Основные положения теории сознания

Сознание реально выступает как осознание субъектом объективной реальности. Сознание есть знание о чем-то, что вне его, об объекте, противостоящем познающему субъекту. В процессе осознания объект выступает опосредствованным жизнью и деятельностью субъекта. Сознание есть отражение объекта, знание о нем и форма жизни субъекта.

Сознание имеется у человека, поскольку он как субъект выделяет себя из окружающего и окружающее выступает для него или перед ним как объект или предмет. Психические процессы, не входящие в сознание, регулируют действия человека непосредственно, в качестве сигналов. Для сознания условия действия выступают не просто как сигналы, которые помимо него регулируют действие, а как объективные обстоятельства, которые учитываются при его выполнении.

Процесс выделения сознания связан с переходом к обобщенному отражению окружающего и фиксацией обобщений в слове, в языке — продукте общественно-исторического процесса. Сознание — это система или совокупность объективированных в слове знаний, которая складывается у человека в процессе осознания действительности.

Осознание окружающего совершается посредством соотнесения непосредственных впечатлений с общественно выработанными и закрепленными в слове, в языке значениями и выражения первых посредством вторых. Именно в этом проявляется общественный характер человеческого сознания. Сознание человека общественно и по своему содержанию и по его детерминации.

Общественный характер сознания человека, его общественная обусловленность не снимает различия между индивидуальным и общественным сознанием.

Под общественным сознанием разумеют систему идей, посредством которых общество, класс осознает общественное бытие. В общественное сознание входит все то и только то, что вытекает из условий общественной жизни и ими определяется. Человек — общественный индивид; каждый индивид живет в условиях определенным образом организованной общественной жизни. Однако условия общественной жизни, общие для членов данного общества, класса и т.д., не исчерпывают конкретных условий жизни отдельного индивида. Поэтому между общественным и индивидуальным сознанием нет автоматического, механического совпадения. Сознание индивида формируется под воздействием общественного сознания, однако соотношение сознаний — общественного и индивидуального — всегда осуществляется не в порядке прямой проекции одного в другое. Общественное сознание, идеи, господствующие в данном обществе, приемлются или не приемлются, приемлются в том или ином преломлении данным индивидом в зависимости от особенностей его собственного жизненного пути. Из анализа условий общественной жизни можно вывести наличие в сознании данного общества тех или иных традиций, тех или иных пережитков старого общества, тех или иных влияний, но из одних лишь условий общественной жизни никак не следует, почему именно данный человек оказался восприимчивым к таким, а не иным влияниям. Это зависит от конкретных условий его собственной жизни, от его личного жизненного пути, от того, что сам он собой представляет. Общее всегда преломляется через особенное и единичное, общественное — через личное, индивидуальное.

По самому своему существу сознание соотнесено с находящейся вне его объективной реальностью. В идеалистической теории познания существование сознания обычно принимается как нечто данное, существование же внешнего мира ставится под

вопрос: оно должно, но при этих исходных предпосылках не может быть доказано! Эта идеалистическая концепция, которая, приняв сознание как исходное, непосредственно данное, затем спрашивает, существует ли «внешний мир», игнорирует самую природу сознания.

Вопрос о том, как может совершиться выход познания за пределы сознания, решается или даже вообще снимается, если разрешить вопрос, который по праву встает первым: как из бытия с возникновением субъекта в его противоположности объекту, с его выделением из окружающего впервые возникает сознание.

Всякая попытка устранить как недоказуемое и недостоверное существование бытия, независимое от сознания, неизбежно приводит на другом полюсе к самоликвидации сознания. Наличие бытия как объекта, независимого от сознания, — это необходимое условие возможности самого сознания. (История «нейтрального монизма» непреложно об этом свидетельствует: за положением «материя исчезла» закономерно последовало утверждение: «сознание испарилось».)

