Основные характеристики транскоммуникативных состояний личности в социально-психологическом тренинге

В начале тренинга у испытуемых наиболее выраженными были состояния коммуникативного стресса, высказывания были стереотипными и носили в основном защитный характер. После прохождения социально-психологического тренинга у испытуемых преобладали состояния коммуникативного транса. После тренинга высказывания стали развернутыми, испытуемые пытались донести свое состояние до других участников группы. Большинство участников смогло выйти в транскоммуникативный синтез компонентов проблемной ситуации, у многих уменьшились защиты, жизнь группы вошла в их личную жизнь. В качестве иллюстрации изменений транскоммуникативных состояний личности в тестовой транскоммуникативной ситуации (Кабрин, 2005) рассмотрим наиболее типичные высказывания до и после проведения социально-психологического тренинга.

1. Первый срез. «На сегодняшний день я довольно неуверенна в себе и в своих возможностях, скованна. Я надеюсь, что в дальнейшем с помощью тренинга я преодолею свои недостатки и комплексы, чтобы соответствовать своей профессии».

Второй срез. «Спокойная и уверенная. У меня все нормально».

2. Первый срез. «Я сейчас для себя достаточно хорошая. Я сейчас
мало чего смогла добиться в жизни. Мне кажется, сейчас происходит
очень много важного и нового. И я очень сильно меняюсь».

Второй срез. «Мне очень интересно сейчас, что обо мне думают окружающие меня люди. Я стараюсь раскрыть себя как можно полнее и на тренинге и в жизни. Я чувствую огромный интерес к себе как к личности со стороны группы. Спасибо за это!»

3. Первый срез. «Я самый большой, красивый, умный и вообще ма-
нией величия не страдаю».

Второй срез. «Я знаю, что стал лучше, и чувствую, как изменилось ко мне отношение окружающих людей».

4. Первый срез. «Сейчас я не выспалась, но настроение отличное,
потому что сейчас тренинг».

Второй срез. «Ну вот, наконец-то, моя очередь настала. Попытаюсь сказать что-нибудь связное. Сейчас мне очень нравятся люди, которые меня окружают здесь, наш коллектив. На меня все так смотрят, наверное, ждут, что я скажу что-то особенное. Я знаю, вы все меня очень любите, и я тоже вас всех люблю, вы просто замечательные. И это все».

5. Первый срез. «Я очень устала и хочу поскорей уйти домой».
Второй срез. «Я достаточно спокойна и удовлетворена ситуацией в

своей жизни. Я учусь там, где хочу. Меня окружают люди, которых я по-своему люблю, коллектив приятный для меня. Все хорошо».

6. Первый срез. «Какое-то напряженное состояние. Нас так напугали
тем, что снимают на камеру. Ну а вообще все замечательно».

Второй срез. «Я сейчас самая, наверное, из нас счастливая. Мне сейчас очень хорошо, я полна сил и энергии. Хотелось бы пожелать всем того же».

7. Первый срез. «У меня сейчас, наоборот, очень бодрое состояние,
мысли светлые и ясные. И мне кажется, что уставшим никто себя не чув-
ствует, просто атмосфера так влияет на восприятие».

Второй срез. «Спасибо вам всем за то, что вы были рядом все эти месяцы. Тренинг даже превзошел все мои ожидания. Но так много еще осталось не раскрыто в себе и других. Одно знаю, я люблю себя, я люблю вас всех, я люблю этот мир, а мир любит меня!»

Очевидно, что после тренингового воздействия респонденты пытались показать более объективно свои как положительные, так и отрицательные качества. Даже отрицательные по прямому содержанию высказывания являлись результатом внутренней работы над своими проблемами.

Для дополнительной оценки изменений транскоммуникативных состояний личности в тестовой транскоммуникативной ситуации от первого ко второму замеру нами было проведено экспертное оценивание видеозаписи тестовой транскоммуникативной ситуации по критерию «конгруэнтность». Эксперты делили испытуемых на две группы: «конгруэнтные» и «неконгруэнтные». Под конгруэнтностью понималась в данном случае подлинность и открытость в выражении своих чувств. Конгруэнтность как качество зрелой личности является показателем транскоммуникативного потенциала личности. При анализе видеозаписи первого среза эксперты проявили большой разброс мнений в определении конгруэнтных и неконгруэнтных испытуемых. Конгруэнтные испытуемые, по мнению экспертов, составляли от 15 до 31 % от общего числа испытуемых, обобщенное среднее количество конгруэнтных респондентов составило 15 %. И, напротив, при оценке видеоматериала второго среза эксперты независимо друг от друга показали более сходные результаты в определении конгруэнтных респондентов. Ими было выявлено от 81 до 91 % конгруэнтных испытуемых, обобщенный показатель равен 85 %. Все без исключения эксперты отметили тот факт, что испытуемые в начале года пытались произвести более благоприятное впечатление, продемонстрировать адекватную самооценку, уверенность в себе; однако невербальные проявления выдавали наигранность, неискренность данных ответов. В конце года те же самые респонденты более адекватно оценивали себя, невербальные проявления соответствовали прямому содержанию высказывания, их гораздо легче было отнести к группе конгруэнтных или неконгруэнтных. С помощью критерия Фишера была подтверждена достоверность различий в количестве конгруэнтных респондентов на момент первого и второго среза и после тренинга (р=0,002).

