ПОСЛАНИЕ

Человечно в человеке не чисто человеческое,

а именно богочеловеческое его существо.

С. Франк

Различия начинаются уже в самом содержании образования. Ознакомление с учебными программами христианских учебных заведений показывает, что христианских психологов-консультантов, психотерапевтов и социальных работников готовят на факультетах и отделениях психологии, семейной психотерапии и социальной работы, учебные курсы которых включают в себя такие дисциплины, как «Психология и христианство», «Христианская этика», отдавая все же главный объем часов специальным психологическим дисциплинам. А теологические факультеты и факультеты религии и философии, выпускающие священников и религиозных наставников, основное учебное время отводят именно религиозным, церковным и теологическим дисциплинам (Catalog, 1988, 1989).

Таким образом, обобщенное наименование «Христианская психология» или «Христианская психотерапия» охватывает, в сущности, две категории специалистов. Во-первых, профессиональных психологов и психотерапевтов, которые идентифицируют себя с христианскими ценностями, исповедуя христианство в той или иной его разновидности, но выступают при исполнении своих обязанностей как специалисты не в религиозных, а именно в психологических областях, работая в которых, они, в зависимости от обстоятельств, могут прибегать к помощи Евангелия, но предмет или содержание их деятельности может этого и не требовать. И, во-вторых, христианских наставников, консультантов (counselors), в точном смысле этого слова, т. е. тех выпускников факультетов религии и философии, которые, получив совмещенное, теологическое и философское образование, предназначаются собственно для наставничества и консультирования в общинах, учебных и культурных центрах по всему кругу вопросов, относящихся к религиозным, этическим, ценностным и житейским коллизиям человеческого бытия. Теологические же факультеты готовят собственно служителей церкви, пасторов и теологов.

Вследствие стремительного развития психологии и психотерапии на протяжении последних десятилетий, в американской теологической и христианской психологической литературе весьма обстоятельно и подробно обсуждалась специфика научной светской психотерапии и консультирования, христианского консультирования и психотерапии, равно как и отличительные черты собственно пасторского наставления. С начала 50-х годов зафиксирован как общеизвестный факт рост числа не только христианских наставников, но и служителей церкви, прибегающих к услугам психотерапии для углубления самопонимания, решения личностных проблем и повышения действенности своих служебных отправлений (Outler, 1984, pp. 19—20).

Тем интереснее сопоставить принципы и подходы в психологическом и религиозном вспомоществовании, как они освещены и отрефлексированы в чрезвычайно разветвленной, основательно и глубоко проработанной с учетом последних достижений современной психотерапии англоязычной и американской литературе.

Эти принципы и подходы строятся на нескольких основаниях, включающих в себя: а) отмеченные англо-саксонской склонностью к разумному компромиссу моменты объединения психотерапии с религиозным служением; б) принципиальное разведение пасторского обращения и психотерапевтических способов построения общения; в) моменты, относящиеся к деятельности психолога и психотерапевта как специалиста собственно христианской ориентации, в отличие, скажем, от гуманистической, поведенческой, психодинамической или какой-либо иной (Baars, Terruwe, 1976; Gass, 1984; Geers, 1976; Lahaye, 1974; Linn, Scwarz, 1958; Nauss, 1963; Outler, 1984).

Первую совокупность принципов можно обобщить следующим образом:

1. Научная психотерапия не противоречит христианству. Это — сокровищница знаний и опыта, без которых невозможно полноценно осуществлять христианское наставничество, пасторство и священничество.

2. Безусловное участливое принятие обратившегося за помощью и безусловное соблюдение принципа уважения личности.

3. Прояснение мотивов обращения за помощью во избежание непроизвольного переноса человеческих отношений с породивших их объектов на других лиц, и, тем более, на Бога.

4. Безусловная забота о благе целостного человеческого существа.

