ПОСЛЕДСТВИЯ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ЗРЕНИЯ И ИХ ВЛИЯНИЕ НА ЧЕЛОВЕКА

Световая депривация и селективная стимуляция оказывают сильное влияние на развитие восприятия, поскольку заметно нарушают нормальное взаимодействие генетических и средовых факторов. Однако возникает вопрос: в какой мере восприятие окружающего мира человеком зависит от его опыта? Хотя не может быть и речи о том, чтобы проводить с людьми эксперименты, связанные с жесткими ограничениями визуального опыта, имеются некоторые клинические данные, проливающие свет на эту проблему. Мы имеем в виду случаи восстановленного зрения, а именно такие ситуации, когда слепые от рождения люди (вследствие та#их врожденных дефектов глаз, как, например, катаракты, помутнение хрусталиков, приводящее к тому, что человек не видит ничего, кроме неотчетливых световых пятен; более подробно об этом будет сказано ниже) благодаря хирургическому вмешательству получили возможность видеть (Gregory & Wallace, 1963; Gregory, 15)74; Sacks, 1993, 1995; Senden, 1960).

Начиная с 1728 г., когда появилось первое научное сообщение о последствиях восстановления зрения, проведено немало успешных операций (более подробно см. Pastore, 1971). Как правило, люди, которые получили возможность видеть лишь в зрелом возрасте, на первых порах видят не так уж и много. Они воспринимают окрашенные целостные формы на некоем фоне, т. е. воспринимают цвет и сочетание фигура-фон, и могут зафиксировать взгляд на движущемся объекте и следить за ним; кроме того, они также способны к сквозному, беглому визуальному обследованию пространства. Хотя прозревшие люди и отличают одни объекты от других, поначалу они испытывают трудности с идентификацией и распознаванием какого-либо конкретного объекта как представителя определенного класса объектов (Hebb, 1949; London, 1960; Senden, 1960).

Некоторое представление о том, что такое восстановленное зрение, можно составить с помощью клинического отчета Грегори и Уоллеса (Gregory & Wallace, 1963; Gegory, 1974,1977). Пациенту — будем называть его С. Б. — 52-летнему мужчине, слепому с 10-месячного возраста, была успешно сделана операция пересадки роговицы. Когда послеоперационная повязка была снята, мир предстал перед ним не в виде отдельных объектов, а в виде расплывающихся пятен. Однако уже через несколько дней его зрительная система начала функционировать. Он мог ходить по больничным коридорам, не прибегая к помощи осязания, определять время по большим настенным часам и — по-видимому, благодаря знакомству с азбукой Брайля — мог читать крупные буквы заголовков. Возможности его зрительной системы быстро расширялись, и по прошествии нескольких месяцев С. Б. узнавал лица друзей и без труда называл знакомые объекты.

Однако восприятие глубины и удаленности давалось ему с трудом. Вот что пишет по этому поводу сам Грегори:

Мы обнаружили, что у него своеобразное восприятие расстояния.. Он думал, что мог бы коснуться ладонями земли под окном, хотя на самом деле расстояние от окна до земли было по меньшей мере в десять раз больше его собственного роста (Gregory,, 1977,р 195)
Кроме того, у С. Б. были проблемы с пикторалъным восприятием: QH не донимал смысла журнальных иллюстраций. Судя по всему, ему не хватало константности восприятия (Gregory, 1974). Интересно отметить, что он был относительно невосприимчив к некоторым геометрическим иллюзиям с кажущимися признаками глубины. Например, он не испытывал ни обратимости таких фигур с двойственным восприятием глубины, как куб Неккера или лестница Шредера (ш.тлайу 10% ни того обычного эффекта, который вызывает у всех иллюзия Поггендорфа. Более того, версия иллюзии Понцо почти не произвела на него никакого впечатления, а в том случае, когда он действительно ощутил воздействие иллюзии — речь идет об иллюзии Мюллера-Лайера, — его ошибка была значительно меньше ошибки, ко* торую допускает обычный испытуемый.

Разумеется, шкалирование кажущегося пространства не является обязательным составным элементом всех этих иллюзий; интересно другое: С. Б. не только ощущал обратимость таких мультистабиль- ных фигур, как куб Неккера, признаки глубины которых могут восприниматься двояко, но вообще не видел в них никаких признаков глубины. Согласно Грегори, навыки визуального восприятия пространства у С. Б. оказались настолько подавленными, что он так никогда и не понял самого понятия «глубина» (Gregory, 1974).

