ПРОГРАММА И РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ ПО ПРОБЛЕМЕ ЧУВСТВЕННОГО ОТРАЖЕНИЯ

Контуры программы психологического исследования чувственного отражения были намечены Б. Г. Ананьевым в конце 1930-х годов в секторе (отделе) психологии Института мозга, основные работы были проведены в 40-50-х годах, в период становления психологического научно-образовательного центра Ленинградского университета. Эта программа оказалась наиболее завершенной и во многом определила лицо его научной школы. Закономерно, что именно Б. Г. Ананьев подготовил статью «Вклад советской психологической науки в теорию ощущений» для коллективного обобщающего труда советских психологов, двухтомника «Психологическая наука в СССР» (1959а).

Б. Г. Ананьев разрабатывал многоаспектную программу исследований психологии чувственного отражения в соответствии с собственными представлениями о роли и месте сенсорно-перцептивных процессов в структуре сознания, деятельности и жизнедеятельности. Эта программа испытала на себе влияние учения И. П. Павлова, так как в 50-е годы особенно актуальным стало физиологическое обоснование психических явлений, союз психологии с физиологией высшей нервной деятельности. В исследованиях по программе Б.Г.Ананьева широко применялся метод условных рефлексов, что соответствовало установке его научной школы на объективность психологического познания.

Исследовательская программа Б.Г.Ананьева основывалась на его оригинальной идее сенсорной (сенсорно-перцептивной) организации, в состав которой входят все без исключения виды чувствительности. Одной из задач исследовательской программы Ананьева было выявление социальной природы всех сенсорно-перцептивных функций, как «высших» (зрение, слух), так и «низших» (обоняние, вкус, боль и др.). При этом социальность ощущений выступала в логическом опосредовании ощущений и восприятий, зависимости характеристик образа от структуры деятельности субъекта и отношений личности, в определяющей роли труда в развитии чувствительности. Итак, многомерность — первая характерная особенность программы Ананьева.

Вторая особенность программы Б. Г. Ананьева может быть определена исходя из понимания им общего жизненного смысла психических и, в частности, сенсорно-перцептивных явлений (наилучшее приспособление организма на основе адекватного отражения самых общих условий его существования). К ним, несомненно, относятся пространство и время. Адекватное отражение пространственно-временных характеристик объектов, в том числе культурных — орудий труда, знаков, другого человека, — фундаментальная функция психического. На ее основе осуществляется ориентация и регуляция деятельности и поведения субъекта.

В повестку дня Б. Г. Ананьев поставил вопросы об особенностях отражения пространства и времени в разных модальностях ощущений, восприятий, представлений, на разных уровнях организации психики и сознания, вопросы о физиологических и психологиче-

ских механизмах пространственной ориентации в разных видах деятельности, о взаимосвязи пространства и времени в психическом отражении.

Для программы Б. Г. Ананьева характерен ярко выраженный генетический подход. Во-первых — и это главное, — предполагалось изучать сенсорно-перцептивные функции в процессе онтогенеза на всех возрастных этапах. Особое внимание уделялось зрелости и поздним возрастам, наименее изученным в то время по сравнению с детским.

Во-вторых, программе была свойственна глубина генетического подхода, когда ставилась задача сравнительного изучения феноменов отражения у человека и животных, а в перспективе объединение онтогенетического и филогенетического подходов. Понятно поэтому многолетнее и тесное сотрудничество Ананьева с биологами (особенно с проф. Э. Ш. Айрапетьянцем) и его поддержка исследований Г. 3. Рогинского, Н. А. Тих и других ученых в области сравнительной психологии. В исследованиях профессора кафедры общей психологии ЛГУ Н. А. Тих Ананьев обратил особое внимание на факты специфичности раннего онтогенеза человека по сравнению с обезьяной и сделал вывод, что «… не только к учению, но и к созреванию нервно-психических функций человека приложимы меры социально-исторической детерминации индивидуального развития» (Ананьев 1966а: 8). Данные биологических экспериментов на животных способствовали обоснованию идеи Б.Г.Ананьева о том, что «билатерализация нервных механизмов — явление биологического прогресса, усиливающееся по мере кортикализации нервно-психических функций» (Ананьев 1963: 90).

