Осорина М.В. «Опредмечивание» себя как один из механизмов освоения пространства у детей

Целенаправленное оставление следов своего пребывания в определенном пространстве является одним из основных элементов территориального поведения животных. Обычно это пахучие следы выделений, которыми животное метит территорию. Эти частицы себя животное использует в качестве своеобразной «визитной карточки», как знаки своего присутствия в данном месте и для сообщения другим особям важнейшей информации о себе (пол, физиологическое состояние и т.п.).

Можно полагать, что именно в эти филогенетически древние слои территориального поведения уходит своими корнями детское стремление материализовать факт своего присутствия в том или ином пространстве в доступных для ребенка формах. На уровне человека, в отличие от животных, эти формы материализации, «опредмечивания» себя приобретают символический характер. У детей они различаются в зависимости от возраста ребенка и решаемых им психологических задач.

Саму идею следа ребенок на опыте открывает для себя в возрасте одного года. Это могут быть хорошо заметные капли от еды, оставшиеся на скатерти, отпечатки ног на свежевыпавшем снегу, следы движений пальца по запотевшему стеклу или фломастера по листу бумаги. Чуть позже ребенок обнаруживает, что следы можно оставлять на только случайно, но и целенаправленно. В возрасте около двух лет это открытие уже прочно встраивается в структуру развивающейся символической функции детского интеллекта и, в частности, начинает обслуживать решения эго-потребностных задач.

На материале многочисленных наблюдений за дошкольниками и младшими школьниками можно выделить некоторые возрастно-специфические формы материализации себя у детей в процессе освоения ими окружающего пространства.

Задача одной из наиболее ранних форм символического поведения подобного рода состоит в утверждении ребенком факта своего присутствия в данном месте. Чаще всего дети двух-трех лет стремятся оставить следы своей деятельности (т.е. «опредметить» свое присутствие) в наиболее значимом локусе пространства. В качестве такового они выбирают обычно зону, куда направлено внимание взрослых и где легче всего ребенок будет ими замечен.

Это может быть башня из кубиков, которую ребенок упорно строит у всех на дороге, чтобы наткнувшись на нее, взрослый обязательно вспомнил о ребенке. Это могут быть «каряки-маряки», оставленные ребенком на той самой странице книги, которую читает мать. Или каракули в ее паспорте – документе, которым она дорожит и который всегда носит с собой. Интуитивная задача ребенка состоит в том, чтобы опосредованным путем оказаться в поле внимания взрослого в ситуациях, когда его внимание направлено не на ребенка, а на другие объекты.

Между тремя и пятью годами ребенок постепенно изобретает разнообразные способы материализации своего «Я» в пространственной среде, которую считает своей. Это прежде всего пространство дома, где ребенок часто пытается использовать свои игрушки и продукты творчества как знаки собственного присутствия и влияния: кладет маме под подушку свою куколку, вешает над папиным столом рисунок и т.п.

Дети старшего дошкольного и младшего школьного возраста склонны оставлять в доме следы своей потаенной творческой активности. Например, иногда обводят карандашом рисунок на обоях, подрисовывают контуры пятна на стене, чтобы получился занятный образ. Делают «для интереса» маленькие тайники в собственной квартире. Эти знаки адресованы уже не взрослому. Они важны самому ребенку как средство установления более глубоких, интимно-личных взаимоотношений с хорошо знакомой домашней средой. Новый поведенческий аспект для ребенка связан с идеей индивидуальной тайны этих взаимоотношений.

Схожий принцип можно наблюдать в этом возрасте и в освоении внешней среды вне дома (двор, улица, сквер). Он проявляется в детской традиции делания «секретов» и «тайников». Эта традиция, по данным наших исследований, является важным элементом детской субкультуры.

У русских детей «секреты» делают девочки, а «тайники» – мальчики. «Секрет» представляет собой ямку в земле, дно которой выложено цветной фольгой, разноцветными стеклышками, камешками и другими декоративными материалами, чтобы было «красиво».

Сверху ямка закрывается стеклом и закапывается. Обычно у девочки бывает несколько «секретов», которые она периодически посещает и проверяет их сохранность. Картографирование расположения «секретов» девочек показало, что чаще всего они размещаются в двух пространственных зонах: в наиболее посещаемых ребенком местах (например, под скамейками в сквере, где девочка гуляет) и, наоборот, на периферии освоенной им территории, которая воспринимается как пограничная, «чужая» земля.

«Тайники» мальчиков обычно находятся не в земле, а в расщелинах между досками, выемках стен и т.п. Их содержимое составляют маленькие предметы. Некоторые из них имеют утилитарное значение и вынимаются для игры, а потом прячутся обратно в «тайник». Однако многие предметы находятся там постоянно. Их смысл только в том, что они спрятаны в «тайнике», периодически посещаемом и проверяемом.

Психологические функции детских «секретов» и «тайников» двояки. Во-первых, они, несомненно, являются для детей средством освоения территории, в пространстве которой ребенок «рассеивает» потаенные знаки своего присутствия, материализованного в содержимом этих «секретов». Пользуясь терминологией В.Джемса , можно сказать, что они переживаются ребенком как элементы его «материального Я».