Более поздние по времени клинические наблюдения невролога Оливера Закса над восстановленным зрением 50-летнего мужчины Подтверждают данные Грегори (Sacks, 1993,1995). Пациент, конечно же, мог распознавать и идентифицировать многие объекты, но сейчас нас больше интересует то, что он плохо воспринимал удаленность, и то, что у него, судя по всему, полностью отсутствовала константность восприятия и пикторальное восприятие, т. е. то, что его состояние было аналогично состоянию больного С. Б., описанного Грегори и Уоллесом (Gregory & \yallace, 1963). Сакс сообщает о том, что его пациент не понимал как смысла объектов, изображенных на двухмерных фотографиях, так и смысла того, что происходило на экране телевизора во время демонстрации фильма. Он воспринимал изображения как простое сочетание световых полос, цветовых пятен и движений.

Двумя визуальными объектами, создавшими пациенту Закса особые проблемы, — разумеется, из-за того, что у него практически отсутствовали навыки восприятия пространства, — были тени и лестницы. Закс следующим образом описывает трудности, которые испытывал его пациент:

…иногда его приводила в смятение собственная тень, сама идея появления теней и загораживания света разными объектами не укладывалась у него в голове, и, увцдев тень, он либо останавливался, либо поворачивал обратно, либо пытался перешагнуть через нее. Особенно же он пугался ступеней, ибо то, что он видел — плоская поверхность с параллельными и пересекающимися линиями, — казалось ему какой-то путаницей: он не воспринимал ступени (хотя и знал, что это такое) как устойчивые пространственные объекты, по которым можно подниматься вверх и спускаться вниз (Sacks, 1993, р. 63).

Располагая данными Грегори и Уоллеса и результатами наблюдений Закса, согласно которым у их пациентов были явные проблемы как с восприятием пространства, так и с константностью восприятия, трудно побороть соблазн и Не высказать следующего предположения: развитие способности к константности восприятия, а возможно, и к восприятию пространства, как правило, требует научения иЛи по меньшей мере возможности приобретать опыт взаимодействия с «пространственными ситуациями» в раннем детстве.

Однако мы не можем сравнивать между собой поведение «визуально неопытных», но в остальном вполне зрелых взрослых людей с поведением совершенно неопытных младенцев. Слепой взрослый человек, вооруженный знаниями,’ полученными с помощью других органов чувств, совсем не похож на наивного млйден- ца^ Кроме того, как уже отмечалось выше, определенные потери или реорганизации на нейронном уровне могут происходить у взрослых вследствие имевшего место в детстве серьезного нарушения нормальной стимуляции зрительной системы, так что отсутствие некоторых перцептивных способностей (например, константности восприятия величины) нельзя объяснить одним лишь отсутствием со* ответствующего опыта. Следовательно, хотя результаты клинического изучения последствий восстановления зрения, безусловно, представляют большой интерес, могут пролить свет на ту роль, которую играют опыт и научение в овладении такой впервые обретенной сенсорной способностью, как зрение, сами по себе они не позволяют сделать никаких однозначных выводов (Wertheimer, 1951).

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
СВОЙСТВА ФОТОПИЧЕСКОГО (КОЛБОЧКОВОГО) И СКОТОПИЧЕСКОГО (ПАЛОЧКОВОГО) ЗРЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА
ВЛИЯНИЕ НА АКТИВНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА.
ВЛИЯНИЕ СЕЛЕКТИВНОЙ СТИМУЛЯЦИИ НА ЧЕЛОВЕКА
ВЛИЯНИЕ КОМПЬЮТЕРИЗАЦИИ НА ПСИХИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ЧЕЛОВЕКА
ВЛИЯНИЕ КОМПЬЮТЕРИЗАЦИИ НА ПСИХИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ЧЕЛОВЕКА
Влияние пространственных форм на психику человека
ВЛИЯНИЕ ПРОСТРАНСТВЕННЫХ ФОРМ НА ПСИХИКУ ЧЕЛОВЕКА
Тросман Е.В. ВЛИЯНИЕ ПРАВОСЛАВНОЙ РЕЛИГИИ НА АГРЕССИВНОСТЬ СОВРЕМЕННОГО ЧЕЛОВЕКА
ВЛИЯНИЕ НА РАЗВИТИЕ ЧЕЛОВЕКА ПОНЯТИЙ О СТРУКТУРЕ И РОЛИ СЕМЬИ
9.9. ВЛИЯНИЕ ЛИЧНОСТНЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ НА ПОНИМАНИЕ ЭМОЦИЙ ДРУГОГО ЧЕЛОВЕКА
Поленок Т.С. Влияние социального статуса на формирование первого впечатления о человеке
ИССЛЕДОВАНИЕ ВЛИЯНИЯ ТОВАРНОГО ЗНАКА НА ЭМОЦИОНАЛЬНО-КОГНИТИВНУЮ СФЕРУ ЧЕЛОВЕКА
Добавить комментарий