Психологическая оценка развития индивида

Практическая значимость учета развития индивидных свойств человека. Диагностика развития познавательных способностей, интеллекта. Выявление предпосылок отклоняющегося поведения человека.

Значение практической психологии раскрывается в ее возможностях в решении психологических задач по отношению к каждому конкретному человеку или конкретной группе людей. Определение психологических особенностей конкретного человека с необходимостью требует познания и учета всех его свойств реально представленных в своей неразрывной связи целостности. Такая неповторимая целостность является следствием различий в соотношении биологических и социальных факторов развития, что заставляет обращаться к решению проблемы выявления этого соотношения, в том числе посредством раздельного изучения гетерогенных факторов. Природные, генетически обусловленные основы индивидуальности в психологии принято объединять в индивидные особенности человека. В этом случае человек выступает, прежде всего, представителем вида, подчиняющемся его индивидуальным закономерностям. Так было доказано, к индивидным свойствам могут быть отнесены возрастно-половые, конституциональные, и нейродинамические свойства. Взаимосвязи между которыми определяют более сложные образования: структуру первичных потребностей и сенсомоторную организацию. А вся совокупность «важнейших свойств и их сложных образований выступает в наиболее интегративной форме в виде темперамента и задатков, оставляющих природную основу личности». Собственно темперамент и задатки выступают основным предметом изучения психологии индивида.

Учитывая видовой характер обусловленности индивидных свойств, основной целью практической психологии в этой области следует считать определение уровня развития этих свойств у конкретного человека относительно общевидовых норм. Определение уровня развития задатков человека в практике обычно реализуется в виде оценки развития познавательных способностей, интеллекта, преимущественно с целью выявления лиц с умственной неполноценностью, «которые по причине необратимой задержки или остановки умственного развития, имеющей место с раннего возраста, не способны жить и управлять своими делами самостоятельно» , без общественной поддержки. К области оценки нервной деятельности, особенностей темперамента, как было показано (см. 2.4), можно отнести широко распространившуюся практику оценки выраженности у человека психопатических качеств, акцентуаций, которые могут стать причиной отклоняющегося или даже антиобщественного поведения. Следовательно, в обоих случаях определение уровня проявления индивидных свойств человека осуществляется не только относительно биологических видовых норм, но и относительно общественных, социальных норм, что и предопределяет практическую значимость такой диагностики.

Для оценки природных основ развития познавательных способностей человека в психологии принято использовать невербальные интеллектуальные тесты, успешность выполнения которых прямо не зависит от культурных и образовательных различий между людьми. К наиболее типичным тестам такого рода относится методика «Прогрессивные матрицы» Равена (см. приложение 7).

Методика состоит из 60 рисуночных композиций (матриц) с недостающим элементом. Обследуемый должен выбрать недостающий элемент каждой матрицы из 6-8 предложенных вариантов,

Все задания разделены на 5 серий по принципу возрастающей сложности. Когда выполнение предшествующего задания является как бы подготовкой обследуемого к выполнения последующего. При работе с матрицами серии А требуется дополнение недостающей части изображения посредством дифференциации основных элементов структуры и раскрытия между ними связей.

Работа с матрицами серии В сводится к нахождению аналогии между двумя парами фигур. Задания серии С содержат изменение фигур в соответствии с принципом их непрерывного развития, обогащения по вертикали и горизонтали. Серия Д составлена по принципу перестановки фигур в матрице по горизонтальному и вертикальному направлениям, процесс решения заданий серии Е заключается в анализе фигур основного изображения и последующей «сборке» недостающей фигуры по частям. Характерной особенностью для данной методики является оценка полученных результатов на основе расчета «индекса вариабельности», который представляет собой разницу между полученными в обследовании результатами и принятыми за общую норму распределением показателей выполнения теста, отражающим «истинную», возрастающую трудность задании в соответствии с возрастающими возможностями развития познавательных способностей. Таким образом, за норму принимается принцип постепенного созревания способностей, прогрессивного расширения возможностей интеллекта. То есть, для успешного решения заданий определенного уровня обследуемый должен как-бы «созреть». Поэтому в исходном варианте проведения теста, время на его выполнение не ограничивается, считая, что дополнительное время не поможет обследуемому справиться с заданием, если он «недорос» до этого уровня. Кроме рассмотренного варианта методики существует цветной ее вариант, предназначенный для обследования детей от 5 до 11 лет. При необходимости возможно использование цветного варианта методики при обследовании пожилых людей в возрасте старше 65 лет.