Сознание, каждое положение о нем необходимо заключает в себе «онтологические» или, точнее, оптические, относящиеся к бытию его объекта (а также к природе субъекта) предпосылки. Объекты, т.е. такие вещи или тела, которые, не обладая сознанием, могут функционировать только в роли объектов познания и действия, и «субъекты», т.е. тела или существа, которые могут функционировать и в роли субъекта, реально так взаимосвязаны, что они образуют единое целое, единый мир.

Окружающие нас предметы, продукты (и орудия) человеческой деятельности, практики (греки называли их пp»уц»Ttt) по своей природе органически вплетены в систему человеческих отношений. Определяющие их свойства, фиксированные в значении слов, выражают их назначение, роль, которую они выполняют в системе человеческой деятельности и человеческих отношений. Назначением многих вещей является служить средством общения с другими людьми (книга, предполагающая читателя, телефон — собеседника и т.д.) или осуществлять совместную с ними деятельность. Существование таких вещей собственным своим объективным содержанием предполагает существование других людей как субъектов. (Поэтому не верно считать существование других субъектов более проблематичным, чем существование вещей.) Самые отношения между людьми осуществляются посредством вещей, за отношениями вещей скрываются стоящие за ними отношения людей. (Поэтому большинство человеческих действий по отношению к вещам необходимо приобретает смысл поступков, выражающих отношение к другим людям.)

Неисчислимые и непреодолимые трудности в онтологическом учении о сознании и в теории познания возникают, когда само сознание, а не человек как субъект, осознающий объективный мир, принимается в качестве одного из исходных терминов основного гносеологического отношения. При такой постановке вопроса сознание совершенно неправомерно как бы выносится за пределы бытия. На самом деле исходным в гносеологическом плане является соотношение человека как познающего субъекта, осознающего окружающее и самого себя, и осознаваемой, познаваемой им реальности. Тем самым отпадают и всякие основания для выведения сознания за пределы бытия и, значит, для дуалистического противопоставления сознания как идеального бытию, сущему.

Первый сделанный таким образом шаг позволяет сделать и второй. В основе связи сознания с бытием в идеальном плане познания лежит реальная связь человека как субъекта познания и действия в плане бытия, жизни, в плане практики как специфически человеческого способа взаимодействия человека с реальным миром. Таким образом открывается путь для понимания принципиального значения практики как основы и критерия познания.

Си. дальше раздел «Махизм и кризис психологии сознания». 308

Понятие субъекта и объекта, которое лежит в основе определения сознания, — это, как мы еще увидим, понятия функциональные: они обозначают функцию, роль, в которой нечто выступает в процессе познания. Эти функциональные гносеологические понятия имеют онтологические предпосылки, поскольку не каждое сущее может выступать в каждой из этих функций или ролей: так, только человек, обладающий сознанием, может быть субъектом; материя (без сознания) может быть в процессе познания только объектом, только объективной реальностью. Однако самые понятия субъекта и объекта выражают непосредственно лишь роль, в которой нечто выступает в процессе познания. Поэтому функция объекта познания может переходить с одного явления на другое. Гносеологическая характеристика материи как объективной реальности, существующей вне и независимо от сознания, отнюдь не означает, что сознание конкретного индивида, неотделимое от его бытия, не может само быть объективной реальностью для другого индивида.

Исходя из неверного метафизического понимания отношения субъекта и объекта, в последнее время в зарубежной философии неоднократно делался тот ложный вывод, что объективному познанию доступен только изучаемый естествознанием мир природы, что философия должна вообще отказаться от установки на объективность познания потому, что, пока мы остаемся на позициях объективного познания, мы, якобы, исключаем возможность познания субъекта, человеческой личности. Об этом пишут и экзистенциалист Ясперс (К. Jaspers), и сторонник онтологической диалектики Марк (А. Магс), и др. Бытие, по их мнению, не есть и не может быть объектом, потому что, чтобы стать таковым, оно должно противопоставляться находящемуся вне его субъекту, между тем как бытие включает в себя всех субъектов.

