ОНТОЛОГИЧЕСКИЕ И ГНОСЕОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ

Как системный, так и комплексный подход ориентированы на познание системных объектов и их системных качеств. Реальность систем в природе, обществе и сознании оправдывает стратегию системного и комплексного подходов. В системологии не раз возникал вопрос, существуют ли системы объективно, либо же они только продукты некоторых познавательных процедур. Этот вопрос не праздный, так как границы системных объектов могут быть размытыми из-за наличия большого числа связей с другими объектами среды. «Действительно, все в мире взаимосвязано, но понятие «система» отражает некоторые конкретные, особые связи между взаимодействующими элементами» (Аверьянов 1985: 43).

Диалектический принцип всеобщей взаимосвязи явлений материального мира лежит в основе как системного, так и комплексного подходов. Мир — система систем, а системность — атрибут бытия. Системные объекты различаются по уровню интеграции — от суммы элементов до целостной органической системы, как, например, система «индивидуальность», с ее субстанциональной непрерывностью, неделимостью, устойчивостью в пространстве и времени, своеобразием и неповторимостью (Кнорре 1968). К таким системам, несомненно, относится человек — индивидуальность в прямом смысле слова.

Существуют иные системные объекты, которые В.П.Кузьмин назвал системными комплексами (1986), Н. Т. Абрамова— «мозаичными» объектами (1986), А. Н. Аверьянов — системно-комплексными объектами (1985), А. А. Любищев — системами нулевого порядка (1977). Целостность их относительна, у них нет строго закрепленной структуры. К таким объектам относятся комплексы, например, «человек-машина», биоценоз, биосфера, мировой океан и проч. Их элементы разнородны (живые и неживые, природные и социальные), автономны, поскольку могут существовать друг без друга. Но в комплексе эти элементы взаимодействуют и таким образом создают единство.

Системный и комплексный подходы в принципе имеют безграничную онтологическую базу — любой объект может стать предметом системного или комплексного исследования. В пользу такого понимания зоны действия этих методологических стратегий свидетельствует представление о моно- и полисистемах и системных

качествах, разработанное В.П.Кузьминым (1986). В.П.Кузьмин полагает, что системное знание существует в двух видах. Во-первых, изучение предмета как одно-качественной системы, или моносистемное знание. Оно получается в результате центрирования на предмете, взятом самом по себе, при этом во главу угла ставятся вопросы о системообразующих детерминантах, связях и отношениях в системе, ее структуре, функционировании, развитии, ее системных основаниях. Во-вторых, изучение системности мира, когда любой предмет выступает многочленом различных макросистем, при этом он и сам по себе рассматривается как полисистема, в которой представлены разные формы материи. Такой вариант назван В. П. Кузьминым «полисистемным».

Любой объект может рассматриваться либо как моносистема, либо как полисистема. Полисистемное исследование обнаруживает разнородность системных объектов и тогда, когда они и сами по себе содержат в своем субстрате разные формы, уровни материи. Человек — индивидуальность — есть полисистема, ибо в нем сосуществуют, соподчиняются социальная, физическая, биологическая форма материи.

Разнородность системы «человек» означает множественность системных оснований его свойств. Системным основанием считается тот способ материального существования объекта, та форма материального движения, которая придает ему качественную определенность и порождает системное качество (Кузьмин 1986). Системный подход нацелен на изучение системных качеств. Если при этом последовательно выявляются разные системные качества, зависящие от разных системных оснований — космических, физических, биологических, социальных, то исследование становится вместе с тем комплексным или системно-комплексным (полисистемным).

Подход к изучению системных качеств может быть двояким. Во-первых, если принять, что системные качества существуют благодаря включению объекта в определенную макросистему, то изучение системных качеств означает определение их зависимости от места данного объекта в системе внешних для него отношений и связей. Применительно к человеку это может означать, например, поиск социально-типичных свойств личности, которые характеризуют не только одного человека, но множество лиц, «вписанных» в данную макросистему —класс, социальную группу, этнос.

