ОСОБЕННОСТИ СТРАТЕГИЙ САМОРЕАЛИЗАЦИИ И СТИЛИ ЧЕЛОВЕКА

Самореализация является необходимым атрибутом развития взрослого человека. В основном процессу самореализации присущи устойчивый либо неустойчивый характер и определенная мера адекватности. Устойчивость и адекватность самореализации как процесса и результата детерминируются используемыми стратегиями самореализации. Такие стратегии могут быть направлены на осуществление как прогрессивной модели саморазвития, так и регрессивной. Прогрессивной модели присуща направленность на развитие человеком себя и других, социума, мира. Представление о прогрессивной модели может быть расширено за счет включения экологического и ноосферно-го компонентов. В ходе самореализации человек прикладывает усилия, направленные на раскрытие своих потенциалов, что предполагает использование определенных стратегий самореализации. Прежде всего эти стратегии должны отвечать критерию удовлетворенности-полезности (продуктивности) относительно как самого человека, так и социума, мира в целом на протяжении всего жизненного пути. При нарушении необходимых условий критерия самореализации под воздействием регрессивных тенденций самореализация искажается, обретает неустойчивый, неконструктивный характер.

Как отмечал Б. Г. Ананьев, жизненный путь человека— история формирования и развития личности в определенном обществе, современника определенной эпохи и сверстника определенного поколения. На самореализацию личности влияют не столько отдельные факторы, сколько целостный образ жизни и, безусловно, стратегии, используемые человеком на различных этапах жизненного пути, поскольку самореализация охватывает весь жизненный путь человека, особенно интенсивно протекая в молодости и зрелом возрасте.

Наряду с изменением целей самореализации видоизменяются и ее стратегии. Так, в молодости происходит самоопределение личности в основных сферах жизнедеятельности, прежде всего в профессиональной сфере и в сфере личной жизни (выбор претендента в супруги, создание семьи). В зрелые годы происходит адаптация к профессии, к профессиональному окружению, дальнейший профессиональный и личностный рост. Аналогичные процессы имеют место и в сфере личной жизни. Человек периодически сверяет, уточняет ход самореализации, порой возвращаясь к тому или иному ее этапу. При этом индивидуализация протекает наряду с созданием личностью собственной среды развития. Соответственно трансформируются и стратегии достижения жизненных целей.

Реализуя себя, субъект в значительной степени детерминирует свой жизненный путь, придавая ему направленность, насыщая его жизненными смыслами и устремлениями. В ходе самореализации человек формирует, трансформирует свое отношение к миру, другим людям, самому себе, руководствуясь при этом своей имплицитной жизненной философией, своим образом мира. Осуществляя жизненный выбор, человек осознанно или бессознательно выделяет значимые для него темы жизнедеятельности, используя техники бытия (по X. Томэ), реализует имеющиеся или создаваемые жизненные сценарии.

Что же стоит за этим? Для ответа на этот вопрос нами было введено понятие актуальной самореализации, т. е. самореализации «здесь и сейчас», соответствующей ситуации, актуальной с точки зрения субъекта. Посредством ряда актуальных самореализаций могут быть осуществлены потенциальные возможности и замыслы человека. Здесь имеют место личностно-ситуативный и мотивационно-смысловой аспекты самореализации — обусловленные актуализацией соответствующих механизмов самореализации. Вместе с тем следует отметить, что на выбор значимых тем жизнедеятельности прежде всего влияют особенности восприятия жизненных ситуаций. «Происходит… переход интраиндивидуальных связей в интериндивидуальные через определение личностного смысла, значения тех или иных жизненных обстоятельств… благодаря «определению ситуации», отражающему субъективный аспект восприятия и интерпретации происходящего индивидом, человек выступает как активный субъект, созидающий свой социальный мир и обстоятельства своей жизни. Человек не просто «попадает» в ситуацию, не просто реагирует на нее, но через наделение обстоятельств собственным смыслом конструирует свое жизненное пространство» [Гришина Н. В., 1997а, с. 158-159]. При этом актуализируются психические образования, являющиеся итогом психической переработки человеком многочисленных и многообразных ситуаций, встречающихся на жизненном пути.

