Основные методологические принципы исследования роли коммуникации в процессах становления образа будущего

В качестве общенаучной, философской методологической основы решения проблемы формирования образа будущего мы считаем целесообразным использовать философию диалога М.М. Бахтина. Его значение в мировой философии состоит в том, что в XX в. он заложил новую -диалоговую, коммуникативную — парадигму мышления (Бахтин, 1995). Наше методологическое внимание было привлечено к работам как этого философа, так и других отечественных специалистов — В.С. Библера,

Г.С. Батищева, В.И. Тюпа, И.П. Смирнова и др. — тех, кто писал и пишет о коммуникациях и коммуникативной природе современного мира (цит. по Березиной, 2001).

Значимым для нас также является положение Б.С. Братуся о принципиальной неопределимости духовных проявлений человека в рамках позитивистской сциентистской методологии. В свете современных положений ключ к пониманию природы человека лежит не в нем самом, как некотором телесном объекте, а в тех различных системах, в которых осуществляется его жизнь (Братусь, 1997). В результате традиционные для общепсихологической теории деятельности концепты наполняются новым содержанием. Понятие мотива предлагается рассматривать в единстве предметной и энергетической сторон; обосновывается подход к сознанию, в котором его действенная преобразующая роль по отношению к внешнему миру выдвигается на передний план; становление зрелой личности связывается с ее превращением из «элемента» социальной системы в субъект деятельности, который обладает известной автономностью и способен управлять собственным поведением с помощью системы внутренней регуляции деятельности.

В социальной психологии широкое распространение получил теперь уже ставший классическим системный подход, в рамках которого любой изучаемый объект (личность, микрогруппа, макрогруппа, общество) понимается как целостная сложная открытая система, относящаяся к типу нелинейных, флуктуирующих, стохастических «нечетких» систем. Для такой системы характерна сложная, многофакторная детерминация, описывать ее систему можно только вероятностно (Семенов, 2007). Системный подход требует анализа любой социальной системы в единстве структурного, функционального и историко-динамического аспектов, т.е. как структурно-функционального активного образования в его развитии.

Современная наука работает за пределами очевидного, ее механизм — теоретическое мышление, которое приводит к единству противоположностей, той психологической онтологии, которая превращается в теоретически определенный предмет постнеклассической науки. Введение в методологическую основу исследования принципа порождения взамен принципа отражения перестраивает не только программу исследования, но и ценностно-смысловую основу профессионального образа мира самого ученого-исследователя. Это вынуждает его понимать смысл и ценность своих действий не только по отношению к тому участку реальности, который он исследует, но и по отношению к внутренней тенденции развития научного знания в данной сфере, логике ее становления как теоретической системы.

Интересным и многообещающим, на наш взгляд, является введение В.И. Кабриным понятия постметодологии, характеризующего новый тип знания, которое он обозначает как трансперсональное, ноэтическое, трансцендентальное, явно ориентированное на преодоление традиционных форм редукционизма, считавшихся неизбежными для науки, в результате применения концепта транскоммуникации. Данный подход предполагает использование специфической схемы исследования:

— интуитивное понимание предмета исследования на основе синтеза вербально-невербальных и понятийно-метафорических средств в более широком семиогенезе;

— переход от предмета исследования к аутентичной синтонной теории, обеспечивающей непосредственную релевантность исследования;

— создание транскоммуникативной ситуации исследования, непосредственно релевантной теории и предмету;

— инициирование транскоммуникативного процесса исследования, соответствующего ситуации, теории и предмету.

Предполагается, что реализация данной схемы может привести к получению нередуктивного релевантного аутентичного психологического знания.

В данном исследовании главное внимание уделялось вопросу о коммуникативной природе образа будущего. Выделение данного аспекта не является традиционным и требует пояснения. На наш взгляд, именно через построение образа будущего, целеполагание, постановку различных задач и целей человек получает возможность не только творить мир, но и отыскивать смысл своего существования, воплощать его в жизни в процессе реализации сущностных сил.

Конкретно-научная методология нашего исследования опиралась на теорию коммуникации, которая, возникнув в естественнонаучном знании, характеризует сегодня и знание гуманитарное. Область компетенции гуманитарных исследований — взаимодействия человека и информационной среды, коммуникативных отношений — до сих пор представляется недостаточно четко очерченной.

