Первый сеанс ЛСД

Я начала сеанс с необычайно ясньм восприятием и поняла, что мне очень приятно держать за руки Стена и Джузл. Примерно через двадцать минут после принятия 300 микрограммОБ ЛСД я начала воспринимать текучие и колебательнь.’е ощущения. А поскольку я слушала второй концерт Брамса для фортепиано, я переживала себя стоящей в азропорту будущего для сверхзвукоєых самолетов в огромном зале, ожидая своего полета. Б зале толпились пассажиры, одетые по сам ой современной моде, странное ощущение возбуждения и ожидания, казалось, пронизувало зту необычную толпу.

Б друг я усльчпала громкий голос, раздававшийся из громкоговорителей азропорта: «Собьпие, которое вь.< собираетесь пережить, —зто вь! сами. Снекоторь<мииз вас, каквь.<можете заметить, оно уже прои сходи т». И когда я поглядела вокруг на своих товарищей по

пугешествию, я замегила с гран ниє перемены в их лицах, их тела дергались и принимали необичние позы, как будто бы они начинали свои странстБия БО Бнутренние миры. В зтот момент я заметила напряженнь.’й жужжащий звук успокаивающего и утешающего свойства, подобно радиосигналу ведущий меня сквозь переживание и подбадривающий меня. Казалось, будто мой мозг очень медленно загорается, ожрывая кар тины одну за другой.

ПОЯБИЛСЯ необычайно отчетливий образ моего оща, и характер наших взаимоотношений был изучен и проанализирован с тщательностью жрургической операции. Я воспринимала пожелания моего отца, чтобы я была чем-то или кем-то, кем я бьпь не могла. Я понимала, что мне следует бьпь сам ой собой, даже если я разо чарую его. Я стала осо знавать целую сеть потреби остей других людей: моего мужа, моих детей, моих друзей. Я понимала, что нужды других людей затруднят мне приятие действительности моей близкой смерти и не позволятмне о тдаться ходу собьпий.

Потом внутреннее странствие пошло глубже, и я повстречалась с разными ужасаюшими чудищами, которые напоминали образы из вос точноазиа тского искусства: злоб ниє демони и убогие, голодние сюрреалистические твари, все в странном зеленом свечении. Как будто целий паноптикум демонов бил вызван из «Тибетской книги мертвих» и исполнял свой танец в моей голове. Всякий раз, когда я двигалась к ним или прямо через них, страх улетучивался, и картинка превращалась во что-то еще, обьнно довольно приятное. И пока я смотрела на каких-то склизких злих тварей, в какой-то момент я осознала, что они плоды моего собственного ума и продолжения меня. Я пробормотала: «Хм! Ладно! Зто тоже я».

Встреча с демонами сопровождалась тревогой, и дыхание требовало напряж енних усилий, но длилось зто относительно недолго. Когда же все зто кончилось, я ощутила изумительное количєство знергии, струящейся сквозь моє тело. Я чувствовал а, что знергии било настолько много, что ни один человек не мог би вместить ее и по-настоящему справиться сней. Мне стало ясно, что я влещала столь много знергии из-за того, что в обиденной жизни била винуждена отвергать ее, неправильно ею пользоваться и переносить ее на других людей. У меня били мгновения видения себя на разних стадиях моей жизни, когда я примеряла на себя различные роли: дочери, любимой, молодой жени, матери, художници — и осознавала, что они не могли выполняться, так как били неподходящими вместилищами для моей знергии.

Сам ой важной стороной зтих переживаний била их значим ость для понимания смерти. Я видела великолепное развертивание космического провидения во всех его бесконечних оттенках и разветвлениях. Каждий индивид представлял собою нить в прекрасной ткани жизни и играл какую-то особую роль. Все зти роли били равным образом необходими для базовой знергети ческой сердцевины вселенной, и ни одна из них не била более важной, чем другие. Я видела, что после смерти зта жизнємная знергия претерпевает преображение и роли перераспределяются. Я видел а свою роль в зтой жизни: бьпь больнойраком — и бьгла способна и готова принять ее.

Я представляла себе и ин туй тиєн о п они мала движущие силы перевоплощения. Оно было представлено символически как видение земли со множеством путей, ведущих во всех направленнях, они выглядели как ходьг в исполинском муравейнике. Мне стало ясно, что было множесгво жизней перед зтой жизнью и множество других будет потом. Замьгсел и задача состояли в том, чтобьг пережить и освой ть все, что бы ни бьгло назначено нам в зтой космической постановке. И смерть — только один зпизод, одно преходящее переживание в зтой великолепной и вечной драме.