Таким образом, от первого среза ко второму нами были зафиксированы достоверные качественные и количественные изменения в проживании простейшей тестовой транскоммуникативной ситуации на уровне латентной, спонтанной и рефлексивной вербализации. Эти изменения заключаются в возникновении реверсивной динамики коммуникативного стресса в коммуникативный транс, произошедшей у подавляющего числа респондентов к моменту второго среза.

В нашем исследовании применялись две модификации «Метода моделирования коммуникативного мира» (ММКМ): 1) жизненный коммуникативный мир личности в целом; 2) коммуникативный мир личности в тренинговой группе. Полученные данные позволяют нам выявить особенности протекания транскоммуникативных состояний в социально-психологическом тренинге. От первого ко второму срезу наблюдается реверсия коммуникативного стресса в коммуникативный транс, проявляющаяся в увеличении стресс-транс-формации (СТФ) и снижении транс-стресс-формации (ТСФ). Подобная креативная трансформация (СТФ превышает ТСФ) ведет к личностному росту и дает возможность констатировать развивающий, положительный эффект тренинга. Приведем наиболее яркие примеры коммуникативных миров испытуемых.

Проблемные темы девушки 17 лет выглядят следующим образом:

«Меня терзают смутные сомнения, что боги воспитывались далеко от рая, так как они слишком жестоки»;

«Почему любовь так непостоянна и импульсивна»;

«Учеба. Наверное, мой мозг когда-нибудь перестанет принимать информацию»;

«Самый мой насущный вопрос, обязана ли я жить?»;

«Окружающие люди бесконечно далеки от меня».

А вот основные характеристики партнеров:

«Любимый человек — хоть что-то светлое, как ручей»;

«Мама — просто моя любимая мама»;

«Родственники — рыбки в аквариуме»;

«Друг — плохо сложенный парашют»;

«Подруга — разряд в 1050 В»;

«Подруга — ива, замытая песком».

Темы, заявленные ею после тренинга:

«Ученье — свет»;

«Услышь меня»;

«Я далеко от тебя, но я вернусь»; «Позволь себя понимать»; «Стань светом моим»; «Я люблю тебя»;

«Мне с тобой легко, ты мое зеркало»;

«Как познать себя? Может, через других людей»;

«Страх — самый сильный источник пороков».

Описание партнеров:

«Луч света в темном царстве. Котенок»;

«Вулкан энергии, силы, смеха, света»;

«Друг. Мне плохо с тобой и плохо без тебя»;

«Я тобой живу. Мама»;

«Подруга. Никогда не знаешь, что тебе надо, пока оно в тебя не врежется»;

«Подруга — пушистый, беленький голубоглазый ангелочек»; «Любимый, ты у меня самый лучший».

Для автора характерна метафоричность восприятия. Образы партнеров яркие. Примечательно, что на момент первого среза автор дает только две однозначно позитивные характеристики. Для второго среза характерно более позитивное восприятие партеров по общению. Основная проблема понимания смысла жизни заявлена до проведения социально-психологического тренинга достаточно остро, у автора присутствует ощущение несправедливости жизни и своей непохожести на других. После тренинга в описании большинства проблем появляется диалогичность, присутствует возможность их решения. В заявленных темах появляется обращенность к себе и другому, изменяется восприятие учебного процесса, возникает потребность в получении необходимых знаний. Эти тенденции проявились и в количественных оценках переживаний в прошлом, настоящем, будущем (от отрицательных оценок в будущем и настоящем к положительным).

Приведем пример коммуникативного мира еще одной участницы социально-психологического тренинга. Заявленные темы:

«Боюсь первой сессии. А вдруг я не сдам?!»;

«Закончились деньги, поскорей бы выдали стипендию»;

«Хочется поменять гардероб. Купить что-нибудь новенькое»;

«У меня все в голове перемешалось, ничто меня не радует. Депрессия»;

«Когда же ко мне придет настоящая любовь? Всех любят, а меня нет».

