РАСПОЗНАВАНИЕ НЕАДАПТИВНЫХ КОГНИТИВНЫХ ПРОЦЕССОВ

Эмоциональные реакции, мотивы и внешнее поведение управляются мышлением. Человек может неполностью осознавать те автоматические мысли, которые во многом определяют его действия, чувства и реакции на происходящее с ним. По мере некоторого тренинга он, однако, может увеличить степень осознанности этих мыслей и научиться фокусировать внимание на них. Можно научиться воспринимать мысль, фокусировать внимание на ней и оценивать ее по аналогии с тем, как рефлексируется ощущение (такое, как боль) или внешний стимул (например, словесное утверждение).

Термин «неадаптивные мысли» применим к идеаторным процессам, которые несовместимы со способностью справляться с жизнью, нарушают внутреннюю гармонию и продуцируют неадекватную, чрезмерно интенсивную и болезненную эмоциональную реакцию. В ходе когнитивной терапии пациент фокусирует внимание на мыслях или образах, порождающих дискомфорт, страдание или самообвинения. В применении термина «неадаптивный» для терапевта важно остерегаться перенесения на пациента собственной системы ценностей. Как правило, термин можно с полным правом употреблять, если оба — пациент и терапевт — единодушны в том, что данные автоматические мысли препятствуют благополучию пациента или достижению им важных целей.

На ум моментально приходят возможные исключения. Считать ли нарушающую ход дела мысль неадаптивной, если она соответствует реальной опасности? Затруднительно поставить ярлык «неадаптивных» на точную оценку опасности (и связанную с ней тревогу) или на переживания по поводу реальных утрат. Тем не менее, при некоторых обстоятельствах даже такие ориентированные на реальность идеаторные процессы могут считаться неадаптивными, так как они препятствуют эффективному функционированию. Например, верхолазы, рабочие-мостовики, альпинисты могут не только испытывать серьёзный дискомфорт, но и субъективно преувеличивать риск под воздействием потока мыслей или видений падения. Эти идеаторные процессы не только отвлекают их от выполняемых задач. Порождаемая ими тревога может вызывать покачивания, головокружения, дрожь, что, в свою очередь, нарушает равновесие. Хирурга могут одолевать мысли о том, что скальпель соскользнет и нанесет вред пациенту. Лица, чья специальность сопряжена с риском, должны обладать способностью отвлекаться от таких мыслей. С опытом у них возникает психологический буфер, который снижает частоту и интенсивность этих мыслей. Существование такого буфера отличает опытного специалиста от новичка.

В клинической практике терапевту редко приходится задумываться над различием между неадаптивным и реалистическим мышлением. Искажения или неоправданные самообвинения обычно настолько очевидны, что их с полным правом можно назвать неадаптивными. Например, мужчина, находящийся в многолетней депрессии после смерти жены, вышел за пределы психологически оправданных последствий утраты и впал в крайность. Его стали одолевать мысли типа: «Я виноват в ее смерти», «Я не могу жить без нее», «Я больше никогда и ни в чем не найду радости». Аналогично, студента в состоянии предэкзаменационного стресса одолевает мысль — «Если я провалюсь, мне придет конец», «Я не смогу смотреть в глаза друзьям», «Я обречен на гибель».

Эллис (Ellis, 1962) рассматривает этот вид неадаптивных мыслей как «внутренние утверждения» или «утверждения «про себя» и в беседах с пациентами описывает их как «то, что вы говорите самому себе». Молтсби (Maultsby, 1968) использует термин «разговор с собой» для обозначения этих мыслей. Эти объяснения обладают практической ценностью, так как они показывают пациенту, что неадаптивные мысли произвольны, их можно изменять или сознательно переключаться с этих мыслей на другие. Признавая практическую полезность данной терминологии, я все же предпочитаю термин «автоматические мысли», поскольку он более точно отражает субъективную форму переживания этих познавательных процессов.

В восприятии человека эти мысли возникают рефлекторно — без предшествующей рефлексии или рассуждения. Они производят впечатление правдоподобных или валидных. Их можно сравнить с утверждениями, которые родители высказывают доверчивому ребенку. Зачастую больного можно обучить обрывать эти мысли. Однако в тяжелых случаях, особенно при психозах, для приостановки неадаптивных мыслей требуется физиологическое вмешательство — назначение лекарств или электросудорожной терапии. Интенсивность и выраженность неадаптивных мыслей возрастают пропорционально тяжести наблюдаемых у больного расстройств. В случаях глубоких нарушений эти мысли обычно очевидны (они просто бросаются в глаза) и фактически могут занимать центральное место в идеаторной сфере. Этот феномен можно наблюдать в случаях острой и глубокой депрессии, тревоги или параноидного состояния. В состоянии депрессии у больного может отсутствовать произвольный контроль над размышлениями типа следующих: «Мне плохо… Со мной случится самое плохое…» В тревожном состоянии больного занимают аналогичные мысли на тему об опасности (угрозе), в параноидном — о плохом с ним обращении (оскорблениях).

