НА ПУТИ К ФОРМИРОВАНИЮ ЕДИНОЙ ТЕОРИИ ПСИХИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ И ЛИЧНОСТИ

Чуприкова Н.И.

(Москва)

Утверждение о кризисе психологии давно стало общим местом. Психология до сих пор не определила в более или менее четких понятиях объект и предмет своей науки. Хотя это очень обширная область знания, до сих пор нет единого мнения о том, что же такое психика как онтологическая реальность, которую она изучает. В прошлом эти вопросы оживленно и горячо обсуждались, однако сейчас наметилась явная тенденция ухода от их серьезной постановки и обсуждения, что лишний раз свидетельствует о кризисном состоянии психологической науки. В психологии отсутствует сколько-нибудь теоретически обоснованная система ее основных понятий. По справедливому заключению А.В. Петровского и М.Г. Ярошевского, общая психология, как она излагается в современных отечественных учебниках (а переведенные у нас западные учебники не составляют исключения), представляет собой конгломерат несистематизированных разнообразных проблем и плохо систематизированной груды отдельных фактов, усвоение которых предусмотрено существующими программами [Петровский, Ярошевский, 2003]. В своей последней работе «Философские исследования» Л. Витгенштейн поставил состоянию психологии удручающий диагноз, написав о ее «запутанности и бесплодии». Причину этого он увидел вовсе не в том, что психология молодая наука и что она не располагает экспериментальными методами исследования, как, например, физика на ее ранних этапах, а в путанице ее понятий [Витгенштейн, 1994, с. 319].

Не удивительно, что для современной психологии характерен всеми признаваемый разрыв и даже раскол теории и практики. Если теория — это «путаница понятий», то естественно, что практические психологи мало что могут извлечь полезного из такой теории и поэтому живут самостоятельной жизнью, опираясь на интуицию, здравый смысл, мысли философов, житейскую мудрость, религию и какую-либо произвольно выбранную из многих других теорию личности.

В самой общей теоретической психологии отсутствует какая-либо система психических процессов. Поэтому психика выступает просто как их рядоположный набор: ощущение + восприятие + мышление + память + эмоции и чувства + потребности и мотивы + воля. Слова об их единстве остаются чистым вербальным приговариванием. Наряду с этим существует зияющий концептуальный разрыв между психологией психических процессов и психологией личности. Практически это две совсем разные области знания с разными понятиями и разными объяснительными принципами. Такого положения вещей не должно быть. Для Л.М. Веккера было несомненно, что «общая психология психических процессов является необходимой теоретической основой и предпосылкой психологии личности» [Веккер, 1974, с. 122]. Но того, что должно быть, нет в современной психологии.

Цель настоящей статьи — предложить в самых общих чертах один из возможных подходов к построению единой системы психических процессов и личности. Подход основан на теории отражения, на монистическом решении психофизиологической проблемы, предполагающем концептуальное различение собственно отражательных содержательно- информационных процессов мозга и процессов их трофико- энергетического обеспечения, на теории целостной функциональной системы психики, в терминах П.К. Анохина. Положение Веккера о единстве информационных процессов анализа сигналов и энергетических затрат, необходимых для их обеспечения, составляет необходимый компонент предлагаемой системы понятий.

В предыдущих работах [Чуприкова, 1985; 2004; 2005; 2006; 2007а] в рамках традиции отечественной психологии, рассматривающей психику в контексте теории отражения, и с опорой на достижения современной ней- ронауки, было предложено следующее развернутое определение психики:

Психика — это специфическая функция специализированного органа живого существа — нервной системы и мозга, — обеспечивающая отражение им мира, в котором оно живет, состояний его собственного тела, а также процессов и результатов взаимодействия живого существа с миром и регуляции на этой основе его поведения и деятельности (применительно к человеку).