В-третьих, программа Ананьева охватывала все три ступени чувственного познания — ощущения, и лежащие в их основе сенсорные функции, восприятия и представления. Б.Г.Ананьев справедливо полагал, что «…развитие ощущений так же невозможно вскрыть без превращения их в восприятие и представление, как невозможно обнаружить источник образования представлений без анализа чувственных впечатлений, являющихся их генетическим основанием» (Ананьев 1939: 94).

Реализация исследовательской программы по психологии чувственного отражения проходила в нескольких циклах работ, тесно связанных друг с другом, одновременных и последовательных. В плане систематического изучения природы всех основных видов чувствительности по программе Ананьева в разные годы были вы-

полнены исследования: по болевым ощущениям (3. М. Беркенблит, А.Н.Давыдова), слуховым (В.И.Кауфман), вибрационным и температурным (Н. И. Борисова, А. А. Рыкова, Д. А. Ставрова), по комплексу ощущений в структуре осязания (Л. М. Веккер, А. Н. Давыдова, Б.Ф.Ломов, Л.А.Шифман, А.В.Ярмоленко), по вкусовой и обонятельной чувствительности (Н. К. Гусев, Л. Н. Гольби-на, Ф. Р. Гильманова), по зрительным функциям (М.Д.Александрова, Л. Н. Гольбина, М. Д. Дворяшина, А. И. Зотов, В. Н. Осипова, Е.Ф.Рыбалко и другие), по соместезии (Б.Г.Ананьев, А. И. Тор-нова).

Характерным циклом исследований в программе психологии чувственного отражения явились экспериментальные работы, посвященные проблеме осязания. Как и в других циклах программы, было апробировано и получило оформление немало идей, которые позже легли в основу комплексных антропологических исследований. Осязание рассматривалось в гносеологическом отношении как наиболее непосредственная форма чувственного отражения действительности, поскольку здесь происходит прямой телесный контакт субъекта с объектом. На модели осязания Ананьев продемонстрировал существенность межфункциональных связей, которые опосредуют любой вид чувственной деятельности. Так, комплекс тактильных ощущений включается в процессы других модальностей, в результате чего появляются ощущения вроде вяжущего вкуса, едкого запаха. С другой стороны, познавательные возможности осязания и входящих в его состав ощущений — тактильных, температурных, болевых, мышечно-суставных—зависят от работы зрительного анализатора, как было показано в работах Л. А. Шифмана (1940). Благодаря межфункциональным связям осязания и зрения сукцессивный ряд осязательных ощущений преобразуется в целостный симультанный образ.

Указанный аспект изучения осязания раскрывал функциональные механизмы этого перцептивного процесса. Не менее важны его операциональные механизмы. Осязание наглядно демонстрирует перцептивные действия. В частности, в опытах Б.Ф.Ломова методом киносъемки обнаружена микроструктура движений при одноручном или двуручном осязании в разных условиях восприятия. Исследование конкретизировало операциональный состав осязания—его гностические, измерительные, построительные, корре-гирующие операции, в которых представлены информационные и энергетические компоненты познавательной деятельности.

Познавательные функции обеих рук неодинаковы. «Функциональные сенсорно-двигательные асимметрии рук, имеющие в своей основе динамические взаимодействия обоих полушарий головного мозга, также имеют своим источником предметную деятельность человека, для которой характерно взаимодействие предмета и орудий труда» (Осязание 1959: 253). Осязание — продукт труда в антропогенетическом и индивидуально-биографическом масштабе. Осязание — важный компонент профессионального мастерства рабочего, скульптора, врача. Культура осязания необходима для формирования трудоспособности человека, трудовых навыков и умений.

Роль осязания и входящих в его состав ощущений в таких функциях жизнедеятельности, как удержание и опробование пищевого объекта, регуляция полового акта, поддержание нормального теплообмена, оптимального самочувствия велика. Не случайно, как отмечал Ананьев, наука не знает случаев полной анестезии всего тела, всей его наружной поверхности, а также полной потери кинестезии даже при параличах и ампутации. «Можно предположить, что отсутствие фактов полной, всеобщей и невозобновимой утраты осязания и кинестезии не является случайным. Подобная утрата была бы равносильна утрате способности человека к непосредственному взаимодействию с окружающей действительностью, его общей жизнеспособности, равносильна смерти» (Там же: 21).

Итогом всего цикла исследований явились не только новые знания о природе осязания, но и абрис программы дальнейшего исследования чувственного познания. Б. Г. Ананьев поставил задачу систематически изучать возрастные изменения всех видов чувствительности на протяжении жизни. Предстояло выяснить относительную роль разных видов анализаторов в процессе познания, дать всестороннюю картину феноменов чувствительности, что возможно только в результате комплексных исследований, в союзе естествознания, психологии, медицины и других наук.

