ПРОЕКТИВНЫЙ ПОДХОД К ЭМПИРИЧЕСКОМУ ИЗУЧЕНИЮ СМЫСЛА ЖИЗНИ.

Проективный подход охватывает такие методы, которые базируются на психологическом механизме проекции, т.е. осознанном или бессознательном перенесении субъектом собственных мыслей и чувств, состояний и свойств, в том числе и смыслового отношения к собственной жизни, на другие объекты. Обязательное требование к стимульно- му материалу для проективной психодиагностики — неоднозначность, дающая субъекту возможность «наслаивать» на этот материал свою субъективную реальность. Согласно классическим представлениям, берущим начало в работах З.Фрейда, в реакциях испытуемого на неопределенный тестовый стимул в обход защитных механизмов «выплескиваются» подавленные импульсы, влечения и иные бессознательные аспекты внутреннего мира. Такое обоснование не вполне приемлемо для проективной диагностики смысловых структур и процессов, поскольку в смысловом подходе принята отличная от психоанализа модель соотношения личности, сознания и бессознательного. Оригинальная концептуализация механизмов и закономерностей проективной диганос- тики смысловых структур личности предложена Е.Т.Соколовой совместно с В.В.Столиным [ 112] и Д. А. Леонтьевым. Так, по мнению последнего, проективная техника основывается на процессах воображения, которые, равно как и процессы реального поведения, регулируются смысловыми структурами личности. Продукция воображения всегда несет на себе отпечаток личностного смысла, по которому можно «разгадать» глубоко скрытые смыслообразующие структуры личности и предсказать ее реальное поведение [64, с.38 — 43].

Исследователи явно недооценивают возможности проективного подхода к эмпирическому изучению смысла жизни. На сегодняшний день нет ни одного проективного метода, предназначенного строго для диагностики смысла жизни. В лучшем случае используются бесхитростные ассоциативные и аддитивные методы. Первые представлены техникой свободных ассоциаций на слово-стимул «смысл жизни», в результате чего исследователь очерчивает «семантическое поле» понятия в индивидуальном сознании, ничего не говорящее о самом смысле жизни как смысловой структуре личности. Вторые — методом завершения неоконченных предложений типа «Смысл моей жизни состоит в…», который на практике не более информативен, чем «лобовые» вопросы анкет и тестов о смысле жизни.

С нашей точки зрения, при условии правильного подбора сти- мульного материала, весьма многообещающими для эмпирических исследований смысла жизни могут оказаться методики конститутивного, интерпретативного, экспрессивного и импрессивного типов.

Проективные методы конститутивного типа предполагают предъявление испытуемому аморфного биографического материала и свободы в структурировании этого материала. Проективная продукция в определенной степени изоморфна субъективной картине жизненного пути испытуемого. А если учесть, что эта картина нагружена ценностно-смысловым содержанием и конструируется под влиянием смысла жизни, то по проективной продукции можно «прочесть» содержательные, структурные, темпоральные свойства смысла жизни. Стимульный материал, на который легко проецируется смысл жизни, может быть представлен событиями жизни испытуемого либо вымышленного персонажа. Задача испытуемого заключается в связывании этого биографического материала в целостный «смысловой паттерн», из которого можно уяснить общую смысловую направленность его жизни. Функция исследователя — уловить общий принцип и смысловое основание связи событий в рассказе или сочинении испытуемого. Исследователь, таким образом, движется от проективной продукции к субъективной картине жизненного пути, а от нее — к смысловым структурам личности, детерминирующим отбор и упорядочивание событий в субъективной биографии испытуемого.

Наиболее известным методом, моделирующим процессы структурирования субъективной картины жизни, является каузомет- рический психобиографический анализ, или каузометрия [32; 59; 60; 175]. Суть метода заключается в анализе системы причинно- следственных и целе-средственных отношений значимых событий жизненного пути испытуемого. Существенным изъяном каузомет- рии является то, что каузальные и целевые межсобытийные связи лежат в «бытийном слое» субъективной картины жизни, а для того чтобы раскрыть смысл жизни необходимо углубиться в ее «смысловой слой», реконструировать не бытийные связи типа «событие — событие», а смысловые связи типа «жизненная ценность — событие — событие». Реконструкция смысловых межсобытийных связей в субъективной картине жизни помогает понять субъектную, а не объективную логику организации жизни, смысловую, а не каузальную и целевую детерминацию жизненного пути.