Степень тяжести умственной неполноценности, олигофрении можно соотнести с достигнутым человеком умственным возрастом.

В соответствии с этим легкая степень патологии (дебил или морон по другой терминологии) соответствует для взрослого возрасту между восемью и двенадцатью годами. Средняя степень (имбецил) — между тремя и семью годами, а тяжелая степень (идиот) — умственному возрасту меньше трех лет.

Дебил определяется как человек, который по причине своей умственной неполноценности требует ухода, надзора или контроля в целях собственной безопасности или безопасности окружающих. Имбецил — как человек с такой степенью неполноценности, которая не позволяет ему управлять своими делами, а идиот — как человек, настолько неполноценный, что не имеет возможности противостоять распространенным физическим угрозам.

Необходимость определения умственного возраста привело, в свое время, к разработке шкалы умственного развития Бине-Симона. В специально проведенных исследованиях были определены типичные наборы заданий, которые должны выполнять нормально развитые дети определенного возраста. Например, дети трех лет должны быть способны показать свои глаза, нос, рот, повторить предложение длиной до 6 слогов, повторить по памяти два числа, назвать нарисованные предметы, назвать свою фамилию.

Дети семи лет различить правую и левую стороны; описать картинку; выполнить несколько поручений; назвать общую стоимость нескольких монет; назвать показанные 4 основных цвета;

Дети двенадцати лет — повторить однозначные числа; найти 3 рифмы к слову «стакан»; повторить предложение длинном в 26 слогов; объяснить смысл картины; завершить рассказ. Как можно судить по содержанию заданий, умственный возраст главным образом определяется способностью человека к овладенью речью, способностью к общению. Но в тоже время, понятно, что для развития таких способностей необходим соответствующий уровень развития задатков.

Количественной мерой умственного развития является коэффициент интеллекта, определяемый до формуле:

По мере развития психодиагностики коэффициент интеллекта стал

рассчитываться в единицах стандартного отклонению результатов эмпирического обследования интеллекта аналогично расчету выраженности черт личности. При этом нормальным уровнем развития считается величина, равная среднему арифметическому соответствующих измерений и принимаемая за 100. Если стандартное отклонение принять за 12-15 единиц, то проявление умственной неполноценности классифицируется следующим образом:

? пограничная неполноценность, иногда классифицируемая как тупоумие, часто как слабоумие,- 70-80;

? мороны (дебилы) – 50-70;

? имбецилы – 20-50;

? идиоты — меньше 20 единиц IQ.

Для выявления умственной неполноценности, проблема которого заключается прежде всего в определении различий между пограничным уровнем и уровнем дебильности, часто используется, шкала интеллекта взрослых Векслера, предназначенная для обследования лиц в возрасте от 16 до 64 лет.

Методика состоит из вербальной шкалы, включающей первые 6 субтестов, и невербальной шкалы (субтесты с 7 по 11):

1. Субтест общей осведомленности. Исследует договременную память, ассоциации и организацию опыта. Включает вопросы, для ответа на которые необходим запас относительно простых сведений и зхнаний, например:

? из чего делают резину?

? почему на солнце в темной одежде теплее, чем в светлой?

? что такое гносеология?