Безусловно, велико влияние на предпочтение субъективных стратегий актуальной самореализации жизненного опыта человека, его возрастных, личностных и профессиональных особенностей. Так, негативный жизненный опыт, затруднения в профессиональной и личной сфере, как будет показано ниже, нередко препятствуют, возможно, даже деформируют процесс самореализации и дальнейший жизненный путь, что непосредственно проявляется в выборе неадекватных стратегий. В основе неадекватных стратегий часто лежит предпочтение значимых тем, заведомо не реализуемых либо имеющих пессимистическую окраску. Руководствуясь адекватными стратегиями, обусловленными реальными, позитивными предпочтениями, отраженными в структурно-функциональной модели самореализации личности, приведенной ранее [Коростылева Л. А., 1998а, б, в], человек эффективнее осуществляет, а по необходимости и корректирует собственную модель самореализации.

Как показывают результаты наших исследований, существенное влияние на предпочтение стратегий самореализации оказывает образ мира человека — интегральное психическое образование, производное жизненного опыта, преломленного через психическую организацию человека. Этим наряду с выбором значимых тем жизнедеятельности и актуализацией закрепленных паттернов реагирования — жизненных сценариев предопределяются затруднения и трудности, возникающие в ходе самореализации.

Внутренний мир человека обладает смысловой структурой (Д. А. Леонтьев). Лица с разной степенью самореализации имеют существенные отличия в особенностях смысловой структуры образа мира. При исследовании особенностей внутреннего мира лиц с затруднениями и трудностями самореализации (клиентов службы занятости и клиентов службы знакомств) нами выделены семь основных параметров, образующих систему личностных смыслов в образе мира субъекта: направленность, содержательное структурирование, эмоционально-оценочный, когнитивный, конативный, коммуникативный и экзистенциальный компоненты.

В предыдущем параграфе мы отметили ряд особенностей внутреннего мира субъекта. Рассмотрим их более подробно. Выделены три вида направленности отношений субъекта: на себя, на других, на окружающий мир. Содержательное структурирование личностных смыслов осуществляется по трем основным категориям: событие, состояние, отношение. Помимо основных выделены такие дополнительные категории, как символ и метафора. Эмоционально-оценочный компонент в целом представлен двумя полюсами: позитивным и негативным в зависимости от характера воплощения в смысле явлений, способствующих или препятствующих реализации потребностей, целей, намерений субъекта. Когнитивный компонент представлен прежде всего конкретностью-абстрактностью и простотой-сложностью. Конативный компонент— пассивностью-активностью. Коммуникативный компонент имеет определенную степень выраженности в диапазоне ориентации на проявление общительности-замкнутости. Экзистенциальный компонент представлен в основном страхами либо надеждой. Помимо выделенных параметров для системы личностных смыслов реконструированного образа мира характерны такие условно обозначенные компоненты, как иллюзия-реальность, механизмы самореализации (идентификация, рефлексия), психологические защиты.

Образ мира пронизывает все блоки структурно-функциональной модели самореализации личности, воздействуя на их специфику (дифференцирован-ность, гармоничность и др.). Наряду с этим интегральные личностные характеристики: смысложизненные. и ценностные ориентации, мотивационно-потребностная сфера, мотивационно-смысловые связи, обусловливают аккумулированные актуальные субъективные стратегии самореализации и, в итоге, в целом стратегии самореализации личности. Неразвитость интегральных личностных характеристик на фоне неадекватного, «замутненного» образа мира негативно сказывается на антиципации и апперцепции при осуществлении жизненных решений, при этом выдвигаются «деформированные» гипотезы и используются неадекватные стратегии самореализации. Использование неадекватных, неконструктивных стратегий самореализации порождает затруднения, а порой и трудности в ходе самореализации личности, что подтверждается результатами нашего исследования относительно основных сфер жизнедеятельности.

