновой равномерности показывают, что статистика преобладания является высоко значимой для всех факторов. Примечательно, что уже в 1 серии (т.е. еще до выполнения задачи по построению искусственного понятия) испытуемые надежно выделяют преобладание определенных фигур (несмотря на то, что они окрашены в разные текстуры) и определенных текстур (заключенных в разные фигуры). Данный вывод справедлив для карточек Т1 и Т2 (хотя в карточках Ti преобладание видится лучше). Данный результат совпадает с самоотчетами испытуемых, которые быстро находили преобладание «одного элемента из двух».Интересным представляется результат оценю! преобладания по группам испытуемых. Результаты свидетельствуют, что «неуспешные» испытуемые «хуже» видят преобладание по сравнению с оставшимися тремя группами, сумевшими с разной степенью успешности сформировать понятие.

Параметр «отсутствия» также является высокозначимым. Как и в случае с параметром преобладания, неуспешные испытуемые надежно «отстают» в видении отсутствия по срав-нению с тремя прочими группами испытуемых. Данный результат значим в зависимости от серии: в 1-й серии отсутствие «видится», хотя и хуже, чем в 3-й серии. Параметр отсутствия проявляется по-разному в зависимости от того, что отсутствует — фигура или текстура. По результатам дисперсионного анализа видно, что отсутствие фигур замечается лучше, чем отсутствие текстур. При этом незначимым оказывается деление на типы карточек. Иными словами, демаркационная линия в восприятии параметра «отсутствия» проходит не по тому, отсутствует ли «тот же» элемент (что и преобладающий) или же «другой» элемент (не преобладающий), а в зависимости от того, что отсутствует — фигура или текстура.

Статистика «основной равномерности», представляющая собой суммарное представление о соотношении преобладания/отсутствия, также выше для фигур. Последнее означает, что на материале фигур (в качестве преобладающих элементов) лучше замечается как пропорция 9:3:0, так и пропорция 8:2:2.

Наиболее информативным и неожиданным является параметр фоновой равномерности. Напомним, что фоновая равномерность отражает отклонение от пропорции, которой подчиняется несущественный с точки зрения искусственного понятия признак. Данная пропорция для карточек Т1 выражена соотношением 4:4:4, а для карточек Т2 — соотно-шением 6:6:0. В целом по выборке данная статистика ухудшается от 1 к 3 серии (ур. значимости = 0.005). Последнее означает, что испытуемые, вне зависимости от успешности формирования искусственного понятия, в 3-й серии хуже «воспринимают» пропорцию, несущественную для данного понятия. Однако наряду с общим ухудшением видения «фо-новой равномерности» наблюдается значимое различие по группам испытуемых: «неуспешные» испытуемые улучшают«видение» несущественных свойств стимула, тогда как «средние» и «справившиеся» с задачей испытуемые видят данный параметр хуже.

Последнее может означать, что неуспешные испытуемые не только не различают основные и фоновые параметры, но после попытки выполнения логической задачи они переходят к стратегии сверхфиксации именно на фоновых параметрах. У прочих же групп испытуемых, выделивших (хоть и с разной степенью успешности) в процессе логического поиска субпонятия, на первый план выступают основные признаки — преобладание и отсутствие — и их соотношение (описанное статистикой основной равномерности).

Для проверки данной гипотезы был проведен анализ «фоновой равномерности» с целью дискриминации двух гипотез: либо неуспешные испытуемые равномерно выби-рают все параметры, вне зависимости от их логической существенности, и таким образом статистика фоновой равномерности улучшается, либо они привилегированно выделяют только фоновые признаки, не «умея» выделить существенные. Данный анализ допустимо провести только для карточек Т2, в которых несущественный признак подчинен пропорции 6:6 (напомним, что в карточках Т1 фоновый признак подчинен пропорции 4:4:4).

Было введено 8 дополнительных статистик, отражающих изменение видения перцептивных параметров «преобладания» и «отсутствия» при переходе от 1 к 3 серии. Принимая во внимание тот факт, что потенциальные возможности изменения результатов видения различаются в разных группах испытуемых (и определяются достигнутым уровнем видения в 1 серии), в последующих расчетах использовались разности аналогичных статистик в 1 и 3 сериях (например, разность статистик преобладания/отсутствия для фигур/текстур в 1 серии и 3 серии в каждом типе карточек).

