Психосемиотическая организация сознания в реальной и виртуальной коммуникации

В проекте «Реал-Виртуал» (2007) совместно с Ю.П. Гензе была исследована личностная опосредованность психосемиотической организации сознания современного человека информационного общества, проявляющаяся как в реальной, так и в виртуальной коммуникации (Носов, 2000). Описаны психологические характеристики компьютерной виртуальной реальности как психосемиотической модели жизненного мира личности, в котором интенсивное одномоментное совмещение макро- и микроуровней коммуникации характеризует транскоммуникативный потенциал личности, дает возможности бесконечной трансформации социальных ролей и личностных смыслов. Было проведено исследование тематической коммуникации (представления о музыке мужчин и женщин) в живом, реальном мире и через Интернет. В результате исследования были сделаны следующие выводы.

Важная научная парадигма социокультурных трансформаций в эпоху постмодерна получила название виртуализации общества, а новая форма бытия — виртуальной реальности. Основная проблема, возникающая в рамках рефлексии относительно указанного вида бытия, представляет собой вопрос об ее онтологическом статусе. Идея этого подхода заключается в анализе реальности как состоящей из феноменов, замещающих или симулирующих реальные вещи и формы. Общество начинает все больше и больше ориентироваться не на реальную реальность, а на реальность замещающих образов — виртуальность. Гиперреальность проникает в повседневную жизнь людей. Новые практики виртуальной реальности предполагают взаимодействие человека не с реальными объектами, а с их симуляциями. Перспектива того, что отношения между людьми примут форму отношений между образами, и есть перспектива виртуализации общества (Иванов, 2000).

Современное общество отличают крайняя сложность и напряжённость культурных отношений. На наших глазах происходят изменения, обусловленные, в том числе, возрастанием роли знаковых структур в коммуникативных взаимодействиях. По сути, скорость коммуникации, зависимость знака от темпа передачи информации делают семиотическое пространство плоским. Спецификой социокультурной ситуации становится присвоение новым коммуникационным технологиям семиотической функции конструирования реальности. Речь идет о том, что мобильная связь, Интернет, телевидение и пр. назначаются «ответственными» за создание множества новых семиотических образований, существующих в виде знаков и знаковых систем.

В такой постановке проблемы коммуникация приобретает иной статус. Из обыкновенного средства связи она трансформировалась в способ и цель существования человека в культуре, что задает новую направленность социокультурных изменений.

Реальная коммуникация характеризуется конкретностью, четкостью ответов, отсутствием информации, не касающейся поставленного вопроса; осознанным отношением к музыке как к смысловому началу; трепетным отношением к процессу прослушивания музыкальных композиций; обладает высоким уровнем сензитивности, способностью опредмечивать, сравнивать свои чувства, ощущения с предметами физического мира; способностью видеть реальность такой, какая она есть; способностью использовать музыку как стимулирующий материал для когнитивного процесса; замкнутостью, сосредоточенностью; погруженностью в процесс прослушивания музыки; рефлективностью; самокритичностью.

Виртуальная коммуникация характеризуется эмоциональной окрашенностью, а также присутствием эффекта живой беседы с анкетирующим; отрицанием какого-либо влияния со стороны на формирование музыкального вкуса; связыванием понятий отдыха и работы, себя и музыки в одно целое; переносом своих чувств в сравнении с физическими ощущениями; фантазийностью, мечтательностью, уходом от реальности; сообразительностью, креативностью; склонностью к постоянному удивлению от жизни, событий вокруг; сосредоточением на физических ощущениях; подавлением «Я-позиции», прослеживается позиция «мы»: я и музыка; гибкостью мышления, коммуникативностью; односторонним развитием интересов; приписыванием музыке неограниченных способностей; зависимостью от музыки в эмоциональном и физическом плане.

Женские и мужские представления о музыке в реальной коммуникации: респонденты мужского пола склонны считать музыку в роли смыслового начала, в формировании которого они признают влияние семьи, друзей.

Мужчины трепетно относятся не только к музыке, которую они слушают, но, обладая высоким уровнем сензитивности также и к условиям, в которых происходит процесс прослушивания, склонны больше к планированию своих действий, обдумыванию планов на жизнь, нежели к фантазиям. Они более склонны к пребыванию в виртуале. Для респондентов женского пола в реальной коммуникации музыка оказывает влияние как на их эмоциональное и физическое состояние, перенося чувства девушек в сравнении с физическими ощущениями, так и на когнитивную деятельность. Ригидны, закрыты, отличаются конкретизацией своих слов, независимостью мышления и неравнодушным отношением к окружающей атмосфере, в которой происходит процесс прослушивания музыки. Музыка для них является скорее предметом развлечения, для поднятия настроения, чем как способ анализа своих поступков, жизни.

Женские и мужские представления о музыке в виртуальном пространстве: для девушек характерна эмоциональная зависимость от музыки, т.е. музыка для них является спутником жизни почти во всех сферах деятельности. В формировании музыкальных предпочтений отрицают влияние на них окружающих людей. С помощью музыкальных композиций они способны уйти в полет фантазий и иллюзий, тем самым отгородиться от проблем их настоящей жизни. Для них музыка как способ взбодриться, набраться сил, уверенности, успокоиться, подумать о чем-либо приятном. Мужчины видят в музыке «экскурсовода по фантазиям», для них музыка является способом отвлечься от реальных проблем их личной жизни, также склонны фантазировать, мечтать и думать о хорошем при помощи музыки. Для них музыка «осознаваемый предмет», с которым можно работать: есть музыка, есть личное «Я». То есть в их восприятии не происходит слияния личностного и внешнего. Тем не менее при прослушивании любимых композиций происходит искажение реальности: притупление сознания, «одурманивание». Музыка способна изменить их взгляды на жизнь, установки и запреты.