Описание партнеров:

«Тетя — самая лучшая, добрая, светлая. Лучик солнца для меня»; «Подруга В. — понимающий человек, хороший слушатель»; «Одногруппница А. — понимающая личность»; «Одногруппница Ю. — вечно смеющийся человек»; «Одногруппница И. — хороший оратор»; «Подруга С. — ей можно излить душу».

Характеристики партнеров позитивные, добрые, но не всегда развернутые. Главный критерий в выборе партнера по общению — понимание. Создается впечатление, что автора окружают родные и близкие люди, поэтому поражает чувство пустоты, одиночества, просматривающееся в темах

4 и 5. Темы 1-3 лишь маскируют истинную причину депрессивного состояния автора. К моменту второго среза в коммуникативном мире испытуемой произошли изменения в сторону большей социальной зрелости, в темах видна готовность принять ответственность за свою жизнь на себя, многие проблемы решены или найден ключ к их пониманию.

Расширился круг партнеров по общению, характерно принятие людей со всеми их достоинствами и недостатками. Описания партнеров в большинстве случаях позитивные, им даются яркие, образные, достаточно полные характеристики. Названные темы:

«Учиться, учиться и еще раз учиться. На сегодняшний момент учеба — это самое основное в моей жизни»;

«Любовь — учусь не только принимать, но и отдавать»;

«Я горжусь своими родными»;

«Хочу поскорее начать зарабатывать деньги»;

«Первый год в университете. Мне было страшно, но я справилась».

Описание партнеров:

«Дядя — надежное плечо, на которое можно опереться. Строгий, но справедливый»;

«Тетушка — мамочка. Хорошая, добрая, заботливая, от нее тепло как от камина в пасмурный день»;

«Сестра. Капризная, но в то же время добрая. Я для нее палочка-выручалочка»;

«Подруга — мы с ней прошли огонь, воду и медные трубы. Надежный и очень красивый во всех смыслах человек»;

«Одногруппница Ю. — плохая и хорошая одновременно. Попрыгунья-стрекоза, очень легкомысленная и веселая, благодаря ей я научилась проще смотреть на многие вещи»;

«Подружка. Просто очень хороший человек, солнышко»;

«В. — пока непонятный, но уже близкий»;

«Одногруппница А. — интересная, подвижная, ходячая энциклопедия. Я нашла в ней родную душу».

В целом для испытуемых характерны конкретность в описании тем и их ситуативный характер (описываются проблемы материального плана, бытовые трудности, конфликты с окружением, проблемы учебы, сезонные и погодные изменения) на момент первого среза. Ко второму замеру описания тем и партнеров существенно изменяются, больше проявляется метафоричность, даются более глубокие, развернутые их характеристики. У большинства участников отмечаются темы, релевантные транскоммуникативному росту личности: я как личность, смысл жизни, спонтанность, сензитивность, ответственность, аутентичность. Проанализировав соотношение положительных и отрицательных сдвигов, можно утверждать, что после проведения социально-психологического тренинга у испытуемых произошло увеличение следующих показателей: вектора роста (р=0,05), вектора переживаний (р=0,05), вербализации коммуникативного транса (р=0,05), вербализации стресс-транс-формации по интересам (р=0,01) и партнерам (р=0,05). Достоверно снизились показатели вербализации коммуникативного стресса по интересам (р=0,05) и вербализации транс-стресс-формации по партнерам (р=0,05) и интересам (р=0,01). По результатам математико-статистического анализа, проведенного с помощью критерия знаков, можно констатировать достоверные изменения всех рассматриваемых показателей также по ММКМ-2 от первого ко второму замеру. Изменения всех указанных показателей говорят о росте транскоммуникабельности участников тренинга и соответственно об их личностном росте.

Таким образом, результаты статистического анализа указывают на положительные изменения в коммуникативном мире испытуемых и дают возможность утверждать, что социально-психологический тренинг эффективно помогает преодолеть переживания и дает толчок личностному развитию.

Сопоставляя данные, полученные на основе средних значений показателей «Метода моделирования коммуникативных миров личности» до и после социально-психологического тренинга по ММКМ-1 и ММКМ-2, можно выявить сходные и различающиеся тенденции в протекании транскоммуникативных процессов в коммуникативных мирах испытуемых, а также проследить возможные их трансферы.

1. Полученные нами данные свидетельствуют, что «жизнь в тренинге» в меньшей степени, чем жизнь личности вне тренинга, является источником коммуникативного стресса.