Во-вторых, системные качества — это такие, которые характе-

ризуют целое, принадлежат системе, а не ее отдельным элементам. Их можно рассматривать как продукт интеграции системы. Поэтому системные качества характеризуют не только совокупность индивидов, но и отдельного человека, являются индивидуальными, выступая результатом внутренних связей его структуры. Это системообразующие связи, благодаря им возникают системные качества, не свойственные элементам системы. В этом смысле системные качества эмерджентпны.

Оба взгляда на природу системных качеств встречаются в научной литературе, и оба они справедливы по отношению к системному изучению человека. Системные качества человека разнообразны в силу принадлежности человека разным материальным макросистемам—социальным, биологическим, физическим, и в силу разнородности, разноуровневости материального субстрата человека в нем представлены все уровни существования материи, причем социальная ее форма воплощена в психосоциальных структурах.

Психика — системное качество и в первом и во втором смысле этого понятия. С одной стороны, она является порождением макросистем, в которые включен человек, отражающий их в своем сознании. С другой стороны, она есть результат интеграции подсистем в структуре человека — организма и личности. Она есть его, человека, качество. Для психики как системного качества природа человека-носителя вовсе не безразлична, психика в любом случае неотделима от субъекта. В определенном отношении она — его качество, продукт его мозга и всей сомы. Природа субъекта участвует в формировании субъективного образа, опосредует взаимодействия субъекта с объектом, служит преломляющей средой всех воздействий, порождающих психическое.

Комплексный подход в психологии предполагает рассмотрение психики как интегрального свойства системы «человек», которая формируется и существует благодаря ее включенности в разные социальные, биологические, физические макросистемы. Чтобы понять психику как системное качество, надо системно представить человека — субъекта психики, сознания, выявить множественность ее системных оснований и, следовательно, разноуров-невость, разнородность системной организации человека.

Для возникновения психического процесса, образа и поведенческого акта необходимо, чтобы субъект вступил во взаимодействие с объектом отражения и деятельности. При этом во взаимодействие вступает весь субъект целиком, все уровни его материальной приро-

ды, таким образом, все они служат системными основаниями психического, отсюда можно сделать вывод о системной детерминации психики. «Очевидно, что и детерминация реально выступает как многоплановая, многоуровневая, многомерная, воплощающая явления разных (многих) порядков, т. е. системная» (Ломов 1984: 99). Речь идет, видимо, о том, что С. Л. Рубинштейн обозначил как «послойную» детерминацию, причем определяется детерминация психики не только специфическим основанием, но и неспецифическими.

Для человека-личности специфическим основанием является социальная материя, система общественных отношений, но это не отменяет значения всех нижележащих оснований. Как отмечает В. П. Кузьмин, «в действительности же каждое явление представляет собой не только феномен определенной ступени эволюционной лестницы (в смысле исторического происхождения одного из другого), но имеет и целый набор оснований, в котором каждый слой не может существовать без предыдущего, составляющего его фундамент. В результате получаются «пирамиды» оснований, более или менее высокие в зависимости от положения явления на эволюционной лестнице» (Кузьмин 1986: 164).

Как правило, большинство конкретных психологических исследований ограничивается выявлением наиболее актуальных, специфических детерминант. Однако нельзя абстрагироваться от неспецифических, более общих факторов, которые могут сыграть решающую роль в поведении, в определенных (как правило, экстремальных) обстоятельствах в те или иные периоды жизни.

Если в конкретном исследовании целесообразно рассматривать субъект как носителя одного системного качества, абстрагируясь от многих других, то такое системное исследование будет развертываться как бы в одной плоскости. Целостность человека будет представлена связями между однородными, однокачественными элементами (например, физиологическая, морфологическая, биохимическая целостность человека). Выделенную сторону объекта можно исследовать как моносистему с одним системным основанием. В таком случае системный подход реализуется в моносистемном варианте. Исследование будет системным, но не комплексным.

