ПОЧЕМУ Я НЕ ПОСТМОДЕРНИСТ, ИЛИ ИСТОРИЯ ПСИХО-ЛОГИИ КАК МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ ЭКСПЕРИМЕНТ ДИАЛЕК-ТИКИ

В начале XXI в. отечественные психологи вновь обратились к обсуждению проблемы психологического кризиса. Просматриваются три основные позиции в ее современном решении. Сторонники первой утвержда-ют, что имеющийся в психологии плюрализм — вовсе не показатель кризиса, а свидетельство особого статуса психологии как полипарадигмальной и полипредметной науки, где «каждая теория конституирует свой предмет и метод исследования» [3, с. 152]. Другие авторы, напротив, убеждены, что кризис в психологии все-таки имеет место, и предлагают в качестве пути выхода из него интеграцию психологиче-ского знания на основе идей, названных А. В. Юревичем «методологическим либерализмом». Согласно последнему, необходимо, сохранив неизменными уже имеющиеся точки зрения, навести «мосты» между ними, предложив «комплексные (многополярные) психологические объяснения», «в которых бы нашлось место и нейронам, и смыслу жизни» [9, с. 15]; при этом результатом интеграции должна стать не система, а сетевая структура, где всякие иерархии отменяются [см.: 1, с. 41–42]. Сторонники третьей позиции считают, что выход из кризиса заключается в построении новой системы психологической науки. Подобный выход предлагался в свое время Л. С. Выготским, С. Л. Рубинштейном, позже А. Н. Леонтьевым, Б. Г. Ананьевым, Л. М. Веккером и др., однако задача эта так и осталась нерешенной. Последняя точка зрения активно критикуется сторонниками первых двух выделенных нами позиций, которые, при всех имеющихся между ними различиях, выступают с идеей «плюрализма истин» и локальной ценности знаний. Они утверждают, что системное решение в психологии принципиально невозможно, и что вообще пора избавляться от переживаний по поводу «расчлененности целостной личности и недизъюнктивной психики» [4, с. 125–126]. Пора понять, что «психология исключительна своей несводимостью к единой теории, единой концепции» [2, с. 118], что «постмодернизм — хотим мы того или не хотим, но это эпоха, в которой мы все живем» [1, с. 41], что «расчленение целостной личности и «недизънктивной» психики на самостоятельно существующие память, мышление, восприятие, внимание и другие психические функции — не симптом кризиса, а вектор развития психологии» [4, с. 128]. А «тоску по единой теории» предлагается лечить рациональной психотерапией, должной изменить самосознание ученого [см.: там же, с. 126].

Почему же я защищаю эту немодную ныне третью точку зрения? Во-первых, вслед за некоторыми авторами я считаю, что эпоха постмодернизма тоже уже позади, что в условиях разразившегося в мире системного кризиса опять необходимо построение «метанарративов» (т. е. систем знаний), и в науке вновь растет интерес к рассмотрению и решению «метафизических» вопросов [5; 8]. Как пишет в своей последней книге В. С. Степин, сейчас возникают «новые предпосылки для формирования единой научной картины мира», и эта картина должна строиться на «основе принципов универсального эволюционизма, объединяющих в единое целое идеи системного и эволюционного подходов» [7, с. 331]. И эта универсальная общенаучная картина мира, по мнению ученого, должна встать «на место слабо состыкующейся мозаики картин исследуемой реальности» [там же, с. 348]. Во-вторых, системное видение мира — основа разумного, т. е. понятийного мышления. Между тем, «сетевая» ориентация преподавателей приводит к формированию у студентов (не говоря уже о школьниках после введения обязательного ЕГЭ) установки на запоминание, а не собственно мышления (в лучшем случае формируется комплексное, по Л. С. Выготскому, мышление). Студент, усваивая множество точек зрения, не может соотнести их друг с другом при решении той или иной проблемы. Даже если он начнет их «стихийно интегрировать», он вряд ли выйдет за пределы логики «и — и», которую постоянно пропагандируют постмодернисты в психологии. По мнению М. С. Гусельцевой, подобная логика «позволяет преодолеть мышление бинарными оппозициями, логику «или — или»» [1, с. 105]. Однако системно мыслящий диалектик всегда идет дальше, «снимая» в диалектическом синтезе и позицию «догматика» («или — или»), и позицию «скептика» («и — и»), как называл эти позиции вслед за Гегелем крупнейший диалектик ХХ в. Э. В. Ильенков. Как же сформировать диалектически мыслящий ум, а не «многознание», которое, согласно Гераклиту, уму не научает? На мой взгляд, лучший способ для этого —вдумчивое (а не «коллекционерское») изучение истории психологии. История и методология являются двумя формами рефлексивных психологических дисциплин, одна из которых осуществляет свою рефлексивную функцию в диахроническом, а другая — в синхроническом аспекте.