Во-вторых, «секреты» и «тайники» играют своеобразную роль в общении детей друг с другом, выражая собой личную тайну ребенка. Дети показывают их ближайшим друзьям в знак доверия, чужие «секреты» иногда предательски выдают недругам или портят в случае ссоры. Мальчики обычно охотятся за «секретами» девочек и разрушают их.

«Секреты» и «тайники» выражают интимные и эмоционально значимые взаимоотношения ребенка с пространством осваиваемой им территории. Они служат цели таинственного «породнения» с этой землей через погребение в ней символической частицы своей души.

Детские «граффити» – рисунки и надписи на стенах и асфальте – наоборот, воплощают явные и демонстративные попытки социального самоутверждения. Среди разных видов граффити детей младшего возраста представляют интерес индивидуальные «клейма». У многих детей существуют излюбленные стереотипные изображения, нечто вроде личного клише, которое ребенок рисует в разных местах своего двора и окрестностях дома как знак своего обитания в этом пространстве. Дети часто оставляют также особые графические метки, сообщающие о том, что они вышли на прогулку. Такие метки делаются почти ежедневно и адресуются приятелям по игровой дворовой ватаге.

В целом можно сказать, что ребенок склонен считать в определенной степени «своим» пространство, где остались материальные (явные или тайные) следы его личной активности.

В детской субкультуре младших школьников существует такой распространенный вид игровой групповой деятельности, как строительство домиков, называемых часто «укрытие», «штаб» и т.п. Внешне они напоминают собой постройки из веток, досок, кусков фанеры и картона, а располагаются в укромных местах на земле, в земле или на деревьях. С психологической точки зрения такие постройки интересны тем, что являются попытками воплотить в материале особое пространство – детский микромир, выделенный из обыденного мира взрослых и противопоставленный ему как мир отдельный. Его особенность выражается также и функционально. В таком домике дети не столько играют (обычно там для этого нет места), сколько воспринимают его как наблюдательный пункт по отношению к окружающему миру. Эта постройка переживается детьми как место, олицетворяющее внутреннюю точку зрения на внешний мир. В домике есть возможность пережить это состояние в непосредственном опыте. Психологически его можно оценить как опыт, направленный на строительство ряда базовых структур формирующейся личности ребенка предподросткового возраста.

ЛИТЕРАТУРА

1. Чертов М.Ф. Знаковость. СПб., 1993.

2. Джемс В. Научные основы психологии. СПб., 1902. С. 136.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
Часть пятая Механизмы опредмечивания психических образований
6.6. ВОЛЕВОЕ УСИЛИЕ КАК ОДИН ИЗ МЕХАНИЗМОВ ВОЛЕВОЙ РЕГУЛЯЦИИ
Освоение пространства игры
М.В. Осорина, А.Ю. Жукова КОГНИТИВНЫЕ ПРИВЫЧКИ КАК ПОКАЗАТЕЛЬ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ САМОРЕГУЛЯЦИИ СТУДЕНТОВ
Кудрявцева Е.И. ФОРМИРОВАНИЕ ПИСЬМЕННОЙ РЕЧИ КАК ПРОЦЕСС ОСВОЕНИЯ ТЕКСТОВЫХ МОДЕЛЕЙ
ОПРЕДМЕЧИВАНИЕ.
МОТИВАЦИЯ КАК ОДИН ИЗ ОСНОВОПОЛАГАЮЩИХ АСПЕКТОВ В СИСТЕМЕ МЕНТАЛЬНОГО ТРЕНИНГА
ПОНЯТИЕ «НАЦИЯ» КАК ОДИН ИЗ АСПЕКТОВ ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ
2.1. Коммуникативность мира как один из базовых объяснительных принципов современной психологии
И.Н. Романько ВЛИЯЮЩЕЕ ПОВЕДЕНИЕ КАК ОДИН ИЗ ФАКТОРОВ ЭФФЕКТИВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РУКОВОДИТЕЛЕЙ
Мичурин М.И. МОТИВ ВЛАСТИ КАК ОДИН ИЗ ФАКТОРОВ АГРЕССИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ
РЕФЛЕКСИВНАЯ КУЛЬТУРА ПЕДАГОГА-ПСИХОЛОГА КАК ОДИН ИЗ ФАКТОРОВ ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
3. Работоспособность как один из критериевпсихического здоровья. Способность к труду при аномалиях развития личности
РЖ. Мухамедрахимов, Н.И. Никитин ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ С МАТЕРЬЮ И СЛУХОВОЕ ВОСПРИЯТИЕ ПРОСТРАНСТВА У ДЕТЕЙ В РАННЕМ ВОЗРАСТЕ
Хитёва А.А. Защитные механизмы детей с двигательными нарушениями и их родителей
Козловская Л.И. САМОУВАЖЕНИЕ КАК ПРОЯВЛЕНИЕ ОПОРЫ НА СЕБЯ
Добавить комментарий