На самом же деле объектом познания может стать и субъект, т.е. то реальное сознательное существо (человек), которое в тех или иных актах познания выступает в качестве, в функции или роли субъекта (не надо только мистифицировать и суб-станциализировать функциональные понятия субъекта и объекта). И бытие в целом может быть предметом философского, онтологического познания, не менее объективного, чем познание специальных наук, потому что бытие в целом — это бытие в его всеобщих свойствах и связях, которые также могут быть предметом объективного познания со стороны находящегося внутри бытия субъекта (где бы ему еще находиться?!), как и все другие — более частные — свойства и связи бытия, в которых оно изучается специальными науками.

Требование, чтобы познаваемое в качестве объекта было независимо от сознания субъекта, взятое в точном его смысле, означает обязательную независимость познаваемого объекта от акта или процесса его познания. Это требование никак не означает, что сознание конкретного индивида выносится за пределы материального бытия, образует особую сферу по отношению к независимой от него сфере материального бытия. Сознание закономерно включается во взаимосвязь явлений материального мира и выступает в качестве сознания индивидов внутри материального мира.

Понятие бытия — понятие более общее, чем понятие материи или материального бытия: существует не только материя, но и сознание. Понятие материи более специальное или частное и, соответственно, более конкретное определение сущего, чем понятие бытия. Понятие материи есть для тел то, чем понятие бытия является для всего существующего. Для познания в гносеологическом плане материя всегда выступает в качестве объективной реальности; это гносеологическое ее определение. Притом это гносеологическое определение выражает свойство, которым всегда обладает материя, но которым обладает не только материя. Это гносеологическое определение материи не исключает, а, наоборот, необходимо предполагает и какую-то «онтологическую» характеристику материи. Эта характеристика в ходе развития научного знания меняется (для современной физической науки материя — это вещество и поле; оба они обладают массой и энергией). Можно дать разную содержательную

характеристику материи, но нельзя не дать ей никакой. Какая-то содержательная характеристика необходимо включается в научное понятие материи.

Реальный носитель всех «онтологических» понятийных характеристик — это Мир, Космос, Вселенная. В фундаменте ее — неорганическая материя. Мир, Космос, Вселенная имеют свою реальную историю. В ходе ее совершается переход от неорганической материи к органической, ко все более высоким и сложным формам жизни, каждая из которых имеет свой способ существования; в этом восходящем ряду стоит и сознательная жизнь человека. Бытие в его содержательном выражении — это процесс жизни Вселенной во всем многообразии форм и соответствующих способов существования, возникающих в ходе ее истории.

Осознавать явления и события значит мысленно включать их в связи объективного мира, видеть, воспринимать их в этих связях. В этом заключается основная жизненная функция сознания. Патология сознания выражается прежде всего в нарушении способности включать происходящее в связи объективного мира, в котором протекает жизнь человека, и в связанной с этим дезориентации. Утрата ориентировки в пространственных и временных соотношениях объективной действительности, в которой чаще всего проявляется нарушение сознания, является выражением этого основного нарушения сознания.

Что именно человек осознает в окружающей его действительности — зависит, в первую очередь, от «силовых» отношений между осознаваемыми или неосознаваемыми явлениями. Последние определяются значимостью их для человека, в связи с его потребностями и интересами. Сознание — это не только отражение, но и отношение человека к окружающему; при этом отражение и отношение не вне-положны. Само отражение включает отношение к отражаемым явлениям. Реальное сознание человека в отличие от теоретической абстракции сознания «вообще» — это всегда практическое сознание; в нем существенную роль играет отношение вещей к потребностям и действиям субъекта как общественного индивида и его отношение к окружающему.