В исследованиях по психологии чувственного отражения стержневой проблемой явилось отражение пространства и времени. Первые гипотезы и эксперименты в этом плане относятся к работам в довоенном еще Институте мозга, но наиболее активно исследования пространственно-временной ориентации развернулись в конце 40-50-х годах. За это время было выполнено более 70 экспериментальных работ (Ананьев 1958). В результате был раскрыт полимодальный механизм пространственной ориентации — все без исключения анализаторы участвуют в ней. На перцептивном уровне интеграция анализаторов осуществляется на основе перцептивных действий, включенных в управление объектом, в изображение и чтение. Обобщенные образы пространства составляют содержание представлений. Отражение пространства происходит и в мышлении благодаря усвоению геометрических, географических, технических и других знаний, а также обобщению на основе речи опыта пространственной ориентации. При этом подкрепление вербально-логического отражения сенсорным и перцептивным опытом обеспечивает его адекватность и практическую эффективность.

Взаимодействие больших полушарий головного мозга как общего механизма отражения пространства было доказано в многочисленных экспериментах сотрудников Б. Г. Ананьева. Е. П. Миро-шина, например, вырабатывала условно-рефлекторное повышение остроты зрения одного глаза и затем проверяла уровень остроты в рецепторах другого глаза. Оказалось, что острота зрения в нем также повысилась без всякой предварительной тренировки, благодаря переносу выработанного рефлекса с одной стороны тела на другую. Аналогичный опыт и результаты имели место относительно кожной чувствительности каждой руки (данные Д. А. Ставровой, А.А.Рыковой) (Ананьев 1955).

На содружественную работу больших полушарий указывал факт возникновения биоэлектрической активности в них обоих при ощупывании объекта одной рукой (данные А. В. Идельсона) (Там же). Перенос сенсорных, а также двигательных и сосудистых рефлексов с одной стороны тела на другую выявляет единство в работе двух полушарий мозга, что обеспечивает целостность отражения и поведения в пространстве и времени.

Индикатором совместной работы больших полушарий служит также факт асимметрии различных функций, поэтому Б. Г. Ананьев считал важным изучать ее в разных анализаторах, в разных видах деятельности. Полученные факты, свидетельствующие об асимметрии в функционировании парных рецепторов, привели Ананьева к выводу о том, что во всех анализаторах есть явление диспаратности, которое играет определенную роль в пространственной ориентации.

Решающим опытом для проверки гипотезы об особой роли парной работы больших полушарий в пространственной ориентации можно считать эксперименты М. А. Гузевой, в которых сопоставлялись условные рефлексы на качество сенсорного стимула с условными рефлексами на пространственные отношения. Используя пле-

тизмографическую условно-рефлекторную методику, М. А. Гузева показала, что дифференцировка пространственных отношений оказалась для детей более трудной, чем дифференцировка качества сигнала. Но самое главное — асимметрия рефлексов правой и левой руки наблюдалась только в ответ на пространственные отношения сигнала и никогда не возникала при варьировании количественных и качественных признаков объекта (Гузева 1957, 1963).

Аналогичные эксперименты по выработке условно-рефлекторной сосудистой дифференцировки качества сигнала и его временных характеристик были проведены В. П. Лисенковой. При диффе-ренцировке качества сигнала преобладали симметричные реакции сосудов обеих рук. Картина менялась, появлялись асимметрии при дифференцировке временных отношений (Лисенкова 1966, 1969). Итак, в школе Б. Г. Ананьева были доказаны полимодальность чувственного отражения пространства и времени, роль билатеральной организации мозга в этом процессе. Этот цикл исследований пересекался и объединялся с исследованиями индивидуального психического развития, где феномены чувственного отражения рассматривались в плане онтогенеза и в то же время выступали индикаторами целостного психического развития индивида.