Нельзя отрицать наличие точек соприкосновения между понятиями самореализации, стратегии самореализации личности и стиля человека (индивидуального стиля), поскольку в целом употребление всех этих понятий относится к взаимодействию людей друг с другом и с окружающим миром. В то же время соотнесение данных понятий осложняется неустоявшимся понятием стиля, отсутствием работ, в которых всесторонне и системно исследуется стиль как отдельная, самостоятельная психологическая проблема.

Перед тем как обратиться к более детальному сопоставлению стратегии самореализации личности и стиля человека, рассмотрим оформившиеся к настоящему времени направления исследования стиля, выявленные закономерности, характерные для стиля. •

Наряду с тем, что понятие «стиль» исследователи считают междисциплинарным (философским, психологическим, литературным, искусствоведческим, лингвистическим, биологическим) в силу неоднозначности, полисемантичное™ данного термина, приоритет в разработке проблематики стиля признается за психологией. Общепризнанным среди исследователей является положение «об обусловленности стилевых закономерностей свойствами человеческой индивидуальности» [Либин А., 19986]. Именно психологи обратили внимание на дифференцирующие признаки, являющиеся следствием предпочтений человека, и обратились к научному анализу стилевых проявлений, отражающих различие в способах взаимодействия людей с окружающим миром и друг с другом.

Однако представление о стиле неоднозначно. «Представлению о стиле как способе самопроявления творческой, спонтанной индивидуальности противостоит понимание стиля как формальной характеристики, придающей поведению или деятельности человека «лишь» форму, никак не связанную с содержанием, сущностью личности» [Либин А., 19986, с. 5]. В настоящее время по мере продвижения исследований в направлении изучения стилевых проявлений обретает обоснованность и устойчивость точка зрения, приближенная в большей мере к пониманию стиля как способа самопроявления творческой, спонтанной индивидуальности в контексте деятельности и жизнедеятельности с учетом субъективной, субъектно-объектной и когнитивной составляющих.

А. Либин выделяет три направления исследования стиля как психологического феномена, в которых используются изначально различные системы координат: личностные диспозиции, характеристики когнитивных процессов, параметры поведения и деятельности.

Первое направление (личностные диспозиции), восходящее к стилю жизни, по А. Адлеру, сформулировано с позиций социальных интересов и характеризует иерархию жизненных целей и предпочитаемых способов их достижения. Г. Олпорт отмечал инструментальное значение некоторых черт личности в репрезентации стиля. Иными словами, стиль характеризует систему операций, присущих личности в силу ее предрасположенности, базирующейся на совокупности определенных индивидуальных свойств. Однако, поскольку более дифференцированные, психологически осмысленные представления о стиле с этих позиций не приводятся, следует констатировать преобладание метафорически-объяснительных конструктов трактования своеобразия жизнедеятельности человека. В настоящее время в рамках данного направления в зарубежной психологии развиваются исследования стиля в русле управления жизнью, построения соответствующих типологий, в том числе социально и ментально ориентированных.

Второе направление исследования стиля человека основывается на объяс-
нении данного феномена в контексте исследования особенностей переработ-
ки информации. При этом выделяется ряд характеристик когнитивных про-
цессов: полезависимость-поленезависимость, когнитивная простота-
сложность и др. Своеобразие когнитивных процессов принятия решений, по
мнению К. Коростелиной , проявляется в стилевых особенностях ана-
лиза (объективность-субъективность) и преобразования ситуации (зависи-
мость-независимость). Автор выделяет четыре стиля: объективно-зависимый,
субъективно-зависимый, объективно-независимый, субъективно-

независимый.

