ОСОБЕННОСТИ ПРОЦЕССА ЗРИТЕЛЬНОГО ВОСПРИЯТИЯ СЮЖЕТНЫХ СЦЕН У ПСИХИЧЕСКИ ЗДОРОВЫХ ЛИЦ И БОЛЬНЫХ ПАРАНОИДНОЙ ШИЗОФРЕНИЕЙ

Шизофрения — заболевание, значительно нарушающее поведение больного, изменяющее его мышление, эмоциональные реакции, восприятие окружающего. Именно нарушения познавательной деятельности выражают своеобразие патологии мозговой деятельности при шизофрении и служат важным диагностическим критерием, что было отмечено еще ранними психопатологами [Блейлер, 1929].

Восприятие — это чувственное отображение явлений объективной действительности, к процессам которого относятся: обнаружение объекта, различение его признаков, выделение информативного содержания, адекватного цели действия и формирование целостного образа [Веккер, 1998]. При восприятии сложных, осмысленных сцен задействован механизм влияния прошлого опыта и мышления, выделяющий наиболее информативные места, позволяющие составить целостное представление происходящего. В восприятии отражается вся многообразная жизнь личности — ее установки, интересы, потребности, общая направленность и прошлый опыт, а эмоциональное отношение регулирует и расцвечивает воспринимаемое. Советские психологи рассматривали восприятие как своеобразное действие, направленное на обследование воспринимаемого объекта и создание его образа. [Леонтьев, 1977, Рубинштейн, 2004].

Представитель когнитивного направления в психологии У. Найссер полагал, что восприятие – это не просто операция, но и акт взаимодействия с миром, который не просто информирует субъекта, но и трансформирует его. Предвосхищающие «схемы», когнитивные структуры, подготавливают индивида к принятию информации определенного вида, управляют его текущей двигательной активностью при восприятии, далее схемы модифицируются опытом и снова направляют восприятие. Это явление он назвал перцептивным циклом [Найссер, 1981].

Движения глаз играют важную роль в процессе зрительного восприятия. Саккады — чрезвычайно быстрые скачки глаз, позволяющие выделять значимые фрагменты сцены для последующих фиксаций взгляда, во время которых и осуществляется сбор сенсорной информации. Во время самих саккад информация не воспринимается.

При этом обследование пространства происходит не случайным образом. Доказано, что ожидания увидеть что-либо и «общий смысл» сцены влияют на содержание восприятия. Еще до возможности субъективно определить важное в сцене, выделяются ключевые объекты, куда и направляется взгляд. Вероятно, какой-либо объект сначала обнаруживается периферией зрения и передает информацию в мозг по быстрому каналу (есть данные, подтверждающие, что объект может быть воспринят, даже если глаз не успевает совершить движение, помещающее его в центральную зону) [Величковский, 2006; Аткинсон, 2003, Терентьев, 1972]. Затем объект исследуется более детально, если это необходимо. Таким образом, зрительное внимание и фиксации глаз чаще всего совпадают. Поэтому распределение точек фиксации на объекте, их последовательность и продолжительность определяются содержанием сцены и задачами, которые стоят в перед наблюдателем, т. е. фактически отражают процесс человеческого мышления [Ярбус, 1965].

Известны исследования восприятия при шизофрении, которые основаны на узнавании, распознавании объектов [Поляков, 1974] или на интерпретации зрительно воспринятого [Зейгарник, 1986], т. е. исследования восприятия как результата или исследования результатов восприятия. В данной работе восприятие исследуется как процесс, содержащий ряд компонентов и имеющий определенные закономерности. Ранее подобные исследования с больными шизофренией не проводились.

Целью данной работы являлось изучение особенностей процесса зрительного восприятия сюжетных сцен у больных параноидной шизофренией по сравнению со здоровыми лицами. Данная цель исследования была конкретизирована в следующих задачах:

1. Исследование смысловых и социально-эмотивных компонентов зрительного восприятия сюжетных сцен у больных шизофренией.

2. Исследование влияния контекстуальных факторов на процесс зрительного восприятия сюжетных сцен.

3. Сравнительный анализ нарушений различных компонентов зрительного восприятия сцен у больных шизофренией с различной выраженностью дефекта.

4. Исследование взаимосвязи нарушений мыслительной деятельности и процесса восприятия сюжетных сцен у больных шизофренией.