Множество моносистем, принадлежащих одному объекту, «вещи», в совокупности образует тотальную целостность. Далеко не всегда она является целью конкретного исследования. Чаще ограничиваются изучением отдельных фрагментов моносистем объекта

таким образом, чтобы последовательно охватить разные стороны полисистемы, представить ее комплексно. Такое исследование не ставит цель обнаружить связи, существенные для целостности объекта и потому не будет системным. Аналогичен случай, когда изучается комплекс разнородных факторов, детерминирующих объект. Причем эти факторы не всегда образуют систему, а объединяются только точкой своего приложения. Например, космические, биологические и социальные факторы среды влияют на здоровье человека в комплексе, но вряд ли составляют систему. В связи с большими трудностями познания полисистемных объектов, системных комплексов, суммативных единств, «мозаичных» объектов современная наука изучает их преимущественно на суммативно-ком-плексном уровне: знания о них многочисленны, но фрагментарны. Однако надо ожидать, что в будущем произойдет синтез накопленных знаний в рамках какой-либо общей теории.

Можно выделить три типа конкретных исследований сложных многокачественных, полифакторных объектов, реализующих комплексный и системный подходы.

1. Суммативно-комплексный тип. Система рассматривается как разнородное суммативное множество. Целостность вообще не является предметом изучения, а значит, не изучаются специально внутренние связи между элементами множества. Нет общей теории сложного объекта. Исследования такого типа могут завершиться суммированием сведений о разных сторонах объекта, разных его качествах. В этом случае комплексность является начальной формой синтеза знаний, за которой должен последовать другой, более трудный и сложный, — создание целостной теоретической картины исследуемого явления.

2. Моносистемный тип. Система выступает как однокачествен-ная, однородная (например, только психологическая, только физиологическая). Целостность системы рассматривается в одной плоскости путем изучения внутренних связей между однородными, однокачественными элементами (скажем, связи между анализаторами в сенсорной организации, между интеллектуальными функциями). Под целостностью здесь понимают такое состояние объекта, когда изменение одного его элемента вызывает изменения в других и изменяет систему в целом1.

1 Нельзя не согласиться с мнением Н. Т. Абрамовой, что «… целостность объекта — это интегральный, т. е. возникший вследствие взаимодействия и взаимо-

Внутренние связи служат механизмом целостности, поэтому обнаружение и по возможности измерение этих связей — определяющая черта моносистемного и вообще системного подхода.

3. Системно-комплексный тип обладает чертами первого и второго типов. Объект выступает здесь в качестве полисистемы, разнородной целостности.

Комплексное изучение сторон, «срезов» системы сочетается с исследованием целостной структуры. Ставится задача синтеза полисистемы, поиска связи между разнокачественными уровнями целого, его «срезами». Комплекс одноаспектных знаний об отдельных сторонах объекта синтезируется в целостный его образ.

Выявление связей составляет главное условие синтеза системного объекта. Синтез — центральное звено в процедуре системного и системно-комплексного исследования. В последнем случае он осложняется разнородностью синтезируемых объектов и соответствующих знаний о них (они получены разными методами, выражены на языках разных научных дисциплин). Пути синтеза слабо изучены в методологии, но тем не менее фактически опробованы в научной практике, в частности в области человекознания.

Максимально широкий синтез осуществляется философией, так как она отличается беспредельностью своего объекта — им является вся природа, общество, человек и его сознание. Поэтому оправдано распространенное мнение о том, что полный синтез знаний о человеке, его «тотальной целостности» может быть достигнут только на этом уровне обобщения. Осуществляемый этой наукой синтез относится к родовому человеку, конкретные люди предстают перед умственным взором философа как носители родовых качеств. На философском уровне знания, полученные многими частными науками, служат материалом построения общей картины человека. Только философия соотносит конкретные науки с гуманистическими ценностями, осуществляет аксиологическую функцию.