2. Выявлено, что партнеры являются большим источником как позитивных, так и негативных переживаний в коммуникативных мирах респондентов, чем темы и проблемы, наполняющие их жизнь, как в тренинге, так и за его пределами. Возможно, это связано с возрастными особенностями респондентов.

3. Увеличение среднего значения вербализации стресс-транс-
формации по партнерам в тренинге было более интенсивным. Можно
предположить, что в процессе социально-психологического тренинга
произошла актуализация личностного роста испытуемых: сначала в ком-
муникативном мире личности в тренинговой группе и лишь затем в жизни личности вне тренинга.

4. Средний показатель вербализации стресс-транс-формации по интересам в самоотчетах тренинговой группы в 2,5 раза превышает аналогичный показатель по ММКМ. По нашему мнению, данный факт можно объяснить тем, что тренинговая среда, являющаяся для респондентов новой и необычной, и специальным образом организованный тренинговый процесс активизируют транскоммуникативный потенциал участников тренинга. Поэтому к моменту второго среза у респондентов появляются интересы и проблемы, созвучные личностному росту.

5. Средние значения вербализации транс-стресс-формации по партнерам по ММКМ отличаются друг от друга незначительно на момент первого среза. К моменту второго среза данные показатели снизились, и различие между ними минимальное. Мы объясняем данную тенденцию (тенденцию обоюдного снижения показателей) тем, что в социально-психологическом тренинге активно используются обратная связь, рефлексия, что способствует более объективному восприятию партнера, принятию его таким, какой он есть, возникновению толерантности ко взглядам других людей. Затем все эти коммуникативные умения переносятся и используются за пределами тренинга.

6. Средние значения вербализации транс-стресс-формации по интересам (ММКМ), как и большинство вышеописанных показателей, отличаются друг от друга незначительно на момент первого среза. Тот факт, что транс-стресс-формация по интересам в тренинге проявилась в меньшей степени, чем в жизни личности вне группы, — закономерен. Тре-нинговая среда, новая, необычная и поэтому, безусловно, интересная для большинства респондентов, будет в большей степени актуализировать процессы личностного роста, чем «обыденная» жизнь. Во время второго среза средние значения вербализации стресс-транс-формации по интересам снижаются и минимально отличаются друг от друга.

7. Анализируя темы, мы выявили, что большинство участников дублируют интересы и проблемы, наполняющие их жизнь (ММКМ-1) и жизнь в тренинговой группе (ММКМ-2). При этом дублирование, по данным первого среза, в основном касалось тем, не связанных напрямую с концепцией тренинга или принципами функционирования тренинговой группы, например, желание похудеть, выйти замуж за богатого человека, найти свою любовь или успешно сдать сессию. По данным второго среза, «типичные» для ММКМ-2 темы появляются и в качестве интересов, наполняющих жизнь испытуемых, т.е. в бланках ММКМ-1. Участники, позитивно оценивающие партнеров по ММКМ-1, обычно не давали отрицательных оценок и характеристик партнерам в тренинговой группе по ММКМ-2; и наоборот, те, кто критично оценивал окружающих за пределами тренинга, проявляли данное качество и в оценке партнеров по социально-психологическому тренингу. Первая, особенно отрицательная оценка, обычно оказывалась ошибочной. Большинство участников в процессе тренинга изменило свое отношение друг к другу в лучшую сторону, этому, безусловно, способствовало соблюдение основных принципов тренинга.

Приведем пример коммуникативного мира участницы тренин-говой группы девушки 17 лет (первый срез). Проблемы следующие:

«Сумею ли я справиться со своим волнением и скованностью?»; «Насколько хорошо у меня что-либо получается?»; «Насколько я нравлюсь окружающим»; «Что дадут мне занятия в тренинговой группе?»; «Естественность в движениях и открытость в общении. Хочу достигнуть».

Партнеры представлены таким образом: «Отзывчивая и спокойная, как озеро»; «Маленькая и задорная. Маленький цветочек»; «Моя любимая подружка, мое солнышко»; «Юла. Веселая, но немного дурная»;

«Спокойная, добрая, нежная, ласковая, как голубое небо»;

«Непостоянная, недовольная собой, но увлекающая, как водопад».

После тренинга темы выглядят следующим образом:

«Счастье — это когда тебя понимают»;

«Дружба. Ты мне нужен и я тебе нужна»;

«Идеальных людей не бывает»;

«Я принимаю себя, я себя понимаю»;

«Куда идти дальше в личностном плане? Можно ли это знать наверняка?»;

«Хочу найти ключик к каждому»;

«Искренность, несомненно, подкупает людей»;

«Если кто-то не любит тебя, так как ты хочешь, то не значит, что он не любит тебя всей душой».