Объект исследования: экспериментальная группа – люди с диагнозом «шизофрения параноидная», находящиеся на лечении в Городской психиатрической больнице № 6, средний возраст которых составил 38 +/- 5 лет, с различным стажем заболевания. Контрольная группа — психически здоровые люди, средний возраст которых составил 30 +/- 5 лет.

В исследовании использовались различные клинико-психологические и экспериментально-психологические методы для определения степени выраженности шизофренического дефекта, а также был проведен эксперимент «Тест детекции изменений» и контент-анализ вербальных отчетов испытуемых. Для статистической обработки проводился корреляционный анализ, анализ значимых различий по t-критерию Стьюдента и двухфакторный дисперсионный анализ ANOVA.

«Тест детекции изменений» основан на методическом подходе «flicker paradigm» [Rensink, 2005], где в процессе рассматривания искусственно прерываемого изображения необходимо обнаружить какие-либо изменения. Выявление изменений зависит от локализации зрительного внимания (как правило, оно совпадает с точкой фиксации взгляда), если место изменения и фокус внимания не пересекутся – изменение не будет выявлено. При этом необходимо, чтоб взгляд не только зафиксировался на изменяющейся области изображения, но и, отметив ее как важную, вернулся туда для более тщательного рассмотрения. Таким образом можно отследить направление зрительного внимания при обследовании испытуемыми сюжетного изображения.

В качестве стимульного материала были использованы шесть сюжетных изображений, которые предъявлялись столько раз каждое, сколько имеется изменений в каждом. Каждое изображение предъявлялось в следующей последовательности (см. рис.1): сначала на экране появляется серый фон (маска), в центре которого находится крест, предназначенный для фиксации взгляда обследуемого (время экспозиции 1500 мс), затем друг за другом по кругу на экране появляются изначальное изображение — A, затем маска, затем изображение с изменениями — A’ (все изменения присутствуют одновременно), маска. Время экспозиции изображений (изначального и измененного) соответствует времени одной фиксации взгляда (250 мс), а чистого интервала между ними (маски) соответствует зрительному подавлению, вызываемому в естественных условиях саккадами, во время которых информация не кодируется (80 мс).

Рис.1: Порядок предъявления изображений в эксперименте «Тест детекции изменений

Серия изображений предъявляется неограниченное время, пока не будет обнаружено какое-либо из изменений, затем цикл останавливается и повторяется снова, и так, пока не будут обнаружены все изменения, имеющиеся на картинке. Автоматически регистрировалось время и последовательность обнаруженных изменений, а также, после обнаружения всех изменений, описания испытуемыми происходящего на картинке.

На основании анализа описаний сцен здоровыми испытуемыми, все изменяющиеся объекты были охарактеризованы соответственно своим свойствам, и эти характеристики выступили в качестве внутригрупповых факторов при дальнейшем анализе данных. Были выделены факторы:

1.«существенность» или «значимость/незначимость»;

2. «заметность/незаметность» (формальные характеристики объектов, такие как цвет, размер, контрастность);

3. «обычность/необычность».

Было проанализировано среднее время обнаружения изменений различных объектов в шести сюжетных сценах для различных групп испытуемых: 1 — контрольная группа (здоровые), и экспериментальная, разделенная на две подгруппы: 2 — больные шизофренией с умеренно выраженным дефектом и 3 — больные с сильно выраженным дефектом.

Уже при средней степени выраженности шизофренического дефекта, во многих случаях характер отношений средних времени обнаружения различных объектов отличается от таковых у здоровых. В качестве примера приведены два из шести изображений с обозначенными изменяющимися объектами, их характеристики и графики среднего времени поиска изменений в них (см. рис.2 и 3):

сцена № 1:

Рис. 2: среднее время обнаружения изменений объектов в сцене № 1 трех групп испытуемых,

Рис. 2: среднее время обнаружения изменений объектов в сцене № 1 трех групп испытуемых,

где 1 – одушевленный необычный объект (пингвин); 2 и 3 – значимые для сюжета объекты (тарелка1 и тарелка2); 4 и 5 – несущественные для сюжета объекты (кастрюля и банка); 6 – одушевленный объект – лицо.