Вместе с тем синтез комплекса одноаспектных знаний, т. е. тех, которые получены несколькими науками, изучающими с разных сторон один и тот же объект, осуществляется не только в философии. Многие науки могут выступать базовыми дисциплинами — ставить цели и задачи синтеза, перерабатывать в собственных понятиях знания, полученные в смежных науках об общем для них

обусловленности элементов, их продукт, результат. В понимании целостности исходят из внутренней взаимосвязи частей» (Абрамова 1974: 39).

объекте изучения. Так, под своим углом зрения производит междисциплинарный синтез медицина, которая все более осознает потребность в целостном подходе к пациенту (Чазов, Царегородцев 1982). В такой же роли выступают педагогика (Ананьев 1980), антропология (Аверин 1979). Несомненно, что задачу синтеза решает и психология, которую Б. Г. Ананьев рассматривал как модель синтетического человекознания (Ананьев, 19686)2.

В. П. Кузьмин различает три формы синтеза: «собирательный», преодолевающий узкое аспектовидение (при этом привлекаются данные из разных наук); системный синтез «расширяющегося знания», необходимый для изучения объекта во все более широкой сети явлений действительности и обнаружения в нем разнопорядковых сущностей; системный синтез прогностических знаний, учитывающий комплекс разнообразных факторов при социальном, экономическом, техническом планировании и проектировании (Кузьмин 1986).

Независимо от формы синтеза должны существовать общие его процедуры. Разработка процедур синтеза, особенно междисциплинарного, признается одной из сложнейших и актуальных задач философии, логики и методологии науки (Мирский 1980а-б; Щедро-вицкий 1984). Для дальнейшего обсуждения исторического опыта комплексных исследований в психологии необходимо уяснить, какие процедуры и методы синтеза уже предложены в современных методологических исследованиях.

Построение предмета исследования через его адекватный анализ («диалектическое расчленение», по К.Марксу) признается решающим условием успешности последующего синтеза (Савченко 1988). Г. П. Щедровицкий в статье «Синтез знаний: проблемы и методы» (Щедровицкий 1984) показал реальные трудности воссоздания целостного объекта по совокупности монодисциплинарных од-ноаспектных знаний, полученных независимо друг от друга в разных исследованиях. Для синтеза автор считает необходимым наличие теоретической гипотетической модели целостного объекта, модели, которую он назвал «конфигурантом». Можно думать, конфи-гурант формируется на основе общих представлений о системе как таковой, поэтому большое значение приобретает системология, изучающая общие закономерности систем, безотносительно к их мате-

2 В настоящее время выявляется интегративная функция таких комплексных отраслей наукоемкой практики, как робототехника, освоение космоса, экологические проекты, биотехнология (Аверьянов 1985).

риально-структурным качествам. Синтез на основе общих системных представлений сводится к упорядочению разнородных знаний в матрице уровней, структур, категорий, взятых из системологии. «Построение сложного системного знания об объекте предполагает в качестве своего предварительного условия знание структуры этого объекта», его методологического образа (Там же: 82).

Системный подход предоставляет единую гносеологическую «рамку» и методологически нацеливает на изучение объектов по единой схеме целостного (интегрированного) объекта (Кузьмин 1986: 301). Однако правила заполнения этой матрицы зависят от предметного содержания конфигуранта. Конфигурант должен заключать в себе не только формальную, но и содержательную сторону системного объекта. Содержание конфигуранта, на наш взгляд, строится на основе базовой дисциплины в виде прообраза теории объекта. Его структура должна в общем совпадать со структурой конечного результата синтеза — образа целостного объекта, но его содержание отличается меньшей определенностью, отсутствием количественных мер, наличием пробелов.