В качестве одного из методологических оснований данной работы предпринято рассмотрение образа будущего в структуре коммуникативного подхода, который базируется на основной антропологической идее о человеке как целостном активном существе, находящемся в постоянном взаимодействии со своим природным и социальным окружением. Это позволяет рассматривать процесс формирования образа будущего в его наиболее актуальном, экзистенциально-бытийном, коммуникативном контексте, как внутренний диалог, аутокоммуникацию, текст самосознания, повседневного существования человека, его «фундаментальную онтологию», в познании возможную только как феноменология.

Коммуникативный подход, выполняя методологическую функцию в нашем исследовании, приводит к построению предмета нашего исследования — образ будущего как интенциональная система и его динамика в коммуникативном пространстве мира. Термин «интенциональность» был нами заимствован из феноменологии Э. Гуссерля, в рамках которой интенциональные системы — это подвижные структуры сознания. Сознание — ядро любого опыта (эмоционально-волевого, телесного, когнитивного, речевого, социального, образовательного и т.п.), способ ориентации человека в мире. Его априорной структурой являются: во-первых, самосознание, соотнесенность «Я» с самим собой (самопонимание, самочувствие); во-вторых, способы интенциональной сопряженности «Я» с иными объектами и субъектами (Гуссерль, 1994).

Возможности применяемого нами коммуникативного подхода к исследованию образа будущего несоизмеримо шире в методологическом и практическом отношении сопоставительно с другими моделями исследования, так как последние чаще всего ограничиваются констатацией наличных форм и структур образа будущего в узкопрофессиональном или узковозрастном его срезе, в то время как коммуникативный подход дает выходы и к генезису образа будущего, и к совокупности причин и особенностей его формирования.

Тем самым методологический ракурс рассмотрения особенностей формирования образа возможного будущего в контексте процессов внешней и внутренней коммуникации состоит не в обособлении, как принято, психологического «аспекта» социальной проблемы, а именно в единстве исследования объективных (жизненных, образовательных, трудовых и т.д.) условий проявления образа будущего и самих его психологически-личностных уровней и форм.

Основная задача данного исследования заключалась в том, чтобы теоретически, а затем в определенных пределах и эмпирически выявить основные характеристики процесса коммуникации, непосредственно связанные с сущностью и генезисом образа будущего. Другой важнейшей задачей исследования являлось определение конфликтных взаимоотношений между разными слоями опыта. Главным методом диагностики являлся контраст между вербальным (сознательным) и невербальным (интуитивно-эмоциональным).

При анализе значений образа будущего в процессе внешней и внутренней коммуникации наиболее изученными являются формы фиксации его в языке, наименее — образы. По-прежнему мало изучено влияние эмоций на семантическую организацию значений. Эмоциональные состояния способны трансформировать психический образ и, увеличивая субъективный вес тех или иных параметров, нарушать его предметную логику, а значит, и трансформировать его значение. Это обусловило наш подход к подбору методов исследования образа будущего, а именно, вербальных и невербальных методик. В результате системное исследование процесса формирования и развития образа возможного будущего в процессе внешней и внутренней коммуникации позволило выявить систему значений, объединенных между собой, их некоторый предельный смысл и содержание эмоциональной окраски образа будущего.

Отбор методик проводился с учетом понимания того, что кроме чувственных качеств, воспринимаемых органами чувств и доступных для выявления классическими методами исследования (наблюдение, эксперимент, квазиэксперимент), не менее реально существуют и сверхчувственные качества предметов и явлений, которые также определяют их качественную специфику, но о наличии которых можно узнать не через ощущения и восприятия, а через мышление.

С этой целью мы использовали понятие «ментальное пространство человека» как попытку связать субъективное и объективное в человеке в одной «системе координат» и разглядеть в их взаимодействии и взаимопереходе порождение новой (собственно психологической) онтологии -особой реальности, возникновение и усложнение которой составляет сущность процессов формирования и развития образа будущего в процессе внешней и внутренней коммуникации.

Ментальное пространство человека не субъективно и не объективно. Оно транссубъективно, а коммуникации, в которых оно формируется, логично считать транскоммуникациями (такими межличностными взаимодействиями и взаимодействиями человека с культурой, в которых формируется транссубъективное пространство человека). Предварительно исследование было направлено на понимание образа будущего как возможного горизонта всякого понимания Бытия.