сцена № 2:

Рис.3: среднее время обнаружения изменений объектов в сцене №2 трех групп испытуемых,

Рис.3: среднее время обнаружения изменений объектов в сцене №2 трех групп испытуемых,

Рис.4. среднее время обнаружения изменений существенного и несущественного для сюжета предметов

где 1 – необычный объект (телефон); 2 и 3 – значимые для сюжета объекты (пистолет2 и пистолет1); 4 и 5 – несущественные для сюжета объекты (монеты и палка); 6 – одушевленный объект — лицо

На следующем этапе исследования были дифференцированно проанализированы особенности влияния различных факторов на распределение зрительного внимания в процессе восприятия сюжетных сцен. Среднее время необходимое для обнаружения изменения объектов сравнивалось попарно для различных групп испытуемых. Был применен двухфакторный дисперсионный анализ ANOVA. Исследовалось влияние межгруппового фактора (выраженность болезни: 1 – здоров (контрольная группа), 2 – больные средней тяжести заболевания, 3 – больные с сильно выраженным шизофреническим дефектом), влияние внутригруппового фактора (фактор «значимости», фактор «заметности», фактор «необычности») и влияние взаимодействия межгруппового и внутригруппового факторов.

Исследование смысловых компонентов зрительного восприятия: Для выявления влияния фактора значимости объекта на распределение зрительного внимания сравнивались в парах обычные объекты, различающиеся по их значимости для сюжета: существенный для смысла изображения и несущественный предметы. В качестве примера приведены графики соотношения средних времени обнаружения существенного и несущественного в сюжете объектов для картинки №1 и № 2:

Рис.4. среднее время обнаружения изменений существенного и несущественного для сюжета предметов

Рис.5. Среднее время обнаружения изменений существенного и несущественного для сюжета

в сцене № 1

Рис.5. Среднее время обнаружения изменений существенного и несущественного для сюжета

Рис.6. Среднее время обнаружения изменений существенного и несущественного для сюжета

предметов в сцене № 2

Оказалось, что больным шизофренией требуется значительно больше времени, чтоб зрительное внимание было направленно на существенный для сюжета объект. Причем, когда незначимый предмет является более контрастным и крупным, больным шизофренией проще его обнаружить, тогда как здоровым испытуемым, несмотря на «заметность» этих изменений, все же значимые для смысла предметы обнаружить оказывается легче (см. рис.4 и 5).

В ситуациях же, когда незначимый для сюжета предмет практически не выделяется из фона, а значимый предмет по сравнению с ним оказывается более ярким и крупным изменением, для здоровых испытуемых соотношение времени поиска одного и другого остается таким же, как и в описанных выше случаях, а больными значительно лучше обнаруживаются уже существенные предметы, но, очевидно, не за счет из значимости для сюжета, а за счет их большей контрастности и размеров относительно незначительных предметов (см. рис.6):

Рис.6. Среднее время обнаружения изменений существенного и несущественного для сюжета

рис.7: среднее время обнаружения изменений предметов равной значимости для сюжета в

предметов в сцене № 2

Далее было исследовано влияние формальных характеристик (цвет, размер, контрастность) объекта на распределение зрительного внимания: для этого сравнивались объекты в сюжете, имеющие равную значимость для сюжета, но различные по своим формальным характеристикам (фактор «заметность»). Как правило, оба предмета логически взаимосвязаны в сюжете: например, на картинке № 1, где изображена сцена принятия пищи – это две тарелки на столе, а на картинке № 2 – это направленные друг на друга пистолеты:

рис.7: среднее время обнаружения изменений предметов равной значимости для сюжета в

Рис.8. Среднее время обнаружения изменений предметов равной значимости для сюжета в сцене №

сцене №1.

Рис.8.

Среднее время обнаружения изменений предметов равной значимости для сюжета в сцене №

Рис.9. Среднее время обнаружения изменений необычного субъекта и существенного для сюжета

Изменения в предметах, имеющих одинаковую значимость для сюжета, обнаруживаются здоровыми испытуемыми с одинаковой успешностью, несмотря на их формальные характеристики. У больных шизофренией время обнаружения одинаковых по смыслу предметов значимо различается в пользу более быстрого обнаружения того изменение, которое является более заметным, если не учитывать логику сюжета изображения (см. рис.7 и 8).

Для исследования социально-эмотивных компонентов зрительного восприятия, было проанализировано среднее время выявления изменений в лицах участвующих в сцене людей здоровыми испытуемыми и больными шизофренией. Обнаружение изменения в лице субъекта — результат определения, как важной составляющей, его эмоционального состояния. Был применен t-критерий Стьюдента для таких данных, как количество «обнаружено» и количество «не обнаружено» изменение в лице участника сцены. Например, на картинки № 2 не нашел изменение в лице только один здоровый испытуемый, а среди больных – 12 человек, т. е. 30% (t=0,004). При этом здоровые испытуемые обнаруживали изменения в лицах как правило быстрее вообще всех имеющихся на картинке изменений, в то время как больные, если и обнаруживали, то в последнюю очередь (это хорошо заметно по общим графикам распределения среднего времени поиска см рис. ).