Как ответ на вопрос, что должно быть отражено в психике, чтобы поведение и деятельность были успешными, было предложено рассматриватьразвитую психику взрослого человека в ее динамическом аспекте как сложную функциональную систему, в терминах П.К. Анохина. В ней в первом приближении можно выделить семь основных крупных подсистем.

1. Познавательная подсистема отражения наличной предметной объективной действительности, существующей в данный момент и в данном пространстве (ощущения и восприятие).

2. Познавательная подсистема, предвосхищающая события, могущие произойти в будущем, и воссоздающая события, имеющие место в пространстве за пределами его непосредственного чувственного восприятия (антиципация, экстраполяция, опережающее отражение, воображение).

Развитая форма взаимодействия 1-й и 2-й подсистем лежит в основе процессов мышления, начиная с их простейших форм у животных и маленьких детей и кончая абстрактным и отвлеченным мышлением ученых.

3. Подсистема отражения нужд организма и человека как биосоциального существа и личности (потребности и мотивации).

4. Подсистема непосредственного чувственного отражения значения (положительного или отрицательного) для организма и личности тех или иных внешних факторов, собственных внутренних состояний, а также результатов взаимодействия субъекта с миром, результатов его поведения и деятельности (эмоции и чувства).

5. Подсистема, позволяющая человеку получать сведения о результатах отражения действительности другими людьми, сообщать им о содержании собственной психики и в определенной степени руководить направлением психической активности друг друга (язык и речь в их устной и письменной формах, средства невербальной коммуникации).

6. Подсистема, позволяющая использовать сведения о результатах отражения действительности и о результатах поведения и деятельности, имевших место в прошлом опыте (память).

7. Подсистема согласования, синтеза и интеграции процессов отражения, поступающих из разных источников, т. е. от отдельных подсистем психики, и выработки на этой основе планов и программ поведения, заканчивающихся выходом команд к исполнительным органам, а также команд, регулирующих в интересах целостной системы работу ее отдельных подсистем (эту подсистему можно назвать центрально-волевой).

Итак, во-первых, из единого исходного понятия о психике может быть дедуктивно выведена в первом приближении такая классификационная система основных групп психических процессов, которая давно и прочно сложилась в истории философской и психологической мысли. Но она до сих пор не базировалась на каком-то едином и логически ясном основании. В предложенной системе понятий это основание выявлено. Во-вторых, то, что получилось, это именно система. В ней психика выступает не как простая сумма отдельных процессов и функций, но как целостная система, выполняющая определенную функцию, в обеспечении которой ее отдельные подсистемы не только взаимодействуют, но и взаимосодействуют друг другу (термин П.К. Анохина) для получения конечного позитивного результата. Наконец, эта система имеет иерархическое строение. В ней волевые процессы не рядоположны с другими, но занимают место центра, к которому все они сходятся. Вместе с тем ясно, что к самим волевым процессам понятие отражения вряд ли применимо. Они сами по себе ничего не отражают. Они согласуют и координируют процессы отражения, складывающиеся в других подсистемах, и вырабатывают программы поведения и деятельности.

Если поставить вопрос, что является источником запуска функциональной системы психики в конкретных обстоятельствах жизни человека, в которых она развертывается, то лучшим ответом представляется понятие вызова, предложенное историком А.Дж. Тойнби. Оно широко употребляется в исторической, политологической, социологической и экономической литературе. Действительность постоянно «бросает вызов» цивилизациям, государствам, объединенным группам людей, человечеству в целом и каждому человеку в отдельности. В последнем случае изучение ситуаций вызова, механизмов их принятия и ответа на вызовы есть прерогатива психологической науки. Проблема принятия решения и выбора повисает в воздухе без использования понятия вызова.