В рамках данного направления произошло разделение понятий «когнитивный стиль» и «когнитивная стратегия». Ряд исследователей разделяют мнение о том, что понятие когнитивного стиля шире, чем когнитивной стратегии [Скотникова И. Г., 1988; Nosal С, 1990]. Когнитивные стили многими авторами «понимаются как индивидуально-психологические особенности познавательных процессов… актуализация индивидуально-специфичной познавательной структуры личности, опосредующей процессы оперирования информацией на всех уровнях познавательной сферы» [Скотникова И. Г., 1998, с. 65]. Стратегиальный подход предполагает «анализ качественных структурных характеристик индивидуальной деятельности» [Там же, с. 66], идущий от Дж. Брунера, который рассматривал стратегию как процесс выдвижения и верификации гипотез в задаче.

Третье направление исследования стиля базируется на изучении психологического феномена стиля с акцентами на параметры поведения и деятельности. Теоретико-методологическую основу данного направления составляет учение Б. Г. Ананьева, который ввел категории индивида — личности — субъекта деятельности — индивидуальности. Ананьев подчеркивал, что только являясь субъектом основных социальных деятельностей — труда, познания и общения, человек формирует и проявляет свою индивидуальность, поскольку таким образом «осуществляется как интериоризация внешних воздействий, • так и интериоризация внутренней жизни личности» [Ананьев Б. Г., 1968, с. 322]. Автор рассматривал индивидуальность как глубинное измерение человека. Основатель деятельностного подхода в отечественной психологии А. Н. Леонтьев обратился к деятельности как к главному предмету психологического исследования. Данные предпосылки обусловили возникновение понятия «индивидуального стиля деятельности». Один из первых исследователей индивидуального стиля деятельности Е. А. Климов в своем определении индивидуального стиля, соединившем в себе индивидуальность и деятельность, указывает на инструментальную функцию стиля и его обусловленность как индивидуальностью, так и средой. Автор определяет индивидуальный стиль альный стиль как индивидуально-своеобразную систему «психологических средств, к которым сознательно или стихийно прибегал человек в целях наилучшего уравновешивания своей (типологически обусловленной) индивидуальности с предметными внешними условиями деятельности» [Климов Е. А., 1969, с. 49]. К данному направлению исследования стиля следует также отнести работы по изучению стиля с ориентацией на поведение и руководство [Ильин Е. П., 1988; Ильин Е. П., Нгуэн Ки Тыонг, 1999], стиля деятельности и общения [Щукин М.

Р., 1992], стиля активности [Вяткин Б. А., 1993], эмоциональных стилей [Дорфман Л. Я., 1994а, б], стиля саморегуляции [Моросано-ваВ.И., 1995а, б] и др.

Весьма существенное значение имеют закономерности, характерные для стиля. И. П. Шкуратова , трактуя взгляды В. С. Мерлина, заключает, что стиль предполагает свободу самовыражения, так как часто (за редким исключением жесткого регламентирования) при выполнении любой деятельности человек проявляет свою индивидуальность в постановке промежуточных целей, выборе средств и их использовании. Предпочтение определенного из возможных способов выполнения деятельности и составляет стиль деятельности человека. Отсюда условием порождения стиля является внутренняя и внешняя свобода. В связи с этим, а также принимая во внимание многочисленные экспериментальные данные различных исследователей, И. П. Шкуратова делает вывод-о необходимости личностной вовлеченности, включающей положительное отношение к деятельности и стремление выполнить ее наилучшим образом. Наряду с указанными закономерностями следует отметить компенсаторную функцию стиля, выделенную В. С. Мерлином, с опорой на работы А. Адлера, при разработке концепции индивидуального стиля деятельности. Компенсаторная функция состоит в том, что человек обращается к своим сильным сторонам и организует деятельность так, чтобы выполнить ее наиболее удобным для себя способом. Данное положение обстоятельно раскрывается Е. П. Ильиным .