Результаты статистического анализа показывают, что неуспешные испытуемые улучшают видение фоновых признаков при переходе от 1 к 3 серии (при стабильно плохом видении существенных признаков): по фоновому видению текстур неуспешные испытуемые на первых местах среди прочих, по фоновому видению фигур они занимают не последние, а средние места, а фоновые текстуры видят луч-ше, чем фоновые фигуры. Иными словами, то, что средний человек видит хуже всего (фоновые компоненты и текстуру), неуспешный испытуемый видит как раз лучше всего. Таким образом подтверждается гипотеза о сверхфиксации неуспешных испытуемых на фоновых признаках. Этот класс испытуемых значимо хуже остальных видит существенные (с логической точки зрения) признаки, но при этом выделяет фоновые признаки не хуже, а порой и лучше, чем остальные испытуемые.

Обсуждение результатов

Мы получили достоверные результаты, свидетельствующие о том, что испытуемые, успешно выполнившие задачу логической категоризации, значимо отличаются от неуспешных испытуемых по статистикам, отражающим существенные параметры перцептивного стимула (статистики преобладания и отсутствия). Неуспешные испытуемые значимо лучше видят несущественные с логической точки зрения признаки (выраженные в статистиках фоновой равномерности на карточках Т2). При этом по приросту видения фоновых компонент от 1 к 3 серии они не отличаются от испытуемых, максимально успешно решивших логическую задачу.

Напомним, что правило распределения в карточках Т1 в отношении преобладающего и отсутствующего параметров (9:3:0) не предписывает пропорции распределения относи-тельно фонового параметра. То же относится и к пропорции распределения в карточках Т2, где существенные с логической точки зрения признаки описываются первым членом пропорции 8:2:2 и последним членом пропорции 6:6:0 (а несущественные параметры подчиняются пропорции 6:6, что зафиксировано в статистике фоновой равномерности). Следовательно, выделение основных логических формализмов не «нуждается» в учете «фоновых» характеристик.

Возникает вопрос, откуда испытуемые, не знающие о правилах, конституирующих искусственное понятие (прежде всего о правиле преобладания и отсутствия), знают об основных и фоновых признаках? У С.Л. Рубинштейна есть важный тезис о том, что процесс восприятия есть первичная абстракция частотных свойств — «общее вероятный индикатор того, что это существенно» [1, с. 94]. В нашем случае

зп

частотными являются как правила преобладания и отсутствия, так и правила «фоновой равномерности». И если первые правила являются существенными для построения искусственного понятия, то вторые (фоновая равномерность фигур и текстур) — маргинальными. Процесс построения искусственного понятия требует не только выделение существенных формализмов, но и их дифференцировку от несущественных (фоновой равномерности). Как мы уже говорили, все карточки суть повторности двух формализмов и их связи: преобладания, отсутствия и отношения преобладания/отсутствия (основной равномерности). В полученном экспериментальном факте о разном видении существенных параметров (преобладания, отсутствия, основной равномерности) и несущественного параметра (фоновая равномерность) в разных группах испытуемых подтверждается тезис. С.Л. Рубинштейна о том, что «восприятие включает чувствен-ч ныи анализ и синтез, дифференцировку раздражителей и объединение их связями в единое целое» [1, с. 52].

Действительно, испытуемые выделяют все частотные свойства, характеризующие стимул (преобладание, отсутствие, их пропорции, пропорции фоновых компонент), тогда как неуспешные испытуемые оказываются неспособными выделить существенные частотные свойства (преобладание, отсутствие и их пропорции), но хорошо выделяют частотные свойства фоновых компонент.

Выводы

На основании проведенного анализа можно сделать некоторые выводы.

1. Успешность выполнения испытуемым задачи на построение искусственного понятия можно однозначно (100%) предсказать исключительно по результатам дифференциров-ки параметров преобладания и отсутствия в перцептивной задаче оценки сходства.

2.Улучшается видение существенных и маргинальных компонент стимула в 3 серии после выполнения задачи на построение искусственного понятия.