В проективных методах интерпретативного типа от испытуемого требуется истолкование многозначной ситуации с участием какого-либо персонажа. Ожидается, что испытуемый подставит себя на место персонажа и среагирует на ситуацию в соответствии с ее личностным смыслом. При изучении смысла жизни в качестве сти- мульного материала следовало бы брать не изображение или словесное описание частной ситуации, а рассказ о продолжительном периоде жизни. Испытуемый должен дополнять рассказ: что предшествовало этому периоду, что последует за ним, какими ценностями руководствуется в жизни главный «герой» рассказа, каковы его жизненные намерения и притязания и т.п.

В качестве пристрастной интерпретации объективных фактов можно рассматривать и изложение испытуемым собственной биографии. Неслучайно в современной зарубежной психологии практикуют методы проективного анализа смысла жизни по автобиографическим документам и рассказам испытуемого об истории собственной жизни, где в качестве элементарной диагностической единицы принимается смысл отдельного события биографии или межсобытийная связь. Эти методы в той или иной степени воспроизводят технику анализа ранних воспоминаний, разработанную А.Адлером еще в начале 30-х годов XX века для проникновения в смысл жизни и жизненный стиль пациента . В рамках индивидуальной психологии ранним воспоминаниям приписывают функцию установки: они программируют смысл и стиль жизни личности на будущее, закладывают общую схему апперцепции событий жизни и осмысления жизненного опыта. В настоящее время адлерианский метод анализа ранних воспоминаний возрождается в новых формах и часто вне связи с положениями индивидуальной психологии [36; 110].

Экспрессивные методы в рамках проективного подхода к смыслу жизни предполагают анализ продуктов изобразительной деятельности испытуемых. Чаще всего в исследованиях, посвященных проблеме жизненного пути личности, испытуемых просят нарисовать линию своей жизни и запечатлеть на ней «переломные» события, «вехи» крупных периодов. Тем самым объективируется субъективная периодизация жизненного пути личности, которая определена скорее динамикой реализации смысла жизни, нежели возрастными изменениями. Следует подчеркнуть, что в данном случае рисунок выполняет функцию графического средства, упрощающего передачу той информации, которую испытуемый мог бы донести и в текстуальной форме. В таком варианте рисунок жизненной линии — это метод невербального самоотчета, но никак не проективный метод. Данный метод имеет шансы стать проективным при условии, если исследователь будет интерпретировать формальные параметры рисунка — размер, цвет, местоположение и другие, вычерпывая из них то, в чем сам испытуемый не отдает себе отчета.

В зарубежной психологии различные вариации данного метода обозначают термином «life-line interview method». Как правило, испытуемого просят не только начертить линию своей жизни, маркировать и датировать на ней наиболее важные события прошлого, настоящего и будущего, но и составить рассказ о собственной жизни. Метод жизненной линии преимущественно используют когнитивные психологи для изучения феноменологии, механизмов и закономерностей автобиографической памяти и, к сожалению, очень редко — персонологи для проективного анализа смысла жизни и прочих личностных (не когнитивных) структур, «отпечатывающихся» в рисунке и рассказе испытуемого [86; 88].

К классу экспрессивных методов можно отнести методику глу — бинной диагностики психических репрезентаций жизненного пути личности, разработанную Т.Н.Березиной. В отличие от рисуночных методов испытуемый должен «изобразить» свою жизненную линию не на бумаге, а в плане представления и воображения в виде психических образов значимых жизненных событий. Диагностическое значение придается как раз не содержанию, а формальным параметрам этих образов, которые, по мнению автора методики, зависят от личностного смысла соответствующих событий [1; 13; 14].