Полученные данные подтверждают не только низкие способности больных к идентификации эмоций людей, но и то, что больные не выделяют как ключевой одушевленный субъект. Это указывает на отсутствие в их восприятии социальной направленности.

При анализе влияние фактора «необычности», оказалось необходимым различать, происходят ли эти изменения необычных субъектах — одушевленных объектах или необычных предметов. В качестве обычного в паре с изменением необычного субъекта сравнивались изменения значимых для сюжета предметов. На картинке №1 таким необычным субъектом выступил пингвин:

Рис.9. Среднее время обнаружения изменений необычного субъекта и существенного для сюжета

Рис.10. Среднее время обнаружения изменений необычного и существенного для сюжета

предмета в сцене № 1

Время поиска здоровыми испытуемыми необычности субъекта и изменения в существенном предмете различаются не значимо, в то время как больные шизофренией изменения в необычном субъекте обнаруживают значительно хуже (см. рис. 9). Подобные данные могут быть объяснены тем, что сами субъекты как наиболее информативные составляющие сюжета рассматриваются в первую очередь, т. е. значимым оказывается фактор одушевленности объекта, а его необычность усиливает это влияние на восприятие здоровых людей, имеет сигнальное значение, как нечто, что может достаточно сильно повлиять на все дальнейшее восприятие картины и понимание происходящего на ней.

У больных шизофренией такой закономерности не наблюдается, что позволяет сделать вывод, что не только необычность не имеет значительного влияния для зрительного восприятия, но и успешность поиска не зависит от того одушевленный это объект или нет.

Для выявления влияния контекста сюжетной сцены на процесс зрительного восприятия сравнивалось среднее время обнаружения изменений необычных, не привычных и нелогичных предметов для данной сцены с временем обнаружения существенных и с временем обнаружения несущественных для сюжета предметов. На картинке №2 таким необычным для сюжета предметом был мобильный телефон:

Рис.10. Среднее время обнаружения изменений необычного и существенного для сюжета

Рис.11. Среднее время обнаружения изменений необычного и несущественного для сюжета

предмета в сцене № 2

Рис.11. Среднее время обнаружения изменений необычного и несущественного для сюжета

 Схемы корреляций между основными группами симптомов и общим уровнем выгорания у

предмета в сцене № 2

Выявлено, что здоровыми испытуемыми достоверно быстрее обнаруживается изменение значимого предмета, чем необычного для данной сцены (см. рис.10). А примерно одинаково длительное время поиска изменений в необычном и несущественном предметах (см. рис.11) объясняется тем, что здоровые испытуемые, имеют определенные привычные ожидания относительно того, что может быть в данной ситуации, поэтому необычный предмет будет долго не замечаться, а незначимый предмет, поскольку не важен для понимания происходящего, так же будет долго не обнаруживаться.

Для больных шизофренией подобных закономерностей не наблюдается, что отражает ненаправленных характер их зрительного восприятия и неподверженность привычным жизненным моделям ситуаций.

Таким образом можно сказать, что восприятие здоровых людей активно и влияет на распределение зрительного внимания. Тогда как восприятие людей больных шизофренией более пассивно, что выражается в приемлемости чего угодно наравне и с тем, что ожидаемо и логично для данного сюжета.

Также была обнаружена положительная связь между нарушениями восприятия и интерпретациями сцен у больных шизофренией и выраженностью различных составляющих шизофренического дефекта, что свидетельствует о тесной связи восприятия с познавательной деятельностью и о том, что нарушения восприятия при шизофрении связаны с тяжестью заболевания в целом, а не с преобладание в картине болезни негативной или продуктивной симптоматики.