К аналогичному выводу о возможностях синтеза разнородного знания о сложном объекте приходит Н. Т. Абрамова (Абрамова 1986). Она рассматривает так называемые «мозаичные» объекты (системные комплексы, по В. П. Кузьмину). Обращаясь к опыту эргономики, имеющей дело как раз с такими объектами, автор отмечает, что «комплекс знаний, каким является эргономика, существенно отличается от развитой научной теории, поскольку характер связи элементов такого множества носит достаточно внешний характер» (Там же: 109). Эргономика не достигла уровня системного синтеза. Для обобщения разнородных, монодисциплинарных знаний требуется, по мнению Н. Т. Абрамовой, нечто вроде «зародышевой структуры», вокруг которой будет происходить формирование («кристаллизация») образа целостной системы. Нетрудно видеть, что «зародышевая структура» в данном контексте аналогична «конфигуранту» Г. П. Щедровицкого. Но как Щедровицкий, так и Абрамова ничего не пишут о конкретных переходах от конфигуранта к образу системы.

Более детально вопрос о методах синтеза решается в книге В. А. Ганзена «Системные описания в психологии» (Ганзен 1984). Правда, автор акцентирует прагматическую и дидактическую роль синтеза как способ упорядочивания и подачи информации пользователю, как «мощное средство преодоления излишнего многообра-

зия взглядов, концепций, парадигм, средство создания общей теории психических явлений» (Там же: 162). В книге В. А. Ганзена рассмотрены методы системного синтеза в целях систематизации знаний, накопленных психологической наукой. В. А. Ганзен характеризует графические, аналитические, вербальные формы системных описаний. Главное место среди них автор отводит методу базиса. Системным базисом называется структура понятий, к которым редуцируется разнообразие частных описаний системы. В. А. Ганзен в качестве общего системного базиса психики берет пять общенаучных категорий — энергию, информацию, пространство, время, субстрат, к которым сводит массу психологических понятий и знаний, раскрывающих их содержание.

В рассмотренных методологических работах речь идет о теоретическом синтезе объекта на основе знаний, полученных в ходе естественноисторического развития наук, изучающих данный объект, причем знаний, выраженных на языках соответствующих дисциплин. Междисциплинарные связи, отраженные в процедурах синтеза, существуют в силу теоретического тождества системного объекта, в то время как эмпирические объекты могут быть разными (разные «выборки», принадлежащие разным «эпохам», разные « индивидуальности »).

Во многом по-иному задачи синтеза выступают в случае преднамеренного комплексного исследования, организованного для изучения конкретных объектов, между которыми сохраняется не только теоретическое, но и эмпирическое тождество (например, изучаются не вообще малые группы, а группы совершенно определенного производственного коллектива). В этом случае становится возможным с самого начала целенаправленно планировать исследование, выделяя в нем аспекты, относящиеся к ведению разных научных дисциплин.

Эмпирическое тождество объекта в конкретном комплексном исследовании позволяет подойти к его целостности путем вероятностно-статистических методов, в первую очередь — корреляционного анализа. Это средство синтеза нашло широкое применение в биологии. Здесь целостность организма изучается конкретно через выявление и измерение корреляционных связей между различными органами. Например, И. И. Шмальгаузен рассматривал корреляцию как интегрирующий фактор формообразования, а интеграцию организма — как процесс установления корреляций по мере дифференцирования организма. Такой естественнонаучный подход проти-

вопоставлялся им идеалистическому холизму (Шмальгаузен 1982). Корреляционный анализ стал ведущим методом конкретно-научного синтеза в комплексных исследованиях индивидуальности под руководством Б.Г.Ананьева (см. гл.6). В подходе к целостности субъекта Б. Г. Ананьев опирался на опыт естествознания и стремился выявить связи, обеспечивающие эту целостность. При этом он хорошо понимал, что корреляции без теории объекта не объясняют типа связи и ее принципа, они служат лишь материалом дальнейшего теоретического синтеза.

Аналогичное место занимает корреляционный анализ в исследованиях B.C. Мерлина и его сотрудников. Благодаря этому методу были выявлены два типа связей между разноуровневыми характеристиками человека — однозначные и многозначные. Последние устанавливаются между разноуровневыми феноменами в структуре индивидуальности. Обнаружены такие, что «с возрастом уменьшается количество не коррелирующих друг с другом разноуровневых свойств и увеличивается количество коррелирующих» (Мерлин 1986: 210), т.е. усиливается целостность системы.

