О ПРИРОДЕ ПСИХИКИ И ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЕ

Либин А.В., Либина А.В.

(Вашингтон—Москва)

Имя профессора Льва Марковича Веккера вот уже несколько десятилетий продолжает пользоваться широкой известностью среди российской психологической общественности. В течение длящейся более чем полувека профессиональной деятельности Лев Веккер — ученый- исследователь, университетский преподаватель и научный сотрудник — не переставал поражать коллег своей целеустремленностью, целостностью научного мировоззрения и многогранностью творческого поиска. В чем истоки этой яркой и необычной научной биографии?

Лев Веккер родился 4 октября 1918 г. в Одессе. «В свои первые тринадцать лет жизни в Одессе ничего примечательного вспомнить не могу», — рассказывал Лев Маркович. Перелом в привычном течении жизни наступил в 1932 г., когда мальчик впервые приехал в Ленинград, где внезапно оказался в совершенно другой культурно-интеллектуальной среде. Встречи и разговоры с братом отца — Борисом Веккером, одним из основателей библиотеки Ленинградского дома писателей, а также с другими новыми членами семьи, раздвинули общекультурный горизонт и подготовили почву для появления у него первых зачатков научного мировоззрения.

Наиболее яркое воспоминание, сопровождавшееся довольно сильным душевным потрясением, относится к возрасту четырнадцати лет, когда семья юного Льва Веккера переехала в Ленинград. Однажды, стоя у окна и глядя на улицу, будущий психолог впервые был озадачен вопросами: «Как внешний мир поселяется во мне?», «Каким образом то, что я вижу, слышу и ощущаю извне, возникает внутри моего существа?». Позднее он назвал свои подростковые размышления «мучительными вопросами о природе психики», поиском ответов на которые исследователь занимался в течение всей своей жизни. В этих рассуждениях берет начало главный вектор научного поиска Льва Марковича Веккера, определяющий его профессиональную задачу — анализ механизмов формирования психического.

Первые эксперименты Л. М. Веккера, результаты которых отражены в публикациях, начиная с 1948 г., посвящены изучению базового уровня ментальной иерархии — тактильно-кинестетическим ощущениям. Пораженный тем фактом, что, составляя исходную стадию и структурную основу высших дистантных видов ощущений, эти элементарные ощущения даже в крайних случаях ограниченной сенсорики — без участия зрения и слуха — могут обеспечивать полноценное развитие интеллекта и личности человека (о чем свидетельствовали биографии Елены Келер, Лоры Бриджман и, позже, Ольги Скороходовой), Веккер выдвигает весьма смелую гипотезу о приоритетной роли тактильно- кинестетической модальности в развитии психики. Эта гипотеза, постепенно обретая плоть и кровь в научных экспериментах и теоретических концепциях, занимает важнейшее место во всем творчестве ученого. Анализу фаз построения осязательного образа посвящена блестяще защищенная в 1951 г. кандидатская диссертация на тему «Некоторые закономерности динамики осязательного образа».

Своеобразным итогом первых десяти лет исследования роли осязания становится первая крупная работа Льва Марковича, посвященная проблеме механизмов формирования осязательных ощущений и представляющая собой три главы, названные «Механизм осязания», «Пассивное осязание» и «Активное осязание», в опубликованной коллективной монографии «Осязание в процессах труда и познания». Монография готовилась под редакцией Б.Г. Ананьева и в 1959 г. была издана в издательстве Академии Педагогических Наук РСФСР. В этой работе Веккер впервые приводит свою нетрадиционную классификацию физических свойств вещей, сделанную под углом зрения сформулированного уже в первых работах вопроса о поиске исходного «материала», образующего базовые, опорные уровни ментальной иерархии. Основной задачей на этом этапе исследования было показать, как элементарная психическая функция средствами определенного физиологического механизма работы ее органа формируется из исходного, еще непсихического, материала. Все дальнейшее изучение психической иерархии осуществлялось по мере продвижения по ее уровням «снизу-вверх» — от элементарных ощущений к сложному процессу сознания и осознания окружающей действительности.

От анализа регулирующей роли тактильно-мышечных ощущений в построении сенсорных и исполнительных движений руки постепенно совершается переход к изучению общих закономерностей психической регуляции, а также механизмов построения целостных перцептивных образов.

Этой проблеме посвящена фундаментальная монография «Восприятие и основы его моделирования» (1964), ставшая впоследствии докторской диссертацией Веккера. В книге был представлен обширный экспериментальный и теоретический материал, содержащий описание структуры и основных свойств перцептивных образов. Одним из наиболее значительных моментов стало построение шкалы уровней организа-ции информационных процессов, общим принципом — названным принципом изоморфизма — объединяющим нервные и психические сигналы посредством двух выводов:

1) Относительно шкалы специфические различия нервных и перцептивных процессов определяются местом, которое эти структурные единицы психики занимают на шкале изоморфизма.