С другой стороны, пациенты с обсессивными расстройствами (не глубокого и не острого характера) могут прекрасно осознавать повторяющиеся в уме утверждения определенного типа. Непрерывные размышления такого рода служат диагностическим критерием данного расстройства. Более того, сходное явление — поглощенность какими-либо размышлениями — может отмечаться и у лиц, не страдающих неврозами. Так, мать, беспокоящаяся о больном ребенке, студент, тревожащийся о приближающемся экзамене — оба переживают неумолимые, повторяющиеся, крайне неприятные мысли о своих жизненных ситуациях. Всякий, у кого есть подобные заботы, может засвидетельствовать, насколько непроизвольны мысли о них.

Человек с неглубокими нарушениями эмоциональности или поведения может не осознавать автоматические мысли, даже если они доступны осознанию. В таких случаях автоматические мысли не привлекают его внимания, хотя и могут оказывать влияние на чувства и поступки. Сконцентрировавшись на этих мыслях, больной, однако, может с легкостью осознать их. Это явление мы можем наблюдать у лиц, выходящих из острой фазы психических расстройств или там, где нарушения неглубоки.

Пациенты, для которых характерно избегание неприятных ситуаций (например, страдающие фобией), не осознают собственные идеаторные процессы до тех пор, пока сохраняют безопасную дистанцию от угрожающих обстоятельств. Но по мере приближения или при воображении такой ситуации эти мысли активируются и могут быть с легкостью выявлены.

Когда пациент утверждает, что он не осознавал собственные автоматические мысли до тех пор, пока его не обучили этому, мы сталкиваемся с философской проблемой — как может человек не осознавать что-либо, находящееся в поле его осознания? Тем не менее, многие из нас переживали подобное. Например, подвергались действию определенных стимулов, но не осознавали их до тех пор, пока нам не указывали. В такой ситуации мы могли отметить: «Я понимаю, что это находилось здесь все время, но раньше я этого просто не замечал». В таких случаях кажется, что восприятие имело место, но мы не обращали внимания на эти образы. Тем не менее, восприятие могло оказывать влияние на чувства и мысли. Человек с трудностями засыпания может не осознавать, что невозможность отдыха обусловлена нейтральными звуками — громким тиканьем часов или шумом уличного движения. Точно так же автоматические мысли возникают в пределах осознаваемого, но до специального обучения человек может не замечать их. Направляя на них внимание, человек начинает лучше их осознавать, представлять себе их содержание;

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
4. Неадаптивное профессиональное поведение
Теория надситуативной (неадаптивной) активности В.А. Петровского
ДРУГИЕ КОГНИТИВНЫЕ ПРОЦЕССЫ.
ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ И КОГНИТИВНЫЕ ПРОЦЕССЫ
ОЦЕНКА НЕОСОЗНАВАЕМЫХ КОГНИТИВНЫХ ПРОЦЕССОВ
ВЛИЯНИЕ КОГНИТИВНЫХ ПРОЦЕССОВ НА РАЗВИТИЕ АГРЕССИИ
3.4.3. МИКРОСТРУКТУРНЫЙ АНАЛИЗ КОГНИТИВНЫХ ПРОЦЕССОВ
ГЛАВА ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ РЕГУЛЯЦИЯ КОГНИТИВНЫХ ПРОЦЕССОВ
РОЛЬ ЭМОЦИЙ В КОГНИТИВНЫХ ПРОЦЕССАХ И ТВОРЧЕСТВЕ
ИЕРАРХИЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ И НАПРАВЛЕНИЯ ИНТЕГРАЦИИ КОГНИТИВНЫХ ПРОЦЕССОВ
2.1. Когнитивные и регулятивные процессы в структуре профессиональной деятельности
Верзилин С. Д. ПЕРСПЕКТИВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ КОГНИТИВНЫХ ПРОЦЕССОВ ПРИ АУТИЗМЕ
М.Г. Юсупов К ПРОБЛЕМЕ ОПТИМАЛЬНОСТИ ОТНОШЕНИЙ СОСТОЯНИЙ И КОГНИТИВНЫХ ПРОЦЕССОВ СТУДЕНТОВ
СКВОЗНЫЕ ПСИХИЧЕСКИЕ ФУНКЦИИ В ЭВОЛЮЦИОННОЙ АРХИТЕКТУРЕ КОГНИТИВНЫХ ПРОЦЕССОВ
Жихаревич М.Г. ИССЛЕДОВАНИЕ СТРУКТУРЫ КОГНИТИВНЫХ ПРОЦЕССОВ У ДЕТЕЙ С ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМИ НАРУШЕНИЯМИ
Люцко Екатерина Николаевна КОГНИТИВНЫЕ СТИЛИ УЧАЩИХСЯ (БИЛИНГВОВ И МОНОЛИНГВОВ) В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОЦЕССЕ
Терехович Мария Владиславовна ВЛИЯНИЕ ИРРЕЛЕВАНТНЫХ ХАРАКТЕРИСТИК СТИМУЛА НА ПРОЦЕСС РЕШЕНИЯ КОГНИТИВНЫХ ЗАДАЧ
ЗАВИСИМОСТЬ ПРОЦЕССА РЕШЕНИЯ ТЕСТОВЫХ ЗАДАЧ И ЗАДАЧ-ГОЛОВОЛОМОК ("МАЛЫХ ТВОРЧЕСКИХ ЗАДАЧ") ОТ ПАРАМЕТРОВ КОГНИТИВНОГО РЕСУРСА
3.3. ИССЛЕДОВАНИЯ ПО РАСПОЗНАВАНИЮ РЕЧИ
Добавить комментарий