2. Субтест общей понятливости. Оценивает абстрактное мышление, сформирование понятий. От обследуемого требуется понимания смысла реальной ситуация, смысла выражения, например:

? ЧТО нужно сделать, если Вы нашли на улице запечатанный конверт с написанным на нем адресом и непогашенной маркой?

? Что означает выражение «куй железо пока горячо»?

? Почему человек, родившийся глухим, не может говорить?

3. арифметический субтест, оценивает практические способности выполнять простые арифметические действия, концентрацию внимания. Обследуемому предлагается устно решить, ряд арифметических задач, например:

? Если человек купил 7 марок по 2 копейки каждая и дал полтинник, сколько он должен получить сдачи?

? цена двух банок с консервированными яблоками 31 копейка. Сколько стоит 12 банок?

? Восемь человек могут закончить работу за 6 дней. Сколько человек потребуется, чтобы закончить работу за полдня?

4. Субтест установления сходства. Оценка способности сравнивать явления, формировать понятия. В заданиях предлагается установить общность между парой понятий. Например: «платье — пальто», «воздух» и «вода», «муха» и «дерево» и т.п.

5. Субтест повторения цифровых рядов, направлен на исследование объема кратковременной и оперативной памяти. Обследуемому предлагается воспроизвести ряды однократно предъявляемых чисел в прямом и обратном порядке.

6. Словарный субтест. Обследует способность донимать содержание слов. Обследуемому предлагается объяснить значение слов разного уровня сложности, например: яблоко, микроскоп, идиосинкразия и т. п.

7 Субтест шифровки цифр. Оценивает развитие зрительно-моторных навыков, задание состоит в написании под цифрами соответствующих каждой из них знаков, символической формы, например, под 1-знака -, под 6- знака о, под 9 знака = т.д,

8. Субтест нахождения недостающих деталей. Оценивает наблюдательность, способность выделять существенные детали. Обследуемому предлагается найти недостающие детали в предлагаемых изображениях.

9. Субтест кубиков Коса. Направлен на изучение сенсомоторной координации, особенности зрительного восприятия. Обследуемому предлагается воспроизвести, образцы рисунков из разноцветных деревянных кубиков.

10. Субтест последовательности картинок, оценивается зрительное восприятие отношений, понимание ситуации. Задание состоит в последовательном расположении картинок в соответствии с выявленной сюжетной линией.

11. Субтест составления фигур. Оценивает синтетические возможности восприятия, зрительно-моторную координацию. Обследуемому предлагается составить фигуры из составляющих их частей.

Оценки в нормированном виде до каждому субтесту рассчитывают по шкале со средним арифметическим равным 10 и стандартным отклонением равным 3. По таким оценкам можно достроить профиль интеллекта. Суммарные нормированные показатели по вербальной, невербальной и общей шкале определяется по формуле:

,

где, Xi — соответствующий индивидуальный показатель измеряемого

параметра, Мх- эмпирическое среднее арифметическое переменной X.

sх — эмпирическое стандартное отклонение переменной X.

Необходимость выявления лиц умственно неполноценных прежде всего возникла по причине обеспечения их содержания в специализированных учреждениях, их обучения в специализированных классах и т.п. Существуют разные оценки встречаемости умственной неполноценности среди населения, однако можно утверждать, что минимальным уровень встречаемости составляет 1-2%.

Среди пациентов специализированных учреждений приблизительно 15% идиотов, 35% имбецилов и 50% моронов. Но процент лиц с легкой степенью умственной неполноценности высок и среди лиц, не являющихся пациентами подобных учреждении, так как такие люди способны обходиться без посторонней помощи или получать достойный уход дома.

Актуальность проблемы выявления лиц с психическими отклонениями диктуется также практической необходимостью профилактики отклоняющегося поведения под которым понимают систему поступков или отдельные поступки, противоречащие принятым в обществе правовым или нравственным нормам. По форме проявления отклоняющееся (девиантное) поведение можно подразделить на делинквентное (противоправное/ поведение, побеги и бродяжничество, алкоголизацию и наркоманию, сексуальные девиации, суицидальное поведение. Причины отклоняющегося поведения делят на биологические и социальные.