На протяжении своего сеанса у меня бьгли видения картин, скульптур, творений рукоделия и сооружений из целого ряда стран и культур: Древнего Египта, Грении, Рима, Персии, а также доколумбовой Северной, Южной и Центральной Америки. Зто сопровождалось многи ми оз арени ями о природе человеческого существования. В богатстве своего переживання я о ткрьгвала, что протяженность моего бьггия бьгла намного больше, чем я могла себе даже вообразить.

Что бьг ни воспринимала я из мирских дел: происки враждугамих стран, междоусобные войны, расовую ненависть и бунтьг, замьгсльг продажньгх поли тиков или грязные те>нологии, — я видела себя соучастницей з того, только переносившей на другихвещи, ко торые я не признавала в себе. Я вошла в соприкосновение с тем, что, как я чувсгвовала, бьгло «чистьм бьггием», и осознала, что оно не может бьгть овачено умом и не нуждается ни в каком подтверждении. С зтим пришло осознание того, что у меня бьгла только одна задача — поддерживать протекание знергии, а не «подавлять ее», как я обь<кновенно делала. Поток жизни сим волизировался многи ми прекрасньгми из ображеннями струящейся водьг, рьгб и водньгх растений и вооитительньгх танцевальньгх представлений, одних — величавьгх и воздушньгх, других же — более земньгх.

Как следствие зтих переживаний и озарений, у меня раз ви лось принимающее отношение к полноте существования и способносгь принимать все, что ни случается в жизни, как в конечном счете благое. Я делала много восторженньгх разьяснений насчет того, как невероятное космическое видение и забава встроеньг в строение сущего. Так как я позволяла жизненной знергии течь сквозь меня и открьглась ей, все моє тело возбужденно и восторженно трепетало.

Насладившись зтим новьгм состоянием бьггия, я свернулась в удобное положение змбрион а.

После примерно пяти часов сеанса я решила снять свою глазную повязку, села и соединилась с окружающим. Я сидела на диване в глубоком покое ирасслаблении, слушая дзенскую медитативную музьгку и глядя на єді-інственньгй бутон розьг в хрустальной вазе на соседнем столе. Бремєнами я закрьгвала глаза и возвращалась в свой внутренний мир. Как я увидела по том на пленке, снятой во время сеанса, моє лицо светилось и имело то виражение блаженства и покоя, какое можно встретить на буддийских скульптурах. Долгое время я не переживала ничего, кроме прекрасного тепла, пи тающего золотого сияния в виде превосходящего дождя из жидкого золота. В один момент я заметила в комнате чашу с виноградом и решила попробовать несколько виноградин. Их вкус был подобен амброзии, и грозди винограда выглядели настолько прекраснь.<ми, что я решила взять несколько из них домой как память.

В лиже к вечерук нам в комнату зашел Дик. Как только он вошел, МЬ! бросились друг другу в обьятия и очень долго стояли, крепко обнявшись. Дик сказал, что ощушает огромное количество знергии, лучащейся из меня. Он чувствовал почти осязаемое знергетическое поле, окружакщее моє тело. И потом около двух часов мы пребивали в совершенном уединении, необычайно им наслаждаясь. Что дало мне воз можи ость поделиться своими переживаннями сДиком. Одним из моих лучших воспоминаний от сеанса был душ, которьй мы принимали вместе. Я чувство вал а себя по-особом унастроенной на тело Дика, как и на моє собственное, и переживала ощущения изьсканной чувственности, каких ни когда не ведала прежде.

Потом у нас у всех был китайский ужин. Хотя еду принесли из соседнего пригородного китайского ресторанчика и она была, наверное, среднего качества, я поспитала ее лучшим кушаньем, которое я когда-либо пробовала. Я не могла даже припом нить еды, которая доставила бы мне больше наслаждения. И только одна причина в чем-то мешала моим кулинарным утехам — то, что разумом я осознавала, что мне следует как-то воздерживаться от пищи из-за моей почти полной гастректомии.

Остаток вечера мы провели вместе в полном поте, лежа на диване и слушая стереофоническую музыку. На Дика очень большое впечатление произвела моя о ткрьпость и все мой озарения. Он был уверен, что я вскрыла какие-то истоки изначальной космической мудрости, которые были для него закриты. Он восторгался глубиной того, что я излагала, и непроизвольной уверенностью и убедительно стью, с каковьми я говорила о своем переживании.

Я ликовала, излучая хорошее настроение, и чувствовала безусловную свободу от тревожности. Моя способность насла*даться музмкой, вкусом, красками, струями воды нам ного усилилась. Дик заключил, что я испьттивала просто настоящее удовольствие. Зто било настолько заразительное переживание, что Дик сам почувствовал и виразил желание участвовать в психоделическом сеансе. Он решил из учить возможность участия в программе ЛСД подготовки для специалистов, которая также била доступна в Мзриледском центре психиа трических исследований.