В повседневной жизни вещи осознаются прежде всего в их жизненно, общественно существенных свойствах, закрепленных практикой. Это «сильные» свойства, или стороны, предметов по закону отрицательной индукции тормозят осознание других их сторон или свойств. Неосознание тех или иных явлений означает не чисто негативный факт — отсутствие их осознания. Как торможение не есть просто отсутствие возбуждения, так и неосознание, обусловленное торможением, означает не просто отсутствие осознания, а выражает активный процесс, вызванный столкновением антагонистически действующих сил в жизни человека. Явления, оказывающиеся для субъекта антагонистически действующими силами, взаимно тормозят их осознание. Этим обусловлены трудности, на которые наталкивается осознание напряженно эмоционально действующих явлений, всегда наделенных положительным и отрицательным «зарядом», а нередко и одним и другим. Отсюда же часто встречающаяся трудность осознания своих побуждений в тех случаях, когда эти частные побуждения того или иного поступка находятся в противоречии с устойчивыми установками и чувствами человека. Осознание окружающего вплетено в жизнь. Вся противоречивость жизни и отношений человека к ней сказывается в том, ч т 6 человек осознает и ч о выключается из его сознания.

Динамика осознания человеком различных сторон и явлений действительности тесно связана с изменением их значимости для человека. Эти изменения смысла, который явления и события приобретают для человека, передвижка их значения, совершающаяся по ходу жизни, изменение интонационных ударений, которые падают

Мы различаем психическое и сознательное, выделяя сознание как особое образование. В соответствии с этим мы склонны поддержать ту точку зрения, которая не отождествляет психическое нарушение и нарушение сознания, не считает всякое психическое нарушение нарушением сознания, выделяя последнее как специфическое явление, имеющее свои специфические признаки.

310

на те или иные места «партитуры» событий, образуют главное содержание того, что обычно разумеют под духовной жизнью человека. Они составляют тот важнейший аспект «психологии» человека, который с полным основанием более всего интересует людей в жизни. Эту «психологию» — духовную жизнь человека — и показывает по преимуществу художник, писатель.

Природа процесса осознания находит себе показательное выражение в осознании психических явлений, чувств, переживаний.

Существуют, как известно, неосознанные или неадекватно осознанные чувства. Чувство может существовать, и не будучи осознанным; реальность его существования в его действенности, в его реальном участии в регулировании поведения и действий, поступков человека. Бессознательным или неосознанным часто бывает молодое, только зарождающееся чувство (особенно у юного неопытного существа). Бессознательное или неосознанное чувство — это, само собою разумеется, не чувство, не переживаемое или не испытываемое человеком, а чувство, не соотнесенное или неадекватно соотнесенное с объективным миром. Подобно этому неосознанный поступок — это не поступок, в отношении которого человек вообще не знает, что он его совершил, а поступок, не соотнесенный человеком с его последствиями: пока человек не соотнес свой поступок с его объективными результатами, он не знает, ч т о собственно он совершил. Точно так же неосознанное или бессознательное влечение — это влечение, предмет которого не осознан. Осознанное влечение и связанный с этим переход его в желание осуществляется через осознание его объекта. Осознание поступка совершается через его соотнесение с его объективными причинами и последствиями, осознание переживания, чувства — через его соотнесение с объективными причинами, его вызывавшими, с объектом или лицом, на которое оно направлено. Осознать свое чувство значит не просто испытать связанное с ним волнение, а именно соотнести его с причиной и объектом, его вызывающим. Пока не осознано, переживанием чего является то, что я переживаю, я не осознаю своего переживания, поскольку я не знаю, ч т о собственно я переживаю. Осознание своих переживаний совершается не путем их замыкания в, якобы, замкнутом внутреннем мире, а посредством адекватного соотнесения их с объективным внешним миром.

Все психические процессы, отражая действительность, выполняют регуляторную функцию по отношению к движениям, действиям или поступкам. Эту функцию выполняет и сознание. На этой регуляторной функции сознания основывается реальная связь его с действием. Действия, регуляция которых осуществляется сознанием, — это сознательные действия. Сознательные или осознанные действия — это не обязательно действия, которые, так сказать, насквозь осознаны, в которых все осознано. Никто не назовет неосознанным действие, в отношении которого человек не может дать сознательного отчета в каждом движении, посредством которых он его выполнил. Механизм выполнения действия может быть автоматизирован (значит, неосознаваем), а всякий все же назовет действие, выполненное таким автоматизированным способом, сознательным, если человек осознает цель этого действия; и, наоборот, никто не назовет сознательным действие, в котором осознан только способ его выполнения.