Среди биологических причин значительное место занимают генетически обусловленные факторы проявляющихся в индивидных свойствах человека.

Исторически первую достаточно известную попытку связать психические особенности людей с преступным поведением осуществил Ч. Ломброзо, который основываясь на антропологических, психофизиологических, клинических исследованиях определил прирожденного преступника как скрытого эпилептика (позже – психопата). В настоящее время по данным разных исследований, доля лиц с психическими нарушениями среди совершивших преступление и прошедших судебно-психиатрическую экспертизу составляет от 30 до 60,8%. Такое положение в значительной степени подтверждает мнение, что «к каком бы теоретической школе ни принадлежали исследователи, относят ли они психические нарушения к основным детерминантам поведения или отводят им роль условий, способствующих реализации преступных действий, придерживается ли «социологической», «экономической», «клинической» модели преступности, никто не отрицает факта: доля лиц с психическими нарушениями среди преступников выше, чем в общей популяции»

Если говорить шире об отклоняющемся поведении вообще, то например, среди подростков с нарушением поведения доля лиц с нервно-психическими расстройствами колеблется в среднем в пределах 25-55%.

Понятно, что не существует фатальной предрасположенности лиц с психическими аномалиями к совершению преступления. Скорее психические аномалии выступают в качестве катализирующего фактора взаимодействия в механизме преступного поведения при ведущем факторе — нравственной невоспитанности. Тем не менее психические аномалии существенно влияют на направленность конкретных действий преступников.

Основную массу преступников с психическими аномалиями в большинстве своем составляют психопаты, лица с остаточными явлениями травм, черепа и органическими заболеваниями нервной системы, олигофрены. Рамки психологического рассмотрения позволяют сосредоточить внимание на делинквентном поведении психопатов и олигофренов.

Что касается лиц больных олигофренией, то их встречаемость среди преступников примерно соответствует их распространению среди всего населения. Важно, что больные с тяжелыми степенями олигофрении (или идиотией и имбецильностью) гораздо реже попадаются среди преступников чем дебилы. Из числа насильственных преступлений ими чаще всего совершаются изнасилования и хулиганские действия, а из числа корыстных — мелкие кражи.

Значительная часть преступлений больных олигофренией носит ситуативный, неспланированный характер. Показательно в этом отношении, что мотивы преступных действий связанные с повышенной внушаемостью, делающие поведение объективно не обоснованным, оторванным от реальных потребностей субъекта, установлены у 40,5% олигофренов в стадии дебильности и только у 7% психопатических личностей.

В связи с этим следует еще раз заметить, что принятие неадекватного решения олигофреном по своим психологическим механизмам отличается от аналогичного действия психопата. В первом случае оно основывается на недостаточном осмыслении всех аспектов ситуации, неспособностью к оперировании отвлеченными понятиями, нарушение, прогноза отдаленных и ближайших последствий своих действий. Во втором — на стремлении к немедленному удовлетворению возникшей потребности, приводящей к совершению импульсивных необдуманных поступков, осуществляемых человеком «сходу без предварительного планирования и прогнозирования последствий своей деятельности». Такое поведение можно в первую очередь отнести к проявлениям темперамента, его неустойчивости.

Именно с психопатическими аномалиями человека наиболее часто связывают проявление криминального поведения. Само возникновение понятия «психопатия» многие связывают с практикой судебно медицинской экспертизы. Некоторые исследователи даже предложили идентифицировать понятия следующим образом; психопат ® социопат ® прирожденный преступник.

По результатам обследования психопатов из числа преступников самую большую группу составили возбудимые психопаты (45,6%).