В развиваемых представлениях о психике как функции мозга, начиная с работ Е.И. Бойко [Бойко, 2002; Чуприкова, 2005], подчеркивается, что не все процессы и состояния нервной системы и мозга несут функцию отражения и поэтому не все они могут быть названы психическими. В нервной системе и в мозге постоянно идут обменные, трофические и энергетические процессы, без которых психическая деятельность невозможна, но к которым понятие психики не применимо. Психика — это не все физиологические процессы в нервной системе и в мозге, но лишь их особый класс, несущий специфическую функцию отражения и регуляции на этой (содержательной) основе поведения и деятельности. Второй класс нервных процессов — это обменные, трофические и энергетические процессы в нервной системе в целом и в отдельных нервных клетках. Они не могут быть названы психическими по определению.

Нервные процессы обоих классов в конкретных актах отражения, поведения и деятельности всегда протекают совместно и одновременно. Психические процессы не могут осуществляться без должного трофико- энергетического обеспечения, и чем более серьезен вызов к функцио-нальной системе психики, тем больше требуется метаболических и энергетических ресурсов для позитивного ответа. Поэтому функциональная система психической регуляции поведения и деятельности должна включать в себя еще одну, восьмую, подсистему — физиологическую подсистему энергетического и трофико-метаболического обеспечения ее психической деятельности.

Близкие взгляды развивались Л.М.

Веккером в его представлении об информационно-энергетическом единстве познавательных психических процессов [Веккер, 1974]. Он рассматривал познавательные психические процессы как процессы отражения действительности и процессы информационные. Веккер определял информацию как воспроизведение множеством состояний ее носителя пространственно-временной упорядоченности множества состояний ее источника. Поскольку достижение упорядоченности информации носителя противостоит противоположно направленным процессам энтропии, то теоретически ее достижение должно обязательно требовать антиэнтропийных энергетических затрат, тем больших, чем большая степень упорядоченности должна быть достигнута. Это теоретическое предсказание нашло экспериментальное подтверждение в экспериментах В.В. Лоскутова.

В настоящее время надежно установлено, что в областях мозга, занятых анализом и синтезом приходящих сигналов, всегда усиливаются не только показатели их электрической активности, но также их метаболическая активность и кровоток. На этом основаны методы косвенного определения локальной нервной активности — ПЭТ и ФМРК. Наряду с этими известными методами следует упомянуть разработанный И.А. Шевелевым метод термоэнцефалографии, основанный на регистрации внутримозговых очагов локально повышенной температуры. В школе Б.Г. Ананьева проведен большой цикл исследований, показавших прямую взаимосвязь трудности и успешности познавательной деятельности и энергетических затрат на ее выполнение по показателю температуры кожи висков испытуемых [Шеховцова, 2007].

Предложенная концептуальная схема функциональной системы психики описывает основные блоки и этапы процессуально-динамической регуляции поведения и деятельности в единстве их отражательно- содержательных и энергетико-метаболических составляющих.

Однако каждый человек — это неповторимая индивидуальность и неповторимая личность с определенными более или менее устойчивыми особенностями отражения действительности, отношения к ней и поведения. Если посмотреть на перечень понятий, которые сложились в истории философской и психологической мысли для обозначения наиболее значимых устойчивых характеристик, в которых ярко выражены индивидуальные различия между людьми, то можно увидеть, что он в первом приближении вполне сопоставим с процессуальной системой понятий, описывающей источники и механизмы динамической психической регуляции поведения и деятельности.

S Способности — это характерные устойчивые особенности подсистем

познавательных и речевых процессов, а также подсистемы памяти. S Устойчивые особенности эмоций, потребностей и мотивов — это характерные устойчивые черты работы эмоциональной и потребно- стно-мотивационной подсистем функциональной системы психики. S Характер и волевые качества личности — это проявление устойчивых

особенностей подсистемы регуляции поведения и деятельности. S Темперамент — система устойчивых динамических и энергетических характеристик всех психических процессов, определяемая устойчивыми характеристиками подсистемы энергетического и тро- фико-метаболического обеспечения психической деятельности.