Для решения вопроса о сознательности или несознательности человека важно, ч т о именно он осознает. Недаром сознательным в собственном смысле называют обыкновенно человека, который осознает объективную значимость своих целей и мотивов и в своем поведении руководствуется именно ею.

То обстоятельство, что осознание, а значит и познание чего-либо, предполагает отношение субъекта и объекта, создает на первый взгляд непреодолимые трудности для познания субъекта, поскольку речь при этом как будто идет о превращении субъекта в объект. Мы выше уже показали, как снимаются эти трудности в отношении философского познания; аналогичным образом они снимаются и в отношении психологического познания, в отношении самопознания. Хотя функция или понятие субъекта как такового не могут быть отождествлены с функцией или понятием

объекта как такового, различные стороны или свойства той объективной реальности, которая выступает в качестве субъекта, вполне могут сделаться объектом познания. Нужно только рассуждать не об объекте и субъекте познания «вообще» как неких метафизических сущностях, по отношению к которым всякая реальность раз и навсегда закреплена в качестве той или иной из них, ао конкретных актах познания (или осознания) и их объекте.

Членясь на ряд конкретных актов, процесс осознания может сделать объектом осознания одно за другим и различные свойства субъекта (т.е. того реального существа, которое может выступать в этой роли).

Объектом самосознания и самопознания является не «чистое» сознание, т.е. сознание, обособленное от реального, материального бытия человека, а сам человек в неразрывной цельности своего существа. Это отчетливо обнаруживается в том, что психологическое самопознание или самонаблюдение способно дать достоверные результаты только тогда, когда оно при самонаблюдении — как и при объективном познании других людей — совершается опосредствованно через соотношение показаний самонаблюдения с данными объективного внешнего поведения и их интерпретацию, исходя из реальных отношений субъекта к окружающему. Не только объектом, но и субъектом самопознания является не «чистое» сознание, а человек как реальный субъект. Это явно сказывается в зависимости реального смысла всех показаний субъекта от реальной ситуации и позиции субъекта в ней. Эти положения относятся не только к самопознанию, но и ко всякому познанию вообще. Чтб человек осознает и то, кик он это осознает, обусловлено реальными взаимоотношениями человека с окружающим. Сознание — это отражение осознаваемого объекта, опосредствованное отношением к нему субъекта. Своим отношением к окружающему, к другим человек выявляет себя. Это и открывает основной путь опосредствованного познания субъекта другими людьми.

Наличие у человека сознания является капитальным фактом в общей картине мира. Этот факт означает, что в составе сущего имеются существа, обладающие, образно говоря, такими «зеркальными» свойствами, в силу которых в них — в этих конечных, единичных существах — весь мир, все сущее может получить идеальную форму существования. В процессе осознания все, что только существует в мире, может быть в отраженной, или идеальной, форме представлено в человеке. Как осознающее мир существо человек выходит за пределы своей обособленной индивидуальности и приобретает всеобщность. Человек, осознающий мир, — это конкретное и вместе с тем всеобщее существо. Сознание — это всеобщая связь его с миром.

Связь человека с миром, осуществляемая в процессе осознания его человеком, другой своей стороной выступает в виде действия.