Среди совершенных ими противоправных действии 42% были направлены против личности (убийства, нанесение телесных повреждении, изнасилования), 35% — корыстные и корыстно-насильственные преступления; преступления против общественного порядка, включая хулиганские действия – 21%, иные – 2%.

У истерических психопатов (18,7%) около 58% преступных действий составили преступления против государственного и личного имущества граждан, среди которых большой процент составили мошенничества; 28% — против личности, включая сексуальные; 8% — против порядка, 6% — иные.

В группе неустойчивых психопатов (18,4%) преобладали корыстные преступления (71%), преступления против общественного порядка составили 12%, три четверти из которых — бродяжничество, тунеядство, нарушения паспортного режима; преступления против личности – 8%, иные – 9%.

Среди психопатов тормозимого круга (15%) примерно 35% преступлений были направлены против общественного порядка, половину из которых составили различные «уходы» — нарушения паспортных правил, дезертирство и т.п.; 30% — преступлений против личности, которые отличались особой тяжестью в сравнении с другими, а сексуальные преступления носили извращенный характер; 29% — преступления против собственности; 6% — иные.

Противоправные действия паранойяльных психопатов (2,5%) в 64% случаев были направлены против общественного порядка, в 27% против личности и носили тяжкий насильственный характер; в 9% случаев совершались иные преступления.

Остальные 1,5% преступников составили лица с разнородными психопатическими проявлениями. Важной дополнительной особенностью явилось то, что 52% психопатических личностей совершили преступления в состоянии опьянения, особенно это характерно (66%) для возбудимых психопатов.

Диагностика психопатий является прежде всего задачей психиатрии, но по крайней мере на предварительной стадии идентификации отклонения вполне может оказаться объектом психологического изучения. Психологическая диагностика психопатий затрудняется отсутствием их общепризнанной классификации (см.л.4). Поэтому в практике для этой цели нашел применение Минесотский многоаспектный личностный опросник (MMPI), при разработке которого стремились учесть проявление самого широкого круга психических аномалий, в том числе и психопатий. Из-за большого объема опросника (более 500 вопросов) и связанными с этим трудностями его использования получили распространение сокращенные варианты методики. К их числу относится опросник минимулът (Приложение 8), включающий следующие клинические шкалы:

1. ипохондрии (HS), высокие оценки свидетельствуют об астено-невротических проявлениях психики. Люди с такими показателями медлительны, пассивны, принимают все на веру, покорны власти, медленно приспосабливаются, плохо переносят смену обстановки, легко теряют равновесие в социальных конфликтах

2. Депрессии (D) высокие оценки имеют чувствительные лица, склонные к тревогам, робкие и застенчивые. В делах они старательны, добросовестны, обязательны, но не способны принять решение самостоятельно, нет уверенности в себе, при малейших неудачах они впадают в уныние,

3. Истерии (НУ). Люди с высокими оценками склонны к неврологическим реакциям конверсионного типа, когда пользуются симптомами соматического заболевания как средством воздействия на других, вызывая у них чувство жалости. Такие люди стремятся казаться больше, значительнее, чем есть на самом деле, стремятся обратить на себя внимание во что бы то ни стало, жаждут восхищения, их чувства преимущественно поверхностны и интересы неглубоки.

4. Психопатии (Pd) высокие оценки по данной шкале свидетельствуют о социальной дезадаптации, проявляющейся в агрессивности, конфликтности, пренебрежением социальными нормами и ценностями. Настроение у таких людей неустойчивое, они обидчивы, возбудимы и чувствительны.

5. Мужественности — женственности, (Pa), эта шкала методики ММРI, предназначенная для измерения степени идентификации обследуемого с ролью мужчины или женщины, предписываемой обществом, в методике мини-мульт отсутствует.

6. Паранояльности (Pa). Основная черта людей с высокими показателями по этой шкале — склонность к формированию сверх идей. Это люди односторонние, агрессивные и злопамятные. Они активно насаждают свои взгляды, поэтому част то имеют конфликты с окружающими, которых оценивают очень низко, а свои удачи всегда переоценивают.