Несмотря на ограниченность математико-статистических методов, они остаются на вооружении формализованного подхода к целостности систем, тем более что средства представления системных объектов, математический аппарат общей теории систем находится в стадии становления (Алексеев 1985). Математический язык в силу своей универсальности служит междисциплинарному синтезу, но математико-статистические методы сами по себе не решают проблемы целостности. Доверие к корреляционному или факторному анализу обусловлено не только и не столько формальными математическими правилами, сколько исходной теоретической моделью (конфигурантом) целостного объекта.

Наконец, системный синтез может осуществляться в форме монографии, посвященной уникальному системному объекту, в частности индивидуальности конкретного человека (психологическая монография об индивидуальности бытует в нашей науке в форме психографии или «описания случая»).

Комплексный подход в познании человека развивается от суммирования знаний о разных сторонах и уровнях его природы к системному представлению его целостности. Философский синтез комплекса антропологических (в широком смысле) знаний углубляет понимание родовой сущности человека. Этот синтез реализуется на мировоззренческом уровне и служит основой для конкретно-на-

учного обобщения данных, полученных методами разных наук, в которых воплощается особенное и единичное проявление родовой сущности человека. Путь к конкретно-научному синтезу пролегает через комплексные исследования человека, которые представляют собой особую форму организации междисциплинарного или межотраслевого его изучения.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
ГНОСЕОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ПСИХОДИАГНОСТИ-ЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
6.1.3. Взаимоотношения содержания и внешней формы (гносеологический аспект)
Дагаева Елена Александровна ГНОСЕОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПОНЯТИЯ ИМИДЖ
ОНТОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД
ОНТОЛОГИЧЕСКАЯ АЛЬТЕРНАТИВА В ПСИХОФИЗИЧЕСКОЙ ПРОБЛЕМЕ
Петровичева Екатерина Владимировна ОНТОЛОГИЧЕСКАЯ УВЕРЕННОСТЬ И ПОЛИМОДАЛЬНОЕ «Я»
1. ОНТОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ПРОБЛЕМЫ СОЗНАНИЯ
ОБЩАЯ УСТАНОВКА ОНТОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА ЛИЧНОСТИ КАК СУБЪЕКТА ЖИЗНИ
6.1.2. Взаимоотношения содержания и внешней формы (онтологический аспект)
К ПРОБЛЕМЕ ОНТОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ТЕРПИМОСТИ В ФИЛОСОФИИ
МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ, ОНТОЛОГИЧЕСКИЕ И ЛОГИЧЕ-СКИЕ АСПЕКТЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТНОЙ ПСИХОЛОГИИ ЧЕЛОВЕКА?
3.4. Метаморфозы психотехнических схематизмов и онтологических схем психики в процессе развития психоаналитической психотерапии
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ОБЩЕНИЯ В СЕМЬЯХ, ИМЕЮЩИХ ДЕТЕЙ С ОСОБЕННОСТЯМИ ПСИХОФИЗИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ
Провоторова Янина Александровна ОСОБЕННОСТИ ИНФОРМАЦИОННОГО ПОИСКА СТУДЕНТОВ С РАЗЛИЧНЫМИ ОСОБЕННОСТЯМИ САМОРЕГУЛЯЦИИ
А.И. МУСТАФАЕВА ЕКАТЕРИНБУРГ, РГППУ ИЗУЧЕНИЕ ОСОБЕННОСТЕЙ САМОАКТУАЛИЗАЦИИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ЛИЧНОСТНЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ
ОСОБЕННОСТИ ПОДХОДА Л.М. ВЕККЕРА К РЕШЕНИЮ ПРОБЛЕМ ИНТЕГРАЦИИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ КОММУНИКАЦИИ
ОСОБЕННОСТИ ОЦЕНИВАНИЯ.
ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
ОСОБЕННОСТИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Добавить комментарий