Психологические «барьеры» консультирования пострадавших от насилия

На основании 4-летнего опыта практической работы в кризисном Центре для женщин, пострадавших от насилия, нами отмечены определенные социально-психологические «барьеры» или трудности, с которыми сталкиваются консультанты.

Несмотря на профессиональное образование и опыт, для психологов-консультантов ситуация насилия, которую пережили клиенты, оказывается тяжелым и, порой, травмирующим опытом. Можно сказать, что консультанты реагируют на основании своего личного опыта столкновения с насилием, опираются на социальные и культурные представления и установки. Опыт пережитого другими насилия ударяет по базисным представлениям и ожиданиям человека в отношении внешнего мира и поведения других людей. В Западной культуре такими аксиомами являются представления о доброжелательности, осмысленности мира, ценности своего «Я». В акте насилия ломаются эти установки, разрушая положительные ожидания относительно мира и создавая негативные.

Наиболее типичная реакция на пережитое клиентом насилие – реакция обвинения жертвы. В широком смысле – это смещение фокуса ответственности за ситуацию насилия с реального виновника на пострадавшего человека. Подобные представления пронизывают наше культурное поле, выражаясь в огромном количестве мифов, предрассудков и поговорок о насилии и жертвах, которые на уровне общественного сознания играют роль психологической защиты от ужаса перед возможностью насилия. Это может выражаться в настойчивом желании консультанта выяснить закономерность попадания человека в ситуацию насилия. Консультант использует такие вопросы: Как Вы себя вели? Почему не позвали на помощь? Реакции «обвинения» только усугубляют и так гипертрофированное чувство вины и ответственности за случившееся.

Одним из серьезных социально-психологических барьеров, искажающих смысл психологической помощи при травме насилия, является подмена основной сущности насильственного акта. Насилие объясняется не стремлением к удовлетворению желания власти, контроля, разрядки гнева, а спецификой внешних атрибутов акта насилия и используемых средств.

Например, типичным является рассмотрение сексуального насилия, не как формы насильственного поведения (когда для унижения и подавления другой личности используется сексуальная сфера), а как формы сексуального поведения. Происходит необоснованная эротизация насильственного акта, которая серьезно сдерживает пострадавших, консультантов, да и общество в целом от открытого обсуждения подобных проблем и оказания адекватной помощи.

К числу негативных реакций консультантов на опыт пережитого насилия следует отнести и переживания страха и тревоги. Особенно если у консультанта был собственный опыт насилия в прошлом. Истории клиентов часто являются причиной рестимуляции травматических переживаний консультантов или причиной вторичной виктимизации.

Довольно часто консультанты говорят о чувствах раздражения в отношении клиентов, их беспомощности и вялости. Чаще всего это является сигналом попадания в классическую ловушку консультирования, а именно треугольник ролей «жертва–спасатель–агрессор», когда консультант под воздействием тяжелейшего опыта клиента и его беспомощности активно берет на себя роль «спасателя».

Систематическая проработка собственных переживаний консультантом, возникающих в процессе работы, профилактика синдрома «психического выгорания», накопления или рестимуляции травмирующего опыта являются важнейшими и необходимыми составляющими работы кризисных служб. Существуют различные формы проработки внутренних переживаний консультантов, которые могут блокировать «выздоровление» клиентов. В случае помощи пострадавшим от насилия необходимы значительные усилия по осознанию внутриличностных и социальных представлений о насильственных формах поведения, его культурных и психологических корнях.

Одной из самых эффективных форм подобной работы являются супервизорские группы для консультантов или группы поддержки для консультантов, которые должны регулярно проводиться с первых дней развертывания кризисной службы.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
Боголюбова О.Н., Кузьмина З.Г. ОРГАНИЗАЦИЯ ПОМОЩИ ДЕТЯМ, ПОСТРАДАВШИМ ОТ НАСИЛИЯ, НА БАЗЕ ДЕТСКОЙ ГОРОДСКОЙ БОЛЬНИЦЫ
Звонарёва О.И., Ердякова Е.В. ПРАКТИКА ПОМОЩИ ДЕТЯМ, ПОСТРАДАВШИМ ОТ НАСИЛИЯ В СЕМЬЕ, В ШТАТЕ ОРЕГОН (США)И ВОЗМОЖНОСТИ ЕЁ ПРИМЕНЕНИЯ В РОССИИ
3. Психологический барьер по отношению к нововведениям
ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ТЕРАПЕВТИЧЕСКОЕ ЗНАНИЕ О ЧЕЛОВЕКЕ КАК ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ОСНОВА ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ
Канеева Л.Ш. ПРОФИЛАКТИКА ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО НАСИЛИЯ В ШКОЛАХ
ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ НАСИЛИЕ.
ОБЩЕЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ПСИХОЛОГИЧЕСКОМ КОНСУЛЬТИРОВАНИИ
Боголюбова О.Н. Психологические последствия перенесённого в детстве насилия
Подойникова Л.П. СЕМЬЯ И ФЕНОМЕН ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО НАСИЛИЯ
Особенности психологического консультирования в организации
Кутеева Е.Н. ПРОГРАММА ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ ЖЕРТВАМ НАСИЛИЯ
Психологическое консультирование
Принципы психологического консультирования
ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ
ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПОДДЕРЖКА ДЕТЕЙ, ПЕРЕЖИВШИХ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ НАСИЛИЕ В СЕМЬЕ
Глава III. ПСИХОТЕРАПИЯ И ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ
ОСОБЕННОСТИ ОБЩЕНИЯ В ПСИХОТЕРАПИИ И ПСИХОЛОГИЧЕСКОМ КОНСУЛЬТИРОВАНИИ
Добавить комментарий