7. Психастении (Pt). Для лиц с высокими оценками характерны нерешительность, постоянные сомнения, тревожность, боязливость,

8. Шизоидности (Se). Лица с высокими показателями по этой шкале способны тонко чувствовать и воспринимать абстрактные образы, но повседневные радости и горести не вызывают у них ответного отклика. То есть, их общей чертой является сочетание повышенной чувствительности с эмоциональной холодностью и отчужденностью в межличностных отношениях.

9. Гипомании (Ма). Высокие оценки по данной шкале свидетельствуют о постоянно приподнятом настроении независимо от обстоятельств. Такие люди активны, жизнерадостны, любят работу с частыми переменами, охотно контактируют с людьми, но им не хватает выдержки и настойчивости, а интересы часто поверхностны и неустойчивы.

Приведенные характеристики допускают возможность применения шкал 1,2,7,8 для диагностики психопатий тормозимого круга; шкал 4 и 9 для диагностики возбудимых психопатий; шкалы 6 — для диагностики паранояльности; а шкалы 7 — истерической психопатии.

Нормированные значения по каждой из шкал методик MMPI и Минимульт определяется до формуле:

где Хi — индивидуальная первичная оценка но параметру X.

Мх – величина соответствующего среднего арифметического,

sx- величина эмпирического стандартного отклонения верхней границей нормы в данном случае считается уровень 70Т.

кроме базисных клинических шкал в методике используются вспомогательные шкалы:

? Лжи (L) – оценивающая искренность обследуемого;

? Достоверности (F) – выявляющая недостоверные ответы;

? Коррекции (К) – используемая для коррекции базисных шкал, зависящих от ее значений. Так, 0,5 значения по шкале К прибавляется к первичному результату по шкале 1; 0,4 значения – к результату по шкале 4; 1 значение к результату по шкале 7 и результату по шкале 8; 0,2 значения к результату по шкале 9.

По результатам экспериментального облседования, проводимого с целью получения стандартизированных норм для методики мини-мульт, бло определено, что по шкале L уровню в 70Т соответствует 4 ответа, совпадающих с «ключом». Для шкалы F эта величина составила 7 ответов, шкале К – 15 ответов, шкале 1 – 13, шкале 2 – 12, шкале 3 – 15, шкале 4 – 14, шкале 6 – 7, шкале 7 – 18, шкале 8 – 18, шкале 9 – 10 первичных баллов (число ответов, совпадающих с «ключом», и добавлением соответствующей величины по шкале К.

Другой практичной методикой для диагностики нервно-психической неустойчивости человека, также разработанной на основе методики MMPI может быть представлена методика «Прогноз», предложенная Ю.А.Ба-рановым. (приложение 9). Кроме общей шкалы нервно-психической неустойчивости с рекомендуемым верхним уровнем нормы равном 23-м совпадениям, сделанных ответов с «ключом». В методике используется шкала лжи, где количество таких совпадений не должно превышать 10. Показатель нервно-психической неустойчивости по данной методике интерпретируется как прогноз вероятности проявления у обследуемого случаев девиантного поведения.

Как уже было замечено, четкой границы между психопатиями и акцентуациями не проводится из-за существования противоречивых мнений по этому поводу, в тоже время необходимость диагностики акцентуаций подверждается имеющимися эмпирическими данными об их дифференцированном влиянии на нормы проявления девиантного поведения. Так, в результате обобщения многочисленных исследовании был сделан вывод, что пьянство у подростков в более чем 50% случаев сочетается с эксплозивной и неустойчивой акцентуациями и практически не сочетается с шизоидной, сенситивной, астенической. Правонарушения сочетаются с эпилептоидной, эксплозивной (неустойчивой акцентуациями и не сочетаются с психастенической, сенситивной, астенической). Бродяжничество сочетается с эпилептоидной, гипертимной и не сочетается с психастенической, сенситивной, астенической и эмоционально-лабильной акцентуациями. Сексуальные отклонения сочетаются с эпилептоидной акцентуацией и не сочетаются с психастенической, сенситивной, астенической. Суицидальные намерения сочетаются с истероидной и не сочетаются с шизоидной, психастенической, гипертмной акцентуациями. Суицидальные демонстрации сочетаются с истероидной и эксплозивной и не сочетаются с щизоидной, эпиледтоидной, психастенической, сенситивной и гипертимной акцентуациями.