В серии работ коллектива НИИ педагогики АПН РСФСР, которым в 50-х годах руководил Ананьев, изучалось развитие восприятия и представлений о пространстве и времени у детей в условиях школьного обучения. Были проведены специальные наблюдения, опыты, анализ продуктов деятельности школьников на уроках геометрии и географии (О. П. Сергеевич), арифметики (Н. М. Яковлева), черчения (Б.Ф.Ломов), ручного труда (М. А. Гузева), рисования (О.И.Галкина), физкультуры (Л. А. Кладницкая). В результате была изучена роль навыков измерительной, графической, спортивной и других видов деятельности для развития пространственных представлений школьников. Переход натуральных движений на уровень предметных действий в процессах деятельности сенсибилизирует пространственные функции и развивает пространственное воображение. Участие второй сигнальной системы в отражении пространства и времени переводит его на качественно более высокий уровень (Формирование 1956).

Очень убедительно показали роль опыта деятельности в развитии пространственной ориентации эксперименты Р. А. Вороновой по выработке дифференцировки пространственного положения светового стимула у детей с поражением опорно-двигательного аппа-

рата. Как оказалось, эти дети хуже всего дифференцировали положение сигналов в направлении «верх-низ», что понятно, если учесть невозможность для них свободно перемещаться в пространстве и сохранять вертикальное положение тела (Воронова 1956). Овладение вертикальной позой играет существенную роль в появлении у ребенка устойчивых асимметрий, которые необходимы для пространственной ориентации (Бушурова 1956).

Из многих подобных фактов детской психологии Б. Г. Ананьев сделал вывод о том, что «накопление чувственных знаний о предметах окружающего ребенка мира является первой предпосылкой для образования и развития восприятия пространства» (Ананьев 1961: 5). Отражение предметов, выделение их из фона предшествует отражению собственно пространственных признаков. «Для образования механизма пространственного видения не менее (чем развитие собственно зрения. — Н.Л.) необходим предварительный цикл развития кинестезии рук и опорно-двигательного аппарата, пассивного и активного осязания, сложных условно-рефлекторных установок вестибулярного аппарата, с которым связаны ощущения равновесия и ускорения» (Ананьев, Рыбалко 1964: 38). Таким образом, в данном цикле исследований, на стыке возрастной и общей психологии получены факты, еще более укрепившие представления Ананьева о системном характере чувственного отражения, о том, что функциональные связи являются условием развития каждой функции. Эта идея стала одной из основополагающих в последующих комплексных исследованиях.

Другой вывод состоял в том, что механизмы пространственной ориентации имеют значение для общего психического развития, а явления асимметрии функций мозга служат его индикаторами. Убедительным подтверждением этому явились эксперименты М. Г. Бруксон, которая измерила характеристики пространственных функций зрения у нормальных детей и детей-олигофренов. Она нашла, что у последних асимметрия функций выражена меньше, чем у здоровых. Более того, увеличение тяжести дефекта нервной системы сопрягалось с уменьшением асимметрии вплоть до состояния полной симметрии функций. Таким образом, функциональная асимметрия больших полушарий головного мозга соответствует более высокому уровню психического развития человека (Ананьев 1955).

Позже, когда сотрудники Б.Г.Ананьева обнаружили явление асимметрии не только в анализаторах, но и в соматических функ-

циях, стало ясно, что «динамика билатеральных связей имеет ре-гуляторное значение для поведения и жизнедеятельности человека» (Ананьев 1964: 17). На основе этой идеи выросла новая оригинальная неврологическая модель «горизонтального» контура регулирования, в котором происходит управление не только информационными, но и энергетическими потоками. Б.Г.Ананьев говорил о дополнительном источнике нервной энергии и усматривал в билатеральной организации мозга возможности компенсации энергетической недостаточности подкорковых отделов, что особенно важно для сохранения способностей в старости.

Генетический аспект проблемы чувственного отражения вышел на передний план в серии экспериментальных исследований 50-60-х годов. Б. Г. Ананьев поставил задачу изучить развитие сенсорно-перцептивных функций на всем протяжении жизненного цикла, прослеживая онтогенез по отдельным функциям в связи с онтогенезом мозга. Наблюдения онтогенетических изменений год за годом методом возрастных срезов впервые было использовано в данном цикле, а затем этот метод стал одним из основных в комплексных исследованиях Ананьева.

Сравнительно-генетический подход в масштабе всего жизненного цикла соответствовал новому пониманию предмета возрастной психологии, к которому пришел Б. Г. Ананьев в пятидесятые годы. Этот подход получил реализацию, в частности, в экспериментальных работах Е. Ф. Рыбалко, которая много лет подряд изучала возрастные преобразования зрительных функций у детей и подростков, а затем и старших возрастов (Ананьев, Рыбалко 1964; Рыбалко 1969).