В рационально построенной системе индивидуальных особенностей личности в отличие от традиционной подструктура темперамента не рядоположна другим подструктурам личности. Темперамент, как это ни парадоксально звучит и как это ни противоречит всем сложившимся интуитивно-житейским представлениям, — это не психологическое, а физиологическое понятие. Оно не характеризует никаких устойчивых отражательно-содержательных особенностей психики, но относится к характеристике устойчивых индивидуальных особенностей динамико- энергетических и трофико-метаболических процессов мозга. Это глубинный физиологический уровень энергетического и трофико- метаболического обеспечения работы всех подсистем функциональной системы психического отражения и регуляции поведения и деятельности.

В целом можно сказать, что традиционно выделяемые индивидуальные личностные особенности человека представляют собой устойчивые индивидуальные особенности всех основных подсистем функциональной системы психики, которые осуществляют отражение действительности и регуляцию на этой основе поведения и деятельности.

Теперь можно кратко обсудить вопрос о становлении и развитии структуры личности. Путь формирования и развития подструктур личности в общей форме может быть представлен следующим образом: многократное, изо дня в день, из месяца в месяц осуществление целостных конкретных актов поведения и деятельности, диктуемых разнообразными вызовами, которые действительность «бросает» человеку и в которых задействованы и интегрированы все подсистемы отражения, должно вести благодаря «обобщающей работе памяти» (И.М. Сеченов) к формированию образований, фиксирующих наиболее часто повторяющиеся, типичные для данного индивида в условиях, в которых он живет, черты его психической деятельности и способы взаимодействияс миром. При этом ведущим, решающим фактором формирования устойчивых структур личности должно быть, как это постулируется теорией П.К. Анохина, достижение в каждом конкретном случае конечного позитивного результата работы динамических функциональных систем психики. Если такой результат не достигается после многих внутренних перестроек системы, субъект прекращает соответствующую деятельность, отказывается от данной формы поведения и она не будет закрепляться в структуре его личности.

Наряду с этим по мере развития личности должны идти сложные, пока совсем не известные, процессы интеграции основных подсистем психической регуляции поведения и деятельности. Они должны вести к формированию целого ряда новых структурных образований, таких как система ценностей, Я-концепция, мировоззрение.

В целом по мере становления и развития личности все процессы динамической психической регуляции поведения и деятельности, т. е. все конкретные функциональные системы психики всегда разыгрываются на некоторых уже сложившихся структурах и подструктурах личности и вместе с тем постоянно ведут к их преобразованию и развитию.

Таким образом, проблематика психологии личности вполне ясно теоретически и концептуально смыкается с проблематикой психологии психических процессов. Единая теория психических процессов и личности, контуры которой представлены в работах Л.М. Веккера, представляется вполне возможной. В обеспечении перехода от динамических психических процессов к устойчивым личностным структурам центральное место должно принадлежать энергетическим трофико-метаболическим процессам мозга и обеспечивающим их общемозговым и внутринейрон- ным системам. Согласно многим данным нейронауки, никакое закрепление прошлого опыта не происходит без вовлечения активирующих структур мозга, включающих также мощные структуры подкрепления, и без сложнейшей системы внутринейронных процессов, связанных, в частности, с выработкой и включением в процесс образования новых нервных связей и констелляций так называемых трофических факторов.

В настоящее время возможность реализации в конкретных исследованиях намеченного подхода к формированию устойчивых особенностей личности хорошо видна применительно к способностям человека. Когда человек в актах взаимодействия с определенными предметными областями действительности (математика, музыка, физика и химия, шахматы и др.) постоянно решает определенные задачи возрастающей степени трудности, в его когнитивных подсистемах формируются более или менее устойчивые сложные обобщенные многоуровневые когнитивные структуры, в которых в обобщенной форме представлены основные существенные признаки предметов и явлений данной области, их основные виды и отношения, типичные схемы действий и т. п. [Чу- прикова, 2007; Росс, 2006]. При этом непременным условием формирования таких структур, которые с полным правом могут быть названы прижизненно складывающимися способностями, являются значительные энергетические затраты, необходимые для их формирования [Росс, 2006].