На основании полученных данных, можно проследить некую логику зрительного восприятия психически здоровых людей, согласующуюся с представлениями об активном, целенаправленном и корректируемом в зависимости от воспринимаемого характере зрительного восприятия. В процессе осознанного зрительного восприятия больных шизофренией проявляются известные особенности и их мышления, и эмоционально-волевой сферы. Если рассматривать особенности восприятия больных шизофренией людей исходя их понятий перцептивного цикла, то, возможно, у больных шизофренией нарушены сами перцептивные схемы, благодаря которым формируются определенные ожидания в отношении тех или иных сцен и ситуаций реальности. Тогда объяснимы такие особенности восприятия больных шизофренией, как невозможность последовательного выделения социально-эмотивных и смысловых компонентов в сюжете. Такое объяснение согласуется с представлениями отечественных авторов о причинах нарушений восприятия у больных шизофренией [Поляков, 1974]. Но, исходя из полученных результатов исследования, можно предположить, что нарушения перцептивного цикла возникают на этапе внесения корректив от воспринятого в схемы, которые оказываются неспособными адекватно направлять фокус внимания при зрительном восприятии сюжетной сцены. Тогда объясняется и непоследовательность зрительного внимания в процессе обследования сюжетной сцены, и особенности восприятия больными шизофренией необычного, и явления застревания на некоторых моментах сцены, и повышенная зависимость их восприятия от болезненных переживаний.

ВЫВОДЫ

1. Смысловые компоненты играют ключевую роль в процессе восприятия сюжетных сцен у здоровых лиц. В ходе исследования было установлено, что время обнаружения существенных элементов сюжетной сцены у здоровых испытуемых значительно меньше времени обнаружения несущественных для сюжета элементов, независимо от их формальных характеристик, таких как контрастность и/или размер.

2. Исследование показало, что, в отличие от здоровых лиц, у больных шизофренией смысловые компоненты не играют определяющей роли в процессе восприятия сюжетных сцен. У больных шизофренией не было выявлено значимых различий в показателях времени обнаружения существенных элементов изображения, имеющих наибольшую смысловую нагрузку в сюжете, и несущественных элементов.

3. Формальные, несмысловые характеристики объектов оказывают значительное влияние на распределение зрительного внимания в процессе восприятия сюжетных сцен больными шизофренией. В ходе исследования было установлено, что, вне зависимости от значения, которое имеет тот или иной элемент сюжетной сцены, больные шизофренией преимущественно направляют свое внимание на более яркие, контрастные и/или крупные элементы изображений.

4. Социально-эмотивные компоненты являются определяющими и наиболее значимыми в процессе зрительного восприятия сюжетных сцен у здоровых людей. Исследование показало, что здоровые испытуемые затрачивают минимальное время при обнаружении изменений, связанных с субъектами действия в сцене, и в первую очередь, с изображениями их лиц, причем именно эти социальные элементы оказывают наибольшее влияние на интерпретацию сцен и определяют дальнейшее протекание процесса восприятия сюжета.

5. Исследование выявило наличие значительных нарушений социально-эмотивных компонентов зрительного восприятия сюжетных сцен у больных шизофренией. Установлено, при восприятии сюжетных сцен больными шизофренией социальные и эмоциональные аспекты оказываются наиболее трудно выделяемыми; больным требуется достоверно больше времени для обнаружения изменений в социально значимых элементах изображений, чем здоровым лицам; и они достоверно чаще последних оказываются вообще не способными обнаружить данные изменения.

6. Установлено, что здоровые лица обладают обобщенными ожиданиями в отношении воспринимаемых сюжетных сцен, которые оказывают значительное влияние на протекание процесса их зрительного восприятия. Сопоставление объективных данных об особенностях распределения зрительного внимания в процессе восприятия сцен с вербальными описаниями, которые давали здоровые испытуемые, показало, что последовательность переключения внимания между различными элементами изображения тесно взаимосвязана с характером их интерпретаций.

7. Исследование показало, что обобщенные ожидания не оказывают определяющего влияния на процесс восприятия сюжетных сцен у больных шизофренией. Сравнительный анализ вербальных описаний сцен и объективных данных о направленности и распределении зрительного внимания в ходе восприятия сюжетных изображений показал, что ожидания больных шизофренией в отношении сцен в большей степени связаны с их личностными переживаниями и не отражают в полной мере сути изображенного сюжета.

8. По мере формирования шизофренического дефекта у больных шизофренией отмечается нарастание пассивности и эгоцентричности процессов восприятия сюжетных изображений. Различия в характеристиках зрительного восприятия сюжетных сцен у больных шизофренией по сравнению со здоровыми лицами увеличиваются по мере нарастания дефицитарных расстройств.

Полученные в ходе исследования экспериментальные данные и процедуры могут быть использованы при разработке эффективных психологических методов комплексной оценки дефицитарных расстройств при шизофрении.

ЛИТЕРАТУРА

1. Rensink R. A. Visual Sensing Without Seeing // PSYCHOLOGICAL SCIENCE, Volume 15—Number 1, 2004. Рp. 27–32.

2. Rensink R. A., Simons D. J. Change blindness, and future. // TRENDS in Cognitive Sciences Vol.9 No.1 January 2005. Рp. 16–20.