Конструирование образа Я, игра с идентичностями занимает все более важное место в повседневной жизни человека и имеет место не только в пространстве Интернет. Поэтому более точной представляется метафора не «отражения» реального в виртуальном, не полной «оторванности» этих двух миров друг от друга, а постепенной трансформации реального в виртуальное, замещения «реальной» реальности — связанной с материальными объектами, относительно стабильной в своих пространственно-временных характеристиках — реальностью виртуальной с характерными для нее эфемерностью и условностью параметров, нематериальным воздействием, симуляцией реальных вещей и поступков.

Итак, виртуальность как вид бытия синтезирует в себе свойства многих других. Наряду со свойствами идеального бытия в виртуальной реальности воспроизводятся и свойства материального бытия: воздействие виртуального бытия на органы чувств человека практически полностью идентично воздействию реальных материальных объектов. Можно сказать с уверенностью, что виртуальная реальность не имеет своей собственной сущности, даже хотя бы относительно не зависящей от других форм бытия. Ее существование является результатом взаимодополняемости и взаимодействия материальных и идеальных форм бытия.

Виртуальное общение стоит рассматривать не как частный феномен, обусловленный распространением сети Интернет, а как часть общего процесса виртуализации, развеществления общества. Если в эпоху модерна объективная реальность общества, доминирующая над социальной реальностью индивида, представлялась очевидной, то во второй половине XX в. модерн сменяется эпохой постмодерна, в котором отсутствуют упорядоченность, однозначность, определенность, придаваемые институциональным строем всем видам деятельности, для которого характерны дестабилизация социального порядка, объективной реальности социальных институтов и замена ее на реальность виртуальную. Человек эпохи постмодерна, сознавая условность, управляемость параметров социальной реальности институтов и возможность выхода из нее, не воспринимает ее как естественную данность, в которой приходится жить (Иванов, 2000). По мнению Ж. Бодрийяра (2000), современный мир в эпоху постмодерна предстает как мир знаков и подобий, образов и симулякров.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
Енчикова Е. С. ПЕРЕЖИВАНИЕ СВОБОДЫ И ОТВЕТСТВЕННОСТИ В ВИРТУАЛЬНОМ МИРЕ И РЕАЛЬНОЙ ЖИЗНИ
Т.А. ШВЕДОВА НИЖНИЙ НОВГОРОД, НИМБ ОРГАНИЗАЦИЯ ЭФФЕКТИВНЫХ КОММУНИКАЦИЙ В КОЛЛЕКТИВЕ ДОШКОЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ
Н.В. КОРОБЕЙНИКОВА НИЖНИЙ НОВГОРОД, НИМБ ОРГАНИЗАЦИЯ ЭФФЕКТИВНЫХ КОММУНИКАЦИЙ В КОЛЛЕКТИВЕ МАЛОГО КОММЕРЧЕСКОГО ПРЕДПРИЯТИЯ
5.2. Текст как психосемиотическое пространство персонального мифа
ОРГАНИЗАЦИЯ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ГОУ ВПО «САМАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» МИНЗДРАВСОЦРАЗВИТИЯ РОССИИ С УЧРЕЖДЕНИЯМИ ОБРАЗОВАНИЯ, СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ И ЗДРАВООХРАНЕНИЯ С ЦЕЛЬЮ ПОДГОТОВКИ МЕДИЦИНСКИХ ПСИХОЛОГОВ В КОНТЕКСТЕ РЕАЛЬНОЙ ПРАКТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Дубко А. В. ФАКТОРЫ ДОВЕРИЯ К ВИРТУАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ
9.2.3 Виртуальные формы жизни
Ю.Н. Анищенкова ОБРАЗ Я-ВИРТУАЛЬНОЕ В СТРУКТУРЕ КОГНИТИВНОГО КОМПОНЕНТА Я-КОНЦЕПЦИИ
4. ОППОЗИЦИЯ IV: СОСТОЯВШЕЕСЯ И ВИРТУАЛЬНОЕ
СЕРАВИН А.И. КОМПЬЮТЕРНЫЕ ИГРЫ: ЖИЗНЬ И ВИРТУАЛЬНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ
Виртуальное птичье пение
Кислова Г.И. Уллубиева Н.С. Особенности восприятия гендерных образов у юношей и девушек в виртуальном пространстве
ФАКТОРЫ РАЗВИТИЯ ДОВЕРИЯ ПРИ ВИРТУАЛЬНОМ ОБЩЕНИИ
4. ПЕРВИЧНАЯ УСТАНОВКА – МЕХАНИЗМ АКТУАЛИЗАЦИИ ВИРТУАЛЬНЫХ ПАТТЕРНОВ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ
А. В. Дубко, Н.Н. Лепёхин КОНСТРУИРОВАНИЕ ИДЕНТИЧНОСТИ В ВИРТУАЛЬНОЙ СРЕДЕ
Алешкин Н.И., Моисеева М.Н. ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ЛИЧНОСТИ ВИРТУАЛЬНОЙ ИЗБРАННИЦЫ У МАЛЬЧИКОВ-ПОДРОСТКОВ С ЗПР
2. ГДЕ И КАК "ХРАНЯТСЯ" ВИРТУАЛЬНЫЕ ОБРАЗЦЫ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА С МИРОМ?
Курчакова Наталья Владимировна ПОДОБИЕ И ДОПОЛНЯЕМОСТЬ, КАК КРИТЕРИЙ ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТИ ВИРТУАЛЬНЫХ ДНЕВНИКОВ
Добавить комментарий