Образ будущего был исследован на различных жизненных этапах и в разнообразных формах, включая вербальную и невербальную активность личности по построению образа будущего, особенности решения различных проблем в процессе его развития и переформирования, а также проявления самосознания в процессе активного поиска решения жизненных задач у взрослой личности. Исследования образа будущего на разном возрастном контингенте были направлены на выявление не возрастных, а типологических особенностей образа будущего как следствия приобретенных (или не приобретенных) личностью в ее индивидуальном жизненном пути способов его проявления и реализации в процессе внешней и внутренней коммуникации.

В результате средства выявления и изучения образа возможного будущего разделились на две основные категории: средства активации, оказываемые в процессе тренинга, и средства, используемые самим субъектом, преимущественно рефлексивные. Основной метод исследования: сопоставление структурных (варианты семантического интеграла) и динамических (моделирование испытуемыми семантического пространства) характеристик образа будущего. Это обеспечило полноту описания параметров образа будущего, его системное исследование как многопара-метрального, многоуровневого, сложнодетерменированного явления.

Основными являлись следующие методы исследования.

1. Сочинение «Мое будущее» — исследование образа будущего как текста личности, как коммуникативной системы, отражающей общую концептуальную картину, включающую вербальные ассоциации, организованные по принципу поля, имеющего ядро (наиболее частотные ассоциации) и периферию. В процессе написания текста происходит как первичная коммуникация автора с будущим читателем, так и вторичная в процессе восприятия, понимания, интерпретации и рефлексии созданного текста. Лексическая структура сочинения рассматривается нами как сложная вербальная сеть, являющаяся «ключом» к его интерпретации (Мещерякова, 2001).

2. Проективный графический тест «Мое будущее». Известно, что человеку легче выразить свое состояние, свои мнения, свою проблему невербально, творчески, чем проговорить, проанализировать ее на словесном уровне. Именно в этом случае человеку легче вступить в коммуникацию с самим собой, в результате чего происходит актуализация характеристик его «Я». Именно поэтому рисуночные тесты можно применять к людям, различным по жизненному опыту, по социально-демографическим характеристикам. Информация об образе будущего актуализируется, структурируется и формализуется в исследовании через сочетание вербальных и невербальных данных. Свободный рисунок «Мое будущее» контекстуально и процедурно сопоставим с проективной техникой.

В инструкции испытуемым предлагалось нарисовать собственное будущее так, как они его представляют. При этом желательно было отразить в рисунке то, что делает их будущую жизнь уникальной, непохожей на другие. Этот метод способствует актуализации ассоциаций, что облегчает последующую вербализацию образов.

Мы склонны проводить аналогию между пониманием текста и рисунка и пониманием человеком самого себя, собственного поведения и событий своей жизни. Самопонимание рассматривается как создание «образа» самого себя, непрерывная самоинтерпретация и самоистолкование (Gergen, 1988).

3. Сокращенный вариант методики моделирования коммуникативного мира (ММКМ) — проективная психосемантическая технология описания коммуникативного мира личности, специфики внутренней и внешней коммуникации (Кабрин, 1992). В соответствии с конкретными исследовательскими задачами нами была осуществлена модификация методики. Применяемый вариант позволяет реконструировать основные координаты жизненного мира личности: коммуникативное пространство и коммуникативное время (прошлое — «ретроспектива», настоящее -«актуальность», будущее — «перспектива»). В аспекте описания образа будущего главными составляющими коммуникативного пространства являлись эмоции (внутренние) и существенные для респондента характеристики самого себя как партнера в диалоге (внешнее и внутреннее одновременно). Бланк методики представлен в приложении.

В верхней половине таблицы испытуемому предлагалось не менее пяти и не более десяти характеристик, возникающих при мысли о будущем, а также оценить переживания, связанные с каждой из них в прошлом, настоящем и будущем. Для количественной оценки личностной значимости параметров предлагалась классическая семибалльная шкала семантического дифференциала с полюсами от «очень неприятные переживания» (-3) до «очень приятные переживания (+3).