3. Аткинсон Р. Л. и др. Введение в психологию. М., 2003.

4. Блейлер Э. Аффективность, внушение, паранойя. М. 2001 (1929).

5. Веккер Л. М. Психика и реальность. М., 1998

6. Величковский Б. M. Когнитивная наука. Основы психологии познания в 2-х Т., Т. 1., М., 2006.

7. Зейгарник Б. В. Патопсихология. М., 1986.

8. Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 2004 (1977).

9. Найссер У. Познание и реальность / Под ред. Величковского Б. М.. М., 1981.

10. Поляков Ю. Ф. Патология познавательной деятельности при шизофрении. М., 1974.

11. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии СПб., 2004.

12. Терентьев В. А. О характеристике процесса восприятия сюжетной картины //сборник статей. Калинин, 1972. С. 20–39.

13. Ярбус А. Л. Роль движений глаз в процессе зрения. М., 1965.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
В.А. Ракова, О.Ю. Щелкова ВОСПРИЯТИЕ ВРЕМЕННОЙ ПЕРСПЕКТИВЫ БОЛЬНЫМИ ШИЗОФРЕНИЕЙ
Глава 6 СУИЦИДАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ ЛИЦ С ПОГРАНИЧНОЙ ПСИХИЧЕСКОЙ ПАТОЛОГИЕЙ И ПСИХИЧЕСКИ ЗДОРОВЫХ
ИССЛЕДОВАНИЕ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ БОЛЬНЫХ ШИЗОФРЕНИЕЙ С РАЗЛИЧНОЙ ДЛИТЕЛЬНОСТЬЮ БОЛЕЗНЕННОГО ПРОЦЕССА
Фролова А.В. ОСОБЕННОСТИ НАРКОЗАВИСИМЫХ, БОЛЬНЫХ ШИЗОФРЕНИЕЙ И НЕВРОЗАМИ
Е. Р. Исаева, Г. Г. Лебедева, А. В. Степанова КОГНИТИВНЫЙ ДЕФИЦИТ ПРИ ПАРАНОИДНОЙ ШИЗОФРЕНИИ И ШИЗОТИПИЧЕСКОМ РАССТРОЙСТВЕ
Козлова Майя Юрьевна ОСОБЕННОСТИ ПОЗНАВАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПОДРОСТКОВ, БОЛЬНЫХ ШИЗОФРЕНИЕЙ.
Щевлягина М. Б. ИГРОВАЯ КОМПЬЮТЕРНАЯ АДДИКЦИЯ У ПСИХИЧЕСКИ БОЛЬНЫХ И ЛИЦ С ДЕВИАНТНЫМ ПОВЕДЕНИЕМ
ОСОБЕННОСТИ КОПИНГ-ПОВЕДЕНИЯ БОЛЬНЫХ ШИЗОФРЕНИЕЙ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ СТРУКТУРЫ И СТЕПЕНИ ВЫРАЖЕННОСТИ ДЕФЕКТА
Зотов М. В. СТРУКТУРА ДЕФЕКТА И ОСОБЕННОСТИ ЕГО КОМПЕНСАЦИИ У БОЛЬНЫХ ШИЗОФРЕНИЕЙ В РЕЗИДУАЛЬНЫХ СОСТОЯНИЯХ
3.1.4. Метакогнитивные процессы и психическое здоровье личности
ПСИХИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ БОЛЬНЫХ ЭПИЛЕПСИЕЙ
Ягафарова Д.М. ОСОБЕННОСТИ КОНСТРУИРОВАНИЯ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ПСИХИЧЕСКИ БОЛЬНОМ ЧЕЛОВЕКЕ
Соина Н. А. Рычкова О. В. НАРУШЕНИЯ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ СФЕРЫ У БОЛЬНЫХ ШИЗОФРЕНИЕЙ
Гегешидзе Д.Г. ХАРАКТЕРИСТИКИ ТЕЛЕСНОСТИ БОЛЬНЫХ ШИЗОФРЕНИЕЙ
И.В. Борисова ОСОБЕННОСТИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ РОДСТВЕННИКОВ ПСИХИЧЕСКИ БОЛЬНЫХ
ВОСПРИЯТИЕ ПОРЯДКА СОБЫТИЙ КАК ПРОДУКТ «СКВОЗНЫХ» ПСИХИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ
Добавить комментарий