Поэтому различие в методологических ориентациях психологии приводят и к разному пониманию сути и функций самой истории психологической науки. С точки зрения плюралистов, «история науки доказывает, что невозможна единая психология» [2, с. 118]. Мне представляется, что, напротив, это единство (которое следует понимать как единство в многообразии) в психологии существует, только оно не дано «на поверхности» и требуется специальная историко-методологическая работа, чтобы подобное единство увидеть и использовать полу-ченные историко-психологические знания при решении самых современных проблем. По нашему мнению, историю психологии можно рассматривать как своеобразный «методологический эксперимент», не-однократно доказывавший эвристичность именно диалектического, а не эклектического способа познания и ви?дения мира при решении фундаментальных психологических вопросов. «Методологическим экспериментом» в соответствующей литературе называется «проверка в ходе конкретного исследования эвристичности и полезности методологического знания того или иного уровня для решения возникшей в науке проблемы (познавательной трудности)» [3, с. 31].

Возьмем, к примеру, такую «сквозную» проблему психологии, как проблема «интеллекта и аффекта» (т. е. проблему соотношения познавательных процессов и аффективно-смысловой стороны человеческой деятельности). Как известно, целостность душевной жизни человека, представленная в трудах античных философов, в процессе дальнейшего развития психологии оказалась «расколотой» на две отдельно изучае-мые сферы, что сохраняется и в современной психологии. Между тем, в истории психологической науки имелись удачные попытки решения проблемы интеллекта и аффекта, принадлежавшие диалектически мыс-лящим ученым. К этим последним относится Б. Спиноза. Рассматривая в «Этике» два противоположных способа решения проблемы «интеллекта (разума) и аффекта»: 1) аффектом можно овладеть при помощи разума; 2) аффект может быть побежден лишь другим аффектом, Спиноза, совершив диалектический синтез обеих точек зрения, приходит к выводу о тождестве разума (интеллекта) и аффекта. Используя странно звучащее для «недиалектического» уха словосочетание «познавательная любовь», он утверждает, что «высшее стремление души и высшая ее добродетель состоят в познании вещей по третьему роду познания», и что «из этого третьего рода познания возникает высшее душевное удовлетворение, какое только может быть» [6, с. 606–607].

Другой пример. В истории психологии постоянно обнаруживаются удивительные параллели между взглядами мыслителей разных эпох и стран (учение стоиков III в. до н. э. об аффектах и теория эмоций У. Джеймса и К. Г. Ланге, учение Аристотеля об ощущениях и действиях и соответствующие идеи А. Н. Леонтьева, критика Б. Спинозой познания первого рода и анализ В. В. Давыдовым недостатков эмпирических обобщений и т. п.). Целостный взгляд диалектика на историю развития психологии неизбежно приводит его к выводу, что на всем протяжении этой истории исследователи, стремящиеся к научному познанию, изучали (пусть и очень разнообразными способами) все-таки одну — очень сложную, многоуровневую, постоянно изменяющуюся и развивающуюся, но одну — реальность. Поэтому при всем многообразии подходов и взглядов на предмет психологии все-таки можно найти основание для их сравни-тельного анализа с целью последующего построения единой системы научного психологического знания.

Литература

1. Гусельцева М. С. Культурная психология: методология, история, перспективы. М., 2007.