Суицидальные попытки, суициды сочетаются с шизоидной, сенситивной и не сочетаются с астенической, гипертимной, неустойчивой, истероидной акцентуациями.

Наиболее широко используемой психодиагностической методикой, непосредственно предназначенной для оценки акцентуаций, определения акцентуированных психологических типов, является опросник Шмишека, в основу которого положена классификация акцентуаций, предложенная Леонгардом (см.2,4). Методика Шмишека (Приложение 10), состоит из 10 шкал, определяемых следующим образом:

1. Гипертимический тип. Резкая выраженность принимает форму гипоманиакальности. Для них характерно приподнятое настроение, сочетающееся с жаждой деятельности, повышенной словоохотливостью и тенденцией постоянно отключаться от темы разговора, что иногда приводит к скачке мыслей.

2. Дистимический тип. Характерна сосредоточенность на мрачных, печальных сторонах жизни, способствующая возникновению депрессивного состояния, замедленность духовной и физической жизни, пассивность в общении.

4. Застревающий тип. Отличается патологической стойкостью аффекта, глубоких переживаний, преводящей в своем развитии к возникновению сверхценных или даже бредовых, параноических идей.

3. Эмотивный тип. Характеризуется повышенной чувствительностью и впечатлительностью, большей мягкосердечностью, жалостливостью, чем другие. Глубокими переживаниями от общения с природой, произведениями искусства.

4. Педантичный тип. Свойственна заполненность познания различными сомнениями, многочисленными незначительными сведениями, что приводит к нерешительности в принятии решении, когда возникает бесконечное стремление все предусмотреть, чтобы гарантировать избегание ошибочных действий.

5. Тревожно-боязливый тип. Проявляется в повышенной робости, покорности, неуверенности в себе, даже пугливости и тревожности.

6. Циклотимический тип. Характерна тенденция к смене гипертимических и дистимических состояний, когда радостные эмоции, жажда деятельности, повышенная говорливость, скачка идей сменяется подавленностью, замедленностью реакций, мышления и наоборот.

7. Демонстративный тип. Остро выражается в истерической форме с характерными для нее эгоцентризмом, ненасытной жаждой внимания к своей особе, театральностью переживаний, склонностью к рисовке и позерству, вытеснению из сознания невыгодных для себя сведений.

8. Возбудимый тип. Присуща импульсивность, нетерпеливость, ослабление контроля над влечениями, инстинктами, что приводит к развитию раздражительности, гневливости, характерным для эпилептоидного психологического типа.

10. Аффективно-экзальтированный тип. Реагирует на жизнь более бурно, чем остальные, приходя в восторг от радостных событий и в полное отчаяние от печальных.

По результатам обследования с помощью методики Шмишека, акцентуация считается выраженной (проявляющейся), если полученная по соответствующей шкале оценка превышает число 12.

Различия в существующих классификациях акцентуаций поднимает вопрос об их взаимном соотнесении. В частности, если сравнивать определения акцентуаций в классификациях Личко и Леонгарда, то гипертимную акцентуацию по Личко допустимо сопоставить с гипертимической акцентуацией по Леонгарду. Циклоидную с циклотимической, лабильную — с аффективно-экзальтированной, сенситивную, с тревожно-боязливой, эпилептоидную — с возбудимой, истероидную — с демонстративной, психастеническую — с педантической.