Импрессивные методы проективной диагностики подразумевают выбор испытуемым наиболее желательного стимула из серии предложенных. Здесь в качестве релевантного стимульного материала могут быть предложены описания ситуаций принятия жизненно важных решений, или биографического выбора, без априорно установленных критериев и альтернатив. Такие «непредрешен- ные» ситуации актуализируют смысл жизни. Его удается распознать по субъективно предпочитаемым альтернативам, а также по субъективным критериям, которые испытуемый приводит в обоснование этих альтернатив. Не будучи специализированными инструментами проективной диагностики смысла жизни, некоторые методы успешно культивируют этот прием, например, методика изучения биографического выбора личности , методика биографических дилемм . Испытуемому могут быть предложены описания типичных для данного общества вариантов, образцов жизненного пути или культурных сценариев жизни, с инструкцией выбрать те, которые ему подходят в наибольшей и наименьшей мере. За каждым из культурных образцов жизненного пути стоят конкретные смысложизненные ценности, поэтому положительные и отрицательные биографические идентификации испытуемого будут выдавать содержание смысла его жизни. В эмпирических исследованиях смысла жизни неплохо себя зарекомендовала цвето- ассоциативная техника. Имеется опыт модификации цветового теста отношений для изучения неосознанных предпочтений различных ценностей, являющихся, по мнению самого испытуемого, источниками жизненного смысла , а также опыт применения цветовой диагностики для выявления эмоционального смысла значимых событий в субъективной картине жизненного пути.

В целом если рассмотреть проективный подход через призму выделенных общих критериев, то его следует признать субъективным, интенциональным, идеографическим, больше качественным, нежели количественным, монологическим, недирективным.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ЭМПИРИЧЕСКОМУ ИЗУЧЕНИЮ СМЫСЛА ЖИЗНИ.
НАРРАТИВНЫЙ ПОДХОД К ЭМПИРИЧЕСКОМУ ИЗУЧЕНИЮ СМЫСЛА ЖИЗНИ.
ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЙ ПОДХОД К ЭМПИРИЧЕСКОМУ ИЗУЧЕНИЮ СМЫСЛА ЖИЗНИ.
ПСИХОСЕМАНТИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ЭМПИРИЧЕСКОМУ ИЗУЧЕНИЮ СМЫСЛА ЖИЗНИ.
ПСИХОМЕТРИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ЭМПИРИЧЕСКОМУ ИЗУЧЕНИЮ СМЫСЛА ЖИЗНИ.
БИОГРАФИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ЭМПИРИЧЕСКОМУ ИЗУЧЕНИЮ СМЫСЛА ЖИЗНИ.
ГЛАВА 2 МЕТОДИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ЭМПИРИЧЕСКОМУ ИЗУЧЕНИЮ СМЫСЛА ЖИЗНИ В СОВРЕМЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ
ДЕЗИНТЕГРИРОВАННЫЙ СМЫСЛ ЖИЗНИ КАК ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ РАЗНОВИДНОСТЬ НЕОПТИМАЛЬНОГО СМЫСЛА ЖИЗНИ.
КАУЗОМЕТРИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ИЗУЧЕНИЮ СТИЛЯ ЖИЗНИ.
КАУЗОМЕТРИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ИЗУЧЕНИЮ СТИЛЯ ЖИЗНИ.
ФУНКЦИОНАЛЬНО-ГЕНЕТИЧЕСКАЯ СВЯЗЬ МЕЖДУ СМЫСЛОМ ЖИЗНИ И СТАНОВЛЕНИЕМ СУБЪЕКТА ЖИЗНИ
6.1 Формальные и эмпирические подходы
ПОИСК СМЫСЛА ЖИЗНИ
ПОНИМАНИЕ СМЫСЛА ЖИЗНИ
УПРАЖНЕНИЕ «АУКЦИОН СМЫСЛОВ ЖИЗНИ».
«ИСТОЧНИКИ СМЫСЛА ЖИЗНИ»
УПРАЖНЕНИЕ «ДИАЛОГИ О СМЫСЛЕ ЖИЗНИ».
Добавить комментарий