ЛИТЕРАТУРА

1. Бойко Е.И. Механизмы умственной деятельности. М.; Воронеж, 2002.

2. Веккер Л.М. Психические процессы. Т. 1. Л., 1974.

3. Витгенштейн Л. Философские работы. Ч. I. М., 1994.

4. ПетровскийА.В., Ярошевский М.Г. Теоретическая психология. М., 2003.

5. Росс Ф. Как воспитать гения // В мире науки. 2006. ноябрь.

6. Чуприкова Н.И. Психика и сознание как функция мозга. М., 1985.

7. Чуприкова Н. И. Психика и предмет психологии в свете достижений современной нейронауки // Вопросы психологии. 2004. № 2. С. 104-118.

8. Чуприкова Н.И. Психофизиологическая проблема и разработка теории мозговой организации психических процессов человека в трудах Е.И. Бойко и его школы // Вопросы психологии. 2005. № 2. С. 68-84.

9. Чуприкова Н.И. Теория отражения, психическая реальность и психологическая наука // Методология и история психологии. 2006. Т. 1. № 1. С. 174-192.

10. Чуприкова Н.И. Система понятий общей психологии и функциональная система психической регуляции поведения и деятельности // Вопросы психологии. 2007а. № 3. С. 3-15.

11. Чуприкова Н.И. Умственное развитие: принцип дифференциации. СПб., 2007б.

12. Шеховцова Л. Ф. Проблема энергетического потенциала человека в школе Б.Г. Ананьева // Психологический журнал. 2007. Т. 28. № 5. С. 89-95.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
НЕЙРОПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ ЕДИНОЙ ТЕОРИИ ПСИХИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ Л.М. ВЕККЕРА
ПСИХОТЕРАПИЯ С ПОЗИЦИЙ ТЕОРИИ ПСИХИЧЕСКОГО КАК ПРОЦЕССА С.Л. РУБИНШТЕЙНА
ЗНАЧЕНИЕ ЯЗЫКА ДЛЯ ФОРМИРОВАНИЯ ПСИХИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ
3.1.4. Метакогнитивные процессы и психическое здоровье личности
ТЕМА 13. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ ФОРМИРОВАНИЯ ЛИЧНОСТИ В ПРОЦЕССЕ ВОСПИТАНИЯ
13.3 ВОСПИТАНИЕ КАК ПРОЦЕСС ФОРМИРОВАНИЯ НРАВСТВЕННЫХ КАЧЕСТВ ЛИЧНОСТИ (ПО Л.И. БОЖОВИЧ)
ФОРМИРОВАНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ ЛИЧНОСТИ В ПРОЦЕССЕ ПОДГОТОВКИ МОЛОДОГО СПЕЦИАЛИСТА
РАЗВИВАЮЩАЯСЯ СИСТЕМА ФОРМИРОВАНИЯ ЛИЧНОСТИ КЛИНИЧЕСКОГО ПСИХОЛОГА НА ПРИМЕРЕ ФОРМИРОВАНИЯ ЛИЧНОСТНО-МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКОЙ ПОЗИЦИИ СТУДЕНТОВ 3 КУРСА ФАКУЛЬТЕТА «КЛИНИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ» КАК ФАКТОРА БУДУЩЕГО ПРОФЕССИОНАЛИЗМА В ПРОЦЕССЕ РАБОТЫ НА ТРЕНИНГЕ ЛИЧНОСТНОГО РОСТА
РОЛЬ ВАРИАТИВНОСТИ ПАРАМЕТРОВ ПСИХИЧЕСКОГО СОСТОЯНИЯ И ВЕГЕТАТИВНОЙ СФЕРЫ В ФОРМИРОВАНИИ ПОГРАНИЧНОЙ НЕРВНО-ПСИХИЧЕСКОЙ ПАТОЛОГИИ
НА ПУТИ К СОЗДАНИЮ ТЕОРИИ МЕТОДОЛОГИИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ НАУКИ?
Добавить комментарий