2) Структурная специфичность перцептивного уровня психической информации объективно проявляется в том, что целостные предметные образы задают программы действий в виде целостного семейства вариантов траекторий, включенных в структуру перцептивного пространства, а не в виде жесткой последовательности движений, как предполагалось ранее. Особенно важным представляется авторский вывод о том, что именно этот факт включает в себя предпосылку, создающую на высших уровнях психики альтернативные варианты свободного выбора.

Интересно отметить, что эта монография уже в момент своей публикации была оценена Б.Г. Ананьевым как одна из выдающихся работ по психофизиологической бионике — новой области, посвященной теоретическим и прикладным проблемам моделирования мозговой активности.

На протяжении последующих пятнадцати лет Веккер продолжает свое монографическое исследование природы психики, концентрируя внимание на последовательном изучении всех уровней ментальной иерархии — начиная с ощущений и анализа эмоций, затем сквозных процессов (внимания, памяти и антиципации) и, наконец, базовых уровней сознания. Так создавалась единая теория психических процессов, получившая свое воплощение в трехтомной монографии «Психические процессы» (19741981).

Педагогическая деятельность велась Львом Марковичем с такой же неослабевающей интенсивностью. Важным событием стало приглашение заведовать мемориальной кафедрой В. Вундта (ГДР), анализу психологической теории которого Веккер посвятил немало страниц в своих работах. Лекции в Лейпцигском университете проходили с неизменным успехом. Интересно, что в каждом из университетов он читал лекции на том языке, который был родным для большинства студентов — на литовском в Вильнюсе, немецком в Лейпциге или русском в Ленинграде (спустя двадцать лет, в середине 1990-х годов Л.М. Веккер читал лекции на английском языке, работая в США).

Наряду с неослабевающей, почти шестидесятилетней профессиональной активностью и неиссякаемой творческой энергией Льва Марковича, также поражает его способность находить оптимальные решения в самых трудных жизненных обстоятельствах. Судьба постоянно готовила ему испытания: жизнь в блокадном Ленинграде, постоянный поиск работы в эпоху борьбы с космополитизмом в советской России, невозможность следовать своему выбору в вопросе об эмиграции в середине 1980- х годов и т. д. С переездом в 1987 г. в США жизнь не стала проще. В возрасте семидесяти лет (!) Веккеру нужно было осваивать новую культуру и не просто знакомиться, но успешно работать в новой (не только в профессиональном, но в коммуникативном и техническом отношении) среде. В семьдесят с лишним лет Лев Маркович осваивает работу на компьютере.

Десять лет американского периода жизни насыщены самыми разнообразными видами деятельности: от работы психологом-консультантом отдела научной экспертизы в крупной корпорации BDM до должности профессора на факультете психологии университета Джорджа Мэйсона (George Mason University, Fairfax) в районе Большого Вашингтона и позднее профессора-исследователя в Институте перспективных исследований им. Ш. Краснова в Фэрфаксе штата Вирджиния (Krasnov Innovative Research Institute, Fairfax).

На всех этапах своего жизненного пути Лев Маркович проявляет уже ставшие привычными, но от этого не менее ценными для его близких, друзей и коллег оптимизм, профессиональную грамотность и сверхъестественную работоспособность. Ярким примером такого характерного для жизни и творчества Льва Марковича взаимопроникновения научной психологии и насущных повседневных проблем является следующий записанный авторами в 1995 г. диалог со своим учителем (Либина, 1995).

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
3.1. Психологическая природа защиты самоотношения
ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА В КОНТЕКСТЕ АКТУАЛЬНОЙ ПРОБЛЕМАТИКИ СОВРЕМЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ
ПРОБЛЕМА ОБЩЕНИЯ В КОНТЕКСТЕ РАЗВИТИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ И УКРЕПЛЕНИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ УЧАЩЕЙСЯ МОЛОДЕЖИ
Лекция 3. Объективный критерий наличия психики. Психика и мозг.
Качественные отличия человеческой психики от психики животных.
КЛИНИКО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ МЕХАНИЗМА ПОГРАНИЧНОГО РАСЩЕПЛЕНИЯ ПСИХИКИ (SPLITTING).
ТЕМА 11. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ
ДИАЛОГ О ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЕ
ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА СТУДЕНТОВ РАЗНЫХ ВУ-ЗОВ
Горькова Н.Г. Роль практической психологии в развитии психологической культуры молодежи
Глава 3. Исторический этап смены «Культуры Работы» на «Культуру Досуга»
Корнеева Алена Викторовна ПОДХОДЫ К РАССМОТРЕНИЮ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ ЛИЧНОСТИ
САМОПРЕЗЕНТАЦИЯ КАК ХАРАКТЕРИСТИКА ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ БУДУЩИХ ПЕДАГОГОВ
Добавить комментарий