Также следует иметь в виду, что по Личко для астеноневротической акцентуации характерна повышенная утомляемость, раздражительность и склонность к ипохондрии. Шизоидная акцентуация проявляется в замкнутости, недостатке интуиции в процессе общения, недостаточном сопереживании чужих трудностей и проблем. Неустойчивая акцентуация характеризуется нежеланием трудиться, безволием, тягой к развлечениям, праздности. Главная особенность конформной акцентуации заключается в чрезмерной и постоянной конформности, к привычному непосредственному окружению. Представляется также уместным использование методики Мини-мульт для диагностики соответствующих акцентуаций.

Заканчивая рассмотрение вопросов психодиагностики психопатий и акцентуаций, следует вспомнить имеющуся зрения, что именно они являются поставщиками неврозов. А также то, что основные формы неврозов представляют собой декомпенсации соответствующих им типов психопатий и акцентуаций.

Такой механизм невротических проявлений определяет формы их психологической коррекции.

Для коррекции проявлений истерического невроза и невроза навязчивых состояний наиболее адекватными средствами являются методы каузальной терапии, направленные на выявление и осознание заболевшими истинных причин возникновения расстройств.

Основным направлением каузальной терапии является патогенетическая личностно-ориентированная (реконструктная), психотерапия, наиболее эффективно реализуемая в форме психоанализа, цель которого состоит в том, чтобы «сделать подсознательное сознательным и привести под наблюдение неудовлетворенные напряжения, скопившиеся в Ид с самого начала детства».

В контексте рассмотрения важно напомнить, что Ид, или (Оно), по Фрейду является биологическим началом человека, то есть его именно индивидной составляющей. В то время как методы поведенческой терапии, заключающееся в формировании социальных навыков, росту возможностей преодоления проблем, определяющих преимущественно неврастеническую форму невротических проявлений, в большей мере можно отнести к средствам личностного, социального формирования человека.

Таким образом, реальное психологическое обеспечение развития индивидных свойств конкретного человека определяется не только использованием психодиагностческих методов оценки отклонения этого развития от общих для всех людей норм, но и может быть дополнено методами психологического воздействия для коррекции таких отклонений. При этом не должна происходить подмена медицинских средств лечебной практики.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
6.3. Развитие индивида в деятельности и техника проблематизации и рефлексии
ФЕНОМЕНОЛОГИЯ ТРАНСА И НЕКОТОРЫЕ ИНДИВИДУ-АЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЛИЧНОСТИ
5. Методика оценки речевого развития *
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ ОЦЕНКИ
ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА (PSYCHOLOGICAL ASSESSMENT)
Левченко ВОСПРИЯТИЕ И ОЦЕНКА ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО НАСЛЕДИЯ
АНАЛИЗ ТРУДНОСТИ ОЦЕНКИ ИНДИВИДУАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСТЕЙ.
Лекция № 22 Психологический отбор и оценка сотрудников и коллег
Дворник А.В. ПРОЯВЛЕНИЯ И ОЦЕНКА «ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ СИЛЫ» ЧЕЛОВЕКА
Бударгина Е. В. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА УСПЕШНОСТИ ПРОЕКТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Вопрос 3 Психологическая оценка человека по почерку
Евграфов В.Г., Падерно СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ТЕОРИИ ОПИСАНИЯ И ОЦЕНКИ АЛГОРИТМОВ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Формирование Я-концепции индивида. Самооценка
Активность социального индивида разворачивается
Жуков И.А., Мануйлов И.Г. ПСИХОЛОГИческАЯ оценкА управленческих кадров В ПЕРИОД АТТЕСТАЦИИ
КРОСС-КУЛЬТУРНАЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА (CROSS-CULTURALPSYCHOLOGICAL ASSESSMENT)
Добавить комментарий