На пьедестале, который я воздвигла для неё, появились первые трещины.

Распространение моего письма беспокоило меня больше, чем я хотела в этом признаться. Я позвонила женщине, с которой познакомилась в оффисе у доктора Велч. Её дочери, больной аутизмом, было три с половиной года.

Женщина практиковала терапию объятия чуть больше года. Девочка, правда, не выздоровела, но у неё появилась эхолалическая речь, а количество припадков уменьшилось. — Вы верите в то, что терапия объятия полностью вылечит вышу дочь? — спросила я. — Вы верите в терапию объятия?

Последовала тишина, не очень дружелюбная. — Я в своей жизни ни во что так не верила, — ответила она. — А вы нет? — Да, да, — поспешно сказала я,

— конечно, я верю, что это работает в какой-то степени. Просто я пытаюсь понять, благодаря чему состояние Анн-Мари улучшилось: бихевиористическому подходу или терапии объятия. — Какое вам до этого дело? — Есть дело! Я хочу знать, от чего моей дочери лучше. Я хочу знать, выздоровеет ли она, и что я могу для этого сделать!

-Я очень рада прогрессу своей дочери, и я никогда не подвергну её этим бихевиористическим штучкам. Был один терапевт, который как-то пришёл к нам и стал заниматься с ней этой ерундой, и поверьте мне, я больше никогда его не приглашала. — Нет? — а может вам следовало бы, подумала я. — Нет, я этого не сделала. Материнский инстинкт всегда прав. Мой инстинкт говорит мне, что только терапия объятия может помочь моей дочери.

В этой женщине, как и в других приверженцах этой терапии, я заметила нечто отталкивающее, но свойственное и мне самой: слепую веру, идеализацию человеческого индивидуума, нежелание признать тот факт, что мы совершаем ошибки решая, что хорошо, а что плохо для наших детей.

Но до того, как правда выйдет на поверхность, а я пойму, кто на самом деле был подарком судьбы для моей дочки, пройдёт ещё несколько месяцев. Это были две молодые женщины, Бриджит и Робин, которые час за часом, день за днём работали с ней, не разгибая спины. Они не совершали чудес; они просто учили её, шаг за шагом.

Перед тем, как мои отношения с доктором Велч подошли к концу, мне было суждено понять, что значит попасть под влияние кумира. Тем, кто мечется между страхом и отчаянием, трудно сохранять здравый смысл, объективность и трезвость суждений. После того как мы, родители из Материнского Центра, были брошены в пучину страданий, мы обрели великое облегчение от спокойных уверений и сладких обещаний нашей спасительницы К началу За трёхмесячный период (март, апрель, май 1998 года) словарный запас Анн-Мари очень сильно вырос. Когда в своём дневнике я насчитала более сорока новых слов в день, я перестала записывать.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
ВМЕСТО ВВЕДЕНИЯ Д&Г МИРА ЕСТЬ У ЧЕЛОВЕКА: ОДИН, КОТОРЫЙ НАС ТВОРИЛ, АРУГОЙ, КОТОРЫЙ МЫ ОТ ВЕКА ТВОРИМ ПО МЕРС НАШИХ СИХ.
1.3. Тестовая батарея ROADS предназначена для определения ПОКАЗАТЕЛЕЙ ФЛЮИДНОГО (НЕВЕРБАЛЬНОГО), КРИСТАЛЛИЗОВАННОГО (ВЕРБАЛЬНОГО), ПРАКТИЧЕСКОГО ИНТЕЛЛЕКТА И КРЕАТИВНОСТИ. ОНА ВКЛЮЧАЕТ 6 СУБТЕСТОВ, 5 ИЗ КОТОРЫХ ВЫПОЛНЯЮТСЯ В УСЛОВИЯХ ОГРАНИЧЕННОГО ВРЕМЕНИ (ВСЕГО 80 МИНУТ):
ПЕРВЫЕ 4 МЕСЯЦА.
ПЕРВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
ПЕРВЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ
ПЕРВЫЕ СЛОВА И ИХ ЗНАЧЕНИЯ.
1.2.1 Первые методические подходы
Первые исследования по психологии и малое N
Познание физического мира в первые два года жизни
ПЕРВЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ПО ПСИХОЛОГИИ И МАЛОЕ N
ПЕРВЫЕ ТЕОРИИ И РАННИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
ПЕРВЫЕ ШАГИ МЕДИЦИНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ В СТРУКТУРЕ РЯЗАНСКОГО ОБЛАСТНОГО НАРКОЛОГИЧЕСКОГО ДИСПАНСЕРА
МИР, В КОТОРОМ МЫ ЖИВЕМ
СЕМЬЯ, В КОТОРОЙ РАБОТАЮТ ДВОЕ
Глава 4 СДЕЛКА, КОТОРУЮ МЫ ЗАКЛЮЧАЕМ С ЖИЗНЬЮ
Особенности деталей, которыми очерчена фигура
ГЛАВА 8. МИР, С КОТОРЫМ ВЗАИМОДЕЙСТВУЕТ ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ
ВРЕД, КОТОРЫЙ МОГУТ ПРИЧИНИТЬ НАКАЗАНИЯ
И. Н. КАЛИНАУСКАС. ИГРЫ, В КОТОРЫЕ ИГРАЕТ «МЫ», 2005
Калинаускас И. Н.. Игры, в которые играет Я., 2003
Добавить комментарий