Е.Ф.Рыбалко на большом экспериментальном материале показала, что даже в пределах зрения существует неоднородность структуры функционального развития, его гетерохронность и неравномерность. Так, было обнаружено периодическое понижение остроты зрения при расширении границ монокулярных полей. В определенные сроки происходит созревание функции глазомера, точность которого увеличивается в зависимости от обучения. Особое внимание обращалось на половой диморфизм функций, что позволило выявить более раннее наступление определенных возрастных состояний у девочек по сравнению с мальчиками. Е. Ф. Рыбалко наметила стадии развития в перцептивном поле: первая стадия —5-14 лет, становление и быстрый рост, вторая — 14-59 лет — зрелость, третья — 60-69 лет — начало регрес-

В. М. Бехтерев

В. М. Бехтерев

Сотрудники Института мозга (1935 год)

Сотрудники Института мозга (1935 год)

Сидят (слева направо): В. Н. Осипова,

Е. Э. Гольденберг, А. А. Таланкин (зав. Сектора

психологии), Тонкое, В. П. Осипов (директор

Института мозга), Л. Г. Вебер (зам. директора

по научной части), Л. Я. Пинес, Л. Л. Васильев;

стоят (слева направо): В. И. Кауфман (второй),

П. О. Эфрусси, А. В. Веденов,

Ф. С. Розенфельд (?), М. Я. Полякова,

Э. Э. Асратян, Горбач, Б. Г. Ананьев,

Л. А. Шифман, В. Е. Делов, И. М. Вул (?)

Б. Г. Ананьев в юност

Б. Г. Ананьев в юност

Б. Г. Ананьев (1937 год

Б. Г. Ананьев (1937 год

Б. Г. Ананьев на защите докторской диссертации А. А. Бодалева (1965 год

Б. Г. Ананьев на защите докторской диссертации А. А. Бодалева (1965 год

Заседание кафедры общей психологии (1964 год

Заседание кафедры общей психологии (1964 год

ca. E. Ф. Рыбалко сделала вывод об устойчивости по отношению к внешним воздействиям зрительных пространственных функций (Рыбалко 1969).

Аналогичные результаты, на примере константности зрения, были получены М. Д. Дворяшиной и Н. А. Кудрявцевой (Ананьев, Дворяшина, Кудрявцева 1968). Изучая феномен константности в возрастном диапазоне от 3 до 78 лет, авторы установили, что константность не является врожденным свойством. Ее становление происходит в процессе созревания зрительных функций и вместе с тем определенно связано с социализацией индивида. Если поле зрения непосредственно зависит от фактора биологического возраста, то перцептивная константность в значительной мере определяется индивидуальным (особенно профессиональным) опытом.

М. Д. Александрова в рамках геронтопсихологии изучала состояние остроты зрения у пожилых людей в сравнении с молодыми (19-28-летними). Помимо общих закономерностей снижения функций в старости, оказалось, что этот процесс зависит от профессиональной деятельности. Например, глазомер и цветоразличение у старых водителей сохранялись на хорошем уровне (Александрова 1965). Много раз подтвердился факт возрастной изменчивости асимметрии зрительных функций.

В работах по онтогенезу зрительных функций в школе Ананьева впервые были проанализированы корреляционные структуры, характерные для определенных возрастов. Как оказалось, уровень абсолютных величин и уровень коррелированности являются функцией возраста. Корреляционные структуры могут рассматриваться в качестве возрастных синдромов. Корреляционный метод анализа получил широкое применение в последующих комплексных исследованиях в школе Ананьева.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
Наркотизация обостряет чувственность и расширяет диапазоны психического отражения за счет веществ с наркотическим эффектом.
ПРОГРАММЫ ИССЛЕДОВАНИЙ
Сфера чувственного.
АПРОБАЦИЯ И ВНЕДРЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ.
РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ.
РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
АПРОБАЦИЯ И ВНЕДРЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ.
АПРОБАЦИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ.
СОЗДАНИЕ ЧУВСТВЕННЫХ ОБРАЗОВ
9. Требования к результатам организационных исследований
ДОСТОВЕРНОСТЬ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ
А. В. Емельяненкова, С. Б. Сапогова ПРОБЛЕМА ОТВЕТСТВЕННОСТИ ТРЕНЕРА ЗА РЕЗУЛЬТАТ ОБУЧЕНИЯ
Добавить комментарий