В целом, представление об индивидуальном стиле претерпело существенные изменения. Анализируя эволюцию понятия индивидуального стиля, Д. А. Леонтьев выделяет четыре направления: 1) различение индивидуального (своеобразного) и типических стилей, задаваемых объективными требованиями «деятельности [Ильин Е. П., 1988; Толочек В. А., 1992]; 2) констатация положения о том, что индивидуальный стиль порой не является «наилучшим» (целесообразным, эффективным); 3) индивидуальный стиль— преимущественно адаптивное образование (по утверждению Е. П. Ильина, имеет место двусторонняя адаптация: стиль способствует адаптации человека к деятельности и адаптации деятельности к человеку), хотя высказываются и иные точки зрения; 4) классическое понимание индивидуального стиля, связанное в основном с нейродинамическими свойствами индивидуальности.

Естественно возникает вопрос об обусловленности жизненного стиля. В. С. Мерлин в своих поздних работах ведет речь об обусловленности индивидуального стиля высокоуровневыми свойствами индивидуальности, сознательным выбором личности. Исходя из наличия связей стиля с системой смысловой регуляции деятельности, Д. А. Леонтьев предлагает включить в структуру стиля мотивационно-смысловые составляющие.

Постепенно начала обретать свои очертания идея интеграции стилей. Так, Д. А. Леонтьев, отмечая концептуальную близость индивидуального стиля деятельности и стиля жизни, приводит свидетельствующий об общности данных понятий признак индивидуального стиля, распространяющийся и на жизненный стиль: «целостная структура, опосредующая детерминацию жизнедеятельности внешними и внутренними факторами» [Леонтьев Д. А., 1998, с. 104].

А. Либиным [1998а] предпринята попытка ввода единой концепции стиля человека как интегрирующей в структурно-функциональную модель многообразие и многовариативность стилевых проявлений. По определению А. Либина, отражающему соединение общепсихологического и традиционного дифференциально-психологического подходов, «стиль человека — это устойчивый целостный паттерн индивидуальных проявлений, выражающийся в предпочтении индивидуумом конкретной формы (способа) взаимодействия с физической и социальной средой. В этом случае иерархическая структура стиля будет представлять собой совокупность определенных типов связей между разными параметрами индивидуальности, с одной стороны, и между этими параметрами и ситуативными— с другой» [Там же, с. 11-12]. Автор представляет иерархическую структуру посредством внутреннего и внешнего контура. Внутренний контур представлен в виде иерархии фреймов: система субъективных значений (семантические предпочтения), субъект-объектный баланс (установки, система контроля), когнитивные параметры, виды поведения и деятельности (стили общения и межличностного взаимодействия, моти-вационные и эмоциональные стили, индивидуальные стили деятельности и руководства), модус жизнедеятельности (стиль жизни). Внешний контур включает в себя компенсаторность, оптимальность, адаптивность, результативность. А. Либин констатирует наличие существенного влияния индивидуально-психологических свойств на процесс стилеобразования, однако, на его взгляд, стилевые характеристики оказываются в большей зависимости от характерологических черт.

Такое понятие, как стратегия стиля, относительно стиля человека не используется ни А. Либиным, ни другими авторами. Причину этого можно усмотреть в том, что для введения предполагаемого понятия необходимо его соотнесение с другими психологическими категориями, наличие определенного психологического контекста. Относительно имеющихся в настоящее время представлений речь может идти об использовании понятия стратегии на высших и средних уровнях иерархии стилей человека и относительно определенных аспектов его деятельности в целом, например стратегий самореализации личности.