Я долго не ложилась спать, раз<-оваривая с Диком, и просыпалась несколько раз в течение ночи. У меня било одно сновид енне о работе в библиотеке, и я сльялала, как другие говорили: «В зтой дзен ской ерунде нет никакого смысла». Я ульбнулась про себя> зная, что для них иметь смысл — зто что-то слишком просте.

На следующее угро после сеанса я чувсгвовала себя свежей, раскованной и в большом ладу со всем миром. Дик поставил на матитфон Бранденбургский концерт Баха, и он казался безукоризненно совершенным. По дороге домой я видела вещи, котрих не видела ни когда. Деревья, трава, краски, небо — все давало настоящую усладу, когда я смотрела на них.

Примерно два месяца после своего первого ЛСД-сеанса Джоан чувсгвовала себя раскованной, ликующей и оптимисгичной. Психоделическое переживание также, казалось, раскрыло внутри нее новые царства мисгических и космических чувсгв. Религиозные моменты, которые она пережила в своем сеансе, превосходили узкие традиционные границы католической веры, в которых она воспитывалась. Теперь она обратилась к более вселенским подходам, характерним для буддизм а и индуизма.

Недели после сеанса Джоан ощущала так много переполняющей ее знергии, что зто сбило с толку ее лечащих врачей. Они посчитали, что ее знергетические способносги совершенно не соответсгвуют ее тяжелому клиническому сосгоянию, и явным образом выразили своє удивление, что она еще способна передвигаться сама и водить машину. Они также высказали своє сомнение насчет того, что ей удасгся провести приближающиеся летние каникулы в Калифорнии, как намеревалась сделать ее семья. Сама же Джоан чувсгвовала себя очень самонадеянно и верила, что зто будет возможно. Последующий ход собьггий подтвердил ее ощущения, и каникулы в Калифорнии о казались необыкновенно значимим и благодарным временем для всей семьи.

Благоприятное развитие было резко прервано в середине января, когда Джоан посетила своего врача из-за непрерывной отрыжки и рвоты. Он обнаружил новое уплотнение в обласги селезенки, которое определил как разрасгание метастаз. Джоан была очень рассгроена, когда, несмотря на подобное открытие, со сторони врача не было предпожено никакого конкретного медицинского лечения. Она поняла, что доктор от нее отказался. В зтот момент и Джоан, и Дик с необычайной силой ощутили, что Джоан следует пройти еще один психоделический сеанс, и наш персонал зто одобрил. Джоан чувсгвовала себя очень оптимисгично в отношении того, что зтот сеанс, возможно, повлияет на ее змоциональное сосгояние и углубит ее философские и духовные открытия. Она также забавлялась мыслью, что, может быть, удасгся повлиять на психосоматическую сосгавляющую, которая, как она подозревала, была заложена в ЗТИОЛОГИИ ее рака.

Второй сеанс ЛСД происходил в феврале 1972 года. Так как дозировка в

300 микрограммов в первый раз произвела мощное дейсгвие, мы и на зтот раз решили использоватьто же самое количесгво. Нижеследующий отчет Джоан о ее переживаний подводит итог самым важным собьггиям зтого сеанса:

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
Второй сеанс ЛСД
Третий сеанс ЛСД
Ход холотропных сеансов
УПРАЖНЕНИЕ «В ПЕРВЫЙ РАЗ».
ПЕРВЫЙ ПРИНЦИП
Первый вариант
Игра №4 — «Кто первый?»
1.2.3 Первый кризис научной психологии
ПЕРВЫЙ ШАГ К РОСТУ — ЭТО ДЕЙСТВИЕ
Первый корень силы воли — желание.
ПЕРВЫЙ МОДУЛЬ - работа над словом, словосочетанием.
ПЕРВЫЙ ВАРИАНТ - ВОСПРИЯТИЕ РЕБЕНКА КАК ЧАСТИ СЕБЯ.
10.12. Первый имплицитный пояс персональной идентичности - система транскоммуникативных Я-интенций личности
КОГДА ПЕРВЫЙ РАЗ ПРОШЕЛСЯ ПО ВСЕМ ПУНКТАМ ПРОЩЕНИЯ, ПЕРВАЯ МЫСЛЬ: МЫ ВСЕХ ПРОЩАЕМ, А ЯВНО НЕ ХВАТАЕТ ПОПРОСИТЬ ПРОЩЕНИЯ У НИХ ЖЕ.
Холотропное дыхание.
Появлення умершего и общение с ним
ПРОЦЕДУРА ПРОЩЕНИЯ СЕБЯ
МЕТОДИКИ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ РАЗГРУЗКИ
ДРУГИЕ ПСИХОАКТИВНЫЕ ВЕЩЕСТВА
Добавить комментарий