Действие связано с сознанием в силу того, что сознание выполняет по отношению к нему функцию его регуляции. Поэтому то, что в процессе осознания мира переходит из бытия в сознание, затем, преломившись через субъекта, через действие входит в объективный мир, преобразуя его. Если через процесс осознания материальное переходит в идеальное, приобретает идеальную (отраженную) форму существования, то посредством действия идеи, мысли, замыслы человека переходят в действительность и, воплощаясь в ней, приобретают материальную форму существования. И в сознании, и в действии осуществляется в разных направлениях единство, взаимосвязь, диалектика субъективного и объективного: в практической деятельности человек осуществляет свою цель и изменяет объект, сообразуясь с собственной природой объекта (подобно этому в познании деятельность субъекта заключается в том, чтобы выявить собственную природу объекта).

Поскольку объект детерминирует направленное на него действие, в процессе деятельности субъект реально детерминируется объектом. И так как деятельность человека существенно направлена на общественные объекты, на складывающиеся в ходе исторического развития области культуры, она насыщена объективным общественным содержанием и является проводником, через который объективным общественным содержанием насыщается вся жизнь человека. И именно в этом — в богатстве объективного и, особенно, общественного, человеческого содержания, которое через действие проникает в субъект, -а не в простом делании или субъективной активности и заключается значение действия в формировании человека, его сознания.

Действие — это связь субъекта с объективным миром; посредством действия, которым субъект, осуществляя свой замысел, свою цель, изменяет объект, объективный мир, включая и всю культуру, складывающуюся в процессе исторического развития, запечатлевает в субъекте логику своего содержания. Сознание и деятельность, осознание и изменение мира образует основную характеристику своеобразного способа существования, свойственного человеку. И именно посредством действия человек связывается с жизнью мира и, участвуя в его изменении, изменяется сам.

В качестве объекта, существующего вне и независимо от сознания, бытие представляется по отношению к сознанию как нечто данное, готовое, но в самом себе бытие — это становление, изменение, это процесс жизни вселенной во всем бесконечном многообразии его форм. В этот поток бытия человек, субъект познания и действия, включается как «фокус» отражения, в котором сходятся лучи со всех концов мира, и как очаг, из которого все ширящимися кругами расходятся вносимые им в мир изменения. Человек — единичное существо, сущее среди сущих, и вместе с тем его сознание — идеальная, отраженная форма существования всего сущего. Идеализация и преобразование мира — таков способ существования человека как сознательного существа.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
Основные положения теории Пиаже
ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ТЕОРИИ ПИАЖЕ
1.2. Развитие основных положений теории выученной беспомощности
ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ SDT
ГЕНЕТИКА: ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ
Основные положения теорий учения и обучения
ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ
Основные положения, выносимые на защиту:
5.3. Основные положения концепции личностной беспомощности
ПРОАНАЛИЗИРУЕМ ТЕПЕРЬ ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ПСИХОЛОГИИ БЫТИЯ.
ОБЪЕКТИВНОСТЬ И ДОСТОВЕРНОСТЬ ОСНОВНЫХ ПОЛОЖЕНИЙ, РЕЗУЛЬТАТОВ И ВЫВОДОВ ИССЛЕДОВАНИЯ
ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ОБОБЩЕНЫ В ПОЛОЖЕНИЯХ, ВЫНОСИМЫХ НА ЗАЩИТУ:
В ЗАКЛЮЧЕНИИ ОБОБЩАЮТСЯ РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИЗЛАГАЮТСЯ ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ, ПОДТВЕРЖДАЮЩИЕ ГИПОТЕЗУ И ПОЛОЖЕНИЯ, ВЫНЕСЕННЫЕ НА ЗАЩИТУ:
ОСНОВНЫЕ ТЕОРИИ
ОСНОВНЫЕ ТЕОРИИ ТВОРЧЕСТВА
Положения экзистенциальной психологии и психологии ЖИЗНЕННОГО ПУТИ СБЛИЖАЮТСЯ В СЛЕДУЮЩИХ ОСНОВНЫХ МОМЕНТАХ.
15.2. Основные психологические теории воли
1 АГРЕССИЯ: ОПРЕДЕЛЕНИЕ И ОСНОВНЫЕ ТЕОРИИ
1.1.3. ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ ТЕОРИИ ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЙ
Добавить комментарий