К. А. Абульхановой-Славской используется понятие стратегии жизни, что имеет отношение к модусу жизнедеятельности — высшему уровню иерархической структуры стиля человека. На основе типологии активности личности и с учетом соотношения инициативы и ответственности автором выделен ряд стратегий жизни. Относительно средних уровней иерархии стилей человека употребление термина «стратегия» может иметь место. Как выше отмечалось, первоначально использовалось представление о когнитивной стратегии, распространившееся из зарубежной психологии, и впоследствии возникли отечественные разработки по типологии когнитивных стилей. На уровне поведения и деятельности речь идет о стратегии конкретной деятельности и определенном поведении. В иных случаях рассматриваются многообразие и многовариантность стилевых проявлений как таковых. Относительно низших уровней данной иерархии — субъект-объектного баланса и системы субъективных значений, понятие стратегии не употребляется, предположительно в силу противоречивости психологического контекста. Нетрудно заметить, что на самом низшем уровне при подобных попытках возникает противоречие между пониманием стратегии как таковой (в достаточной степени осознанной) и системой субъективных значений — семантических предпочтений (неосознанных). Обращаясь к субъективной семантике, по Е. Ю. Артемьевой, можно сказать, что определенные предпочтения субъективных значений изначально присущи человеку.

Сопоставляя самореализацию и стиль человека, следует отметить, что здесь существуют отличия в самом предмете исследования. Исследователи стиля изучают многообразие и многовариативность стилевых проявлений, им присущие закономерности. Предмет же исследования самореализации личности состоит в выборе самим человеком тех или иных способов взаимодействия с окружающим миром, в наибольшей степени обеспечивающих раскрытие собственных потенциалов. При этом характер приложения усилий определяется стратегиями самореализации личности.

Безусловно, самореализующейся личности присущи различные стили, как интегральные в целом, так и различного уровня иерархии (стили жизни, стили деятельности и поведения, когнитивные стили, а также стили других уровней иерархии). Однако вместе с тем в контексте самореализации необходимо их соответствие определению самореализации личности и критериям самореализации (удовлетворенность, полезность (продуктивность)).

Говоря о самореализации личности в основных сферах жизнедеятельности, на наш взгляд, целесообразно использовать понятие стратегии самореализации, подчеркивая таким образом в большей степени сознательный характер процесса самореализации, но не в ущерб его бессознательной составляющей и аутентичности в целом. Посредством инициирования механизмов самореализации происходит формирование, корректировка, трансформирование стратегий.

Стратегия самореализации личности предполагает управление человека процессом самореализации, основанное на адекватных, далеко идущих планах и прогнозах, постижении личностью своих смысложизненных и ценностных ориентации. Стратегия самореализации личности содержит в себе компоненты совладающего и преобразующего характера. Совладающий характер проявляется в установке на ситуацию как слабую (по В. Мишелу) по отношению к личности, а преобразующий — в использовании механизмов самореализации для преобразования возникающего ощущения дефицита в жизнедеятельности (мотивационно-потребностная сфера), в устремлении к достижениям, осуществлению поставленных целей, жизненных планов (смысложизненные и ценностные ориентации). Посредством мотивационно-смысловых связей инициируются, а возможно, и трансформируются процессы целеобразо-вания и смыслообразования, которые в связи с этим приобретают иерархическую структуру: от нижнего уровня субъективных предпочтений (запечатленных в образе мира) до верхнего уровня смысложизненных и ценностных ориентации. В соответствии с предложенной нами структурно-функциональной моделью самореализации личности [Коростылева Л. А., 19966; 1998в; 1999а], параллельно происходит сопоставление с компонентами ХОЧУ, МОГУ, НАДО, ПРИНЯТИЕ РЕШЕНИЯ, с учетом смысложизненных и ценностных ориентации и. мотивационно-потребностной сферы, и посредством рефлексии, идентификации и экстериоризации, а также личностно-ситуативных и мотивационно-смысловых механизмов самореализации осуществляется предпочтение того или иного смысла, мотива, выбор когнитивной схемы, изменение качества и степени прилагаемого эмоционально-волевого воздействия.