Партнеры:

«Самая лучшая девочка на свете. Я поражаюсь тому, сколько в человеке добра, света и тепла. Она многому меня научила»;

«Самый непонятный для меня человек в группе и поэтому самый притягательный»;

«Любимый человечек. Цветок моей души»; «Понимающая и терпеливая»; «Необычная, яркая, незаменимая»;

«Реалист, стратег, а вообще добрейшей, как оказалось, души человек. Мы долго боролись, но наконец-то поняли друг друга»;

«Интересная, необычная, смешная, всегда имеет свое особое мнение, далекая и близкая одновременно. Мне она очень симпатична».

«Как я выгляжу в глазах других» — страх быть не принятой, главная проблема, заявленная автором в начале тренинговых занятий. После прохождения тренинга страх несовершенства исчезает, главную ценность приобретает понимание и принятие себя и других со всеми достоинствами и недостатками. Безусловно, с каждой конкретной личностью в условиях тренинга могут происходить только ей свойственные изменения в индивидуальных для нее обстоятельствах. Однако можно увидеть общую, характерную и для коммуникативного мира личности в целом, и для коммуникативного мира личности в тренинговой группе тенденцию: после тренингового воздействия в коммуникативных мирах испытуемых произошла креативная трансформация коммуникативного стресса в коммуникативный транс. Она сопровождалась появлением позитивного мировосприятия и позитивным восприятием партнеров по общению и сокращением негативных переживаний.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
ГЛАВА 6. ДИНАМИКА ТРАНСКОММУНИКАТИВНЫХ СОСТОЯНИЙ ЛИЧНОСТИ В ГРУППАХ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ТРЕНИНГА
6.1. Методологические основы исследования динамики транскоммуникативных состояний личности в группах социально-психологического тренинга
6.3. Стадии и типы транскоммуникативной динамики в группах социально-психологического тренинга
ГЛАВА 7. РАЗВИТИЕ ТРАНСКОММУНИКАТИВНОГО ПОТЕНЦИАЛА ЛИЧНОСТИ В ТРЕНИНГЕ МЕТАФОРИЧНОСТИ
МЕТОДОЛОГИЯ И ПРАКТИКА СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ТРЕНИНГА
К ПРОБЛЕМЕ ВЛИЯНИЯ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ ЛИЧНОСТИ ЖЕНЩИН В СОСТОЯНИИ БЕРЕМЕННОСТИ НА КЛИНИЧЕСКОЕ ТЕЧЕНИЕ РОДОВ В УСЛОВИЯХ ПОЛИТИЧЕСКОГО КРИЗИСА
СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ЭФФЕКТЫ ТРЕНИНГА ОБЩЕНИЯ В СТУДЕНЧЕСКИХ ГРУППАХ
Грецов А.Г. СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ТРЕНИНГ В УСЛОВИЯХ ШКОЛЫ
3.3. Социально-психологический тренинг как средство коррекции
§ 1. ТРЕНИНГОВЫЕ ГРУППЫ И СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ТРЕНИНГ
Кабрин В.И. Психологический универсум личности: комплексный подход и транскоммуникативная перспектива человекознания новой эпохи
Е.П. Ивутина, АЛ. Кузьмина СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ТРЕНИНГ КАК МЕТОД КОРРЕКЦИИ МЕЖЛИЧНОСТНЫХ ОТНОШЕНИЙ
ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ОСНОВНЫХ КОГНИТИВНЫХ СТИЛЕЙ
К ХАРАКТЕРИСТИКЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ КАЧЕСТВ СОТРУДНИКОВ СОЦИАЛЬНО- ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ И ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ СЛУЖБЫ УНИВЕРСИТЕТА
ГЛАВА 9. ОСНОВНЫЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ И СОСТОЯНИЯ
ВЛИЯНИЕ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО СТАТУСА НА ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ МЛАДШЕГО ШКОЛЬНИКА
Е.Н. КАШПУРОВА ЕКАТЕРИНБУРГ, РГППУ ХАРАКТЕРИСТИКА ОСНОВНЫХ ПОДХОДОВ К ПОНЯТИЮ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО БЛАГОПОЛУЧИЯ
10.13. Второй эксплицитный пояс транскоммуникативного мира личности - система свободных избирательных, значимых и взаимных коммуникативных отношений личности
ВЫРАЖЕННОСТЬ СОЦИАЛЬНЫХ СТЕРЕОТИПОВ В СВЯЗИ С НЕВРОТИЧЕСКИМИ ХАРАКТЕРИСТИКАМИ ЛИЧНОСТИ
Добавить комментарий