2. Гусельцева М. С. Понятие прогресса и модели развития психологической науки // Методология и исто-рия психологии. 2007. Т. 2. Вып. 3. С. 107–119.

3. Корнилова Т. В., Смирнов С. Д. Методологические основы психологии. СПб., 2006.

4. Мироненко И. А. Кризис психологии: перманентный, системный или локальный? // Вопросы психологии. 2008. № 4. С. 119–127.

5. Режабек Е. Я. В поисках рациональности (статьи разных лет). М., 2007.

6. Спиноза Б. Избранные произведения в 2-х т. Т. 1. М., 1957.

7. Степин В. С. Философия науки: Общие проблемы. М., 2008.

8. Эпштейн М., Савчук В. Светлой памяти постмодерна посвящается…// Художественный журнал. № 64. Февраль 2007. http://xz.gif.ru/numbers/64/epshtein-savchuk/

9. Юревич А. В. Парадигмальные дебаты // Методология и история психологии. 2007. Т. 2. Вып. 3. С. 3–

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ КРИЗИСА В ПСИХО-ЛОГИИ ИНТЕЛЛЕКТА
НЕКОТОРЫЕ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПСИХО-ЛОГИИ МЫШЛЕНИЯ
ПОНЯТИЕ ПЕРФЕКЦИОНИЗМА В СОВРЕМЕННОЙ ПСИХО-ЛОГИИ
СТАСЕВ А.А. СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ ПОДХОД К ПРОБЛЕМЕ РАЗВИТИЯ ПСИХО-ЛОГИИ ТВОРЧЕСТВА
ИЗВИНЕНИЯ ИЛИ ОПРАВДАНИЯ: ПОЧЕМУ ВЫГОДНО ГОВОРИТЬ «ПРОСТИТЕ»
5.2. ПОЧЕМУ «ТРЯСУТСЯ» ОРГАНИЗАЦИИ, ИЛИ ЧТО ПРОИСХОДИТ НА РАБОТЕ
ИСТОРИЯ: СКОРОСТЬ РЕАКЦИИ — ОТ ХРОНОМЕТРИЧЕСКИХ ЭКСПЕРИМЕНТОВ ДО МЫСЛЕННОГО ВРАЩЕНИЯ
О ТАК НАЗЫВАЕМОЙ «ЖЕНСКОЙ» ЛОГИКЕ, ИЛИ ПОЧЕМУ МУЖЧИНЫ И ЖЕНЩИНЫ НЕ ПОНИМАЮТ ДРУГ ДРУГА.
ТЕСТ «ДЕВОЧКИ ИЛИ МАЛЬЧИКИ?», ИЛИ КАК ВЫ ВОСПИТЫВАЕТЕ СВОИХ ДЕТЕЙ?
Лельхова Я.В., Стрекаловская А.Л., Урес Ю.Э. Одаренность как психо-социальная проблема
ДЕТЕРМИНАЦИЯ КАК СИСТЕМНЫЙ ПРИНЦИП ПСИХО-ЛОГИЧЕСКОЙ НАУКИ И ПРАКТИКИ
СКРЫТЫЙ ЛОГИКО-ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПСИХО-ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН КАК ИСТОЧНИК КРИЗИСОВ В ЧЕЛОВЕКЕ И ОБЩЕСТВЕ
Питер Шпорк. Сон и сомнология. ПОЧЕМУ МЫ СПИМ И КАК НАМ ЭТО ЛУЧШЕ ВСЕГО УДАЕТСЯ, 2010
ВСТАВКА 10.КЛАССИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ —РЕФОРМЫ КАК ЭКСПЕРИМЕНТЫ
БЛИНОВА О.А. АССОЦИАТИВНЫЙ ЭКСПЕРИМЕНТ КАК МЕТОД ИССЛЕДОВАНИЯ УРОВНЯ ОВЛАДЕНИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ЛЕКСИКОЙ
К ИСТОРИИ ПСИХОЛОГИИ КАК НАУКИ
Добавить комментарий