Стратегия самореализации представлена взаимосвязанными стратегиями дальней и ближней перспективы. В случае адекватной интегральной стратегии самореализации детерминирующей является стратегия дальней перспективы. В ином случае превалирует стратегия ближней перспективы, преобладает ориентация (установка) на сильную ситуацию (по В. Мишелу), т. е. ситуация воспринимается как более сильная по отношению к человеку, его ресурсам. Возникает фрустрация, внутренний конфликт, уход от решения жизненных задач.

Стратегии самореализации личности в большей степени обусловлены психическими образованиями высшего уровня и в определенной степени — сис-темокомплексами личностных свойств. Результаты наших исследований стратегий самореализации личности в некоторых основных сферах жизнедеятельности (профессиональной сфере, сфере личной жизни) свидетельствуют о ведущей роли смысложизненных и ценностных ориентации, мотивационнопотребностной сферы, что наиболее ярко проявляется в значимых, критических ситуациях жизнедеятельности, когда человек обращается за помощью в соответствующие социальные институты (службу занятости, службу знакомств). Здесь начинает проявляться обусловленность представлений о затруднениях, трудностях самореализации представлениями о жизнедеятельности в целом. При этом оказывает свое непосредственное влияние образ мира человека, испытывающего затруднения, трудности самореализации, что проявляется прежде всего в представлении значимой (критической) ситуации как преодолимой либо непреодолимой (слабой либо сильной по отношению к человеку, по В. Мишелу). Мы имеем в виду особенности презентации ситуаций, их категоризацию и соответственно особенности самомоделирования в данной ситуации, представления как ситуации, так и собственных ресурсов, саморегулирования, самопрогнозирования возможных последующих действий, саморазрешения, самозапрещения тех либо иных форм активности.

Типология стратегий самореализации обусловлена особенностями процесса самореализации, его местом на жизненном пути личности, спецификой основных сфер самореализации и особенностями индивидуальных предпочтений. При постановке жизненной задачи человек руководствуется ведущим компонентом ХОЧУ (интересы, желания, влечения, аутентичность), что сопровождается проявлением такой характеристики внутриличностной динамики смысловых процессов, как смыслообразование. При оценке своих возможностей и выборе инструментальных средств — МОГУ (самопознание, самоотношение, самооценка), на фоне смыслообразования ведущими становятся процессы смыслоосознания. На фазе осуществления решения— НАДО (саморегуляция, конативная сфера, социальный запрос), присоединяются и становятся ведущими (на уровне смысловой регуляции) процессы смыслообразования. Вместе с тем, и это мы неоднократно отмечали, все эти процессы происходят во взаимодействии с компонентом ПРИНЯТИЕ РЕШЕНИЯ, со смысложизненными и ценностными ориентациями и мотивационно-потребностной сферой, согласно ранее представленной нами модели самореализации. В значимой жизненной ситуации акценты могут сместиться, первоначально инициируется компонент МОГУ, а затем ХОЧУ (с коррекцией на аутентичность) и НАДО (с преобладанием конативного компонента). В стрессовых ситуациях возможна актуализация компонентов, начиная с НАДО и МОГУ.

Стратегии самореализации можно классифицировать по различным основаниям: 1) по гармоничности блоков, 2) по ведущим блокам, 3) по нефунк-ционирующим блокам, 4) по дифференцируемости блоков, 5) по преобладанию компонентов в каждом блоке и их системокомплексам, 6) по вкладу блоков в вышестоящие блоки, 7) по характеру воздействия наружного контура и внутренних блоков, 8) по частотным характеристикам (цикличности, пульсации), 9) по временному основанию.

Неадекватная стратегия самореализации может быть диффузной, недифференцированной, хаотичной, стихийной, стереотипной и др. Адекватная стратегия самореализации характеризуется наличием противоположных перечисленным показателей и является уникальной, оптимизирующей и развивающей ресурсы личности. Следует также отметить многомерность стратегий самореализации, которая выражается во внешних проявлениях («Я — Другой (-гие)», «Я — Социум», «Я — Мир») и во внутреннем плане (соотнесенность с самим собой).