Главным невербальным параметром исследования личности в рамках данной методики являлся «вектор роста». Он показывает временную направленность личности в эмоциях и особенности внутреннего коммуникативного мира, способствующие или препятствующие формированию образа возможного будущего в процессе коммуникации. Кроме этого, использовались показатели общей удовлетворенности и неудовлетворенности, по которым оценивалась тенденция к коммуникативному трансу или стрессу. Также оценивалось разнообразие используемых шкальных типов, характеризующее когнитивную оценочную детализированность тем аутокоммуникации; узость или широту взглядов.

4. Методика личностного дифференциала. В основе этой части исследования лежало представление о способности человека к множественной идентификации (Артемьева, 1999). В перечень оцениваемых качеств вошли характеристики, отражающие социальные, гендерные, профессиональные образы, роли, которые каждый человек играет в жизни. Респонденту предлагался список из 30 качеств, он должен был оценить их предполагаемую выраженность у себя в будущем по семибалльной шкале. Отрицательные значения выраженности качеств оценивалось цифрами 1, 2, 3; нейтральные — 4 балла; положительные — 5, 6, 7.

5. Методика изучения образа возможного будущего (Петрова, 2002). Относится к разряду проективных методов и является модифицированным вариантом Теста неоконченных предложений. Опросник включает в себя 45 пунктов: в 32 из них необходимо закончить предложения, а в остальных дать ответ на поставленный вопрос. Применение данной диагностической методики не ставит перед собой цели контроля и констатации наличия некоторых качеств личности. На наш взгляд, она служит стимулированию активности испытуемого, развитию его потребностно-мотивационной сферы в области самоопределения и планирования собственного будущего с целью построения индивидуальной жизненной траектории. Методика позволяет оценить следующие параметры (шкалы): пространственно-временная жизненная перспектива (структурирование будущего и установление его целевой, смысловой и временной связи с настоящим); осознанность предельных смыслов (предполагает наличие идеологической поляризации, базовой философии и религии, которые обеспечивают фундаментальное доверие к жизни, включает способность самостоятельно ставить жизненные цели и добиваться их достижения); уровень самосознания (наличие адекватных представлений о себе, сфор-мированность определенных личностных качеств, общая осмысленность образа будущего); характер внешней и внутренней коммуникации (социальная зрелость, восприятие макросоциума — отношение к собственной нации, менталитету, культуре, этнической группе, государству и микросоциума — отношение к собственному окружению, друзьям, коллегам, противоположному полу); готовность к реализации образа будущего (способность принимать адекватные решения в различных ситуациях жизненного выбора). Обработка результатов предполагает количественный и качественный анализ данных. Количественная обработка полученных данных предполагает кодирование ответов. Качественный анализ -использование следующих критериев:

продолжительность и дифференцированность временной перспективы, представленность ближней, средней и дальней перспективы;

— реалистичность;

— сочетание конкретности и перспективности;

— согласованность жизненных планов, целей и ценностей;

— активность и самостоятельность при формировании жизненной перспективы;

— оптимистичность представлений о будущем.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
2.2. Роль процессов коммуникации в формировании образа будущего
2.4. Данные эмпирической апробации модели существования и развития образа будущего в процессе коммуникации
Глава 1. Основные принципы Умения Коммуникации
ГЛАВА 2. МОДЕЛЬ СУЩЕСТВОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ ОБРАЗА БУДУЩЕГО В ПРОЦЕССЕ ТРАНСКОММУНИКАЦИИ
3.6. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ БУДУЩИХ ИССЛЕДОВАНИЙ
Шиманович Татьяна Сергеевна МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ДИЗАЙНА ИССЛЕДОВАНИЯ ОБРАЗА СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВА
ГЛАВА 6. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ И МЕТОДЫ ИЗУЧЕНИЯ ЛИЧНОСТНОЙ БЕСПОМОЩНОСТИ
СТАНОВЛЕНИЕ ИДЕАЛОВ БУДУЩЕГО УЧИТЕЛЯ: ОТ ШКОЛЬНИКА К СТУДЕНТУ
МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ И ПРЕДМЕТ ПСИХОЛОГИИ ПОЗНАНИЯ
МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ КОНЦЕПТУАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ Б. Г. АНАНЬЕВА
А. Н. Бражникова ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ РЕСУРС В НРАВСТВЕННОМ СТАНОВЛЕНИИ БУДУЩЕГО ПРОФЕССИОНАЛА
МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ И ПРЕДМЕТ ПСИХОЛОГИИ ПОЗНАНИЯ
Добавить комментарий