3. Налицо связь между качеством восприятия и успешностью выполнения мыслительной задачи. Неуспешные испытуемые акцентируют внимание на маргинальных компо-нентах и в то же время значительно хуже видят существенные компоненты {по сравнению с прочими испытуемыми). Можно предположить, что «неуспешные» испытуемые отражают маргинальные свойства стимула и одновременно не в состоянии абстрагировать существенные связи, необходимые для построения искусственного понятия.

4. Несмотря на то, что искусственное понятие, представленное посредством 30 карточек, симметрично относительно фигур и текстур, последние воспринимаются неодинаково. Как преобладание, так и отсутствие адекватнее воспринимается в ситуации оценок «сходства» по первому впечатлению в отношении фигур (по сравнению с текстурами). Данный факт лучшего видения фигур (как их преобладания, так и их отсутствия), вероятно, можно объяснить организацией стимульного материала, так как 12 элементов карточки представляют собой фигуры, заполненные разными текстурами.

Заключение

Итак, согласно принципу активного субъекта, мы вправе ожидать, что образ предмета, формирующийся в процессе восприятия, не является изоморфным отражением перцептивных признаков предмета. «Восприятие как созерцание вещей и явлений действительности в их связях и отношениях и чувственное мышление как деятельность, выявляющая эти связи и отношения в чувственном содержании действительности, непрерывно переходят друг в друга» [1, с. 139]. В нашем исследовании получен результат, свидетельствующий о взаи-модействии признаков, выделенных в процессе восприятия, с успешностью выполнения логической задачи. Показано, что анализ и синтез воспринимаемых признаков (преобла-дание, отсутствие и их соотношение) предопределяет успешность анализа и синтеза существенных признаков, необходимых для решения мыслительной задачи, «…процесс этой дифференцировки, начинаясь в области чувственного, неизбежно переходит в сферу абстрактного мышления. Этот переход в сферу абстрактного мышления необходим потому, что объективное определение явлений достигается посредством раскрытия их взаимоотношений лишь тогда, когда явления берутся в чистом виде, в их закономерных отношениях, т.е. в абстракции от сторонних, привходящих обстоятельств, маски-рующих сущность явлений» [1, с. 71]. Более того, экспериментальные данные позволяют утверждать, что признаки, абстрагируемые в процессе восприятия и мышления, являются сущностно едиными, отражающими основные свойства объекта. «Вместе с тем наличие одних и тех же общих процессов анализа, синтеза и обобщения, хотя и выступающих в различных специальных формах, на всех ступенях познания обусловливает единством познавательного процесса, своей реальной основой имеющее единство его объекта — бытия, — раскрывающегося в познания». [1, с. 140].

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
3.5. ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ОБРАЗА ПРЕДМЕТА ПО СЛОВУ-НАИМЕНОВАНИЮ (ПРОБА 6)
Столярова П.П. Образ «я» как предмет психологического анализа
СТОЛЯРОВА П.П. ОБРАЗ «Я» КАК ПРЕДМЕТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА
ПРОЦЕССЫ СРАВНЕНИЯ И ОЦЕНКИ ПРЕДМЕТОВ
ПРОЦЕСС СОЗДАНИЯ ОБРАЗОВ ВООБРАЖЕНИЯ
§3. РОЛЬ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ПРОЦЕССАХ ПОСТРОЕНИЯ ПСИХИЧЕСКОГО ОБРАЗА
ИЕРАРХИЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЗАЦИЯ
ТЕОРИЯ КАТЕГОРИЗАЦИИ
Категоризация и представление знаний
2.2. Роль процессов коммуникации в формировании образа будущего
Категоризация, называние, описание, закономерность
О ПРОСТРАНСТВЕННОЙ ЛОКАЛИЗАЦИИ ОБРАЗА ПРЕД-СТАВЛЕНИЯ В ПРОЦЕССЕ ВООБРАЖЕНИЯ
ГЛАВА 2. МОДЕЛЬ СУЩЕСТВОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ ОБРАЗА БУДУЩЕГО В ПРОЦЕССЕ ТРАНСКОММУНИКАЦИИ
Добавить комментарий