Принципы и подходы к общению в пасторском служении включают:

1. Признание главенствующим духовного руководства и наставничества от имени Бога и Нового Завета.

2. Требование четкого различения пасторского наставничества и психотерапии, избегание смешения функциональных ролей религиозного наставника и психотерапевта.

3. Требование в пасторском служении при необходимости сочетать функции служителя церкви и наставника.

4. Требование быть особо внимательным («стоять на страже») в отношении вопросов, предполагающих совет в делах религиозного выбора, ибо за ними может скрываться глубокая личностная проблематика.

5. Необходимость тесного сотрудничества с психологом, социологом, социальным работником и психиатром. Умение вовремя направить прихожанина к нужному специалисту.

6. Принцип положительного и безличного, в Боге, отношения к прихожанину.

7. Принцип сохранения не прерывающихся во времени отношений в отличие от психотерапевтического вмешательства, ограничивающегося ситуациями затруднений или курсом лечения.

Что касается специфики деятельности христианского психолога-психотерапевта, можно отметить следующие отличительные черты и принципы.

1. Принцип сопереживания и духовного принятия клиента.

2. Исключение морализаторства как внешней, налагаемой на личность силы, которая препятствует высвобождению внутренней, основанной на доброй воле, свободной ответственности.

3. Прибегание к молитве и Новому завету как к способу и источнику религиозной и психологической помощи в тех случаях и с теми клиентами, где этого требуют или позволяют обстоятельства.

4. Вера в разум и возможность познания и самопознания как условия исцеления духовного и личностного здоровья.

5. Умение слушать и вбирать информацию, реагируя на клиента не из себя и личного опыта, а в русле его переживаний и проблем.

6. Стремление не к снятию напряжения и не к обострению страдания, а к облегчению процессов личностной трансформации, ведущих к обретению веры и достоинства.

Как отмечает К. Льюис, различие между психоаналитической и христианской помощью состоит в том, что когда, допустим, психоаналитик избавляет пациента от страха, психологическая проблематика завершается и начинается нравственная: выбор линии поведения — свободный выбор, в котором человек, уже без страха, осознанно ставит ту или иную ценность, например, собственную выгоду на первое или на последнее место (Льюис, 1990, с. 94). И здесь отчетливо видно различие между христианской и нехристианской психотерапией. Первая ведет не только к знанию, но и к осознанию нравственности как ответственной и чистой свободы выбора.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
Мишучкова И.Н. Системное описание целеобразования в политической психологии
СЛЕДОВАНИЕ ПРЕДПИСАНИЯМ.
Молитвенная стрела
ТРАНЗАКТНЫЙ АНАЛИЗ (TRANSACTIONAL ANALYSIS)
Упражнение 24.
УПРАЖНЕНИЕ ПОХОЖИ ЛИ МЫ ДРУГ НА ДРУГА?
ТЕОРИИ СНОВИДЕНИЙ В ДРЕВНОСТИ (ANCIENT THEORIES OF DREAMS)
ДИСТАНЦИЯ И ПАНТОМИМИКА
Зайцева Ю. Е. ОБРАЗ САМОПРЕЗЕНТАЦИИ (АВАТАРА) КАК ФАКТОР ФОРМИРОВАНИЯ ПЕРВИЧНОГО ДОВЕРИЯ
Дружилов С. А. ПРОБЛЕМЫ МОББИНГА НА КАФЕДРЕ В УСЛОВИЯХ РЕФОРМИРОВАНИЯ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
Я ТОЧНО ЗНАЮ, ЧТО ЭТО РАБОТАЕТ
МЕТОДИКИ ГЕШТАЛЬТ-ТЕРАПИИ
НЕ УПУСТИТЕ НИ ЕДИНОЙ ПРОБЛЕМЫ
ВЫБОР ВРЕМЕНИ
Общение с духами-водителями и «установление канала связи»
ОСОБЕННОСТИ РЕЧИ
Добавить комментарий