В целом о процессе самореализации можно говорить как о процессе выбора, о его результате и способе, посредством которого осуществляется выбор тех или иных решений в основных сферах жизнедеятельности, решений, влияющих на ход самореализации личности. Уровень самореализации и используемые стратегии определяют стиль человека. В контексте самореализации личности представление о стилях наполняется конкретным содержанием,

становится более дифференцированным, поскольку каждому уровню самореализации соответствуют свои стратегии, — это и обусловливает особенности соответствующих реализуемых стилей. Таким образом, наряду с возможностью использования понятия стиля человека в контексте самореализации личности становятся возможными дифференциация данного понятия и его применение в русле иной проблематики.

Исследование.проблемы самореализации личности предполагает изучение не только стратегий самореализации, но и психологических детерминант и тех механизмов и барьеров, которые при этом актуализируются. Это и станет предметом нашего рассмотрения в следующей главе.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
Коростылева Л. А. НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ СТРАТЕГИИ САМОРЕАЛИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ
Рудыхина Ольга Валерьевна ОСОБЕННОСТИ ТОЛЕРАНТНОЙ ЛИЧНОСТИ: КОПИНГ- СТРАТЕГИИ И СТИЛИ МЫШЛЕНИЯ
Стратегии самореализации личности
Стратегии самореализации личности
2. ПРОБЛЕМА САМОРЕАЛИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ В ПСИХОЛОГИИ: МОДЕЛИ И СТРАТЕГИИ
13.2. ЧЕЛОВЕК И ОРГАНИЗАЦИОННАЯ СРЕДА: ВОЗМОЖНОСТИ САМОРЕАЛИЗАЦИИ ЧЕЛОВЕКА КАК ЛИЧНОСТИ
Брылева Л.Г. ДОПОЛНИТЕЛЬНОСТЬ ПРОТИВОПОЛОЖНЫХ СТРАТЕГИЙ САМОРЕАЛИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ
С. А. Корзун СТИЛИ И СТРАТЕГИИ СОВЛАДАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ В ПОДРОСТКОВОМ И РАННЕМ ЮНОШЕСКОМ ВОЗРАСТЕ
Е.В. Александрова КОПИНГ-СТРАТЕГИИ И СТИЛИ САМОРЕГУЛЯЦИИ ПОВЕДЕНИЯ МОЛОДЫХ СОТРУДНИКОВ ОАО «РЖД»
СТИЛИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕКА
Самореализация как способ самопребывания человека
ЛУКИНА Е.А. САМОРЕАЛИЗАЦИЯ КАК СПОСОБ САМОПРЕБЫВАНИЯ ЧЕЛОВЕКА
Самореализация как выражение истинной природы человека
И.В. КУШНИКОВА ЕКАТЕРИНБУРГ, РГППУ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ИНДИВИДУАЛЬНОГО СТИЛЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ У ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ГРУПП «ЧЕЛОВЕК-ЧЕЛОВЕК» И «ЧЕЛОВЕК-ТЕХНИКА»
10.3. ОСОБЕННОСТИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В СИСТЕМАХ «ЧЕЛОВЕК-ПРИРОДА», «ЧЕЛОВЕК-ЗНАК», «ЧЕЛОВЕК - ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ОБРАЗ»
1.1. ПРОБЛЕМА САМОРЕАЛИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ В СИСТЕМЕ НАУК О ЧЕЛОВЕКЕ
Гордеева Елена Геннадьевна ЦЕННОСТНЫЕ ОРИЕНТАЦИИ И ПРОБЛЕМА САМОРЕАЛИЗАЦИИ ЧЕЛОВЕКА
ОБ ОСОБЕННОСТЯХ ИССЛЕДОВАНИЯ САМОРЕАЛИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ В УСЛОВИЯХ КРИЗИСА
Добавить комментарий